Эфталиты

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эфталиты
Эфталитское царство
Эфталитское царство
Другие названия хефталиты, нефталиты, теталы
Тип группа племён
Этноиерархия
Раса европеоидная
Группа народов иранские народы
Подгруппа белые гунны, кадисены, хиониты, кидариты, кушаны, юэчжи, алхоны, кадусии, тохары
Общие данные
Язык бактрийский (αρια)
Религия манихейство, буддизм, зороастризм, несторианство и др.
Родственны сарматы, массагеты, аорсы, саки (племена), аланы, каспии, дербики, гелы, тапуры
Историческое расселение
Бактрия
Карта
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Эфтали́ты (др.-греч. ’Εφθαλιται), также абделы[1]ираноязычные[2][3][4][5][6] племена раннего Средневековья (IV—VI века), создавшие обширное государство, в которое входили Согдиана и Бактрия (Средняя Азия), Афганистан и Гандхара (северная Индия). В 60-х годах VI в. эфталиты были покорены тюрками Ашина[7][8] Иногда их называют белыми гуннами (на иранских языках как «Spet Xyon», а на санскрите — как «Sveta-huna»)[9][10].

Этноним[править | править код]

Посол из Чаганиана посещает царя Самарканда Вархумана в 648–651 гг. н. э. Фрески Афрасиаба, Самарканд[11][12][13][14]. Чаганиан был «буферным эфталитским княжеством» между Денау и Термезом[11].

Самое название «эфталиты» (самоназвание — эбодало)[15], появляется в источниках во второй половине V в. в форме «хептал» (heptal) у армянского историка Лазаря Парбского; это наименование подсказывает возможность объяснения его, как имени одного из ведущих массагетских племен, состоявшего из семи родов («хафт, хапт» означает «семь» в иранских языках). Феофан Византийский (VI в. н. э.) сообщает, что царь эфталитов (с правления которого начинается история эфталитов) носил имя Вахшунвара (Ахшунвара[16][17][18]), звался Эфталаном, и что по этому названию племя его получило наименование «эфталитского». Китайская летопись «Тан-шу» (X в.) подтверждает это сведение: «Е-да было родовым именем царя; впоследствии преемники его этим родовым именем стали называть государство»[19].

Толстов С. П. предположил, что имя эфталитов пред­ставляет собой искажение тюркизированной формы имени мас­сагетов («Gweta-ali» — где «gweta» — самоназвание массагетов, а «el» происходит от тюркского «народ», «племя», т. е — «народ Гвета»), то есть в их лице он видит оставшихся на своей древней приаральской родине потомков массагетов[20]. Эфталиты, этнически родственные хионитам и являющиеся потомками древних массагетов, подвергшихся незначительному смешению с гуннами, что и отразилось в их общем наименовании «белые гунны»[21][22].

Происхождение[править | править код]

Восточно-иранская версия[править | править код]

Эфталитский вождь (конец V века)[23]
Местная чеканка Самарканда, Согдиана, с тамгой эфталитов на реверсе[24].
Эфталитская монета княжества Чаганиана (после падения империи эфталитов) с королём и королевой, по византийской моде, около 550–650 гг. н. э.[25]
Деталь меча гвардии с типичным «гуннским» прямоугольником и овальной формы с узорами клуазонне, пещеры Кизила, V век н. э.[26]

Большинство исследователей считают их ираноязычным[27][28][29][30][31][32][33] племенем массагетов[34][35][36][37]. Несколько ученых отождествляют эфталитов Прокопия и хионитов Аммиана[38][39][40]. Некоторые из них считают эфталитов кочевниками, проникшими из Центральной Азии (Джунгарии) в Припамирье. Другие, ссылаясь на средневековых историков, таких как Менандр и Прокопий, отмечают, что эфталиты жили в городах[41], также существует мнение, что в Согдиану эфталиты попали не с севера, а с юга[42].

И судя по надписям на монетах эфталитов, выполненным греческими буквами на бактрийском языке, самоназванием эфталитов было «хион» («OIONO»)[43]. Данный этноним имеет параллели в иранском лексиконе — haena- (авест. язык) и haina- (др. иран. авест. язык) означая «войско», «армия». Историк Агусти Алемань указывает, что надписи эфталитов, как и предшествовавших им кушанцев, были выполнены на иранском языке[44].

По словам Ричарда Нельсона Фрая:

Подобно тому, как более поздние кочевые империи были конфедерациями многих народов, мы можем предположить, что правящие группы из них были или, по крайней мере, включали тюркоязычных племен с востока и севера. Хотя, несомненно, основная масса людей в конфедерации хионитов, а затем и эфталитов говорили на иранском языке ... это был последний раз в истории Центральной Азии, когда ираноязычные кочевники играли какую-либо роль; в дальнейшем все кочевники будут говорить на тюркских языках, и получится тысячелетнее разделение между оседлыми таджиками и кочевыми тюрками.[45]

Прокопий Кесарийский, называвший эфталитов «белыми гуннами», выводит гуннов от ираноязычных массагетов, сообщая, что среди командиров в византийской коннице был Эган, «из народа массагетов, ныне называемых уннами». В то же время Прокопий отделяет эфталитов от других гуннов, с которыми эфталиты не имеют общих границ, а потому не смешиваются с ними, добавляя, что

