Этокский памятник

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Этокский памятник3.png
Этокский памятник. IV • XII • конец XV — начало XVI в. н.э.
Гранит. Высота 2,65 м
Государственный исторический музей, г. Москва

Это́кский па́мятник (Этокская статуя, Статуя Дука-бек, Монумент Буса) — гранитный памятник высотой 2,65 м, покрытый рисунками и резными надписями. Время создания точно не установлено: по одним оценкам — IV век н. э.[1][2], по иным данным — XII век[3] или конец XV — начало XVI века[4]. Памятник обнаружен И. Гюльденштедтом в 1773 г. справа от дороги «Нальчик — Пятигорск», у нынешнего селения Этока. В 1881 году монумент был перевезён в Москву в Исторический музей, где с тех пор и находится в 12 зале.

Описание памятника[править | править вики-текст]

Прорисовка Этокского памятника Иоганном Гюльденштедтом. 1787 г.

Первым памятник описал немецкий путешественник и естествоиспытатель Иоганн Гюльденштедт после путешествия по Кавказу в 1771—1773 годах. В мае-июне 1773 года он посетил Большую Кабарду, где увидел памятник на берегу реки Этоко — правого притока Подкумка. Изваяние воина стояло на кургане, рядом вытекал источник и проходила дорога.

Рисунок памятника, вместе с подробным описанием, он опубликовал в своей книге «Reisen durch Russland und im Caucasischen Gebürge»[5]. И. Гюльденштедт воспроизвёл руническую надпись Этокской статуи и дал подробное описание монумента. Затем рисунок был повторен в книге графа Яна Потоцкого «Путешествие в Астраханские степи и на Кавказ» (Т. 1, Париж, 1829)[6].

Канцлер граф Николай Румянцев — основатель знаменитой Румянцевской библиотеки, неоднократно совершал учёные поездки по губерниям России. Летом 1823 года он ездил с научной экспедицией по окрестностям Пятигорска[7].

В своём письме от 23 июня 1823 года митрополиту Евгению Болховитинову Н. Румянцев дал подробное описание памятника:

Монумент состоит из одного гранитного камня вышиною в 8 футов и 8 дюймов. Очень грубо изображает человеческую фигуру с руками до самого пояса, а ниже пояса видна надпись. Она тем более интересна, что начертана на неизвестном языке буквами, составленными частью из греческих, а частью из славянских. После подписи высечены разные грубые фигуры. Одна изображает двух рыцарей. Лицо у статуи похоже не на монгольское, ибо нос длинен, и не на черкесское, будучи слишком кругло. Но что всего любопытнее и что может привести к разным заключениям, то это изображение маленького креста, находящееся на задней части воротника[8].

Просветитель адыгейского народа Шора Бекмурзин Ногмов в 1893 году в своей книге «История адыхейского народа»[1] также даёт описание:

Памятник этот представляет молодого человека в шитой шапочке и в платье, похожем по покрою на нынешний бешмет с продольной строчкой. Застегнут он четырьмя четвероугольными застёжками и подпоясан кожаным узким поясом, прошитым посредине ниже лифа; платье идёт складками. Ноги не сделаны, но нижняя часть представляет столб с греческой надписью на передней стороне и множеством фигур, представляющих людей на охоте за зверями, воинские игры пеших и конных людей и с правой стороны колчан со стрелами, ниже пояса статуи, а с левой — сабля с рукояткой наподобие грузинской и лук в футляре. В этой греческой надписи можно многое разобрать и, между прочим, имя Баксана…

Шора Ногмов пересказал адыгейские легенды о памятнике, а также указал, что в конце надписи, высеченной на постаменте, стоит дата — IV век н. э.

И. Гюльденштедт первым заметил, что на нижней части истукана рельефно изображен человек, стреляющий из ружья, а огнестрельное оружие появилось на Кавказе в конце XV — начале XVI века, поэтому Дука-Бек, скорее всего, относится к этому периоду[4].

Судьба памятника[править | править вики-текст]

В 1849 году по настоянию члена Одесского общества любителей древностей А. С. Фирковича памятник был привезён в Пятигорск, что спасло изваяние от возможной гибели в последующем: здесь он находился в «музее под открытым небом», который располагался ниже Елизаветинской (ныне Академической) галереи в парке «Цветник». Памятник оставался собственностью Пятигорска вплоть до 1881 года, когда изваяние было перевезено в Москву[9], в Государственный Исторический музей[10], где остаётся до сих пор[9].

