Русский Рено

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Изображение
Танк «Рено-Русский» «Борец За Свободу тов. Ленин». Одна из фотографий, посланных в подарок Л. Д. Троцкому. 1920 год.
Русский «Рено» (также «Рено-Русский», М, КС)
Классификация

лёгкий танк

Боевая масса, т

7

Компоновочная схема

классическая

Экипаж, чел.

2

История
Производитель

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Завод «Красное Сормово» (сборка),
Путиловский завод (вооружение),
Ижорский завод (броня),
Завод АМО (моторно-трансмиссионная группа)

Годы разработки

19191920

Годы производства

19201921

Годы эксплуатации

19201930

Количество выпущенных, шт.

15

Основные операторы

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика/Союз Советских Социалистических Республик

Размеры
Длина корпуса, мм

4960 (с «хвостом»)

Ширина, мм

1750

Высота, мм

2250

Клиренс, мм

420

Бронирование
Тип брони

стальная катаная

Лоб корпуса, мм/град.

16

Борт корпуса, мм/град.

16

Корма корпуса, мм/град.

13

Днище, мм

6,5

Крыша корпуса, мм

8

Лоб башни, мм/град.

22

Борт башни, мм/град.

22

Вооружение
Калибр и марка пушки

37-мм пушка Гочкисса

Тип пушки

Нарезная

Длина ствола, калибров

21

Боекомплект пушки

250

Углы ГН, град.

360°

Прицелы

Механический

Пулемёты

1 × 8-мм «Гочкисс»,
~3000 патронов
(на части машин)

Подвижность
Тип двигателя

«АМО», карбюраторный, рядный, 4-х цилиндровый, жидкостного охлаждения

Мощность двигателя, л. с.

33,5

Скорость по шоссе, км/ч

8,5

Запас хода по шоссе, км

60

Удельная мощность, л. с./т

4,5

Тип подвески

Балансирная

Преодолеваемый подъём, град.

38

Преодолеваемая стенка, м

0,6

Преодолеваемый ров, м

1,8

Преодолеваемый брод, м

0,7

Commons-logo.svg Русский Рено на Викискладе

Русский «Рено» (также «Рено-русский», «Танк М», «Танк КС» (Красное Сормово); в ряде источников именуется «Танк „Борец за свободу тов. Ленин“», по имени собственному первого танка серии) — первый советский танк и первый русский танк, запущенный в серийное производство. Классификационно относился к лёгким танкам непосредственной поддержки пехоты. Представлял собой почти полную копию французского лёгкого танка Renault FT-17. Выпускался в 19201921 годах на Сормовском заводе (Нижний Новгород) малой серией в 15 машин.

Несмотря на официальное принятие на вооружение Красной Армии в 1920 году, в каких-либо боевых действиях «Рено-русские» участия не принимали[1]. На вооружении состояли до 1930 года.

История создания[править | править вики-текст]

Танки РККА на параде. Впереди идёт трофейный Renault FT-17, позади слева — «Рено-русский» с пушечно-пулемётным вооружением. Москва, Красная площадь, 8 ноября 1924 года.

В ходе Первой мировой войны Российская империя активно использовала бронетехнику — за 4 года войны общее количество бронеавтомобилей, поступивших в распоряжение Русской Императорской армии, приблизилось к 500. В целом, активность использования броневиков русской армией была выше аналогичного показателя для армий как её союзников — Великобритании и Франции, так и противников — Германии и Австро-Венгрии[2][3]. Во многом это объяснялось позиционным характером боевых действий на Западном фронте Первой мировой, а также общим немалым энтузиазмом русских военных по отношению к бронеавтомобилям. К середине 1917 года русская армия по количеству бронемашин, их качеству и организации, а также развитости тактики их использования превосходила армии других воюющих стран, незначительно уступая лишь Великобритании, и то только по общей численности бронемашин[2].