Хотя эфталиты народ гуннский и [так] называется, они однако не смешиваются и не общаются с теми гуннами, которых мы знаем, так как не имеют с ними пограничной области и не живут вблизи них…, они не кочевники, как прочие гуннские народы, но издавна обосновались на плодородной земле. Они одни из гуннов белы телом и не безобразны видом, не имеют и образа жизни, подобного им, и не живут какой-то звериной жизнью, как те, но управляются одним царем и имеют законную государственность, соблюдая между собой и соседями справедливость ничуть не хуже ромеев и персов.[2][46][47][48]

Следуя Вивьен де Сен-Мартену, Фр. Альтхейм полагает, что Бахрам Чубин в 589 г. воевал с эфталитами, а не с тюрками, и это недоразумение вынуждает его — вполне последовательно — счесть эфталитами Низак-тархана, а также противников Кутейбы ибн-Муслима в 671—672 гг. и врагов Мухаллаба, мешавших ему взять Кеш в 701 г. Иными словами, он, следуя Р. Гиршману, отождествляет эфталитов с хионитами и кидаритами, предполагая лишь, что слово «эфталит» обозначало членов царского рода, а «хионо» — народное название. Этому, однако, противоречат сведения из китайских источников и Масуди об этнической близости эфталитов к юечжам и согдийцам, также приведенные Фр. Альтхеймом[49].

Согласно Л. Н. Гумилёву, эфталиты — горцы, выходцы из Припамирья[50][51]. По этой версии эфталиты считаются древнеиранским народом, предками современных таджиков и пуштунов[52].

Существуют также мнения, что в этногенезе эфталитов приняли участие как мигрировавшие племена тохаров, так и согдийское население[53].

Центр государства эфталитов располагался в северном Афганистане (Бактрия, Кундуз). Удельные княжества во главе с тегинами располагались в южном Афганистане и Гандхаре (Пенджаб). Само государство было конфедеративным и состояло из множества полунезависимых владений со своими наследственными династиями под верховной властью царя. Каждое владение выпускало свою серебряную или медную монету. В этом государстве было несколько видов письменности: согдийская, бактрийская, брахми и др. Государственной письменностью была бактрийская. Существенную роль в экономике играл «Шёлковый путь».

На монетах цари эфталитов имеют ярко выраженный европеоидный облик: у них выступающие прямые носы и большие глаза. Они изображаются с усами и выбритыми подбородками. Женщины носили косы. Современники описывают эфталитов как кочевников, живущих в войлочных юртах и одевающихся в шёлковые одежды. Неотъемлемым элементом интерьера был ковёр. Некоторые исследователи полагают, что у гуннов-хионитов произошла смена этнонима с «хиониты» на «эфталиты»[54]. Эфталиты, по одной из версий, представляли вторую волну иранских гуннов (то есть народов, называвшихся гуннами, но бывших в действительности иранского происхождения)[44]. Со слов[55] Феофана Византийца, ахшунвар Эфталан, царь эфталитов, от которого весь род имеет прозвание, победил Пероза и персов, которые потеряли торговые города и гавани, однако, вскоре их отняли тюрки Ашина. Со слов[56] Приска Панийского Каспийское море и его порты находились у гуннов, в пределах их владений. О гуннах-эфталитах, также называя их «белыми гуннами», писал Прокопий[57], тогда как другие, в том числе и более ранние авторы, такие как Аммиан Марцеллин, называют их гуннами-хионитами.

Тюркская версия[править | править код]

Эфталитская копия сасанидско-арабской монеты Абдаллаха ибн Хазима 69 г. хиджры (688 г. н. э.) На полях: эфталитская надчеканка с увенчанной головкой и поздней тамгой Hephtalites(An-mu-lu-chjen).gif. Около 700 г. н. э.

Согласно точке зрения, которую высказывает Паркер, эфталиты — это «юэбань», последние из которых, по его мнению, были «прототюркским» народом[58][нет в источнике][цитата не приведена 329 дней]. Аналогичной точки зрения придерживаются исследователи Блоше[59][цитата не приведена 329 дней]. Давид Кристиан (D. Christian) также считает эфталитов «прототюркским» народом[60][цитата не приведена 329 дней]. Однако это мнение разбивается о прямое указание раннесредневекового китайского источника «Бэй-ши» («История Севера», или «История Северных династий», VII в.), что «язык эфталитов не тюркский»[61]. Ли Янь-шоу (ок. 596 — ок. 678) в «Бэй ши» пишет, что «их (Яда) язык не одинаков с языком жужаней и гаочэ, а также всех [других] хусцев (то есть кочевых народов)». Более того, в цз. 54 династийной истории «Лян шу» указывается, что для общения китайцев с представителями владения Яда «их язык следует переводить на язык [жителей владения] Хэнань (зд. Туюйхунь), только тогда можно понять»[источник не указан 329 дней].

Эфталитский всадник на чаше Британского музея, 460—479 н. э.[62]

Некоторые исследователи предполагают, что китайский буддийский монах Сун Юнь видел эфталитов и оставил их описание. Однако Сун Юнь посетил зимой 519/520 гг. владение Яда, которое некоторыми исследователями соотносится с державой эфталитов. Поэтому ссылки на Сун Юня, якобы «наблюдавшего эфталитов в Индии в 520 г.», и «описывавшего их как народ, обитающий в шатрах, носящий одежды из кожи и не знающий грамоты, что в равной степени говорит как в пользу хионитской, так тюркской версий происхождения эфталитов», недостаточно валидны без проведения углубленного исследования по данному вопросу. Тем более, что в цз. 54 «СИ Юй чжу жун» (Все варвары Западного Края) династийной истории «Лян шу» (VI в.) прямо указывается на использование Яда письменности: «Нет письменности, делают зарубки на дереве. Общаются с соседними владениями, при этом, если соседнее владение варварское, то используют варварские письмена, заменяя кожей барана бумагу». Это сведение повторено в сунской энциклопедии конца Х в. «Тайпин юйлань»: «Нет письменности, используют зарубки на дереве, при сношениях с соседними государствами используют варварское (ху) письмо и кожу барана (пергамент) вместо бумаги». Городов, кроме укреплённой царской ставки Бадиян, застроенной зданиями храмов и дворцового комплекса, согласно китайским источникам, Яда не знали[источник не указан 329 дней].

