Эта статья входит в число добротных статей

Юдовин, Соломон Борисович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Юдовин, Соломон Борисович
идишשלמה יודאווין‏‎
Фотография
Имя при рождении:

Юдовин, Шлойме Борухович

Дата рождения:

27 октября 1892(1892-10-27)

Место рождения:

Бешенковичи
Витебская губерния

Дата смерти:

5 декабря 1954(1954-12-05) (62 года)

Место смерти:

Ленинград

Подданство:

Flag of Russia.svg Российская империя

Гражданство:

Flag of the Soviet Union (1936-1955).svg СССР

Жанр:

графика, книжная графика

Учёба:

у Ю. М. Пэна,
в Петербургской Рисовальной школе Общества поощрения искусств,
в частных петербургских студиях М. Бернштейна и М. В. Добужинского

Стиль:

«Еврейский ренессанс»,
модерн

Commons-logo.svg Работы на Викискладе

Соло́мон Бори́сович Юдо́вин (Шло́йме Бо́рухович)[1][2] (27 октября 1892 года, Бешенковичи Лепельского уезда Витебской губернии — 5 декабря 1954 года, Ленинград) — белорусско-еврейский и советский график, художник, этнограф, представитель «Еврейского ренессанса» («Еврейского возрождения») и модерна.

Биография[править | править код]

Детство и юность[править | править код]

Соломон Борисович (Шлойме Борухович) Юдовин родился в местечке Бешенковичи под Витебском (в 50 км к западу) в еврейской семье. Отец будущего художника был ремесленником, мать — домохозяйкой[3].

В 1906 году в восьмилетнем возрасте Шлойме Юдовин был принят в витебскую Школу рисования и живописи Ю. М. Пэна[4].

В 1910 году благодаря помощи своего дяди С. Ан-ского переехал в Петербург, учился в Рисовальной школе Общества поощрения искусств (возглавляемое Н. К. Рерихом)[4], и одновременно с 1911 года до 1913 года обучался в частных петербургских студиях М. Бернштейна[4], а затем М. В. Добужинского[4].

Был членом петербургского «Еврейского общества поощрения художеств»[5] (действовавшего в 1915-1919 годах).

Участие в экспедициях С. Ан-ского[править | править код]

1914. Портной, Волынская губерния, г. Краменец. Фото С. Юдовина.

Юдовина с юности привлекало движение «Еврейского ренессанса», которое было частью общего авангардного движения в искусстве России. Это движение во многом и сформировало его художественные интересы. Участники «Еврейского ренессанса» видели свою главную задачу в изучении и художественном осмыслении еврейского национального наследия: еврейских обычаев и традиционного еврейского быта. Юдовин полностью разделял цели движения «Еврейского ренессанса», и поэтому с энтузиазмом принял предложение участвовать в фольклорно-этнографических экспедициях по еврейской черте оседлости по городам и местечкам юго-западной Украины (Подольская, Волынская и Киевская) губернии, организованных в 1912-1914 годах. Еврейским историко-этнографическим обществом (ЕИЭО)[2][6][7] под руководством С. Ан-ского на средства Владимира Гинцбурга[8] — сына барона Г. Гинцбурга[4].

Сохранение традиций народного искусства евреев Российской империи было основной целью этих экспедиций, в которых Юдовин исполнял обязанности секретаря, художника и фотографа. Он зарисовывал и фотографировал всё, что относится к иудаике — предметы еврейского быта, ритуальные принадлежности, надгробия (мацевы), росписи синагог, еврейских орнаментов, изучал художественные особенности еврейского ритуального и декоративно-прикладного искусства. Как фотохудожник Юдовин работал в технике пикториализма (фотоимпрессионизма), стремясь превратить фотографии в произведения искусства путём воздействия на них в процессе съёмки и проявления[2][4][9].

Отдельную историко-художественную ценность представляет множество запечатлённых Юдовиным-фотографом образов евреев-рабочих и евреев-ремесленников, и также различных форм еврейского коллективного труда: артели веревочников, папиросников, ткачей, спичечная фабрика в Ровно и многое другое[2][10]. Значимость работы Юдовина в этих экспедициях особенно высока, поскольку его фотографии[1] оказались в числе последних, на которых ещё можно увидеть традиционный мир еврейской общины черты оседлости, вскоре полностью исчезнувший в Первой мировой войне, при советской власти и окончательно — во время Холокоста[11].

