Якутская трагедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Якутская трагедия (Монастырёвский бунт) — подавление выступления политических ссыльных в Якутске в 1889 году.

Хроника событий[править | править код]

22 марта 1889 года 33 ссыльных (по другим данным — 34: 29 евреев и 5 русских[1]) собрались в доме якута Монастырёва, протестуя против ужесточения правил пересылки в Вилюйский, Верхоянский и Колымский округа и произвола властей. Протест был жестоко подавлен вооруженной силой. В ходе столкновения ссыльных с карателями погибли шестеро ссыльных, семеро было ранено.

В автобиографической книге советской писательницы А. Я. Бруштейн «Дорога уходит в даль…» события Якутской трагедии изложены от лица одного из ссыльных. Он рассказывает о том, что по прибытии в Якутск им не было предоставлено время на покупку необходимой провизии и теплой одежды для продолжения пути далее в Среднеколымск, а путь туда пролегал по не населенной территории, необходимо было везти с собой полушубки, пимы, белье, хлеб, мясо и прочий провиант. Когда ссыльные написали заявление губернатору с просьбой отсрочить отправку, им было велено собраться на следующий день у кого-нибудь одного и ждать ответа. На следующий день когда все собрались, им было велено выйти во двор и ждать. Тут налетел вооруженный отряд под командованием двух офицеров и начал стрельбу. У некоторых из ссыльных оказалось оружие и они оказали сопротивление, но не успешно. По окончании боя выживших отправили в тюрьму (до этого ссыльные в Якутске жили на вольных квартирах), а раненных в тюремную больницу. Из Петербурга пришел приказ судить за «бунт» со всей строгостью — военным судом.[2]

Выжившие участники бунта предстали перед Якутским военным судом. Троих — А. Л. Гаусмана, Н. Л. Зотова, Л. М. Коган-Бернштейна приговорили к смертной казни через повешение, четверых — к бессрочной каторге, остальных — к различным срокам каторги. Смертные приговоры были приведены в исполнение в 4 часа утра 7 августа 1889 года вне ограды Якутской тюрьмы. Тяжелораненый Л. М. Коган-Бернштейн был повешен прямо с постели, к которой был прикован.

Еврейская община похоронила евреев-революционеров на местном еврейском кладбище. На могиле А. Л. Гаусмана был установлен памятник, но надписи на нём были уничтожены в марте 1890 года по приказу полиции.

Реакция общественности[править | править код]

События вызвали резкую реакцию либеральной российской и мировой общественности. В начале 1890 года нью-йоркские газеты «Volkzeitung», «Gerald», «The Banner» опубликовали обличительные статьи. Английская «Times» под заголовком «Якутская бойня» разместила письма Бориса Геймана.

Российское правительство было вынуждено удовлетворить требования бунтовщиков и восстановить прежние правила отправки ссыльных.

Список жертв Якутской трагедии[править | править код]

Убиты[править | править код]

  • С. Я. Гуревич
  • П. А. Муханов
  • Я. Ш. Ноткин
  • С. А. Пик
  • П. П. Подбельский (отец В. Н. Подбельского)
  • Г. Е. Шур

Казнены[править | править код]

  • А. Л. Гаусман
  • Н. Л. Зотов
  • Л. М. Коган-Бернштейн

Ранены[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. «Монастыревская трагедия», «Еврейское слово», № 50 (173)
  2. А. Я. Бруштейн «Дорога уходит в даль…»

Источники[править | править код]