Эсты

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эсты на французской карте 1685 года
Европейские культуры раннего железного века (V век до н. э.):
  — культура Харпштедт-Нинбург   — культура домовидных урн   — латенская культура   — скандинавский бронзовый век   — ясторфская культура   — поморская культура   — эстонская и балтская группа   — культура самбийских курганов   — днепро-двинская культура   — милоградская культура

Э́сты (эстии, от лат. Aestii[1]) — балтийское племя[1], впервые описанное римским историком Тацитом в его трактате «Германия» (около 98 года н. э.)[2].

Вслед за Тацитом, это название употреблялось в различных формах (помимо Aesti также Aestii, Astui, Aest, а затем Esti) на протяжении всего Раннего Средневековья для обозначения того же народа (населяющего окрестности устья Вислы). В эпоху Высокого Средневековья произошёл перенос этого этнонима на прибалтийско-финское население Ливонии, несмотря на то, что эти две географические области не являются непосредственно смежными, и между ними, соответственно, как и между населяющими их народами, крайне мало (если они вообще есть) прямых исторических связей.

В дальнейшем в западных (преимущественно латинских) источниках это название окончательно переносится на средневековое население современной Эстонии[3]. В этом значении в древнерусских источниках ему может соответствовать экзоэтноним «чудь».

Эстии у Тацита

[править | править код]

Упоминания эстов у античных авторов столь кратки, что точно определить ареал их расселения не представляется возможным. Aestii вблизи Вислы (соседи видивариев) — народ, упомянутый Тацитом в трактате «О происхождении германцев и местоположении Германии»:

Что касается правого побережья Свебского моря, то здесь им омываются земли, на которых живут племена эстиев, обычаи и облик которых такие же, как у свебов, а язык — ближе к британскому. Эстии поклоняются праматери богов и как отличительный знак своего культа носят на себе изображения вепрей; они им заменяют оружие и оберегают чтящих богиню даже в гуще врагов. Меч у них — редкость; употребляют же они чаще всего дреколье. Хлеба и другие плоды земные выращивают они усерднее, чем принято у германцев с присущей им нерадивостью. Больше того, они обшаривают и море и на берегу, и на отмелях единственные из всех собирают янтарь, который сами они называют глезом[4]. У них самих он никак не используется; собирают они его в натуральном виде, доставляют нашим купцам таким же необработанным и, к своему удивлению, получают за него цену[5].

Судя по данному описанию, эстии — одно из племён, занимавшихся сбором янтаря и его экспортом в Римскую империю по Янтарному пути. Однако, Тацит отличает эстиев от германцев и пишет, что их язык близок на слух к британскому (кельтскому) языку. Кроме того, археологи отмечают, что в I веке носители балтской культуры были оттеснены с побережья носителями провинциально-римской традиции[6]. Приведённое Тацитом название янтаря на языке эстов, glesum (лат.), вероятно, германского происхождения (ср. гот. glas, англ. glass).

Эстии в исторических источниках периода Раннего Средневековья

[править | править код]

Нет оснований отождествлять с эстонцами тех эстиев, к которым обращался в 537 году с речью государственный деятель Остготского королевства Кассиодор, а также народ айстов (Hestii), упоминаемый Иорданом в качестве данников Германариха.

Мы сообщаем вам, что янтарь был принят с благодарностью... Ваши люди подробно доложили, как эта легчайшая субстанция приносится к вам морскими волнами, падающими на ваши берега. Но они также заявили, что вы не имеете представления о происхождении этого камня, который вы на вашей родине получаете прежде всех других людей. Мы знаем из сочинения некоего Корнелия, что на расположенных далеко в Океане островах из деревьев вытекает сок — отсюда и название «sucinum» — и постепенно застывает на жарком солнце. Таким образом, получается текучий металл, прозрачная мягкость, то краснеющая цветом шафрана, то наливающаяся огненной яркостью, чтобы затем, когда она будет смыта в сопредельное море, очистившись в сменяющих друг друга волнах, оказаться выброшенной на ваши берега. Мы сочли необходимым проинформировать вас об этом, чтобы вы не предполагали, что у нас отсутствуют знания о том, что вы считаете своим секретом.

На побережье океана, там, где через три гирла поглощаются воды реки Вистулы, живут видиварии, собравшиеся из различных племен; за ними берег океана держат эсты, вполне мирный народ. ... Умом своим и доблестью он подчинил себе также племя эстов, которые населяют отдаленнейшее побережье Германского океана. Он властвовал, таким образом, над всеми племенами Скифии и Германии, как над собственностью.

Она очень велика и там много городов и в каждом городе есть король, и там также очень много мёду и рыбной ловли. Король и богатые люди пьют кобылье молоко, а бедные и рабы пьют мёд. И много войн бывает у них; и не употребляется пиво среди эстиев, но мёду там достаточно.

И есть у эстиев обычай, что если там умрёт человек, он остаётся лежать внутри [дома] несожжённым у своих родственников и друзей в течение месяца, а, иногда, и двух; а короли и другие знатные люди — тем дольше, чем больше богатства, они имеют; и иногда они остаются несожжёнными в течение полугода и лежат поверх земли в своих домах. И всё время, пока тело находится внутри, там происходят пир и игра до того дня, пока они его не сожгут.