В 1920 году на основе собранного материала Юдовин издал альбом «Еврейский народный орнамент» из 26 линогравюр[2].

Возвращение в Витебск[править | править код]

В 1918 году вернулся в Витебск, где окончил Художественно-практический институт (ВХПИ), а в 1922 году был избран там проректором по хозяйственной части.

С 1922 году по сентябрь 1923 года Юдовин преподавал специальные дисциплины в графической мастерской этого института, в Художественном народном училище (ВНХУ) и в Еврейском педагогическом техникуме[4].

Почтовая марка с картиной Юдовина «Витебск. Костёл Св. Антония». Беларусь. 1999.

Руководил художественным кружком[12] в витебском юношеском клубе имени И. Л. Переца.

Вместе с М. Шагалом, Ю. Пэном и А. Бразером Юдовин принимал участие в «Выставке евреев-художников» и входил в состав художественной комиссии по украшению Витебска к празднованию первой годовщины Октябрьской революции[13][14].

В августе-сентябре 1923 года Художественно-практический институт был реорганизован с понижением статуса — в Художественный техникум (ВХТ), что привело к конфликту педагогов с новым директором. Во-первых, комиссия учителей, в которую входил и Юдовин, не смогла воспротивиться переводу учебного заведения из особняка («дом Вишняка») на улице Бухаринской в неприспособленное здание бывшей Любавичской синагоги на улице Володарского, 15. Затем новый директор принял решение перепроверить знания всех бывших студентов и вообще единолично решал вопросы организации обучения — сочтя это унизительным, Ю. М. Пэн (проректор по учебной работе), С. Б. Юдовин, Е. С. Минин и группа студентов 23 сентября 1923 года выступили с коллективным заявлением об уходе и покинули институт[15].

Ленинградский довоенный период[править | править код]

В 1923 году Юдовина пригласили в Петроград на должность ученого секретаря и хранителя в Музей Петербургского еврейского историко-этнографического общества, основанного ЕИЭО, который располагался в здании Еврейской богадельни А. М. Гинзбурга (Васильевский остров, 5 линия, д. 50[16]).

Приглашение именно Юдовина на эту должность не было случайным: музей создавался для обработки, систематизации и исследований материалов экспедиций Ан-ского, в которых Юдовин был одним из главных участников. Художник проработал в музее до 1928 года, когда ЕИЭО было ликвидировано, а музей закрыт[2][16].

До Великой Отечественной войны во время жизни в Ленинграде Юдовиным были созданы циклы гравюр «Гражданская война» (1928) и «Оборона Петрограда в дни наступления Юденича» (1933)[14].

Военные годы и смерть[править | править код]

Во время войны до середины 1942 года Юдовин прожил в блокадном Ленинграде, в тяжелейших условиях стараясь запечатлеть вид осаждённого города и его защитников[17]. Затем художник был эвакуирован в деревню Карабиха под Ярославлем[5].

Там, в музее-заповеднике Н. А. Некрасова, Юдовин работал над серией «Некрасовские места», а в 1944 году вернулся в Ленинград и завершил работу над циклом гравюр «Ленинград в дни Великой Отечественной войны»[4]. Эти гравюры были изданы в виде альбома в 1948 году. Большинство подобных работ исполнялось в стиле общепринятого в то время парадного официоза, но юдовинские изображения Ленинграда явно выделяются среди них своим суровым трагизмом[18]. По мнению искусствоведов, серия «Ленинград в дни Великой Отечественной войны» стала одной из вершин творчества художника[5][19].

Все годы войны, в том числе даже во время блокады, в Ленинграде продолжали выпускаться почтовые открытки. Всего за 1941—1945 годы было издано почти 400 иллюстрированных почтовых открыток, среди которых 26 — с произведениями Юдовина. Военная серия открыток с его произведениями стала достаточно редкой и ценится в советской филокартии[19].

В 1945 году Соломон Борисович выпустил альбом автолитографий «Ленинград»[4][14][20].