Канадский синолог Эдвин Пуллиблэнк считал эфталитов, как и родственных им хионитов, тюркским племенем, подвергшемуся влиянию оседлых ираноязычных народов: «Что в их империи должны были присутствовать иранские элементы лишь ожидаемо поскольку подчиненное население было преимущественно иранским. Куда более значительны доказательства алтайских связей в самих правивших эфталитах[63]».[цитата не приведена 329 дней]

Другие гипотезы[править | править код]

Другие писали об их хуннском, гуннском[28], тюркском[64] и монгольском происхождении[28][65][66]. А. Д. Курбанов предполагал, что эфталиты были сообществом людей разного этнического происхождения, в котором были представлены европеоиды и монголоиды[28]. Согласно Рене Груссе, эфталиты являлись тюрко-монгольской ордой. По его мнению, скорее, они были монголами, нежели тюрками, выходцами, как об этом свидетельствует Сун Юнь с предгорий Киньшаня, то есть Алтая[65]. Монгольскую версию происхождения также поддерживал Й. Маркварт[67][64][68]. По мнению Й. Маркварта, под именем эфталит подразумевали правящую политическую верхушку. При этом он считал, что основное население Эфталитского царства составляли кидариты, кушаны, хиониты и гунны[68]. Б. И. Маршак сначала удерживался от характеристики этнической принадлежности эфталитов, а потом видел в эфталитах и хионитах хунну или их потомков[28]. Ряд других авторов склонны считать эфталитов гуннами, говоря, что эфталиты — «белые гунны» являются сородичами гуннов[69][70]. В свою очередь, в отношении гуннов существуют хуннская, монгольская, тюркская и другие версии происхождения[71].

История[править | править код]

В 457 году царь эфталитов Вахшунвар подчинил себе Чаганиан, Тохаристан и Бадахшан, занял Мерв и наложил тяжелую дань на Иран. Затем эфталиты заняли долину Кабула и Пенджаб, завоевали Карашар, Кучу, Кашгар и Хотан. Таким образом, они объединили в могучую единую державу территории Туркмении, Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Афганистана. Далее, в ходе своей экспансии на восток, они захватили северные части Индии и Пакистана (Кашмир и Пенджаб), войдя в контакт с индийским государством Гуптов, с 460 года совершив несколько походов против них, фактически уничтожив их государственность.

Держава эфталитов
Территория около 500 года
Вождь эфталитов около 484—560 гг. н.э.[73]
Эфталитский посол в Китае, 526—539 гг.

Среди средневековых авторов была широко известна история о войнах шахиншаха Пероза с эфталитами. Прокопий сообщал о Перозе и его пленении благодаря хитрости гуннов-эфталитов[57][74], которые завели его на дорогу, кончавшуюся тупиком в горах, где ими была устроена засада, в результате чего персы были окружены. Некоторые исследователи[75], основываясь на сообщениях[76] Табари и его предшественника Хишама, полагают, что война происходила в областях Хорасана.

Сирийские авторы, в частности Иешу Стилит, называют воевавших с Перозом эфталитов «хионитами, которые суть гунны»[77]. С его слов, Пероз дважды попадал в плен к хионитам, причём оба раза был выкуплен Зеноном, который и примирил стороны. Пероз, пообещав за спасение своей жизни тридцать мулов, нагруженных серебряными монетами, оставил в заложниках гуннам своего сына Кавада и во второй раз дал обещание с ними не воевать, которое, после того как выкупил сына, снова нарушил и погиб в последнем своём походе[75].

Со слов[78] Захария Ритора в тринадцатый год Анастасия (504 год н. э.), гунны, те кто «подобно злосчастным зверям, изгнаны богом в северо-западную страну», пройдя через «ворота Кавказа», охраняемые персами, достигли их пределов. Пероз, выйдя навстречу гуннам, осведомился о причине их вторжения. На что те отвечали, что ромейский (византийский) император обещал им умножить подати, если они разорвут дружбу с персами, и если персы не дадут столько же, то «примут войну». Пероз согласился с условиями, что после трапезы, клятвенно простирая руки к небу, было закреплено сторонами. Для сбора подати осталось около четырёх сотен гуннов, остальные были отпущены и рассеялись. Узнав, что гуннов много меньше, Пероз нарушил договор и приготовился к войне. Желая победить лжецов, гунны принесли клятвы, на пылающие угли вылили мускус и ароматы, принеся их богу. Гунны, начав битву с Перозом, убили его и множество из его войска и возвратились в свою землю[79].

Иешу Стилит, описывая смерть Пероза, сообщает, что на большом поле гуннами были вырыты ямы, едва покрытые досками и землёй. Расположившись у поля, в районе города Горго (совр. Горган), один из отрядов гуннов показался персам и увлёк их к опасному проходу. Хитрость удалась, все войско с Перозом и его сыновьями погибло, остальные были взяты в плен. Сходный сюжет представляется[80] и Прокопием, который добавляет, что Пероз оставил дома только младшего сына Кавада, который был ещё отроком, а остальных сыновей, числом около тридцати, повел с собой.

