Южное наречие русского языка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Наречия русского языка на территории первичного формирования (южнорусское наречие обозначено красным цветом)

Ю́жное наре́чие (диале́кт) ру́сского языка́ — крупная группа говоров русского языка в пределах европейской части России, сложившаяся к XV веку. Южнорусский диалект является диалектом первичного формирования.

Изоглоссы[править | править код]

Изоглоссы южного наречия

Основной изоглоссой, отделяющей южнорусский диалект от среднерусского и северорусского, является фрикативное произношение фонемы /г/, то есть [ɣ]. Однако часть изоглосс объединяет южнорусское наречие с частью среднерусских говоров (в основном южных), прежде всего:

  • аканье;
  • окончание 3 л. ед. ч. глаголов настоящего времени на мягкое -ть: ходить, но сев. ходит;
  • отсутствие выпадения звука /j/ и стяжания гласных в формах глаголов: делаеть, но сев. делат.

Стоит отметить, что некоторые фонетические и грамматические явления наблюдаются одновременно и в южнорусских, и севернорусских говорах, например, произношение фонемы /в/ как губно-губное /ў/ или /w/ в южнорусских и в некоторых Вологодских говорах.

По целому ряду изоглосс южнорусское наречие совпадает с говорами белорусского языка и восточнополесским говором украинского, это прежде всего:

  • фрикативный /ɣ/;
  • редукция безударных гласных: аканье и яканье;
  • губно-губное произношение «в» /ў/;
  • протетическое /в/ или /ў/ перед начальными /о/ и /у/: южн.-рус. и бел. во́сень.
  • отсутствие звука /ф/, замена его на /х/, /хв/ или /п/;
  • окончание 3 л. ед. и мн. ч. глаголов настоящего времени на мягкое -ть (-ць): южн.-рус. (он) ходить, (они) ходють, бел. (ён) ходзіць, (яны) ходзяць;
  • отсутствие мягких конечных губных /м/, /б/, /п/, /в/.

Однако белорусский язык обладает также рядом черт, отделяющих его от южнорусского наречия. Главными такими особенностями белорусского являются отсутствие мягкого /р’/ и замена его на твёрдое /р/ (южн.-рус. курю́, но бел. куру́), а также дзеканье и цеканье. Эти черты наблюдаются в южнорусском диалекте лишь в единичных случаях.

По ряду грамматических и фонетических признаков южнорусское наречие имеет схожие черты со слобожанским и степным диалектами украинского языка, это прежде всего отсутствие звука /ф/, протетическое /в/ или /ў/, отвердение мягких конечных губных, окончание 3 л. ед. и мн. ч. -ть у глаголов (однако, в украинском литературном языке -ть в 3 л. ед. ч. считается диалектным[цитата не приведена 37 дней]).

История формирования[править | править код]

Русские княжества в 1237 году

Первые археологические памятники восточнославянских племён — вятичей, радимичей, северян, кривичей — появляются в верховьях рек Днепра, Десны, Сейма, Сожи и Оки, в VIII—IX вв. К XI—XIII вв. множество вятских и кривичских памятников обнаруживаются уже в среднем течении Оки[1]. В VIII—IX вв. вятичи, радимичи, северяне вместе с полянами вынуждены платить дань Хазарскому каганату. В 882 г. князь Олег вместе с дружиной союзных племён по пути из Новгорода в Киев завоёвывает смоленских кривичей, а в 884—885 г. — радимичей и северян. Племена вятичей в 965 г. покорены князем Святославом Игоревичем, а в 984 г. радимичи окончательно теряют свою политическую независимость. В XI—XIII территория южнорусского диалекта входила в состав Черниговского, Новгород-Северского, Смоленского, Муромо-Рязанского и Владимиро-Суздальского княжеств[2]. Во второй половине XIII века эти княжества попали под зависимость от Золотой Орды. К началу XV в. большая часть территории за исключением крайнего восточного Рязанского княжества вошла в состав Великого княжества Литовского[3]. Однако в процессе создания единого Русского государства и многочисленных русско-литовских войн XIV—XVI вв. вся южновеликорусская территория объединилась в составе одного государства, что дало возможность к развитию единого диалектного пространства.

