Ярославское восстание

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ярославский мятеж
Основной конфликт: Гражданская война в России
Дата 621 июля 1918
Место Ярославль и окрестности
Итог Восстание подавлено
Начало Красного террора в Ярославле.
Противники

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

Флаг России Союз защиты Родины и Свободы

Командующие

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика А. И. Геккер
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Ю. С. Гузарский

Флаг России А. П. Перхуров

Силы сторон

6 июля 1918:
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика около 1000 штыков и сабель
В конце восстания:
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика самолёты
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика тяжёлая артиллерия

6 июля 1918:
Флаг России 105 бойцов при 12 револьверах
В конце восстания:
Флаг России 1735—2135 штыков
Флаг России 2 пушечных броневика
Флаг России 15 пулемётов
Флаг России 2 орудия
Флаг России 1 бронепоезд

Потери

неизвестно

Флаг России ок. 600 убито (в боях)

Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе

Яросла́вское восстание (в советской историографии известное как Ярославский мятеж) — белогвардейское выступление в Ярославле 6—21 июля 1918 года. Подавлено силами Рабоче-крестьянской Красной армии.

Предпосылки и организация восстания[править | править код]

Наряду с Рыбинским восстанием и Муромским восстанием, Ярославское восстание было организовано Союзом защиты Родины и Свободы, созданным Б. В. Савинковым с санкции командования Добровольческой армии в лице генералов Л.Г.Корнилова и М.В.Алексеева. Цель создания Союза защиты Родины и Свободы - организация сопротивления большевизму в Центральной России. Осуществляя общее руководство восстанием в этих городах, Б. В. Савинков направил в Ярославль начальника штаба Союза защиты Родины и Свободы, полковника А. П. Перхурова и поручил ему возглавить там вооружённое выступление[1].

Организаторами восстания стало местное отделение Союза защиты родины и свободы. В начале 1918 года это была наиболее сильная антисоветская организация в Центральной России, ячейки которой имелись не только в Ярославле, но и во всех крупных верхневолжских городах: Рыбинске, Муроме, Костроме. Наличие хорошо разветвлённой подпольной сети позволило создать ядро будущего сопротивления. Союз взаимодействовал с местными организациями Союза офицеров, Союза фронтовиков и Союза георгиевских кавалеров, а также координировал работу с антисоветским подпольем в Москве, но из-за слабости последнего и растущей активности ВЧК основное внимание уделялось провинциальным центрам[2].

Выбор Ярославля в качестве опорного пункта для восстания был обусловлен сочетанием нескольких факторов:

  • Это был крупный губернский центр на Волге, здесь проходила железнодорожная магистраль на Север и в Сибирь. Ярославль мог рассматриваться как северный ключ к Москве.
  • После того, как часть местных отрядов Красной гвардии была направлена в Москву и на Кубань для оказания помощи в борьбе с белым движением, количество организованных и вооруженных сторонников Советской власти в городе уменьшилось[3].
  • Восставшие надеялись на помощь извне, от антисоветских сил и организаций, а также со стороны стран Антанты (Б. В. Савинкову было дано обещание о поддержке восстания французским десантом в Архангельск, однако на практике, десант Антанты высадился в Архангельске только в августе).
  • Ещё одним фактором, сказавшимся в выборе Ярославля как места выступления, могло быть размещение в нём с марта 1918 года штаба Ярославского военного округа, занимавшегося формированием частей Красной армии на территории Северного Поволжья. Это позволяло многим офицерам легально прибывать в город, а с началом восстания — сразу же дезорганизовывало управление войсками на обширной территории.
  • Существует также определённая преемственность июльского восстания по отношению к антибольшевистскому сопротивлению в Ярославле после октября 1917 года. В начале 1918 года в Ярославле уже имели место антисоветские выступления, одно из которых произошло в пасхальные дни, но оказалось быстро подавленным.