Кавад, сын Пероза, будучи изгнанным из своей страны «магами» и знатью, бежал к царю, у которого был заложником, где женился на его дочери и своей двоюродной сестре. По просьбе Кавада тесть дал ему войско, с помощью которого Кавад восстановился на престоле и предпринял поход на подвластные Византии азиатские территории. По результатам этих походов Константинополь был вынужден выплатить контрибуцию[54].

Эфталитский царь Торамана (умер в 515 году[81]), правивший в Кабуле, покорил бассейн Инда, дойдя до Малвы. Михиракула, сын и преемник Тораманы, царствовал над государством эфталитов в период между 515[82] и 530 годом и был известен по своему «культовому» индийскому имени — «солнечная раса». Он сделал своей столицей Сакалу, что находится в Восточном Пенджабе. Существует бездоказательное утверждение, что именно с этим царём Гандхары в 520 году встречался Сун Юнь, причем некоторые утверждают, что Сун Юнь говорил, что этот царь завоевал Кашмир. В 533 году индийский раджа Ясодхарман похваляется в своих надписях, что он победил племена эфталитов и заставил Михиракулу покориться ему. После этих поражений Михиракула отступил в Кашмир, откуда обрушил на своих подданных в Гандхаре кровавые репрессии, о которых якобы сообщает Сун Юнь. Однако Сун Юнь не встречался с эфталитом Михиракулой, а встречался с представителем правителя Яда в 520 г. в его владениях, расположенных к северу от Памира, и никак не мог знать, что в 533 г. могут произойти какие-то судьбоносные для эфталитов события. Буддийские древние историки изображают Михиракулу как ярого врага их религии. В буддийских текстах за все его жестокости предрекается жестокая смерть. Сюань Цзан в середине VII в. описывает его войну с царем Баладитьей, победу последнего и говорит о смерти Михиракулы как о воздаянии за его прегрешения перед учением Будды. Но говорит ретроспективно. Правление царя Баладитьи относят к началу V в., соответственно, синхронизация событий и отождествление Яда с эфталитами требуют более тщательного изучения.

Царь эфталитов Гатфар спровоцировал войну, приказав убить тюркских послов, направлявшихся в 560 году с дипломатической миссией в Иран через его территории. Позже Хосровом был заключён союз с тюрками, закрепленный династийным браком с дочерью правителя западного крыла Тюркского каганата Истеми. Около 562 года Хосров, хвастаясь перед Константинополем, говорил, что он разрушил власть эфталитов, но покончили с ними тюрки[83]. Перейдя реку Чирчик, Истеми занял Самарканд. Основные войска эфталитов, сосредоточившиеся у Бухары, не решившись принять бой на равнине, отступили в горы. Решающее сражение состоялось в 565 году возле Карши, длилось восемь дней и завершилось победой Истеми. Менандр Протектор сообщает, что тюркские посланники, посланные к императору Византии Юстину к концу его 4 года правления, рассказали ему о покорении тюрками эфталитов, и что согдийцы, некогда бывшие данниками эфталитов, сделались подданными тюрков:

Царь, прочитав через переводчиков скифское письмо, принял посланников весьма благосклонно и расспрашивал их о стране и о владениях тюрков. Посланники говорили, что народ их разделяется на четыре владения, но что владычество над всеми принадлежит одному Дизавулу, что они покорили и эфталитов и заставили их платить себе дань. Император спросил посланников: «Всю ли эфталитскую силу вы подчинили себе?» — «Всю»,— отвечали посланники. Государь: «Как жили эфталиты, в городах или в селениях?» Посланники: «Это племя, государь, живёт в городах».— «Итак,— заметил император,— ясно, что вы овладели их городами».— «Так точно»,— отвечали они.Менандр Протектор. История. 18, 106-108

Эфталитская монета царя Лахана из Уддияны
Эфталитский царь

Феофилакт Симокатта передаёт о втором посольстве тюрков, посланном уже императору Маврикую, где говорится, что эфталиты находятся под властью тюрков:

Когда наступило лето этого года, тот, которого тюрки на востоке почетно называли каганом, отправил к императору Маврикую послов, направив с ними письмо, в котором были описаны с великими восхвалениями все его победы. Начало этого письма слово в слово было следующее: «Царю ромеев каган, великий владыка семи племен и повелитель семи климатов вселенной». Разбив наголову вождя племени абделов (я говорю о тех, которые называются эфталитами), этот каган победил их и присвоил себе власть над ними.Феофилакт Симокатта, История. 7-8

Потеряв контроль за «Шёлковым путём», оставшаяся часть государства эфталитов приходит в упадок. Эфталитское образование севернее Гиндукуша прекратило своё существование и было разделено между тюрками и иранцами. Подчинив эфталитов своей власти, Хосров провёл границу между Персией и каганатом по Амударье. Со второй половины VIII века эфталиты Индии также исчезают из поля зрения истории. Дольше всего эфталиты держались в районе Кабула, где они дожили до исламского вторжения[источник не указан 511 дней].