Русские княжества в 1237 году

Главные диалектные черты, характеризующие южнорусский диалект, развились преимущественно XI—XV вв. Фрикативный /ɣ/ по предположению Аванесова развился XI—XII вв[4]. Аканье, возникшее первоначально на юго-западе в Курско-Орловской территории после падения редуцированных в XII—XIII вв., постепенно проникает сначала на запад и позже на север[5][6]. Таким образом, территория южнорусского наречия, занимавшая изначально лишь небольшую территорию, постепенно распространилась на север, в Москву, и запад, Смоленск, которые изначально входили в северную, /g/-ёкающе-окающую, группу диалектов.

Область распространения[править | править код]

Карта западной части России с указанием губерний и областей на 1917 год
Ареал южновеликорусского наречия на диалектологический карте 1915 года

В Российской Империи[править | править код]

В первоначальную территорию образования южнорусского наречия полностью входили следующие губернии Российской империи: Воронежская, Калужская, Курская, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тульская. Великорусское население этих 8 губерний по состоянию на 1897 составляло около 12 млн человек.

С колонизацией русскими в XVI—XVIII веках новых земель, южное наречие распространилось дальше на юг и восток в низовья Дона, Волги и на Северный Кавказ: губернии Ставропольскую, Саратовскую, Самарскую, Оренбургскую и другие, а также на области Войска Донского и Кубанскую. Великорусское население в новороссийских, малороссийских (украинских), западных (белорусских и литовских), привисленских губерниях также являлось преимущественно носителем южнорусского наречия и составляло около 4 млн человек, в некоторых губерниях доходив до 30 % от всего населения.

С массовым переселением крестьян на восток в XIX—XX веках южное наречие распространилось дальше на Урал, в Сибирь и Дальний Восток, образовав там свои локальные говоры, часто смешанного характера. Таким образом, носителями южнорусского наречия в 1897 году являлись до 25 млн человек, что составляло почти половину всех носителей русского языка (по дореволюционной терминологии великорусского наречия русского языка)

В современной России[править | править код]

Изначальная территория южнорусского наречия состоит из следующих современных областей: Белгородская, Брянская, Воронежская, Калужская, Курская, Липецкая, Орловская, юг Псковской, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тульская, юг Тверской. Все они входят в состав Центрального федерального округа.

Носители говоров южного наречия образуют особую южнорусскую этнографическую группу в составе русского народа, противопоставленную севернорусской группе. На территории распространения говоров позднего формирования, в частности, в Сибири, южнорусские говоры были характерны в основном для новосёлов, в то время как старожилы являлись, как правило, носителями говоров севернорусского типа.

Классификация говоров южнорусского наречия[править | править код]

Диалектологическая карта русского языка 1965 года

Говоры южнорусского наречия по ряду схожих признаков территориально объединяются в три группы, между которыми также наблюдаются переходные межзональные группы[7]:

Западная группа[править | править код]

  • Брянская
  • Псковская (юг)
  • Смоленская
  • Тверская (юг)

Центральная[править | править код]

  • Белгородская
  • Калужская (юг и запад)
  • Курская
  • Орловская
  • Тульская (юг и запад)

Центральная и западная по ряду признаков имеют схожие черты.