Руководители восстания[править | править код]

  • общее руководство восстанием и действиями вооруженных формирований осуществлял монархист, представитель Добровольческой армии полковник А. П. Перхуров;
  • помощником главноначальствующего по гражданской части стал железнодорожный служащий, меньшевик И. Т. Савинов (по другим данным, член Комитета спасения А. М. Кизнер);
  • на должность городского головы был вновь назначен В. С. Лопатин, домовладелец, инженер по специальности, занимавший этот пост до июля 1917 года, а после — работавший в ярославской городской думе в качестве гласного[4];
  • в городскую управу вошли купец Каюков, кадеты Соболев и Горелов, а также бывший присяжный поверенный меньшевик Мешковский.
  • в число руководителей восставших вошел бывший член губисполкома, эсер Н. А. Мамырин, который совершал поездки по деревням и агитировал крестьян к восстанию против Советской власти.
  • также, среди участников восстания был бывший губернский комиссар Временного Правительства Б. В. Дюшен (не занимавший, однако, никаких административных должностей).

Цели восстания[править | править код]

Целями восставших являлись ликвидация большевистской диктатуры, восстановление политических и экономических свобод, созыв Учредительного собрания, разрыв Брестского мира и с помощью союзников России по Антанте открытие нового Восточного фронта против Германии и большевиков. Гарантировалось право собственности крестьян на землю на основании закона, однако к этому времени земля была социализирована как «общенародное достояние» и передана крестьянам «на началах уравнительного землепользования» (согласно Декрету о земле, принятому II Всероссийским съездом Советов 26 октября 1917 года, чья правомочность восставшими не признавалась). В ярославской формуле речь шла не об общенародности земельного фонда, а о праве полной собственности крестьянина на землю и о законных гарантиях этой собственности. Поскольку в это время идея частной собственности на землю среди основной массы российских крестьян популярностью не пользовалась, не исключено, что именно эта формулировка лишила восставших поддержки основной массы крестьянства, так как была воспринята в качестве дымовой завесы для попытки пересмотра результата передела земли 1917 года с возвращением помещичьего землевладения.

В воззвании говорилось также о водворении «строгого законного порядка» как «самой первой меры».

Относительно тактики и военных целей восстания существуют разные мнения. Обычно считается, что восставшие надеялись на помощь союзников с Севера (которая не была получена) и рассчитывали на возможность распространения восстания на другие города Центра России и в итоге — повсеместно, вплоть до освобождения Москвы.

События[править | править код]

Схема Ярославского восстания

Силы сторон[править | править код]

К началу восстания Союз защиты родины и свободы сумел легально сосредоточить в городе до 300 офицеров (офицерский союз в самом Ярославле насчитывал около 200 чел., ещё 50 чел. прибыли из Москвы, 30 из Калуги и 12 из Костромы)[5].

Далее, в первые же дни руководители восстания объявили о воссоздании «самообороны» при городской управе (впервые созданной в ноябре 1917 года, но впоследствии расформированной Советской властью) и записи в добровольческую армию. 6 июля была объявлена мобилизация — обязательная для офицеров и добровольная для остальных. В целом, число записавшихся в добровольцы насчитывалось около шести тысяч человек, которым оказывали поддержку местное духовенство, интеллигенция, а также крестьяне некоторых пригородных сел. Однако, по воспоминаниям самого Перхурова, непосредственно на линии фронта находилось не более 600—700 человек, большая часть «добровольцев» рассеялась вскоре после начала боев.

Силы большевиков в Ярославле к началу восстания насчитывали около 1000 штыков, в том числе: 1-й Советский полк (500—600 штыков), Особый коммунистический отряд (200 штыков), автопулемётный отряд, состоявший из двух броневиков и пяти пулемётов, и отряд конной милиции в 100 человек. В самом начале восстания военные специалисты из числа офицеров, автопулеметный отряд, милиция и часть личного состава гарнизона перешли на сторону восставших. Особый коммунистический отряд был захвачен врасплох, разоружен и арестован. 1-й Советский полк вначале объявил о своем нейтралитете, но уже через несколько часов перешел к активным действиям против восстания.

Начало восстания[править | править код]

В ночь на 6 июля 1918 года заговорщики (105 человек, вооружённых 12-ю револьверами) во главе с А. П. Перхуровым собрались на Леонтьевском кладбище на окраине Ярославля. Примерно в полукилометре от кладбища находился склад оружия, свозимого с фронта. Повстанцы напали с нескольких сторон на красноармейцев, охранявших склад, захватили его и начали разбирать оружие. Из города были посланы 30 вооруженных милиционеров с целью выяснить, что происходит на складе, так как телефонная связь была прервана, но они сразу же присоединились к восставшим. Позже на их сторону перешла вся городская милиция, а губернский комиссар милиции прапорщик Фалалеев возглавил один из повстанческих отрядов и погиб в бою.