Китайские сведения — Яда́[править | править код]

В китайских источниках (Бэй ши и другие) отмечено государство (и соответственно народ) Яда (嚈噠), относимое к региону Сиюй. Китайские историки затруднялись указать их происхождение, предполагалось, что они потомки юэчжей или гаоцзюй. Они жили на западе от Хотана и южнее отрогов Алтая. Столица — город Бадиянь (拔底延城), всего 10 ли в окружности. Там есть дворец и буддийские ступы и пагоды, украшенные золотом. В обычаях сходны с тюрками: братья имеют одну общую жену (она в этом случае носит особую шапочку, в отличие от одномужней). Волосы стригут. Язык непохож на язык жужаней, гаоцзюйцев и вообще «северных варваров» (胡).

Население кочевое, около 100 000 человек. Держат лошадей и верблюдов, телег не имеют. Воров казнят, за мелкие проступки наказывают десятикратным штрафом. Богатых хоронят в каменных склепах, бедных в земле. Хорошие воины.

Правитель имеет несколько жён, из которых каждая имеет свою ставку и он переезжает от одной к другой, за исключением трёх зимних месяцев. Правителя избирают из способнейшего в роде, необязательно сына предыдущего.

В зависимость от Яда попали Кангюй, Хотан, Шалэ, Персия и до 30 других княжеств. Они сильнейшее государство, породнились с жужанями. В сер. V — начале VI века Яда установило дипломатические отношения с Китаем. После расцвета в начале VI века Яда были разбиты тюрками Ашина в 60-х годах VI века и частично рассеялись. Впрочем, ещё в 10-х годах VII века в Суй приходили посольства от Яда[84].

Управление и культура[править | править код]

Сасанидский меч и ножны, заимствованные из «гуннской» подвески с двумя ремнями, государство Сасанидов, VII век н. э.[85][86]

Центр государства располагался в северном Афганистане (Бактрия, Кундуз). Удельные княжества во главе с тегинами располагались в южном Афганистане и Гандхаре (Пенджаб). Само государство было конфедеративным и состояло из множества полунезависимых владений со своими наследственными династиями под верховной властью царя. Каждое владение выпускало свою серебряную или медную монету (при том, что Яда не имело своей монеты — китайские источники фиксируют использование монет только юэчжи и тохарами). В этом государстве было несколько видов письменности: согдийская, бактрийская, брахми и др. Государственной письменностью была бактрийская. Существенную роль в экономике играл «Шёлковый путь». Однако все вышесказанное не подтверждается для владения Яда, что говорит против ассоциации этого владения с державой эфталитов.

На монетах цари эфталитов имеют ярко выраженный европеоидный облик: у них выступающие прямые носы и большие глаза. Они изображаются с усами и выбритыми подбородками. Женщины носили косы. Современники описывают эфталитов как кочевников[87], живущих в войлочных юртах и одевающихся в шёлковые одежды. Неотъемлемым элементом интерьера был ковёр.

Буддийский «Король-охотник» из Какрака (долины рядом с Бамианом) часто представляется как результат влияния эфталитов, особенно в отношении «короны с тройным полумесяцем». Настенные росписи VII–VIII веков, Кабульский музей[88][89].

Считается, что эфталиты практиковали полиандрию, причем «братья имели одну жену». Однако это сообщение опять-таки относится исключительно к Яда. Китайские феодальные историки единодушно сообщают, что женщина носит меховую шапку с деревянным рогом, если муж у неё один. Длина рога в разных сообщениях варьируется от 1 до 3 чи (32—96 см). Если у мужа есть братья, которые также являются её мужьями, то добавляется столько дополнительных рогов, сколько у неё мужей. Aналогичный головной убор обнаружен у женщин Кафиристана и в Северо-Западной Индии. Однако отмеченный в 640-х года буддийским монахом Сюань Цзаном аналогичный головной убор у женщин во владении Сы-мо-да-ло (небольшое владение, находилось в горном массиве в пределах горной страны от Каракорума до Гиндукуша) имел совершенно иное значение — рог обозначал здравствующих свекра и свекровь. На нём было 2 отростка — один выше, другой — ниже. Верхний отросток обозначал свекра, нижний — свекровь. После смерти свекра или свекрови удалялся соответствующий отросток, а после смерти обоих — шапка больше не носилась.

Религия[править | править код]

Известно, что среди эфталитов распространялось христианство несторианского толка. В 549 году эфталиты получили своего собственного епископа[90]. О силе влияния христианства среди эфталитов свидетельствует тот факт, что они руководствовались идеей христианской солидарности в борьбе против поборника зороастризма персидского шаха Йездигерда II (V век)[91].

Потомки[править | править код]

Одними из вероятных потомков эфталитов считаются современные пуштуны[92]. Предположительно, эфталиты стали одним из этнических компонентов, влившихся извне в состав таджикской народности[93].

Также эфталитские племена повлияли на этногенез туркмен[94], а туркменское племя абдал обязано своим названием эфталитам[95].

Этнононим абдал известен среди азербайджанцев, башкир, каракалпаков, казахов, туркмен и узбеков, а топоним абдал часто встречается на территории Узбекистана[96].

Правители[править | править код]

  1. Вахшунвар (Эфталан) (ок. 450—490).
  2. Торамана (ок. 490—515).
  3. Михиракула, сын (ок. 515—545)*
  4. Готфар (Вараз) (ок. 545—565)*
  • ок. 565 тюркское завоевание[97].