Восточная группа[править | править код]

  • Воронежская
  • Липецкая
  • Рязанская
  • Калужская (север и восток)
  • Тамбовская
  • Тульская (север и восток)

Фонетика[править | править код]

В области согласных[править | править код]

  • Наличие фрикативного /ɣ/, на месте севернорусского и литературного смычного /г/. Оппозиция по звонкости/глухости /ɣ/ — /х/[8][9].
  • Отсутствие звука /ф/ в западной и центральной группе говоров. Произношение /хв/ и /х/ на месте /ф/: хвартук, хворма, конхета, кохта и т.д[10][11].
  • Как следствие отсутствие оглушения /в/ в /ф/ на конце слов[12].
  • Частое произношение на месте /в/ губно-губных /ў/, /w/, /ув/, или гласного /у/ в западной и центральной группе: праўда, оўса, уремя, усех, домоў, столоў, ув армию, ува сне, увашли[13].
Карта распространения протетического /в~ў/
  • Отвердение мягких губных /м, б, п, в~ў/ на конце слов в западной и центральной группе: любов, голуп, сём[15].
  • «Щоканье» и «соканье» — произношение на месте ч мягкого /ш’/ и на месте /ц/ — /с/ в центральной группе говоров: щай, ущениса, куриса[16][17][18].
  • Произношение «щ», «сч», «ждж» как долгих мягких /ш’ш’/ и /ж’ж’/ или твёрдых /шш/ и /жж/[19][20].
  • Отсутствие дзеканья и цеканья — отсутствие свистящего призвука у мягких /д'/ и /т'/[21].

В области гласных[править | править код]

В первом предударном слоге[править | править код]

Карта распространения диссимилятивного аканья
  • Аканье — неразличение безударных /о/ и /а/ в первом предударном слоге[22][23].
    • В западной и центральной группах аканье диссимилятивное (расподобление ударного и предударного гласных): травинкой — травой — тръва; вадичка — вадой — въда[24].
    • В восточной — недиссимилятивное: вада, трава, мълако, сърафан[22].
  • Яканье — произношение /а/ на месте гласных /э/, /о/ и /а/ в первом предударном слоге после мягких согласных[25][26][27].
    • В западной и центральной группах яканье диссимилятивное: пято́к — пита́к, сяло́ — сила́, стя́ной — стина́[28].
    • В восточной — умеренное недиссимилятивное: пято́к — пити́, сяло́ — в силе́, стяна́ — стине́[25].
    • Сильное яканье в псковско-тверской группе говоров: сяло́, стяна́, пятоќ, в лясу́, вясна́[25].
  • Иканье — произношение /и/ на месте гласных /э/, /о/ и /а/ в первом предударном слоге после мягких согласных в части говоров: пито́к, сила́, стина́[25][27].

В заударных и втором (и далее) предударном слогах[править | править код]

  • Иканье — в большинстве говоров произношение /и/ на месте безударных /э/, /о/ и /а/ после мягких согласных вместо принятого литературного редуцированного /ь/: вы́нис, вы́тину, по́иса, вы́види, о́зиро, за́иц, ме́сиц и т.д[29][30].
  • Аканье — в части говоров произношение /а/ на месте безударных /о/, /а/ или /ы/ после твёрдых согласных вместо принятого литературного редуцированного /ъ/ или /ы/: ко́лас, хо́лад, малако́, стараны́, вы́мал, вы́бал[31][32][33].
  • Ыканье — в некоторых говорах произношение /ы/ на месте безударных /о/, /а/ после твёрдых согласных: ко́лыс, хо́лыд, мылако́, стыраны́[34][31].
  • Редукция /у/ — произношение /у/ как /ъ/ в псковско-смоленской и тамбовско-липецкой группах говоров: о́къни (окуни), фа́ртък (фартук)[35].
  • Выпадение /ъ/ и /ь/ — выпадение /ъ/ и /ь/ в восточной группе говоров: млако́ (молоко), страны́ (стороны), гвари́ть, ку́рца, и т.д[36]. Данная черта носит разнообразный характер и сильно различается по говорам.