Кроме того, Военное ведомство Российской империи внимательно следило за применением странами Антанты (а впоследствии — и Центральными державами) новейшего вида боевой техники — танков. Военные понимали и признавали исключительную полезность вездеходных боевых машин в условиях русского бездорожья. Помимо зарубежного опыта, в этой области у России имелись собственные конструкторские наработки. Их появлению во многом способствовал солидный опыт создания бронеавтомобилей, а также достаточно мощная промышленность, способная осуществить выпуск таких несомненно передовых для своего времени изделий, как танки. И хотя первые «опыты» России на этом поприще нельзя назвать удачными — ни крохотный «Вездеход», ни ужасающий «Царь-танк» не обладали сколько-нибудь реальной боевой ценностью — к 1917 году появились и вполне осуществимые проекты, такие, как так называемый танк Рыбинского завода. Кроме того, имелись вполне успешные опыты создания боевых машин на базе полугусеничных тракторных шасси — таковым являлся бронированный трактор Гулькевича. Таким образом, к началу 1917 года Российская империя уже приближалась к моменту выпуска собственных вездеходных боевых машин. Однако, для ускорения оснащения армии вездеходными боевыми машинами, было решено закупить их за рубежом — во Франции. Выбор военных поначалу пал на средние французские танки Schneider CA1, и осенью 1916 года на соответствующем предприятии был размещён заказ на ни много, ни мало 390 танков этого типа со сроком поставки к зиме 1917 года. Впоследствии, однако, в результате изучения опыта боевого применения французских танков и сравнения их характеристик, ГУГШ РИА аннулировало старый заказ и разместило новый, на аналогичное количество лёгких танков Renault FT-17. Однако две революции 1917 года и последовавший за ними хаос Гражданской войны далеко и надолго отодвинули эти планы с повестки дня.

Таким образом, первыми танками, оказавшимися на русской земле, стали британские и французские машины, в небольшом количестве поставленные странами Антанты в 1919 году в виде военной помощи Добровольческой армии генерала А. И. Деникина. Части Белого движения применяли их в основном для поддержки действий пехоты и кавалерии в боях 1919—1920 годов. Британия была представлена тяжёлыми танками Mk V различных модификаций и несколькими «шальными» средними танками Mk B, Франция — всё теми же лёгкими танками Renault FT-17.

Первые танки Renault FT-17 прибыли в Россию 12 декабря 1918 года. В этот день в Одессе выгрузились с транспортных судов на берег 20 танков из состава 3-й роты 303-го полка штурмовой артиллерии французской армии, прибывшие вместе с частями французской и греческой пехоты[4]. 18 марта 1919 года под станцией Березовкой невдалеке от Одессы бригада комбрига Григорьева из состава 2-й Украинской Советской армии (2-я УСА) атаковала греко-французские части. В донесении Григорьева в штаб армии данное столкновение описывается следующим образом[4]:

…Противник — греки, французы и добровольцы — был выбит с передовых позиций и, растерявшись, бежал в полном беспорядке. В течение нескольких минут нам досталось много трофеев: около 100 пулемётов, четыре орудия, из них два дальнобойных, масса снаряжения, семь паровозов, пять эшелонов, бронированный поезд, четыре танка и два штаба, греческий и французский…

— комбриг Григорьев

Трофейный Renault FT-17 в составе Бронедивизиона особого назначения при Совнаркоме Украины. 1919 год.

Из четырёх захваченных танков, идентифицированных в документах армии, как танки «системы Реналт», полностью исправными были только два. Интересно, что добыча этих трофеев стала для красноармейцев неожиданностью не меньшей, чем само появление этих танков на поле боя[5]. Обращение с «ультрасовременным» оружием требовало соответствующей подготовки, и попытки красноармейцев сразу же применить свежезахваченный танки в бою не увенчалась успехом[5]. В итоге три танка из четырёх были отправлены в Харьков, являвшийся на тот момент столицей советской Украины. Позднее на базе трофейных танков и бронеавтомобилей «Джеффери-Поплавко» из состава Бронеавтодивизиона особого назначения (БАДОНа) был сформирован Броневой дивизион особого назначения (БДОН) при Совете Народных Комиссаров Украины (командиром дивизиона был назначен А. Селявкин)[4].

Четвёртый танк командование армии решило отправить в Москву в качестве подарка В. И. Ленину на День всемирной солидарности трудящихся (1 мая). К «подарку» было приложено написанное красноармейцами письмо, в котором имелись, среди прочего, такие строки[4][5]:

…Без оружия и без винтовок шёл украинский пролетариат на усовершенствованные орудия современной техники, но, как видите, даже танки, эти современные чудища, порожденные последней войной, не устояли перед революционной войной, и сегодня 2-я Украинская Советская армия имеет счастье преподнести Вам, дорогой учитель, одно из этих страшных орудий. Вам мы отправляем один из этих танков, который будет лучшим доказательством мощи пролетарской революции…

В апреле 1919 года трофейный танк прибыл в Москву. Относительно дальнейших событий имеются разночтения. По одной версии, устроители первомайских торжеств, обдумывая, как бы поторжественнее обставить дарение трофея главе государства, решили провести танк своим ходом по Красной площади в ходе первомайской демонстрации[5]. В соответствии с другой, более вероятной версией, В. И. Ленин сам выступил инициатором участия танка в параде и, более того, лично обратился в середине апреля к народному комиссару по военным и морским делам Украины с просьбой прислать ещё один танк для демонстрации его на первомайском параде в Москве, поскольку Renault FT-17, присланный в подарок вождю мирового пролетариата бойцами 2-й УСА, оказался некомплектным и передвигаться своим ходом не мог[4]. К концу апреля второй танк благополучно прибыл в Москву.

