Юрьевецкий 323-й пехотный полк

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
323-й пехотный Юрьевецкий полк
Годы существования 1914—1918
Страна  Российская империя
Входит в 81-я пехотная дивизия
Тип пехота
Участие в Первая мировая война

323-й пехотный Юрьевецкий полк — пехотная воинская часть Русской императорской армии второй очереди. Сформирован для участия в Первой мировой войне.

История[править | править код]

18 июля 1914 года от 183-го пехотного Пултуского полка, расквартированного в Костроме отделили кадр в составе 19 офицеров и 280 нижних чинов на формирование второочередного 323-го пехотного Юрьевецкого полка 81-й пехотной дивизии.

В начале войны полк в составе дивизии оборонял крепость Ивангород. В ночь на 2-е октября (по старому стилю) 323-й Юрьевецкий полк, усиленный батальоном 298-го Мстиславского пехотного полка 75-й пехотной дивизии, участвовал в вылазке, имевшей цель захватить вражеские укрепления на опушке Козеницкого леса и перерезать шосейную дорогу фольварк Сецехов — Козенице. Полк вел наступление вдоль полотна железной дороги.[1]

Отряд вышел из крепости еще в сумерках, незаметно пересек долину, около полуночи дошел до неприятельской позиции, атаковал ее и взял, но когда начался бой в лесу, роты наши перепутались, не установили между собой связи и были выбиты из леса. При отступлении некоторые роты попали в болото и понесли потери. Так донес мне начальник отряда, командир Юрьевецкого полка.

Из воспоминаний А.В. фон Шварца коменданта крепости

Поручик пулеметной команды с рыданиями рассказывал об огромных потерях: отнято 2 пулемета, … на его глазах закололи наводчика, которого никак нельзя было оторвать от пулемета, … а атаковавшие лес перед Сецеховым все легли, не дойдя до леса, под огнем пулеметов[2]

Ночь с 14 на 15 октября (по новому стилю) прошла очень тревожно, все время слышалась ружейная стрельба и буханье пушек. Из штаба корпуса мне сообщили, что противник (то есть русские) проник в расположение моих передовых частей у тупика 122 и взял два орудия. Я сейчас же запросил по телефону указанный пункт, и оттуда мне ответили, что там все в порядке. Я прилег и спал с перерывами. Около трех часов пополуночи поручик 93-го пехотного полка фон Арним явился ко мне с известием, что русские атаковали и проникли в расположение полка, что сейчас в лесу идет бой между передовыми частями этого полка и русскими и что сам он открыл себе дорогу оружием, чтобы доставить мне это известие. Я немедленно поднял всю бригаду и приказал командиру 93-го полка отбросить русских остатками своего полка, усиленного одним батальоном гвардейских резервных стрелков, 1-й батареей 3-й гвардейской дивизии и двумя ротами 64-го полка, и на Горбатке собрал резерв, 1-й батальон 64-го полка и артиллерию. Пока полковник фон Лена разворачивал свой полк (93-й) и подвигался вперед в лесу, его правое крыло было подкреплено двумя ротами 64-го пехотного полка, а левое одним батальоном 3-й гвардейской дивизии. Оказалось, что русский пехотный полк № 323 ночью проник через болото на опушку леса и захватил врасплох мои передовые части. Русские очень искусно проникли в наши линии и сейчас же начали окапываться группами. Это ночное движение славного русского полка является образцом военного искусства.

После ожесточенного боя штыками и прикладами, русские были отброшены. Борьба была так жестока, что обе стороны не брали пленных. Потери с обеих сторон были очень велики

Ганс фон Белов. Мои воспоминания о войне

Рано утром 31 октября я с моряками ждали выхода Государя из вагона. Батальон особого назначения и рота Гвардейского экипажа были выстроены впереди платформы, у подошвы гласиса цитадели, под командой капитана 1 ранга Мазурова. Государь вышел в 7 часов, здоровался с моряками и прошел вдоль фронта, а затем благодарил за службу и пропустил церемониальным маршем. В семь часов с половиною Государь снова пригласил меня к себе в автомобиль и мы двинулись через цитадель и через Вислу к форту Ванновский, где уже ждали все части войск, оставшиеся в крепости. Государь обошел фронт, благодарил за службу и лично наградил нескольких артиллеристов и сапер Георгиевскими крестами и медалями. Дорога на поле битвы шла снова мимо Опацтва, затем пересекала полотно железной дороги и первую линию обороны у деревни Кляшторна Воля; потом, по ту сторону наводненной долины, она поворачивала направо и шла в направлении деревни Словике-Нове и Козеницы.

По пути я указал Государю большой крест, поставленный над братской могилой солдат Юрьевецкого полка[3], павших на этом месте во время их славной вылазки 2 октября. Государь приказал остановиться и пожелал подробно осмотреть место боя, посетил еще сохранившиеся немецкие блиндажи и спустился в окопы. Но, когда Государь захотел пройти вперед из окопов к проволочным сетям, я просил Его Величество не делать этого, так как местность могла быть минирована немцами и еще не была обследована нашими саперами.

Из воспоминаний А.В. фон Шварца коменданта крепости

Павшие 1 — 2-го октября 1914 года воины Юрьевецкого полка, вероятно захоронены на военном кладбище Баковец.

Затем полк в составе дивизии участвовал в осаде австрийской крепости Перемышль.

Командиры полка[править | править код]

Знамя[править | править код]

  • Пожаловано 8 марта 1915 года (отправлено 24 января 1916 года). Знамя образца 1900 года (армейское). Кайма белая, шитье золотое. Навершие образца 1857 года (армейское). Древко белое. Спас Нерукотворный.

Примечания[править | править код]

  1. Шварц А. В. Ивангород в 1914—1915 гг. Из воспоминаний А. В. фон Шварца коменданта крепости Париж, 1969
  2. [РГВИА Ф.8420 Оп.1 Д.3 Л.7]
  3. Летопись войны 1914 года. № 13. Фотография: «Братская могила в Козеницком лесу. Панихида по чинам, павшим в бою 1 — 2 октября 1914 года.»
  4. Дженеев, Николай Дмитриевич на сайте «Русская армия в Великой войне»

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]