Морфология[править | править код]

Глагол[править | править код]

  • Окончание глаголов 3 л. ед. числа -ть, отражающие древнерусское -ть, вместо севернорусского и литературного -т[37]: он несёть, она идёть.
  • Окончание глаголов 3 л. мн. числа -ть, вместо севернорусского и литературного -т[38]: они несуть, они идуть, они сидять, они косять, они пишуть
  • Окончание глаголов 3 л. мн. числа I спряжения -ють вместо -ят[39]: видють, просють, носють, любють, парють и др.
  • Наличие форм без -ть у глаголов 3 л. ед. и мн. числа[38]: он сиди, они сидя.
  • Окончание глаголов 2 л. мн. ч. -тя вместо -те[40]: вы несётя, вы любитя.
  • Форма перфекта на -ши/-вши[41]: Девушка приехавши.

Местоимения[править | править код]

Западная диалектная зона
  • Формы местоимений мене, тобе, собе (с разными формами редукции: мяне, табе и др., см. выше), отражающие древнерусские мене, тобѣ, собѣ.
  • Форма местоимения 3 л. ед. числа муж. р. йон в западной группе.
  • Местоимения ентот, ента, енто, енти (или с начальным э-) со значением ‘более далёкий‘ в восточной группе: Вон энти (те) избы. Энти (те) жыли баɣата.
  • Местоимения тый, тая, тые от тот, та, то, образованные по образцу полных прилагательных, в западной группе[42].

Существительное и прилагательное[править | править код]

  • Окончание существительных ср. р. в им. и вин. падежах -я вместо -е: поля, воскресенья.
  • В восточной группе окончание существительных III склонения в дательном и предложном падежах на ударное -е: к пече́, по грязе́, в пече́, в грязе́, на лошаде́.
  • Произношение окончаний род. падежа -его, -ого через фрикативное /ɣ/, а не через /в/.
  • Окончание им. падежа мн. числа существительных среднего рода на -и/-ы: сёлы, о́кны, по́ли.
  • В восточной группе существительные среднего рода с безударными окончаниями склоняются как существительные женского рода, то есть относятся к I склонению: из мя́сы, к мя́се, мя́су, с мя́сой[43].

Другое[править | править код]

  • Формы наречий где, когда, тогда: иде, йде, ка(ɣ)да, тада[44][45].
  • Формы предлогов и приставок ув, уво: ува сне́, ув Алёны, увашла́, увле́сть[46].

Лексика[править | править код]

Одной из особенностей лексики южнорусского, как и других устных диалектов, является сохранение исконных русских форм, сменившиеся в русском литературном на церковнославянские: рус. и цсл. одежда, южнорусск. одёжа и др. Ниже приведён список некоторых слов из говора д. Деулино Рязанского района Рязанской области по состоянию на 1960—1963 года. Часть слов записано опираясь на этимологическую орфографию, часть — на фонетическую, поэтому всегда стоит учитывать такие вещи как редукцию безударных гласных и ассимиляцию согласных.

В данной таблице приведены слова, используемые старшим поколением в населённых пунктах юга Орловской области (Малоархангельский, Глазуновский, Верховянский, Колпнянский, Свердловский и другие районы) и севера Курской области (Поныровский, Золотухинский, Фатежский, Щигровский и другие районы):