Как бы то ни было, 1 мая 1919 года танк Renault FT-17 принял участие в праздничном параде на Красной площади. В ходе парада машиной управлял бывший авиатор Императорского военно-воздушного флота Б. Россинский, который вместе с двумя помощниками в течение ночи разобрался с управлением незнакомой машиной[4][6].

«Адресат» подарка В. И. Ленин отнёсся к трофею с большим интересом. После парада Ильич задал водителю танка Б. Россинскому и присутствовавшим на показе военным специалистам массу вопросов о конструкции и боевой эффективности этого оружия. 2 мая 1919 года Ленин отправил в штаб 2-й УСА благодарственную телеграмму следующего содержания[6][7]:

Штабу 2-й Украинской Советской Армии и всем товарищам этой армии.
2 мая 1919 года.

Приношу свою самую глубокую благодарность и признательность товарищам 2-й Украинской Советской Армии по поводу присланного в подарок танка.
Этот подарок дорог нам всем, дорог рабочим и крестьянам России, как доказательство геройства украинских братьев, дорог также потому, что свидетельствует о полном крахе казавшейся столь сильною Антанты.
Лучший привет и самые горячие пожелания успехов рабочим и крестьянам Украины и Украинской Красной Армий.

— Председатель Совета Обороны
В. Ульянов (Ленин)

Тем временем, в мае 1919 года оставшиеся два трофейных «Рено» сражались в составе Бронедивизиона особого назначения в районе Екатеринослава и Кременчуга, причём противником их были части… комбрига Григорьева, два месяца назад захватившие эти самые танки и выступившие теперь против советской власти[4]. Чуть позже, в июне того же года, Бронедивизион особого назначения сражался с отрядами Н. И. Махно за контроль над железной дорогой МелитопольАлександровск и смог потеснить части «батьки». Затем БДОН был переброшен под Новомосковск, где 26 июня 1919 года танки и бронеавтомобили дивизиона совместно с пехотой контратаковали наступающие части Добровольческой армии. В ходе боя добровольцы смяли войска красных, часть пехоты в беспорядке отошла, часть просто разбежалась. Оставшиеся без прикрытия бронеавтомобили и танки были брошены своими командами и достались частям Белого движения в качестве трофеев[4].

Что касается танка, прошедшего 1 мая 1919 года по Красной площади, то уже в середине мая 1919 года он также был отправлен на фронт в составе автобронеотряда имени Свердлова. Помимо танка, в составе отряда имелось два бронеавтомобиля «Остин», 1,5-тонный грузовик «Fiat», санитарный «Fiat», автомастерская «Pierce-Arrow», автоцистерна «White», автокухня «Packard», два вооружённых пулемётами мотоцикла «Clyno» по одному пулемёту на каждом и два мотоцикла «Harley-Davidson». Личный состав автобронеотряда составлял 52 человека. В середине июня 1919 года автобронеотряд имени Свердлова прибыл на Южный фронт в распоряжение 8-й армии. Сведения о дальнейшей судьбе танка из состава отряда расплывчаты, хотя, по некоторым данным, осенью 1919 года он также был захвачен белыми[4].

Тем не менее, изучение и опыт эксплуатации захваченных под Одессой Renault FT-17 подтолкнули советское правительство к решению о начале производства в РСФСР собственных танков. С этой целью 10 августа 1919 года совместным решением Совнаркома и Совета военной промышленности нижегородский завод «Красное Сормово» был определён в качестве специализированного предприятия для изготовления танков. Броню предполагалось поставлять с Ижорского завода, вооружение — с Путиловского, двигатели — с завода АМО[4]. В качестве «образца для подражания» было решено отправить на Сормовский завод трофейный танк, подаренный в марте В. И. Ленину бойцами 2-й УСА и оказавшийся неисправным (собственно, с момента прибытия в Москву он так и стоял в спецгараже)[8].