Вооружившись, повстанцы разбились на группы и двинулись в город, где на их сторону перешёл автоброневой дивизион под командованием поручика Супонина (2 пушечных бронеавтомобиля «Гарфорд-Путилов» и 5 крупнокалиберных пулемётов). 1-й Советский полк заявил о своём нейтралитете.

Уже к утру после короткого боя был полностью разоружён и арестован Особый коммунистический отряд, захвачен Губернаторский дом, в котором находились исполком и ГубЧК, заняты почта, телеграф, радиостанция и казначейство. Таким образом, в руках повстанцев оказался весь центр Ярославля, а затем и заволжская часть города — Тверицы.

На городских квартирах были захвачены комиссар Ярославского военного округа Д. С. Закгейм и председатель исполкома городского совета С. М. Нахимсон, которые стали единственными бессудно убитыми восставшими в первый день восстания[2].

Около 200 советских и партийных работников (в том числе делегаты съезда), коммунистов и их сторонников были арестованы и помещены на баржу, которую отвели от берега, поставив на якорь.

Разгар восстания[править | править код]

В советской историографии отмечено, что расширению и распространению восстания в немалой степени способствовала нерешительность, которую в первые дни восстания проявило местное руководство РККА — окружной военком В. П. Аркадьев и военрук (бывший царский генерал) Н. Д. Ливенцев[6].

Взяв под контроль большую часть города, восставшие расположили свой штаб на Богоявленской площади в городской чертёжной у бывшего Спасо-Преображенского монастыря.

А. П. Перхуров провозгласил себя «Главнокомандующим Ярославской губернии и командующим группой войск Северной добровольческой армии». Было объявлено о формировании Северной Добровольческой Армии, подчиняющейся верховному командованию генерала М. В. Алексеева, в ряды которой записалось около шести тысяч человек (из них в боях участвовали 1600—2000). Среди вступивших в армию были офицеры, рабочие, интеллигенция, учащаяся молодёжь, крестьяне из окрестных деревень. Рабочие железнодорожных мастерских направили 140 человек, построили бронепоезд, а также ремонтировали оружие, броневики. Но оружия не хватало, особенно орудий и пулемётов (в распоряжении повстанцев было всего 2 трехдюймовых пушки и 15 пулемётов). Поэтому Перхуров прибег к оборонительной тактике, ожидая помощь оружием и людьми из Рыбинска.

8 июля в городе была восстановлена деятельность городского самоуправления «на основах Закона Временного Правительства 1917 года».

13 июля своим постановлением Перхуров для «воссоздания законности, порядка и общественного спокойствия» упразднил все органы Советской власти и отменил все её декреты и постановления, были восстановлены «органы власти и должностных лиц, существовавших по действовавшим законам до октябрьского переворота 1917 года».

Фабричные слободы за рекой Которослью, где находился 1-й Советский полк, восставшие захватить не сумели. С доминировавшей над городом Туговой горы, вскоре начался артиллерийский обстрел Ярославля. Расчёт повстанцев на то, что сам факт восстания поднимет Ярославскую и соседние губернии, оказался несостоятельным — первоначальный успех восстания не удалось развить, хотя часть крестьян готова была поддержать восставших.

Тем временем, советское военное командование спешно стягивало к Ярославлю войска. В подавлении восстания приняли участие не только местный полк РККА и рабочие отряды, но также отряды красной гвардии из Твери, Кинешмы, Иваново-Вознесенска, Костромы и других городов[7].

Разгром восстания[править | править код]

«Славное побоище Красной Армии с Борисом Савинковым в Ярославле в июле 1918 года». Лубок, 1926.

11 июля 1918 был сформирован губернский военно-революционный комитет во главе с К. Е. Бабичем. Командиром сил на южном берегу Которосли был назначен Ю. С. Гузарский, командующим войсками на обоих берегах Волги у Ярославля — прибывший 14 июля из Вологды А. И. Геккер[8].

