Янов, Александр Львович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александр Львович Янов
Aleksandr Yanov.jpg
Дата рождения 18 апреля 1930(1930-04-18)
Место рождения Одесса, Украинская ССР, СССР
Дата смерти 18 февраля 2022(2022-02-18) (91 год)
Страна
Научная сфера история, политология
Место работы Городской университет Нью-Йорка
Альма-матер истфак МГУ
Учёная степень доктор исторических наук
Известен как историк, политолог, публицист

Александр Львович Янов (18 апреля 1930, Одесса[1] — 18 февраля 2022[2]) — советский и американский историк, политолог и публицист. Доктор исторических наук, профессор.

Биография[править | править код]

Окончил исторический факультет МГУ в 1953 году. По распределению работал директором средней школы в городе Сталинск. Был разъездным спецкором «Литературной газеты» и «Комсомольской правды». Объехал полстраны. Публиковался в журналах «Новый мир», «Молодой коммунист», «Вопросы литературы» и «Вопросы философии». Занимался историей славянофильства. Защитил диссертацию «Славянофилы и Константин Леонтьев. Вырождение русского национализма. 1839—1891». Написал 2000-страничную работу «История политической оппозиции в России», которая, несмотря на объём, широко разошлась в самиздате[3][4].

Эмигрировал в США, где с 1975 года преподавал русскую историю и политические науки в Техасском университете, Калифорнийском университете, Мичиганском университете, а также Городском университете Нью-Йорка[5]. Прошёл всю американскую академическую лестницу — от инструктора до полного профессора[6]. Доктор исторических наук[1].

Последняя должность — профессор политических наук в аспирантуре Городского университета Нью-Йорка.

Опубликовал около 900 статей и эссе в советской, американской, английской, канадской, итальянской, российской, израильской, польской, японской и украинской прессе, а также около 20 книг в пяти странах на четырёх языках[4].

Концепция истории России[править | править код]

Янов опровергал широко распространённую со времён Н. М. Карамзина точку зрения, что с самого начала Московское княжество, в отличие от европейских государств, было самодержавным. Он считал, что после татаро-монгольского ига Московское княжество было обычным североевропейским государством с ограниченной монархией. Более того, он полагал, что Реформацию государство Ивана III начало первым в Европе: в русском обществе развернулась широкая критика всевластия церкви, возникло движение нестяжателей, началось изъятие монастырских земель в пользу государства. При Иване IV, во время деятельности Избранной рады, были созданы социальные институты (Земский Собор, замена наместников-«кормленщиков» местным крестьянским самоуправлением), которые обеспечивали основы европеизации страны. Янов противопоставлял самодержавной, евразийской традиции России её собственную европейскую традицию, «ничуть не менее древнюю и легитимную». Янов считал, что только потом Иван Грозный прервал развитие России в направлении европеизации, которое было продолжено лишь со времени Петра I.

Рассматривая славянофильские и евразийские (А. Н. Аксаков, Н. С. Трубецкой, П. Н. Савицкий и др.), а также западнические (К. Д. Кавелин, Б. Н. Чичерин и др.) взгляды на культуру России, Янов пришёл к выводу, что и славянофилы, и западники исходят из одинаково неверной предпосылки. Славянофилы говорят о необходимости развивать евразийское начало, а западники — прививать западный либерализм. Однако при этом не замечается европейская традиция, изначально существовавшая в русской культуре.

В долгосрочной исторической концепции Янова центральную роль играла «лестница Соловьёва» — усмотренная В. С. Соловьёвым трансформация естественного чувства любви к Родине в её гибельный культ, национальную гордыню. Так, Янов отмечал: «Соловьёв, единственный в своё время, отчётливо понимал: национализм смертельно опасен для России. „Национальное самосознание, — писал он, — великое дело, но когда самосознание доходит до самодовольства, а самодовольство до самообожания, то естественный конец для него есть самоуничтожение“. … национализм в России имеет коварное свойство вырождаться и убивать породившую его нацию. Напоминать ли, что блистательное — и страшное — пророчество Соловьёва сбылось буквально? Что империя царей, так до конца и не сумевшая освободиться от убийственного для неё национализма, и впрямь, как он предсказал, самоуничтожилась?»[7]