В Национальном музее Кабардино-Балкарской республики (г. Нальчик) выставлена, вероятно, копия памятника. Другая копия памятника находится в холле Пятигорского краеведческого музея. Её планируется сделать центральным экспонатом ландшафтного музея на горе Горячая (отрог Машука)[4].

Расшифровка надписей[править | править вики-текст]

Заинтересовавшийся в 1886 году памятником академик В. В. Латышев предложил своё прочтение начальных строк: «Успокоился раб божий Георгий Грек …130 года 12 марта». От чтения последующих строк ученый отказался, заявил, что смысл их «не поддается восстановлению»[2].

В 1947 году профессор Г. Ф. Турчанинов дешифровал текст Этокской надписи с позиции греческого и адыгского языков.

Первая часть написана по гречески и переводится: «Успокоился (умер) раб божий Георгий, грек, …130 года, 12 марта». Но Турчанинов заметил что вместо — грек, надо читать Пек[11].

Вторую часть надписи Турчанинов транскрибировал на кабардинском языке, с греческими буквами: "Тыкъу къуй Къаныкъу, къу Пек у(ы) цІэрэ (хе), хайа Мэрэмэкъу ы къуй, я(й)уэ ытыку" (транскрипция), что на современном кабардинском звучит как «Тыкъуэ икъуэкІэ Іэ Къаныкъу (и къуе) Пек уи цІэр хэхауэ, Мэрэмыкъуэ и къуэкІэ яиуэ итщ», и переводится: «Туко сын Кануко сын — Пек (Бек), имя тебе принадлежащее (что содержится в этой надписи), изготовлено (врезано) Маремуко сыном»[2].

Опираясь на достигнутый Г. Ф. Турчаниновым результат А. Кафоев сделал свой вариант прочтения Этокской надписи: «Таукъуэу къуий, къаныкъуэу къуэу Пакъ ут Заурэ хэуа. Iэрэмэкъуэу уэ уи къуэу лIий яйщ». Перевод: «Восемь сыновей Тауо, воспитанник — сын Пак погибли в сражении с утами. Плеяде сыновей восьми мужчинам (или восьми храбрейшим) посвящён (памятник)». Приведенные здесь слова Этокской надписи автор сопоставил со словами предания «Повесть о Баксане, сыне Дауове»[2].

Предание адыгов[править | править вики-текст]

Ш. Б. Ногмов сообщает об адыгском предании.

В IV веке на реке Баксане жил князь Дауо, у которого было восемь сыновей и одна дочь. Старший сын его Баксан был знаменитый нарт своего отечества. Говорят, что он был убит «готфским царём» со всеми своими братьями и восьмидесятью знаменитейшими нартами. Услышав это, народ предался отчаянью: мужчины били себя в грудь, а женщины рвали волосы на голове, говоря: «Хьэдащ, хьэдэщ Дауо и къуийр, хьэдэ мыгъуэщ! Дауо и къуий, уей Дауо и къуий», то есть «Убиты, убиты Дауовы восемь сыновей, увы! Дауовы восемь сыновей».

Предание говорит, что сестра убитых Дауовых сыновей перенесла их трупы в Кабарду, похоронила с честью на берегу реки Этоко и воздвигла на могиле каменный памятник. Народ называет этот памятник «Дауко Баксан», то есть «Дауов сын Баксан». Предание дополняется песней[1].

Критика[править | править вики-текст]

В то же время есть однозначное и компрометирующее признание Г. Ф. Турчинова в адрес версии об адыгском происхождении Этокской надписи (памятника), о том что надписей на адыгском языке не найдено, а найденные надписи V—VI вв., оказались подделкой. Пишет об этом д.и.н., главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии имени Н. Н. Миклухо-Маклая РАН, В. А. Шнирельман:

В 1940—1950-х гг. делались попытки искусственно наделить кабардинцев глубокой исторической традицией путём приписывания их предкам ряда древних письменных памятников. Этим в особенности отличался ученик Марра лингвист Г. Ф. Турчанинов. В августе 1946 г. он выступил в Нальчике на сессии Кабардинского НИИ с сенсационным сообщением о надписи V—VI вв., выполненной греческим алфавитом на кабардинском языке. Из его рассуждений следовало, что уже в то время кабардинцы отделились от основного адыгского массива и передвинулись на территорию современной Черкесии, что они общались с Византией и имели свою письменную традицию (Турчанинов 1946). Однако, как позднее признался сам Турчанинов, надпись была поддельной (Лавров 1966. С. 18; 1967. С. 203). Затем Турчанинов попытался прочитать по-кабардински еще ряд неясных средневековых надписей, выполненных греческим алфавитом. Это позволило ему значительно расширить территорию средневековых кабардинцев до устья Терека на востоке и северо-западной части Ставропольского края на севере (Турчанинов 1947; 1948; 1957).[12]