После войны Юдовиным были также создана серия открыток «Виды Ленинграда» (1946 год) и «Ленинград сегодня» (1949 год)[4].

Художник скончался 5 декабря 1954 года в Ленинграде на шестьдесят третьем году жизни[5].

Творчество[править | править код]

Формирование стиля[править | править код]

С. Юдовин. Витебск. 1926 г.

Направление творчества и художественный стиль Юдовина формировались как благодаря его деятельности в экспедициях Ан-ского, так и под влиянием русско-еврейского авангарда Витебской и, в меньшей степени, Киевской художественных школ. В первую очередь это — М. Шагал, Э. Лисицкий и Н. Альтман, которые мечтали создать новый еврейский стиль, соединив авангард с еврейским народным искусством. Но при всех новациях в их произведениях, в том числе и у Юдовина, всегда четко проявляется символика исчезающего мира еврейского местечка, который был и остался для них источником вдохновения[2][3][11].

Творчество самого Юдовина также оказало влияние на художников Витебской школы. Их виртуозное сочетание обобщённости с документальной конкретностью у Юдовина получило дальнейшее развитие, и конкретные подробности в его работах только подчёркивают глубокий символизм произведений[3].

Книжная графика[править | править код]

Большое место в творчестве Юдовина занимала книжная графика[4], а в 1930—1940-е годы иллюстрирование книг стало занимать главное место в его творчестве. Юдовин работал, в основном, в технике ксилографии и линогравюры[4][14]. В этот период его творчество поднялось на новый уровень — он научился передавать иллюзию глубины гораздо более скупыми средствами, не используя необычные ракурсы, предельно высокие горизонты и сильно искажённую перспективу[11].

Первыми работами в этой области стали обложки к сборнику стихов М. Юдовина «Кнойлн» («Клубки») (1922)[21], к книге П. Амп «Песнь Песней» (1925)[4]. В дальнейшем Юдовин иллюстрировал такие книги, как «Старинная повесть» С. Е. Розенфельда[22], «Блудный бес» (1931) Л. Раковского, «У Днепра» (1933) Д. Р. Бергельсона, «История моей жизни» (1934) А. Свирского, «Путешествие Вениамина III» (1935) Менделе Мойхер-Сфорима, «Рассказы о семи гетто» Э.-Э. Киша, «Еврей Зюсс» Л. Фейхтвангера (1938—1939), «Стихотворения» Н. А. Некрасова, «Исторические романы» (1949) О. Д. Форш и другие[4].

Всего за свою творческую жизнь Юдовин создал иллюстрации к 60-ти книгам, семь из которых, по тем или иным причинам, не увидели света. В числе неизданных оказались и его лучшие работы на еврейскую тему: «Еврейский народный орнамент», «Еврей Зюсс»[23] и «Путешествие Вениамина 3-го»[14].

Лион Фейхтвангер высоко оценил талант Юдовина как иллюстратора, написав ему в личном письме: «Сердечно благодарю Вас за письмо и особенно за прекрасный подарок, сделанный Вами, — за Ваши гравюры. Я уже написал издательству, какими исключительно талантливыми я считаю Ваши гравюры…»[14][24]

Еврейская тема[править | править код]

Старик у окна.
Из цикла «Былое». 1923 г.

Прожив бо́льшую часть жизни во времена сталинизма, Юдовин страдал, наблюдая уничтожение идишской культуры и проявления государственного антисемитизма. Он дорожил дружбой с М. Шагалом, Э. Лисицким, литературоведом Израилем Цинбергом, Перецем Маркишем.

Юдовин с рождения впитал в себя культуру штетла (идишкайт) и всё его творчество большей частью было обращено к еврейской тематике[2]. Сцены из жизни еврейского местечка Юдовин начал создавать уже в 1920-х годах. Детские впечатления жизни в Бешенковичах стали для художника основой для создания особого и очень печального мира своих гравюр — «Шабат», около 1920-26 гг., «Похороны», 1926; «Жертвы погрома», 1927. Он искал объекты для своего творчества на фабриках и заводах («Еврей-кузнец», 1930-е гг.; «Сцена в типографии», 1932; «Продавец бубликов», 1938-40 гг.), ездил в еврейские колхозы («В колхоз», 1940)[2]. И ни в одной из работ Юдовина на еврейскую тему нет той холодной отстранённости, которая неизбежно проявляется при изображении чего-то чужого. Он создавал еврейский мир в своих картинах, находясь внутри него и оставаясь с ним неразрывно связанным[11][25].