Критика[править | править код]

А. И. Миллер полагал, что концепция Янова, заключающаяся в том, что в России была многовековая либеральная традиция, которая всё время боролась с патерналистской традицией, — это воспроизведение мифических категорий: европейскость как средоточие всего хорошего и российский патерналистский опыт как средоточие всего плохого. При этом забывается, что либеральная традиция вообще, а не только в России, не насчитывает больше двух с половиной веков, и что в европейском опыте также присутствовал патернализм[8].

Острые политические разногласия между А. Л. Яновым и А. И. Солженицыным отразились в их полемических отзывах друг о друге. А. И. Солженицын в интервью с И. И. Сапиэтом (Би-би-си), февраль 1979:

Вот — Янов. Был он коммунистический журналист, 17 лет подряд, никому не известный. А тут — с профессорской кафедры напечатал уже две книги с разбором СССР и самым враждебным отношением ко всему русскому. В «Вашингтон Пост» на целую полосу статью, что: Брежнев — миролюбец. Смысл его книг: держитесь, мол, за Брежнева всеми силами, поддерживайте коммунистический режим — и торговлей, и дипломатически, укрепляйте его, это вам, американцам, выгодно! А внутри СССР его поддержат… все покупатели магазинов «берёзки». А всякая другая власть в России будет вам хуже. Он даже не ставит коммунистическому режиму в упрёк уничтожение 60 миллионов человек. Словечко «Гулаг» подхватил, но применяет его к старой России — мол, там был Гулаг… И вот такие уста истолковывают здесь Россию. Вот такие… цветки выращены коммунизмом на нашем забвении и растоптании.

Янов, высоко оценивая гражданское мужество и писательский талант Солженицына, видел в его политических взглядах продолжение гибельной для России идеи клерикальной автократии. Так, в интервью «Голосу Америки» на годовщину смерти Солженицына Янов говорил:

Думаю, что Солженицын останется в русской истории как фигура двойственная: тогда, в начале шестидесятых, он был для всех нас символом того, на что мы сами были неспособны. Он бросил вызов системе — всей системе чекистского контроля. И вот это время как раз и дало расцвет его литературного таланта. «Иван Денисович», «Матрёнин двор» — как и многие другие, я принял всё это, как знамение Божие. Вот, говорили мы себе, сохранилась классическая русская литература — и вынесла приговор этой бесчеловечной системе. Таково было мое отношение к Солженицыну — до тех пор, пока не появилось его письмо к вождям СССР… Уже в середине семидесятых — в сборнике «Из-под глыб» — он уже прямо скажет, что демократия — это очень плохо. … по убеждению Солженицына, авторитаризм — это судьба России. И что о разных там плюралистах надо забыть, что это всё — образованщина, что все они нерусские, русской истории не знают и говорят чепуху. Подразумевалось, что сам-то он её знает… И характерно, что Солженицын-романист на каждом шагу противоречил Солженицыну-пропагандисту.

И. Н. Данилевский в интервью журналу «Профиль» отметил:

Масштабные обобщения страдают тем, что автор просто не в силах освоить весь массив информации, который накопила наука даже за последнее десятилетие. А раз не может, неизбежны лакуны или прямые натяжки. Яркий пример — трилогия американского историка Александра Янова «Россия и Европа». Очень интересная концепция, но в фактическом материале есть явные пробои. И это не его вина, это объективная ситуация, связанная с колоссальными объёмами научной информации[9].

Янов, рассматривая свой концепт цикличности российской истории (реформа и антиреформа), точно предугадал приход антирефоматора Путина[10].