Кольцо красных войск, вначале весьма слабое, стало сжиматься всё сильнее. Становилось очевидным, что повстанцы не смогут долго удержать город. Восстания в Рыбинске (8 июля) и Муроме (9 июля) были подавлены. Отряды красной гвардии и части «интернационалистов» (в частности, китайцев, германских и австро-венгерских военнопленных) начали наступление на Ярославль.

Из-за Которосли и со стороны станции Всполье (ныне Ярославль-Главный) город непрерывно обстреливали артиллерия и бронепоезда, бомбили с аэропланов.

По данным штаба по ликвидации мятежа: «за два полета сброшено более 12 пудов динамитных бомб, большая часть которых, по полученным сведениям, попала в район расположения штаба противника около бывшего губернаторского дома… Лётчиками замечены сильные повреждения зданий и возникшие пожары… Артиллерийский огонь противник не открывал, ограничившись одним или двумя выстрелами из малокалиберных орудий, по-видимому, с броневиков. В настоящее время, в виду упорства противника, решено усилить бомбардировку, применяя для этой цели наиболее разрушительной силы бомбы».

Однако защитники города держались, отбивая атаки противника. Отчаявшись сломить сопротивление ярославцев, Ю. Гузарский 16 июля 1918 года телеграфировал командованию[источник не указан 3124 дня]:

« Срочно шлите 10 000 снарядов, половина шрапнель, половина гранат, а также пятьсот зажигательных и пятьсот химических снарядов. Предполагаю что придётся срыть город до основания. »

РГВА. Ф.1. Оп.3. Д.83. Л.353.

Красные подвергли город артиллерийскому обстрелу «по площадям». Уничтожались улицы и целые кварталы. В охваченной восстанием части города было уничтожено до 80 % всех строений. В городе бушевали пожары, поскольку пожарная часть и городская водонасосная станция были разрушены.

Дальнейшее продолжение вооруженной борьбы становилось бесперспективным. На созванном военном совете Перхуров настаивал на прорыве армии из Ярославля и уходе либо на Вологду, либо на Казань навстречу Народной армии. Однако большинство командиров, будучи местными жителями, во главе с генералом Карповым — отказались покидать город и решили продолжать борьбу пока есть возможность. Сложность ситуации заключалась в том, что участниками восстания были как приехавшие из других городов офицеры, так и жившие в Ярославле отставные солдаты и офицеры русской армии, мирные граждане, взявшиеся за оружие. Для первых был важен прежде всего военный аспект проводившейся «операции», для других ставка была неизмеримо больше: они защищали не только себя, но и свои семьи, и у них не было путей отступления. В итоге было решено выслать за подкреплением отряд из 50 человек во главе с А. П. Перхуровым, который покинул Ярославль на пароходе в ночь с 15 на 16 июля 1918 года. Командующим в городе остался генерал П. П. Карпов, чья семья жила в Ярославле (согласно протоколам Ярославской ЧК, его расстреляли в сентябре 1918 года). Уход Перхурова отрицательно сказался на боевом духе восставших, однако они продолжали сопротивление.

К 20 июля восставшим стало ясно — далее сопротивляться нечем, их силы и боеприпасы были на исходе. Штаб повстанцев принял решение о прекращении сопротивления. Но сдаться решили не красным войскам, а «Германской комиссии военнопленных № 4» во главе с лейтенантом К. Балком, интернированной с начала восстания в городском театре.

21 июля оставшиеся в Ярославле бойцы сдались германской комиссии. Хотя её председатель К. Балк заверил сдавшихся повстанцев, что комиссия займёт позицию «вооружённого нейтралитета» и не выдаст их большевикам, почти сразу он передал всех большевикам, которые их немедленно расстреляли.

Значение восстания[править | править код]

Восстание потерпело поражение из-за слабой организации, недостатка вооружения (что стало причиной оборонительной стратегии повстанцев), численного превосходства сил красной гвардии и интенсивного применения ими артиллерии и авиации. Как отмечал впоследствии Б. Савинков: «В Ярославле вооружиться было нечем. Приходится удивляться не тому, что полковник Перхуров не разбил под Ярославлем большевиков, а тому, что он смог продержаться 17 дней».

Несмотря на поражение восстания в Ярославле, оно оказало значительное влияние на развитие боевых действий на Волге и Урале. Оно не позволило перебросить большевикам свои резервы на Поволжский и Уральский фронты, что привело к тяжёлым поражениям красных войск и освобождению Екатеринбурга, Симбирска и Казани.