В 1920-30-е годы Юдовин работал над монументальной ксилографической серией «Былое», пытаясь сохранить память об исчезающем мире штетла[2][4]. Он создал множество пейзажей еврейского местечка, видов Бешенковичей и старого Витебска («Музыканты, возвращающиеся со свадьбы» 1939, и др.), делал гравюры по мотивам еврейского народного искусства («Два медведя, несущие гроздь винограда», 1940), подготовил полный макет книги «Еврейский народный орнамент» (1940, не была издана)[3].

Часть еврейской темы у Юдовина — это также портретные и жанровые работы («Старик в ермолке» 1925, «Сапожник» 1929). В них ярко проявляется унаследованное от Ю. М. Пэна редкое умение художника совмещать в одном произведении психологизм конкретного образа с его типологической обобщённостью[3][26].

Выставки[править | править код]

Юдовин являлся участником множества всесоюзных, республиканских и городских выставок[4][27].

Впервые выставил свои работы в 1916 году на «Выставке еврейских художников» в Москве, а в 1917 году — на «Выставке живописи и скульптуры еврейских художников» в Петрограде[4]. Затем Юдовин участвовал в витебских выставках: «Еврейское народное искусство» (1918 год) и «1-я Государственная выставка картин местных и московских художников» (1919 год)[4].

Начиная с 1920 года, художник представлял на выставки только рисунки и гравюры[4].

Персональные выставки состоялись в Витебске: в 1926 и 1992 годах (к 100-летию со дня рождения), в Ярославле (1944), в Ленинграде (1956), в Иерусалиме (Музей Израиля1991)[2], в Нью-Йорке (2015)[28].

Местонахождение работ[править | править код]

Талмудист. Фото С. Юдовина 1912-14 гг.

Работы Юдовина хранятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, в Российском этнографическом музее, в Национальном художественном музее Республики Беларусь, в Художественном музее Витебска, в Израиле, в частных коллекциях[4][16].

Судьба фотографий из экспедиций С. Ан-ского[править | править код]

Фотоархив экспедиций Ан-ского, практически полностью созданный Юдовиным, насчитывал около 1500 фотографий. Вначале он хранился в Музее Петербургского еврейского историко-этнографического общества, а после его неорганизованной ликвидации фотоколлекция частью пропала, а частью была рассеяна по музеям и архивам России, Израиля, Украины и США[29][30].

Сам Юдовин, будучи главным хранителем музея, сумел сберечь у себя какое-то количество фотографий. Часть из них он передал в Российский этнографический музей, а часть была продана его наследниками в различные собрания. Сейчас наибольшая часть из сохранившегося (320 фотографий) находится в фондах Центра «Петербургская иудаика»[31]. Где они находились между 1929 годом и до середины 1950-х годов., неизвестно.

Какая-то часть экспедиционного фотоархива оставалась у Юдовина в его ленинградской квартире, а после его смерти в 1954 году они попали к Н. Альтману, который в 1957 г использовал их для иллюстраций к «Избранному» Шолом-Алейхема. В 1970 году после смерти Н. Альтмана его мастерская перешла к театральному художнику Александру Пастернаку, который в начале 1990-х годов передал их Валерию Дымшицу — знатоку еврейской истории и культуры[9].

