Эон (философия)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Эо́н (др.-греч. Αἰών от др.-греч. αἰών — «вечность») — в гностической терминологии духовные существа — эманации Божества, «заполняющие пространство», разделяющее Бога и мир. Совокупность («сонм») эонов именуется Плеромой. Истекая из Божества, они властвуют над определённой мировой эпохой и мировым порядком[1].

По ряду признаков («посредническая» позиция между Богом и миром, иерархическая организация) гностические эоны сближаются с иудео-христианскими ангелами, однако не тождественны им. В ряде систем (в частности, у Валентина) иерархию эонов формируют пары («сизигии») мужских и женских эонов (Хаос — Идея, Разум — Истина и далее). Появление материального мира связывается (прежде всего в валентинизме) со своеобразным «грехопадением» последнего эона (Софии), нарушившей целостность плеромы и исторгнутой из неё.

Валентин[править | править код]

Плерома по Валентину, илл. «Истории гностицизма» француза Жака Маттера, 1843

Валентин, родом из Египта, жил и прославился в Риме (с 140 года; ум. на Кипре в 160 году). В основе философии Валентина — общегностическая идея абсолютной полноты (греч. πλήρομα) вечного бытия или мира эонов (άιώνες), из которого происходит и к которому возвращается всё способное к восприятию истины. На незримых и несказанных высотах (то есть в сфере чисто-трансцендентного бытия) предвечно пребывает совершенный эон — первоначало, праотец или Глубина (греч. Βύθος). Будучи выше всякого определенного бытия, как положительное нечто, или истинная бесконечность, этот первоэон имеет в себе абсолютную возможность или мощь (potentia, δύναμις) всего и всякого определённого бытия, имеет её в себе как свою мысль и радость. В таком внутреннем, невыраженном состоянии эта мысль Глубины называется Молчанием (Σιγή). Непостижимое (το άκαταληπτον) Глубины всегда остаётся в Молчании, постижимое же (το καταληπτόν) становится началом всего (άρχή τών πάντων), будучи из потенциальной мысли первоэона произведено в действительность актом его воли. Это второе, произведённое начало всего — Ум (Νοΰς), также называемый Единородным и Отцем всяческих. С ним вместе произведена и соотносительная ему идеальная объективация — Истина (Άλήθεια). Они, оплодотворяя друг друга, производят Смысл (Λόγος) и Жизнь (Ζωή), а эти, в свою очередь, порождают Человека (Άνθρωπος) и Церковь, то есть общество (Έκκλησία).[2]

Эти четыре пары (сизигии): Глубина и Молчание, Ум и Истина, Смысл и Жизнь, Человек и Церковь, составляют совершенную восьмёрку (огдоаду), которая, не из недостатка или потребности, а по избытку внутреннего довольства и для нового прославления Первоотца, производит еще 22 эона: пара Смысл и Жизнь производит 10 (декаду), а пара Человек и Церковь — ещё 12 (додекаду). Все вместе — 30 эонов — составляют выраженную полноту абсолютного бытия — Плерому.[2]

Последний из тридцати — женский эон, София — возгорается пламенным желанием непосредственно знать или созерцать Первоотца — Глубину. Такое непосредственное знание Первоначала свойственно только его прямому произведению (προβολή) — Единородному Уму; прочие же эоны участвуют в абсолютном ведении Глубины лишь посредственно, по чину своего происхождения, через своих производителей, а женские эоны, сверх того, обусловлены и своими мужскими коррелятами. Но София, презревши как своего супруга Желанного (Θελητός), так и всю иерархию двадцати семи эонов, устремляется в бездну несказанной сущности. Невозможность её проникнуть, при страстном желании этого, повергли Софию в состояние недоумения, печали, страха и изумления, и в таком состоянии она произвела соответственную ему сущность — неопределенную, безвидную и страдательную. Сама она, потерявши свой внутренний устой и выйдя из порядка Плеромы, разрешилась бы во всеобщую субстанцию, если бы в своём безмерном стремлении не встретила вечного Предела (Όρος), всё приводящего в должный порядок и называемого также Очистителем, Воздаятелем и Крестом. Орос исключил из Плеромы бесформенное чадо Софии, её объективированное страстное желание (Ένθύμησις), а Софию восстановил на прежнем месте в Плероме.[2]

Положительным результатом происшедшего беспорядка явилось произведение Единородным двух новых эонов — Христа и Духа Святого. Первый научил всех эонов различать в Первоотце его непостижимое от постижимого, а также сообщил им закон последовательности и сочетания эонов; Дух Святой, с другой стороны, открыл им их существенное тождество, в силу которого все в каждом и каждый во всех. Утешенные, успокоенные и обрадованные этим откровением, эоны проявили на деле свою солидарность, произведя сообща, из лучших своих сил совокупный Плод Плеромы и соборный Дар её Первоотцу — эона Иисуса или Спасителя. Он же, как от всех происшедший, называется Все (Πάν).[2]

30 эонов Плеромы[править | править код]

Тридцать эонов вместе составляют Плерому — выраженную полноту абсолютного бытия[2] (то есть сущего Бога, выразившего себя в материи[3]).