Историографические оценки[править | править код]

Первоначально, современники, которые придерживались разных политических взглядов, называли произошедшее в Ярославле событие «восстанием» [9]. Но в 30-е гг. XX в. это слово было заменено ярлыком-понятием «мятеж», которое на протяжении десятилетий безраздельно господствовало в советской историографии [10]. Однако в эмигрантской литературе продолжало существовать старое понятие «восстание» [11]. На эту двойственность обратили внимание Е. А. Ермолин и В. Н. Козляков. Как отмечали историки, причиной такого смещения акцентов в наименовании событий в Ярославле являлось идеологическое наполнение понятий «восстание» и «мятеж». Если «восстание» советские историки наделяли статусом неизбежности и объективности, что в контексте марксисткой методологии носило позитивную окраску, то понятие «мятеж» ассоциировалось с анархичностью, капризом, произвольностью, беззаконностью проводимых акций [12]. Настаивая на эмигрантской трактовке событий в Ярославле, Е. А. Ермолин и В. Н. Козляков отметили два признака, которые, по их мнению, позволяют характеризовать эти события как масштабное народное восстание против большевиков [13]:

1. В первой половине 1918 года еще продолжало существовать стойкое общее убеждение в незаконности и временности власти большевиков, что повлияло на мотивы действий восставших. Моральное и юридическое право выступления против узурпаторов власти было на стороне восставших, стремившихся сохранить правовую и культурную преемственность с добольшевистским временем и восстанавливавших прежние органы власти. Ярославское восстание не имело узкопартийного, сектантского характера.

2. Роль офицеров-заговорщиков из савинковской организации Союза защиты Родины и Свободы была значительной только в первой момент начала движения. В дальнейшем под знаменами восставших оказалось много жителей города, поэтому стихия событий существенно изменила первоначальные цели.

Последствия восстания[править | править код]

Погибшие[править | править код]

Советская сторона[править | править код]

76-мм пушка обр. 1902 г., участвовавшая в обстреле Ярославля. Орудие было выведено из строя снарядом, разорвавшимся в канале ствола. В настоящее время — экспонат Музея боевой славы в Ярославле

Восставшими было арестовано свыше 200 коммунистов и работников советских учреждений; председатель губисполкома С. М. Нахимсон, председатель исполкома городского Совета Д. С. Закгейм были убиты, ещё несколько десятков советских работников были интернированы на т.н. «баржу смерти», поставленную на якорь посреди Волги[14]. При попытке пленников покинуть баржу, в них стреляли, но на 13-й день им удалось сняться с якоря и баржа приплыла в расположение войск РККА (к этому времени, в живых на борту осталось 109 человек)[15].

Газета «Правда» призывала к мщению, напечатав 14 июля 1918 года, то есть ещё задолго до официального объявления большевиками красного террора, следующее обращение[16]:

В Ярославле убиты восставшими белогвардейцами Доброхотов… Закгейм… Нахимсон… Убиты самые стойкие, испытанные борцы пролетарской армии… Товарищи ярославцы! мы ждем от вас ответа: сколько сотен гадов и паразитов истребили вы за эти три драгоценные жизни наших друзей? Поп, офицер, банкир, фабрикант, монах, купеческий сынок — все равно. Ни ряса, ни мундир, ни диплом не могут им быть защитой. Никакой пощады белогвардейцам!

Количество красноармейцев, погибших при подавлении восстания, неизвестно.

Ю. С. Гузарский, руководивший подавлением восстания, в 1919 г. был арестован и казнён за неповиновение приказам.

В 1958 году на Советской площади Ярославля был установлен Памятник жертвам белогвардейского мятежа.

Антибольшевистские силы[править | править код]

Во время боёв погибло около 600 восставших. После взятия Ярославля 21 июля 1918 года в городе начался массовый террор — расправа над повстанцами и жителями города: в первый же день после окончания восстания были расстреляны переданные Балком 428 человек (в том числе был расстрелян весь штаб восставших — 57 человек[17]), в основном офицеры, студенты, кадеты, лицеисты. Число бессудно казнённых в первые часы после подавления восстания уже никогда не станет известно. Таким образом, можно утверждать, что, за исключением той сотни восставших, что сумела вырваться из осаждённого города, погибли почти все, принявшие участие в восстании[2]. Расстрелы продолжались и позднее: в сентябре в советской прессе фиксируется более 60 случаев казни участников восстания[17]. Всего же по Ярославской губернии с марта по ноябрь 1918 года по далеко не полным данным С. П. Мельгунова большевистскими властями было расстреляно 5004 человека[18].