Затем в тот самый день, когда они его решают вынести к костру, они делят его имущество, которое остаётся после пира и игр, на пять или шесть [частей], иногда больше, в зависимости от размера имущества. Из него наибольшую часть они кладут примерно на расстоянии одной мили от города, затем другую, потом третью, пока не будет положено всё в пределах мили; и наименьшая часть должна находиться ближе всего к городу, в котором лежит мёртвый человек. Затем собираются все мужчины, имеющие наиболее быстрых лошадей в стране, примерно на расстоянии пяти или шести миль от того имущества.

Затем мчатся они все к имуществу; и тот человек, который имеет быстрейшую лошадь, приходит к первой и крупнейшей части, и так один за другим, пока всё не будет взято; и наименьшую долю берёт тот, кто достигает ближайшей к селению части имущества. И затем каждый едет своей дорогой с имуществом, и принадлежит оно им полностью; и потому там быстрые лошади чрезвычайно дороги. И когда его сокровища таким образом полностью розданы, тогда его выносят наружу и сжигают вместе с его оружием и одеждой

Перенос этнонима на прибалтийско-финское население современной Эстонии

[править | править код]

Унаследованный от латинских писателей античности и раннего средневековья этноним авторы позднего средневековья ошибочно (и широко) трактовали как образованный от термина «восток», «ост» (отсюда и Эстланд — то есть «Восточная земля»). В дальнейшем понятие эсты суживается, но с переносом его уже сугубо на эстонские племена (т.н. древние эсты[7]).

Адам Бременский

[править | править код]

В XI веке Адам Бременский, ссылаясь на Эйнхарда (который в «Жизни Карла Великого» утверждает, что «славяне и aisti живут на берегах Восточного моря»), упоминает прибрежное племя как Haisti и, вероятно, сегодняшнюю Эстонию как Aestland.[8]

Генрих Латвийский

[править | править код]

Эсты как народ финно-угорского происхождения (то есть предки сегодняшних эстонцев) описаны в ливонских хрониках XIII века, в частности, у Генриха Латвийского. В русских летописях они вместе с некоторыми другими западнофинскими племенами именуются чудью[9] (отсюда и название Чудского озера), а позже чухонцами. Латыши называют эстонцев «igauņi» (по древней южноэстонской земле Уганди), финны — «virolaiset» (по северной земле Вирумаа).

Закрепление перенесённого этнонима

[править | править код]

Только с XVIII века название эсты распространяется в русском языке.

Сами же эстонцы долгое время называли себя «maarahvas» (народ нашей земли), а имя «eestlased» (эсты), хотя употреблялось уже в XVII — XVIII веках, общепринятым в эстонском языке стало лишь с середины XIX века, в период формирования эстонской нации[10][11][12].

Впервые в Эстонии новое название eesti rahvas «эстонский народ» вместо прежнего названия maarahvad «народ земли» ввёл (1857) учредитель газеты «Pärnu postimees» Й. В. Яннсен.

Примечания

[править | править код]
  1. 1 2 Эстляндия // Этимологический словарь русского языка = Russisches etymologisches Wörterbuch : в 4 т. / авт.-сост. М. Фасмер ; пер. с нем. и доп. чл.‑кор. АН СССР О. Н. Трубачёва, под ред. и с предисл. проф. Б. А. Ларина [т. I]. — Изд. 2-е, стер. — М. : Прогресс, 1986—1987.
  2. Tacitus, Germania, Germania.XLV
  3. Marcantonio, Angela. The Uralic language family: facts, myths and statistics (англ.). — Oxford, UK: Blackwell, 2002. — P. 21—23. — ISBN 0-631-23170-6.
  4. Тацит. О происхождении германцев и местоположении Германии. Дата обращения: 19 ноября 2011. Архивировано 6 сентября 2011 года.
  5. Из произведения римского историка Тацита «Германия» о древних балтах (I в. н. э.). Дата обращения: 24 июля 2015. Архивировано из оригинала 25 июля 2015 года.
  6. Кулаков В. И. Эстии, венеды и германцы на Самбии Архивная копия от 13 июня 2020 на Wayback Machine // Восточная Европа в средневековье. К 80-летию Валентина Васильевича Седова. М. С. 100—108
  7. Краткое введение в историю и культуру Эстонии. Visitestonia.com. Дата обращения: 15 декабря 2023. Архивировано 15 декабря 2023 года.
  8. Endre Bojtár, Foreword to the past: a cultural history of the Baltic people, Central European University Press, 1999, p106
  9. Моора Х. А. Очерки этнической истории Причудья. Таллин. 1964 г. стр. 6.
  10. Патриарх Алексий II. Православие в Эстонии. Церковно-научный центр: Православная энциклопедия. Ред. Л. В. Барбашова, А. С. Буевский. М., 1999 г. Древние народа Прибалтики. стр. 11-13. ISBN 5-89572-004-8
  11. Труды института этнографии АН СССР. М. 1951 г. Т. 15.
  12. Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Рига. 1877 г. стр. 1-10.