Галерея[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Феофилакт Симмоката. История. 8.
  2. 1 2 Г. А. Брыкина. Средняя Азия и Дальний Восток в эпоху средневековья: Средняя Азия в раннем средневековье. — Наука, 1999. — С. 12. — 376 с. — ISBN 978-5-02-008617-3.
  3. Пономарёв, Борис Николаевич. История СССР с древнейших времен до наших дней. Том 1. — Наука, 1966. — С. 294.
  4. Массон В.М., Ромодин В.А. История Афганистана: С древнейших времен до начала XVI в. / Р.Т. Ахрамович, О.В. Ганковский, В.А. Лившиц.. — Москва: Наука, 1964. — С. 206. — 461 с.
  5. Вестник древней истории № 1(47). — Москва: Академия наук СССР, 1954. — С. 157. — 260 с.
  6. Советская этнография №2 / Петрова-Аверкиева Ю. П.. — Москва: Акаде́мия нау́к СССР, 1975. — С. 133. — 188 с.
  7. Theophylactus Simocatta. Istori︠a︡. — Akademiĭ nauk SSSR, 1957. — С. 206. — 221 с.
  8. Kurt Behrendt, Pia Brancaccio. Gandharan Buddhism: Archaeology, Art, and Texts. — UBC Press, 2011-11-01. — С. 132. — 328 с. — ISBN 978-0-7748-4128-3.
  9. Dignas, Beate. Rome and Persia in Late Antiquity: Neighbours and Rivals / Beate Dignas, Engelbert Winter. — Cambridge University Press, 2007. — P. 97. — ISBN 978-0-521-84925-8.
  10. Goldsworthy, Adrian. The Fall of the West: The Death Of The Roman Superpower. — Orion, 2009. — ISBN 978-0-297-85760-0.
  11. 1 2 Dani, Litvinsky, Zamir Safi, 1996, p. 177.
  12. Baumer, 2018, p. 243
  13. Afrosiab Wall Painting. NORTHEAST ASIAN HISTORY FOUNDATION.
  14. Whitfield, Susan. The Silk Road: Trade, Travel, War and Faith. — British Library. Serindia Publications, Inc., 2004. — P. 110. — ISBN 978-1-932476-13-2.
  15. Heidemann, Stefan (2015). “THe Hephthalite Drachms Minted in Balkh. A Hoard, A Sequence, And A New Reading” (PDF). The Numismatic Chronicle. 175: 340.
  16. Нина Викторовна Пигулевская. Сирийские источники по истории народов СССР. — Изд-во Академии наук СССР, 1941. — С. 52. — 170 с.
  17. Нина Викторовна Пигулевская. Сирийская средневековая историография: исследования и переводы. — Дмитрий Буланин, 2000. — С. 245, 259. — 772 с. — ISBN 978-5-86007-218-3.
  18. Курбанов А. Политическая история Эфталитов / Святовит. Том 46. Часть 1. — Государственное научное издательство, 2003. — С. 49. — 135 с. — ISBN 978-83-87496-18-0.
  19. История народов Узбекистана. — Изд-во АН-УзССР, 1950. — С. 126. — 472 с.
  20. Толстов С. П. По следам древнехорезмийской цивилизации. — М.Л.: изд-во Академии наук СССР, 1948. — С. 211. — 328 с.
  21. Очерки истории Кара-Калпакской АССР.. — Наука, 1964. — С. 65.
  22. История Каракалпакской АССР: С древнейших времен до Великой Октябрьской Социалистической Революции. — Fan, 1974. — С. 55.
  23. CNG Coins
  24. Alram, 2008, coin type 46.
  25. Kurbanov, 2013, p. 370.
  26. 1 2 Kubik, Adam (2008). “The Kizil Caves as an terminus post quem of the Central and Western Asiatic pear-shape spangenhelm type helmets The David Collection helmet and its place in the evolution of multisegmented dome helmets, Historia i Świat nr 7/2018, 141-156”. Histïria I Swiat. 7: 143—144.
  27. «The White Huns — The Hephthalites» Silk Road
  28. 1 2 3 4 5 Пилипчук Я. В. Этничность и историческая география владений эфталитов // Иран-наме. — Алматы, 2016. — № 37—38. — С. 423—448.
  29. Denis Sinor. The Cambridge History of Early Inner Asia, Том 1 (англ.). Cambridge University Press (1990). Дата обращения: 19 августа 2017.

    "The relative abundance of data norwithstanding, we have but a very fragmentary picture of Hephthalite civilization. There is no consensus con- cerning the Hephthalite language, though most scholars seem to think that it was Iranian. The Pei shih at least clearly states that the language of the Hephthalites differs from those of the High Chariots, of the Juan-juan and of the "various Hu a rather vague term which, in this context, probably refers to some Iranian peoples… According to the Liang shu the Hephthalites worshiped Heaven and also fire a clear reference to Zoroastrianism."

  30. Университет штата Индиана. Asia Major, Том 4,Часть 1 (англ.). Institute of History and Philology of the Academia Sinica (1954). Дата обращения: 19 августа 2017.

    "Concerning the Hephthalites, Enoki Kazuo stresses that their place of origin was to the north of the Hindu Kush mountain range and that they were of Iranian stock he rejects the view that they were of Altaic origin, with Turkish connections."

  31. Robert L. Canfield. Turko-Persia in Historical Perspective (англ.). Cambridge University Press P. 272.pp.49 (2002). Дата обращения: 19 августа 2017.