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. ДАРЯ, 1986, Карта №I.
  2. ДАРЯ, 1986, Карта №II.
  3. ДАРЯ, 1986, Карта №III.
  4. Иванов, 1983, с. 108.
  5. Иванов, 1983, с. 222.
  6. Трубачёв, 2005, с. 206—209.
  7. ДАРЯ, 1986, Карта №VI.
  8. ДАРЯ, 1986, Карта №44.
  9. Язык русской деревни, 2003, Карта №14.
  10. ДАРЯ, 1986, Карта №54.
  11. ДАРЯ, 1986, Карта №55.
  12. ДАРЯ, 1986, Карта №58.
  13. ДАРЯ, 1986, Карта №56.
  14. ДАРЯ, 1986, Карта №60.
  15. ДАРЯ, 1986, Карта №70.
  16. ДАРЯ, 1986, Карта №45.
  17. ДАРЯ, 1986, Карта №46.
  18. Язык русской деревни, 2003, Карта №16.
  19. ДАРЯ, 1986, Карта №48.
  20. ДАРЯ, 1986, Карта №53.
  21. ДАРЯ, 1986, Карта №64.
  22. 1 2 ДАРЯ, 1986, Карта №1.
  23. Язык русской деревни, 2003, Карта №12.
  24. ДАРЯ, 1986, Карта №2.
  25. 1 2 3 4 ДАРЯ, 1986, Карта №3.
  26. ДАРЯ, 1986, Карта №7.
  27. 1 2 Язык русской деревни, 2003, Карта №13.
  28. ДАРЯ, 1986, Карта №8.
  29. ДАРЯ, 1986, Карта №21.
  30. ДАРЯ, 1986, Карта №22.
  31. 1 2 ДАРЯ, 1986, Карта №17.
  32. ДАРЯ, 1986, Карта №18.
  33. ДАРЯ, 1986, Карта №20.
  34. ДАРЯ, 1986, Карта №16.
  35. ДАРЯ, 1986, Карта №19.
  36. ДАРЯ, 1986, Карта №9.
  37. Язык русской деревни, 2003, Карта №22.
  38. 1 2 Колесов, 1990, с. 127, 129—131.
  39. Язык русской деревни, 2003, Карта №23.
  40. Колесов, 1990, с. 128.
  41. Язык русской деревни, 2003, Карта №24.
  42. Язык русской деревни, 2003, Карта №21.
  43. Язык русской деревни, 2003, Карта №19.
  44. ДАРЯ, 1986, Карта №89.
  45. ДАРЯ, 1986, Карта №90.
  46. ДАРЯ, 1986, Карта №59.

Литература[править | править код]

  • Аванесов Р. И. Часть первая // Очерки русской диалектологии. — М.: Учпедгиз, 1949. — 336 с.
  • Бабич З. И. История Поныровского района. 2013.
  • Букринская И. А., Кармакова О. Е. и др. Язык русской деревни. Школьный диалектологический атлас. — М.: БСМП «Элекс-Альфа», 2003.
  • Диалектологический атлас русского языка: Центр Европейской части СССР. Вып. 1 / Под ред. Р. И. Аванесова и С. В. Бромлей. — М.: Наука, 1986. — 215 с. — 2000 экз.
  • Диалектологический атлас русского языка: Центр Европейской части СССР. Вып. 2. — М., 1989.
  • Захарова К. Ф., Орлова В. Г. Диалектное членение русского языка. — М.: Наука, 1970.
  • Захарова К. Ф., Орлова В. Г. Диалектное членение русского языка. 2-е изд. — М.: Едиториал УРСС, 2004. — ISBN 5-354-00917-0, 978-5-354-00917-6.
  • Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. — 2-е изд. — М.: Посвещение, 1983. — 399 с.
  • Колесов В. В., Ивашко Л. А., Капорулина Л. В., Трубинский В. И., Черепанова О. А. Русская диалектология / под ред. В. В. Колесова. — М.: Высшая школа, 1990. — 207 с. — 25 000 экз. — ISBN 5-06-000785-5.
  • Котков С. И. Памятники южновеликорусского наречия. Конец XVI — начало XVII в. — М.: Наука, 1990. — 232 с. — ISBN 5-02-010975-4.
  • Котков С. И. Южновеликорусское наречие в семнадцатом столетии: Фонетика и морфология. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1963. — 234 с.
  • Ляпунов Б. М. Единство русского языка в его наречиях. — 1919.
  • Русские народные говоры. Звучащая хрестоматия. Южнорусское наречие / под ред. Р. Ф. Касаткиной. — М.: Наука, 1999. — 206 с. — ISBN 5-02-011591-6.
  • Русская диалектология / Под редакцией Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой. — М.: Наука, 1964.
  • Трубачёв О. Н. В поисках единства. Взгляд филолога на проблему истоков Руси. — М.: Наука, 2005. — 287 с. — ISBN 5-02-033259-3.

Словари[править | править код]

Ссылки[править | править код]