Огдоада (8)
4 сизигии (пары)
Глубина (греч. Βύθος)
Молчание (Σιγή)
Ум (Νοΰς/нус)
Истина (Άλήθεια)
Смысл (Λόγος/логос)
Жизнь (Ζωή)
Человек (Άνθρωπος/антропос)
Церковь/общество (Έκκλησία)
+ Декада (10)
Додекада (12)
Параклет (Paraclêtos) — Пистис (Pistis)
PatrikosElpis
MêtrikosAgapê
AeinousSynesis
EkklêsiastikosMakariotês
Желанный (Θελητός) — София (Σοφια)
BythiosMixis
AgêratosHenôsis
AutophyêsHêdonê
AkinêtosSyncrasis
MonogenêsMakaria

Мандеи[править | править код]

У мандеев, чьи священные книги написаны на арамейском языке[4], эоны — светлые силы: Великий Ум (Мана-Рабба), Жизнь, Тихое Веяние, солнечный бог Сам-Семир, небесный (грозовой) Юша-мин, живущий при хранилищах вод и великих источниках света; небесный Иордан, целитель душ; Знание Жизни (Манда-ди-Хайя), вероятно, соответствующее Софии других гностиков, представляемое иногда в виде всеобъемлющего дерева, совмещающего в себе значение обоих райских деревьев в Библии: древа жизни и древа познания добра и зла. Начальные зоны называются также первая жизнь, вторая жизнь, третья жизнь. Человеческие души суть эманации первой жизни, пленённые тьмой материального бытия. Для избавления их небесные эоны вселяются в избранников, какими были, например, Сиф (Ситиль) и Иоанн Креститель (Яхья), установивший религиозные омовения и погружения, как символ очищения душ в небесном Иордане.[5]

«Гинза»[править | править код]

Одна из священных книг мандеизма — космологический трактат «Гинза» (Сокровище, или «Сидра Рабба», Великая книга[6]) — даёт три противоречащих друг другу, по мнению авторов ЕЭБЕ, рассказа о сотворении мира. Наименее сложным является следующий: в начале существовала триада «Пира-Рабба» (Великий Плод), «Аяр-Зива-Рабба» (Эфир Великого сияния) и «Мана-Рабба» (Великая пища); последний, Мана, является важнейшим из троицы — царём света, от которого произошло всё. От него произошёл и «Великий Иордан», проникающий весь эфир, царство Аяр-Зива-Рабба. Мана вызвал к жизни «Хаие-Кадмаие»‎ (первичную жизнь) и затем удалился, открываясь только душам самых благочестивых мандеев. Как правящее божество, «Хаие-Кадмаие» служит предметом поклонения; оно произвело многочисленных ангелов («богатства») и «Хаие-Тиньяне» (Вторая жизнь или «Юшамин»), соответствующего израильскому Богу Яхве, которого гностики признавали божеством низшего ранга. Следующей за «Юшамином» эманацией является «Манда-ди-Хайя» (Манда де-Хаие) или «первый человек». «Юшамин» сделал попытку овладеть верховной властью, но попытка его не удалась, и он был изгнан из чистого мира эфира в мир низшего света. «Манда-ди-Хайя» открывался людям, принимая самые различные виды; так, например, он является в виде трёх братьев: Гибил, Шитиель и Анош (библейские Авель, Шет и Енох). Из ангелов наиболее значительным является «Хаие-Телитаие» (Третья жизнь), он же «Абатур» (Отец ангелов). «Хая-Телитаие» сидит на краю мира-света, взвешивая на своих весах деяния духов, восходящих к нему.[4]

Петахиэлю (Птахилю; он же Гавриил) было поручено создать и населить землю. Он же сотворил Адама и Еву, но не сумел вдохнуть в них жизнь. Это сделали Гибил, Шетиель и Анош, вдохнувшие в них от духа самого Мана-Рабба. Гибил передал первым людям веру, поведал им, что сотворил их не Петахиель, а великое божество, стоящее гораздо выше его. Петахиель был изгнан в низший мир, имеющий четыре входа и три ада. В преисподней царствует сам грозный царь Шедун (Асмодей). Облечённый силой Мана-Рабба, Гибил сошёл вниз и создал Руху[de] (Рухайю[6]), мать коварства и обмана, царицу тьмы (Лилит). Руха родила последовательно 7, 12 и 5 сыновей, и все они были унесены в небеса Петахиэлем. Семь — это «высшие» планеты Солнечной системы (в том числе Солнце и Луна); 12 — знаки зодиака, пять — «низшие» планеты нашей системы[6].[4]

Примечания[править | править код]

  1. Эон (у гностиков) // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  2. 1 2 3 4 5 Валентин и Валентиниане // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. Абсолютное бытие // В. С. Безрукова. Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога). — Екатеринбург, 2000
  4. 1 2 3 Мандейцы // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908—1913.
  5. Мандеи // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  6. 1 2 3 Адамов, Александр. Ирак Арабский. Бассорский вилайет в его прошлом и настоящем. СПб.: Тип. Главного Упр. Уделов, 1912; с. 232—241

Ссылки[править | править код]