    «One cannot go into details here about that dark period of Central Asian history from the time of the Kushans down the coming of the Arabs, but one may suggest that the beginning of this period saw the last waves of Iranian-speaking nomads moving to the south, to be replaced by the Turkic-speaking nomads beginning in the late fourth century… but our information about them, known in Classical and Islamic sources as the Chionites and Hephthalites, is so meager that much confusion has reigned regarding their origins and nature.Just as later nomadic empires were confederations of many peoples, we may tentatively propose that the ruling groups of these were, or at least included, Turkic-speaking tribesmen from the east and north, although most probably the bulk of the people in the confederation of Chionites and then Hephthalites spoke an Iranian language. In this case, as normal, the nomads adopted the written language, institutions, and culture of the settled folk.To call them "Iranian Huns" as Gobl has done is not infelicitous, for surely the bulk of the population ruled by the Chionites and Hephthalites was lranian (Gobl 1967:ix). But this was the last time in the history of Central Asia that Iranian-speaking nomads played any role; hereafter all nomads would speak Turkic languages and the millennium-old division between settled Tajik and nomadic Turk would obtain».

  32. M. A. Shaban, «Khurasan at the Time of the Arab Conquest», in Iran and Islam, in memory of Vlademir Minorsky, Edinburgh University Press, (1971), p. 481; ISBN 0-85224-200-X.
  33. Enoki Kazuo, «On the nationality of White Huns», 1955
  34. Московский государственный университет им М. В. Ломоносова. Вестник Московского университета: Филология. Серия IX. — Изд-во Московского университета, 1992. — С. 58.
  35. Tarikh va arkheologii{u0361}a instituti (Ŭzbekiston SSR fanlar akademii{u0361}asi). Istori{u0361}ia Uzbekskoĭ SSR. — Izd-vo AN UzSSR, 1955. — С. 104.
  36. История народов Узбекистана. — Изд-во АН-УзССР, 1950. — С. 126. — 486 с.
  37. Tarikh va arkheologii͡a instituti (Ŭzbekiston SSR fanlar akademii͡asi). Istorii͡a Uzbekskoĭ SSR.. — 1967. — С. 150.
  38. Массон В. М., Ромодин В. А. История Афганистана, 1964. — Т. 1.
  39. Ghirshman R. Les Chionites — Hephtalites. Le Caire, 1948.
  40. Altheim F., Striel R. Die Araber in der Alten Welt. Bd. I—V. — Berlin, 1969.
  41. Procopius, I, 3. — Н. Пигулевская. Сирийские источники по истории народов СССР. — М. Л., 1941. — С. 52.
  42. Гумилев Л. Н. Эфталиты и их соседи в IV в. — С. 10.
  43. Гафуров Б. Г. Таджики. — Душанбе: Ирфон, 1989. — Т. 1. — С. 260.
  44. 1 2 Алемань А. Аланы в древних и средневековых письменных источниках. М.: Издательство «Менеджер», 2003, с. 448.
  45. Robert L. Canfield, Turko-Persia in Historical Perspective, Cambridge University Press, 1991, p. 49
  46. Нина Викторовна Пигулевская. Сирийские источники по истории народов СССР. — Изд-во Академии наук СССР, 1941. — С. 49. — 170 с.
  47. Trudy Instituta vostokovedenii︠a︡ Akademii nauk SSSR.. — Izd-vo AN SSSR, 1941. — С. 49. — 184 с.
  48. Нина Викторовна Пигулевская. Сирийская средневековая историография: исследования и переводы. — Дмитрий Буланин, 2000. — С. 241. — 760 с. — ISBN 978-5-86007-218-3.
  49. Franz Altheim, Ruth Stiehl. Die Araber in der alten Welt. — De Gruyter, 1969. — С. 511.
  50. Гумилев Л. Н. Эфталиты и их соседи в IV в.
  51. Гумилев Л. Н. Эфталиты — горцы или степняки. «Вестник древней истории», 1967, 3. — С. 91—98.
  52. Татары и их соседи. Исторические связи.
  53. Явления искусственной деформации черепа у протоболгар. Происхождение и значение.
  54. 1 2 Н. Пигулевская. Сирийские источники по истории народов СССР. — М. — Л., 1941. — С. 62—65.
  55. Theophanes Byzantius, Fragmenta, 3. — P. 270.
  56. Н. Пигулевская. Ближний Восток. Византия. Славяне. — Л., 1976. — С. 88.
  57. 1 2 Procopius, I, 3.
  58. Edward Harper Parker. A Thousand Years of the Tartars. — S. Low, Marston (limited), 1895. — 371 с.
  59. Hoffmann H. Quellen zur Geshichte der tibetishen Bon-Religion. — Wiesbaden, 1950. — P. 211.
  60. D. Christian. A History of Russia, Inner Asia and Mongolia. — Oxford: Basil Blackwell, 1998. — P. 248.
  61. Л. Н. Гумилёв. Эфталиты и их соседи в IV в.. gumilevica.kulichki.net. Дата обращения: 2 января 2022.
  62. 1 2 British Museum notice
  63. E.G. Pulleyblank[en]. The consonantal system of old Chinese. Asia Major IX. I, 1962 — р.258, 260