Издания[править | править код]

  • С. Юдовин. «Еврейский народный орнамент», Киев, 1920 г., линогрвюра;
  • «Витебск в гравюрах С. Б. Юдовина» (на белорусском языке; 1926);
  • С. Юдовин. «Гравюры на дереве», 1928 г.;
  • С. Юдовин. Серия «Еврейский народный орнамент», 1920—1941 гг., ксилография;
  • Ленинград. С. Б. Юдовин. Автолитографии. 1945[20];
  • Юдовина С. П., Цинберг Т. С. «Юдовин С. Б.» Каталог выставки. Ленинград. 1956
  • Опыты «молодого человека для фотографических работ». Соломон Юдовин и русский пикториализм. Фотоархив экспедиций Ан-ского. СПб.: Петербургская иудаика, 2005

(подробный перечень изданий и подробную библиографию см.[32])

Источники[править | править код]

  1. 1 2 Фотографии Шлойме Юдовина
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Соломон Юдовин
  3. 1 2 3 4 5 Юдовин Соломон — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Юдовин Соломон Борисович — статья из Российской еврейской энциклопедии]
  5. 1 2 3 4 Еврейское общество поощрения художеств. Юдовин Соломон Борисович
  6. Еврейское историко-этнографическое общество // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908—1913.
  7. ЕИЭО
  8. Семья Гинцбургов
  9. 1 2 Старые фотографии
  10. Братья и сестры во имя труда!
  11. 1 2 3 4 Котляр Е. Р. Образы жителей еврейского местечка в гравюрах Соломона Юдовина и Моисея Фрадкина // Харьковская государственная академия дизайна и искусств
  12. Витебск моей юности
  13. М. Цыбульский. Трагическая судьба Абрама Бразера
  14. 1 2 3 4 5 6 Юдовин, Соломон Борисович (1892—1954)
  15. Г. П. Исаков. Формирование и становление художественных школ на витебщине в конце XIX в. — 1941 г. Витебск, УО «ВГУ», 2009., с. 49-54 ISBN 978-985-517-092-2
  16. 1 2 3 М. Безер. «Дом на Пятой линии»
  17. Художники осажденного Ленинграда
  18. линогравюра «На улицах Ленинграда зимой 1941—1942»
  19. 1 2 Журнал «Мишпоха», «Ленинград на открытках Юдовина»
  20. 1 2 Ленинград. С. Б. Юдовин. Автолитографии. 1945
  21. Был такой еврейский поэт
  22. «Старинная повесть». Иллюстрация 1934 г.
  23. А. Фридман. Лион Фейхтвангер в зеркале большевистской и нацистской пропаганды. Журнал «Цайтшрифт», том 6(1), Минск-Вильнюс, 2011, с. 75 ISBN 978-9955-773-50-4
  24. Соломон Юдовин «воскрес» в Израиле
  25. Исчезнувший мир еврейских местечек
  26. Е. Середина. Художественный мир штетла
  27. В Ярославском музее-заповеднике открылась выставка к 70-летию снятия блокады
  28. Еврейское местечко хедожника Соломона Юдовина в Нью-Йорке
  29. Е. Котляр. Еврейские музеи и коллекции первой трети XX века: судьба и следы художественного наследия
  30. А. Сорокина. «Дух i лiтера» Семена Ан-ского
  31. Фотоархив экспедиций Ан-ского
  32. Прошлый век. Галерея искусства XX века

Литература[править | править код]

Дополнительная литература[править | править код]

  • Бродский В. Я., Земцова А. М. монография «Соломон Борисович Юдовин». Л., 1962;
  • Изобразительное искусство Ленинграда (выставка, 1976). Каталог. — Л: Художник РСФСР, 1976. — с.194.
  • Е. М. Юдовин На волнах моей памяти. Воспоминания, JKDesign, Хайфа, 2010;
  • «Гравюра на дереве» Гр. Сорокина, 1941. Издательство «Изокомбинат»;
  • Александрова И. А. Петербург — Петроград — Ленинград в произведениях русских и советских художников. Каталог выставки. Ленинград. Художник РСФСР. 1980
  • Шматаў В. Ф. Белоруская станковая графiка. Мiнск. Беларусь. 1978
  • Никифоровская И. В. Художники осаждённого города. Ленинградские художники в годы Великой Отечественной войны. Л. Искусство. 1985
  • Matthew Cullerne Bown. A Dictionary of Twentieth Century Russian And Soviet Painters. 1900-1980s. Izomar Limited. London. 1998
  • Галушкина А. С. и др. Выставки советского изобразительного искусства. 1917—1932 гг. Справочник. Т.1-3. М. Советский художник. 1965—1973
  • Яков Бердичевский. Народ книги. К истории еврейского библиофильства в России. Киев. Дух и литера. 2009