Библиография[править | править код]

  • Social Contradictions and Social Struggle in Post-Stalinist USSR: Essays by Alexander Yanov // Special double Issue of the «International Journal of Sociology». — 1976 Summer-Fall. — Vol. 6, Nos 2—3.
  • Détente after Brezhnev: The Domestic Roots of Soviet Foreign Policy. — Berkeley: Institute of International Studies, 1977.
  • The Russia New Right. — Berkeley: Institute of International Studies, 1978.
  • La Nuova Destra Russa. — Firenze: Sansoni Editore, 1981.
  • The Origins of Autocracy. — University of California Press, 1981.
  • Le Origini Dell’Autocrazia. — Milan: Edizioni di Communita, 1984.
  • The Drama of the Soviet 1960-s: A Lost Reform. — Berkeley: Institute of International Studies, 1984.
  • The Russian Challenge. — Oxford, England: Basil Blackwell, 1987.
  • La Perestroika Mankata. — Milan: Viscontea, 1989.
  • Rosia NoChosen. — Tokyo: Sairyusha, 1995.
  • Weimar Russia and What We Can Do About It. — New York: Слово/Word, 1995.
  • Beyond Yeltsin. — Tokyo: Sairusha, 1997.
  • Русская идея и 2000 год. — New York: Liberty Publishing, 1988. — 400 с.
  • После Ельцина. Веймарская Россия? — М.: Крук, 1995.
  • Тень Грозного царя. — М.: Крук, 1997. — 2245 с. — 5000 экз.
  • Россия против России. 1825—1921: Очерки истории русского национализма. — Новосибирск: Сибирский Хронограф, 1999. — 368 с. — 3000 экз.
  • Россия: У истоков трагедии. 1462—1584: Заметки о природе и происхождении русской государственности. — М.: Прогресс-Традиция, 2001.
  • Патриотизм и национализм в России. 1825—1921. — М.: Академкнига, 2002.
  • Россия и Европа в трёх книгах:
    • Книга 1. Европейское столетие России. 1480—1560. — М.: Новый Хронограф, 2007.
    • Книга 2. Загадка николаевской России. 1825—1855. — М.: Новый хронограф, 2007.
    • Книга 3. Драма патриотизма в России. 1855—1921. — М.: Новый хронограф, 2009.
  • Почему в России не будет фашизма: история одного отречения. — М.: Новый хронограф, 2012.
  • Русская идея. От Николая I до Путина. В 4-х книгах. — М.: Новый Хронограф, 2014—2016. — 1096 с. — ISBN 978-5-94881-275-5. — 2000 экз. [Книга 1. 1825—1917. — 2014; Книга 2. 1917—1990. — 2014; Книга 3. 1990—2000. — 2015; Книга 4. 2000—2016. — 2016.]
  • Янов А. Спор о «вечном» самодержавии // Международный проект «Сноб». — Раздел «Снобщество». — 02.09.2016.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Александр Янов на «Снобе»: «Про меня» {Профиль автора публикаций и участника проекта} // Международный проект «Сноб». — Раздел «Снобщество».
  2. Умер Александр Янов
  3. [https://carnegieendowment.org/files/transcript_yanov.pdf ТРИЛОГИЯ АЛЕКСАНДРА ЯНОВА «РОССИЯ И ЕВРОПА. 1462-1921»]
  4. 1 2 Ушел из жизни историк, политолог и публицист Александр Янов
  5. Интервью Александра Янова автору «Независимой газеты» Михаилу Тульскому, 02.11.2001.
  6. Журнал «ПОЛИС. Политические исследования» ► Сведения об авторе: Янов Александр Львович. Профессор.
  7. Янов-ответ
  8. Интервью с Алексеем Миллером (недоступная ссылка). Дата обращения: 9 августа 2011. Архивировано 5 марта 2016 года.
  9. Данилевский И. Н. Преданья старины глубокой. Новый труд Бориса Акунина «История российского государства» стал одной из самых обсуждаемых книг последнего времени. Удалось ли писателю стать новым Карамзиным? Беседовал Владимир Рудаков // «Профиль». — 28.01.2014.
  10. Неизбежный Путин. Андрей Мальгин — о «Веймарской России».

Ссылки[править | править код]