Этнопсихология

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Этнопсихология (психология народов, этническая психология) — одна из ветвей психологии, считающая своим предметом особенности психического склада различных рас и народов; крупный раздел социальной психологии. Междисциплинарная область знания, возникшая на пересечении двух наук — культурной антропологии и психологии.

История этнопсихологии[править | править код]

Термин «этническая психология» (нем. Völkerpsychologie) был предложен во 2-й половине XIX в. немецкими философами и лингвистами Г. Штейнталем и М. Лацарусом, пытавшимися обосновать понятие этнической психологии и сформулировать её задачи. Опираясь на психологию И. Гербарта и трактуя с гербартианских позиций концепцию «народного духа» (по аналогии с индивидуальным сознанием), они пытались доказать на страницах основанного ими в 1859 г. журнала «Психология народов и языкознание» (нем.  Zeitschrift fur Völkerpsychologie und Sprachwissenschaft), что язык, религия, право, искусство, наука, быт, нравы и т. п. получают конечное объяснение в психологии народа как носителя коллективного разума, воли, чувств, характера, темперамента и т. п. Согласно такому пониманию, все явления социальной жизни представляют собой своеобразную форму «эманации народного духа». Задача психологии народов как отдельной науки — познать психологически сущность духа народа, открыть законы, по которым протекает духовная деятельность народов.

В. Вундт подверг критике интеллектуализм воззрений Г. Штейнталя и М. Лацаруса и выдвинул столь же идеалистическое волюнтаристское понимание сущности и задач этнической психологии. Он отказался от неопределённого понятия «дух целого» и придал психологии народов более реалистичный вид, предложив программу эмпирических исследований языка, мифов и обычаев — своего рода социологию обыденного сознания. В его варианте психология народов — это описательная наука, не претендующая на открытие и создание законов, но фиксирующая особенности «глубинных слоев» духовной жизни людей. Для Вундта народное сознание представляло собой «творческий синтез» индивидуальных сознаний, порождавший качественно новую реальность, обнаруживаемую в продуктах надындивидуальной деятельности.

В России идеи этой школы развивались в учении лингвиста А. А. Потебни [источник не указан 2894 дня]. Также вопросы этнической психологии разрабатывал Г. Шпет, выступивший в 20-х гг. XX века с резкой критикой В. Вундта и генетического подхода (Штейнталь, Лацарус и др.) и пытавшийся обосновать своё понимание этнической психологии с позиций феноменологии Э. Гуссерля. Школа психологии народов послужила отправной точкой для развития понимающей психологии В. Дильтея и Э. Шпрангера, а также французской социологической школы.

В изучении проблем этнической психологии, наряду с психологами, приняли участие лингвисты, историки, археологи, социологи, этнологи, антропологи и др. Был собран огромный фактический материал по психологии различных племён и народов. Особенно много внимания уделялось исследованиям психологии первобытных народов (французский учёный Л. Леви-Брюль, немецкий учёный Р. Турнвальд и др.). Одной из областей науки, связанной с этнопсихологией, является транскультуральная психиатрия, изучающая психические расстройства в контексте различных культур и этносов[1].

Начиная с двадцатого века этнопсихология была разделена на этнологическую (психологическую антропологию) и сравнительно-культурную (кросс-культурную) психологию. Эти отрасли этнопсихологии оперируют разными концептуальными схемами и исследуют разные предметы.

Психологическая антропология[править | править код]

Предмет психологической антропологии:[2] систематические связи между психологическими переменными, связь между внутренним миром человека, и этнокультурными переменными на уровне этнической общности[2].

Особенности подхода психологической антропологии, выделенные исследователем культурантропологом М. Мид:[2]

  • Изучается одна культура с целью понять её;
  • Используются специфичные для культуры единицы анализа и термины носителей культуры;
  • Любые элементы культуры, будь то жилище или способы социализации детей, изучаются с точки зрения участника.
  • Структура исследования постепенно раскрывается ученому, который заранее не может знать, какие единицы анализа он будет использовать.

Cравнительно-культурная психология[править | править код]

Предмет сравнительно-культурной психологии: изучение сходства и различий психологических переменных на уровне разных культур и этнических общностей.

Особенности подхода сравнительно-культурной психологии, выделенные психологом Т. Г. Стефаненко:[2]

  • Изучаются две или несколько культур с целью объяснить межкультурные различия и межкультурное сходство;
  • Используются единицы анализа и сравнения, свободные от культурного влияния;
  • Исследователь занимает позицию внешнего наблюдателя культуры;
  • Структура исследования конструируется ученым заранее.

Основные направления этнопсихологических исследований[править | править код]

На основе многочисленных исследований можно выделить три направления:[2]

  • Релятивизм — подчеркивание различий между культурами. Приверженцами данного подхода выступили: автор концепции конфигурации культур Р. Бенедикт, авторы гипотезы лингвистической относительности Э. Сепир и Б. Уорф, французский философ и социолог Л. Леви-Брюль.
  • Абсолютизм — игнорирование различий между культурами. Приверженцем данного подхода выступил американский психолог М. Коул.
  • Универсализм — представление единства базовых психологических процессов, лежащих в основе человека, но и признание серьёзного влияние культуры, которая оказывает на них влияние.

Этнопсихологические проблемы исследования личности[править | править код]

Культурантропологи занимаются поисками связи между культурой и личностью, в то время как в сравнительно-культурной психологии изучение личности чаще всего сводится к анализу взаимосвязей между отдельными, изолированными личностными конструктами и культурными переменными. В сравнительно-культурной психологии исследуются универсальные и культурно-специфичные личностные черты, и в рамках типологического подхода к изучению личности используются личностные тесты. Но до сих пор неизвестно, может ли существовать единый набор черт, используемых для измерения личности, быть всеобщим и служить для объяснения поведения людей в любой культуре. Для достижения универсального понимания психики человека следует среди индивидуальных и культурных различий имплицитных теорий личности отдельных культур и этнических общностей выявить те их части, что могут быть подвержены эмпирической проверке и быть включены в представление о сущности людей, живущих во всех частях света[2].

Этнические стереотипы[править | править код]

Этнический стереотип — это разновидность социального стереотипа — упрощенный, схематизированный образ социальных объектов, характеризующийся высокой степенью согласованности индивидуальных представлений. Это национальное отношение одного народа к другому[2].

Согласно «Гипотезам контакта», чем более благоприятны условия контакта между группами, чем дольше и глубже они взаимодействуют, тем выше удельный вес реальных черт в содержании стереотипов. В настоящее время доказана обусловленность механизма стереотипизации «социальным контекстом».

Во многих эмпирических исследованиях стереотипными признаются качества, с наличием которых у описываемой группы согласны не менее 75—80 % испытуемых.

Техники изучения этнических стереотипов по В. С. Агееву:[2]

Примечания[править | править код]

  1. Kleinman AM (January 1977). «Depression, somatization and the "new cross-cultural psychiatry"». Soc Sci Med 11 (1): 3–10. DOI:10.1016/0037-7856(77)90138-X. PMID 887955.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Стефаненко, 1999.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]