Материальный ущерб[править | править код]

Д. и. н. В. Ж. Цветков охарактеризовал бомбардировку Ярославля как «варварскую» и «ничем не оправданную»[2].

Уничтожение города[править | править код]

В ходе городских боев городу был нанесён значительный материальный ущерб. Сгорело 20 фабрик и заводов, в том числе табачная и спичечная фабрика, 4 войлочных, лесопильный, свинцово-белильный, механический заводы и др. Артиллерийским огнём и бомбардировками были разрушены 2147 домов (без крова остались 28 тыс. жителей) и уничтожены: Демидовский юридический лицей с его знаменитой библиотекой, часть торговых рядов, десятки храмов и церквей, 67 зданий правительственного, медицинского, культурного назначения.

Уничтожение музейного исторического наследия России[править | править код]

Летом 1918 года в Ярославле оказались коллекции петроградского Артиллерийского исторического музея (АИМ) — крупнейшего музея русской армии, в котором хранились военные и художественные ценности, связанные с историей всех родов сухопутных войск России. Временное правительство распорядилось об эвакуации АИМ. Считается, что одной из причин эвакуации стала бронза, из которой были изготовлены старые орудия, — стратегический металл, в котором Германия испытывала острую нужду. Местом временной дислокации музея выбрали Ярославль. 25 сентября 1917 года три баржи, груженные самыми ценными орудиями, иными экспонатами и архивом, отплыли из Петрограда в сопровождении прапорщика Курышева и трех канониров 1-й тяжелой артиллерийской бригады, которые самоотверженно пытались сохранить фонды от всех военных и революционных катаклизмов. В июле 1918 года район Спасского монастыря, где хранилось музейное имущество, стал полем сражения, в возникшем пожаре полностью сгорели 55 ящиков со знаменами и оружием: всего около 2000 знамен (в том числе ценные, стрелецкие), все трофеи, собранные в ходе Первой мировой войны, 300 экземпляров старинного огнестрельного и холодного оружия. На баржах были повреждены 54 ценных орудия, погиб в воде архив 2-й половины XVIII столетия и частично — 1-й половины XIX в.

В дни восстания в результате пожара в типографии была безвозвратно утрачена рукопись последней книги крупного русского социолога и правоведа, академика Б. А. Кистяковского «Право и науки о праве». В Ярославле также погибли многие материалы научной экспедиции Б. А. Вилькицкого 1911-16 годов, изучившей у берегов Таймыра возможность прокладывания трассы Северного морского пути (экспедиция открыла пролив Вилькицкого, Землю императора Николая II (переименована в Северную землю), остров цесаревича Алексея (остров Малый Таймыр), остров А. И. Вилькицкого и др.) Уцелевшими картами и лоциями экспедиции Вилькицкого последующие экспедиции полярников пользовались и в тридцатые годы XX века.

В огне пожара были уничтожены материалы о лечении А. С. Пушкина после ранения на дуэли с Дантесом, хранившиеся в семье Журавских, потомков В. И. Даля, на руках которого скончался поэт.

Отражение в литературе, искусстве, публицистике[править | править код]