  64. 1 2 Hyun Jin Kim. The Huns. — Routledge, 2015. — С. 57. — 184 с. — ISBN 9781317340904.
  65. 1 2 Рене Груссе. Империя степей: Аттила, Чингисхан, Тамерлан. — Алматы: Санат, 2005. — С. 94. — 285 с.
  66. Hyun Jin Kim. The Huns. — Routledge, 2015. — 208 с. — ISBN 9781317340904.
  67. Тер-Мкртичян Л. Х. Армянские источники о Средней Азии. V—VII вв. — Наука, 1979. — С. 49. — 96 с.
  68. 1 2 Adesh Katariya. Ancient History of Central Asia: Yuezhi origin Royal Peoples: Kushana, Huna, Gurjar and Khazar Kingdoms. — Adesh Katariya, 2007. — С. 160.
  69. Эрматов М. М. Этногенез и формирование предков узбекского народа. — Ташкент: Узбекистан, 1968. — С. 129. — 199 с.
  70. Боталов С. Г. Язык и имена гуннов (относительно одного устоявшегося стереотипа о тюркоязычности гуннов) // Челябинский гуманитарий. — 2010. — № 3 (12). — ISSN 1999-5407.
  71. Kleinhenz C. Medieval Italy: An Encyclopedia. — Routledge, 2004. — С. 520. — 2160 с. — ISBN 9781135948801.
  72. Iaroslav Lebedynsky, «Les Nomades», p. 172.
  73. CNG Coins
  74. Н. Пигулевская. Сирийские источники по истории народов СССР. — М. Л., 1941. — С. 36.
  75. 1 2 Н. Пигулевская. Сирийские источники по истории народов СССР. — М. — Л., 1941. — С. 55—58.
  76. Tabari — Nöldeke. — P. 119.
  77. W. Wright. The chronicle of Joshua the Stylite, § 9-11. — Cambridge, 1882.
  78. Захария Ритор, VII, 3.
  79. Захария Ритор, VI, 2.
  80. Прокопий Кесарийский. Война с персами, 1. 4, 1—14. — М. Наука. 1993. Перевод Н. Н. Чекаловой.
  81. Ojha, N.K. (2001). The Aulikaras of Central India: History and Inscriptions, Chandigarh: Arun Publishing House, ISBN 81-85212-78-3, pp.48-50
  82. Gwalior Stone Inscription of Mihirakula (недоступная ссылка). Project South Asia. Дата обращения: 5 апреля 2009. Архивировано 20 августа 2008 года.
  83. Menander, Fragmenta, 18. — Н. Пигулевская. Сирийские источники по истории народов СССР. — М. Л., 1941. — С. 70.
  84. Бэй Ши. Цзюань 97. // Русский перевод: Н. Я. Бичурин. «Собрание сведений…»
  85. Metropolitan Museum of Art (item 65.28a, b). www.metmuseum.org. Дата обращения: 13 декабря 2020.
  86. 1 2 3 Kageyama, 2016, pp. 200–205.
  87. А. Н. Бернштам. Очерк истории гуннов. Глава XIII. Белые гунны (эфталиты) и авары.
  88. Compareti, Matteo (2008). “The Painting of the «Hunter-King» at Kakrak: Royal Figure or Divine Being?”. Studio Editoriale Gordini: 133.
  89. Kurbanov, 2014, pp. 329–330.
  90. Христианство в Центральной Азии
  91. Армянские источники о Средней Азии, V—VII вв.
  92. Gankovsky, Yu. V., et al. A History of Afghanistan, Moscow: Progress Publishers, 1982, p. 382.
  93. История таджикского народа. Возникновение и развитие феодального строя (V—XV вв.). — Изд-во восточной литературы, 1963. — С. 220.
  94. История ТССР, изд-во АН ТССР, 1957 г., Т.1 — Кн.1, стр. 142: «Эфталитские племена сыграли определенную роль в этногенезе туркменской народности и несомненно были одним из компонентов, вошедших в ее состав.»
  95. С.Атаныязов. Словарь туркменских этнонимов стр.11. г.Ашхабад: Ылым (1988). — «Этнографы связывают этноним абдал с эфталитами — белыми хуннами...».
  96. Гейбуллаев, Г.А., 1986. Топонимия Азербайджана. Баку, 1986, с.54
  97. В. Эрлихман. Правители Мира. — 2009.
  98. Higham, Charles. Encyclopedia of Ancient Asian Civilizations. — Infobase Publishing, 14 May 2014. — P. 141–142. — ISBN 978-1-4381-0996-1.
  99. Kurbanov, 2010, p. 67.
  100. Azarpay, Guitty. Sogdian Painting: The Pictorial Epic in Oriental Art / Guitty Azarpay, Aleksandr M. Belenickij, Boris Il'ič Maršak … [и др.]. — University of California Press, 1981. — P. 9293. — ISBN 978-0-520-03765-6.
  101. Kurbanov, 2014, p. 324.
  102. MUZIO, CIRO LO (2008). “Remarks on the Paintings from the Buddhist Monastery of Fayaz Tepe (Southern Uzbekistan)”. Bulletin of the Asia Institute. 22: 202, note 45. ISSN 0890-4464. JSTOR 24049243.
  103. MIA Berlin: Turfan Collection: Kizil. depts.washington.edu.
  104. Härtel, Yaldiz, 1982, pp. 55–56 and 74.
  105. Rowland, 1974, p. 104.
  106. Härtel, Yaldiz, 1982, pp. 74.
  107. Kausch, Anke. Seidenstrasse: von China durch die WŸsten Gobi und Taklamakan Ÿber den Karakorum Highway nach Pakistan : [нем.]. — DuMont Reiseverlag, 2001. — P. 258. — ISBN 978-3-7701-5243-8.
  108. Alram et al., 2012–2013. exhibit: 14. KABULISTAN AND BACTRIA AT THE TIME OF «KHORASAN TEGIN SHAH»
  109. Margottini, 2013, pp. 9–10
  110. Kageyama, 2007, p. 20, drawing e.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]