Кроме того, подвергается резкой критике и период происхождения Этокского памятника:

…Этокский памятник неясного происхождения, который в свете новых исследований следует датировать не XII в., как у Лаврова, а началом XVII в. (Кузнецов 1999а; Кузнецов, Чеченов 2000. С. 61-62)[13]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Ногмов Ш. Б. История адыхейского народа: Составленная по преданиям кабардинцев. / Под ред. А. П. Берже. — 2-е изд., доп. — Тифлис: Тип. Главного управления наместника Кавказского, 1861. — 178 с.
    • Ногмов Ш. Б. История адыхейского народа: Составленная по преданиям кабардинцев Шора-Бекмурзин Ногмовым, дополненная и исправленная сыном его Ерустан Шора-Бекмурзин Ногмовым. — 3-е изд., доп. — Пятигорск: Тип. И. П. Афанасьева, 1893. — 144 с.
    • Ногмов Ш. Б. ГЛАВА III // История адыхейского народа: Составленная по преданиям кабардинцев. / Вступительная статья и подготовка текста Т. Х. Кумыкова. — Нальчик: Полиграфкомбинат им. Революции 1905 года, Эльбрус, 1994. — 232 с. — ISBN 5-7680-0850-0, ISBN 978-5-7680-0850-5
  2. 1 2 3 4 Кафоев А. Ж. Адыго-кабардино-черкесы и тайна этокского памятника. — Нальчик: Издательский центр «Эль-Фа», 1999. — ISBN 5-88195-324-X
  3. Латышев В. В., Турчанинов Г. Ф. и Лавров Л. И. датируют памятник XII веком.
  4. 1 2 3 Сергей Савенко рассказал о музее под открытым небом — Русская планета
  5. Gutdenstadt J. A. Reisen durch Russland und im Caucasischen Gebürge — St. Petersburg: Verlage der Kaiserlicher Akademie der Wissenschaften, 1787. — 511 s.  (нем.)
  6. Potocki Jan. Podróż przez Stepy Astrachania i na Kaukaz 1797—1798. — NetPress Digital Sp. z o.o. — ISSN netpress_pbi_07062  (польск.)
  7. Очерки истории Министерства иностранных дел России. 1802—2002: В 3 т. Т. 3. // Биографии министров иностранных дел. 1802—2002 гг. / Под ред. И. С. Иванова и др. — М.: Олма-пресс, 2002
  8. Грищенко Н. А кто покусится на чужое — руку отрубить // «Ставропольская правда» от 26 января 2007 г.
  9. 1 2 Соснина Е. Л. Загадки и тайны Кавказа. Малоизвестные страницы истории Северного Кавказа и района Кавказских Минеральных Вод. — Ессентуки: Творческая мастерская БЛГ, 2006. — 205 с. — (Рассказы экскурсовода, Выпуск 5). — ББК 84. Р7 С 85
  10. Иессен А. А. Археологические памятники Кабардино-Балкарии // Материалы по археологии Кабардино-Балкарии / Под. ред. М. И. Артамонова. — М., Л.: Издательство Академии наук СССР, 1941. — 326 с. — С. 7—50. — (Материалы и исследования по археологии СССР № 3)
  11. Войников Ж. Г. VІІ. НАДПИСИ С ГРЪЦКИ БУКВИ НА ОСЕТИНСКИ И АДИГСКИ (КАБАРДИНСКИ) ЕЗИКА // Алано-древнобългарското писмо (в памет на проф. Г. Ф. Турчанинов). — В. Търново : Фабер, 2011. — 250 с. — С. 158—163. — ISBN 9-544-00430-0, ISBN 978-9-544-00430-9
  12. ИЭА РАН. Шнирельман В. А. Быть аланами: интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в ХХ веке. — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 696 с., илл., стр. 217
  13. ИЭА РАН. Шнирельман В. А. Быть аланами: интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в ХХ веке. — М.: Новое литературное обозрение, 2006. — 696 с., илл., стр. 218

Ссылки[править | править вики-текст]