  • Писатель-эмигрант Л. Ф. Зуров написал повесть «Кадет» (Рига, 1928 г.), в которой сочетается личный опыт участия в белом движении с использованием информации, полученной от непосредственных участников Ярославского восстания. Герой повести, кадет Митя Соломин покидает сожженное имение и едет в Ярославль, где совместно с другими учащимися местного кадетского корпуса принимает участие в вооруженном восстании против большевистской власти.
  • Советский прозаик А. И. Пантелеев, бывший свидетелем событий, в повести «Ленька Пантелеев» (1938, 1952) отразил свои впечатления, подробно описал быт горожан в дни восстания.
  • В воспоминаниях В. А. Каверина о Ю. Н. Тынянове «Друг юности и всей жизни» автор отмечает, что дипломная работа о Кюхельбекере студента Петроградского университета, будущего выдающегося литературоведа и прозаика Юрия Тынянова сгорела во время восстания вместе с библиотекой, которую он собирал с гимназических лет.
  • Повесть Роберта Штильмарка «Волжская метель» (другое название — «Пассажир последнего рейса», первая публикация — журнал «Вокруг света», 1974 год).
  • В романе Алексея Толстого «Хождение по мукам» дается художественная версия восстания.
  • О восстании повествует Н. Чуковский в романе «Ярославль».
  • Образ восстания создал в 1920-е гг. ярославский художник Александр Иванович Малыгин в серии лубочных стилизаций .

Примечания[править | править код]

  1. «Борьба с большевиками», Варшава. издание Русского полит. комитета, 1920 г.
  2. 1 2 3 4 Ярославское восстание. Июль 1918 / Под ред. В. Ж. Цветкова. — 1-е. — Москва: Посев, 1998. — 112 с. — (Библиотечка россиеведения. Выпуск № 2).
  3. Гражданская война в СССР (в 2-х тт.) / колл. авторов, ред. Н. Н. Азовцев. Том 1. М., Воениздат, 1980. стр.77, 81
  4. при этом, сложил полномочия избранный на первых всеобщих, «демократических» выборах 30 июля 1917 года социал-демократ С. А. Суворов (впоследствии, он погиб в ходе восстания: вызвавшись как парламентер отнести в расположение красных войск письмо от добровольческого штаба с призывом не разрушать город, он был застрелен при подходе к позициям красных)
  5. В. Цветков. Восстание на Ярославской земле // ИА «Белые воины» от 31.10.2008
  6. Гражданская война в СССР (в 2-х тт.) / колл. авторов, ред. Н. Н. Азовцев. Том 1. М., Воениздат, 1980. стр.158
  7. Большая Советская Энциклопедия. / под ред. А. М. Прохорова. 3-е изд. Т.30. М., «Советская энциклопедия», 1978. стр.558-559
  8. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия / редколл., гл.ред. С. С. Хромов. 2-е изд. М., Советская энциклопедия, 1987. стр.698
  9. Ярославское восстание. 1918 / Под общ. ред акад. А. Н. Яковлева; Сост. Е. А. Ермолин, В. Н. Козляков. – М., 2007. – С. 16.
  10. См, например: Краткая история гражданской войны в СССР. – М., 1962; Балашов Р. В. Пламя над Волгой. – Ярославль, 1984; Минц И. И. 1918 год. – М., 1982.
  11. Орлов Г. Еще раз о Ярославском восстании // Часовой. За родину, честь и свободу. – №337. – 1953.
  12. Ярославское восстание. 1918 / Под общ. ред акад. А. Н. Яковлева; Сост. Е. А. Ермолин, В. Н. Козляков. – М., 2007. – С. 16.
  13. Там же. – С. 16–17.
  14. Ярославский мятеж // «Ташкент» — Ячейка стрелковая / [под общ. ред. А. А. Гречко]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1976. — С. 672-673. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 8).
  15. Д. Л. Голинков. Крушение антисоветского подполья в СССР (в 2-х тт.). Книга I. 4-е изд. М., Политиздат. 1986. стр.177-180
  16. Кидяров А. Е. Ярославский мятеж 1918 г. и православная церковь (рус.). II Романовские чтения. Центр и провинция в системе российской государственности: материалы конференции. Сайт «Хронос» (26 — 27 марта 2009 года). Проверено 4 мая 2012. Архивировано 2 июня 2012 года.
  17. 1 2 Ратьковский И. С., Ходяков М. В. История Советской России
  18. С. П. Мельгунов Красный террор в России. 1918—1922. Берлин, 1924 (современное издание — М., 1990)

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]

См. также[править | править код]

Хронология революции 1917 года в России
До:

См. также продразверстка, комбеды, продотряды.



Вооружённая борьба эсеров против большевизма («демократическая контрреволюция»):


Эсеро-белогвардейские восстания под эгидой Союза защиты Родины и Свободы Савинкова Б. В.:


После:

Расстрел царской семьи 17 июля 1918 года
См. также Алапаевские мученики