Руководство и рабочие Сормовского завода восприняли это решение с воодушевлением, и 22 августа коллегия правления завода взяла на себя обязательство изготовить первый танк через девять месяцев, то есть к лету 1920-го, а к концу того же года сдать заказчику полностью первые пятнадцать танков в составе пяти боевых единиц (по 1 пушечному и 2 пулеметных танка каждая)[6]. Правда, уяснив ситуацию, завод сдвинул срок сдачи первого танка на 1 октября 1920 года[6].

Эталонный танк прибыл на завод 29 сентября 1919 года «в трёх крытых вагонах в разобранном виде». Осмотр присланного Москвой образца обескуражил заводчан. Мало того, что танк прибыл без каких бы то ни было документов и спецификаций — сам танк доехал до завода «не целиком». Часть деталей была попросту украдена, причём как в Москве, пока танк стоял в гараже, так и в пути[8][6]. Причём помимо деталей подвески и корпуса танка отсутствовали и такие важные элементы конструкции, как коробка передач, что сулило заводу колоссальные трудности. И. И. Волков, один из инженеров Сормовского завода, принимавших участие в проектировании первого советского танка, впоследствии вспоминал[7]:

Приступать к строительству танков приходилось в исключительно трудных условиях. В стране разруха. Необходимой техники нет. Что и говорить, было над чем поломать голову. Однако вера Ленина в рабочего человека вдохновляла сормовцев…
К нам на завод был прислан легкий танк «рено», захваченный в боях на Южном фронте. Вот, говорят, наш образец. Делайте. А «образец» этот больше походил на груду металла, чем на настоящий танк. В нём отсутствовали важнейшие узлы. Не было мотора, коробки передач, множества других ценных деталей. Но унывать было некогда. В два месяца нужно было изготовить техническую документацию…
Трофейный танк Renault FT-17 (без вооружения) на Сормовском заводе. Зима 1919 года.

Для изучения танка и изготовления рабочих чертежей машины на заводе приказом по Центроброни была организована особая бригада конструкторов в составе инженеров Крымова, Москвина, Салтанова и Спиридонова. В помощь им от Ижорского завода была направлена «группа брони» в количестве 4 инженеров под руководством инженера-технолога Артемьева. Задача разработки моторно-трансмиссионной группы была возложена на завод АМО в Москве, которому было поручено «подогнать» двигатель «Фиат», для изготовления которого у завода имелась соответствующая оснастка, под габариты двигателя, стоявшего на эталонном танке Renault FT-17. Для осуществления «подгонки» на заводе была сформирована особая конструкторская группа в составе пяти конструкторов-чертёжников под руководством инженеров Пилоунковского и Калинина, причём последний назначался «ответственным за моторный агрегат» нового танка[8]. Работа инженеров осложнялась тем, что недостающие узлы и агрегаты требовалось «восстановить» практически с ноля.

1 ноября 1919 года в целях координации действий заводов-изготовителей агрегатов танка, при Совете военной промышленности была создана специальная комиссия. Помимо указанных выше русских инженеров, в её состав вошли два специалиста из Франции — инженеры Дем и Розье, ранее работавшие на заводах «Рено» и сочувствовавшие советской власти, при этом Розье было поручено «изготовление всех чертежей и данных для нового танка»[8][6]. В конце ноября 1919 года для облегчения копирования недостающих деталей Сормовскому заводу через завод АМО по личному распоряжению В. И. Ленина были отправлены два автомобиля «Рено», «тяжелого» и «облегченного» типов[6].

Общее руководство работами по проектированию и изготовлению танков осуществляло Броневое управление ГВИУ, являвшееся заказчиком работ. Непосредственно на заводе за работами наблюдал комиссар Центроброни И. Х. Гаугель, который, правда, имел склонность решать возникающие в ходе работ проблемы при помощи ненормативной лексики и личного «маузера», чем нередко мешал рабочему процессу[8][6].

С октября по декабрь 1919 года спецбригада конструкторов выполнила около 130 чертежей узлов и агрегатов танка. Интересно, что многие из них тут же воплощались «в металле» (правда, из низкосортной стали) и корректировались «по месту» в корпусе эталонного танка. К середине ноября заводы Путиловский, Ижорский и АМО получили заказы на вооружение, бронекорпуса и моторно-трансмиссионные группы соответственно. В конце 1919 года инженер Ф. Нефёдов разработал маршрутную технологию изготовления танка[6]. Тогда же завод приступил к непосредственному изготовлению деталей танков[8], хотя окончательно маршрутная технология была утверждена только в марте-апреле 1920 года[6].

Серийное производство[править | править вики-текст]

Танки собирали в дизельном цехе сормовского завода. Сборка машин выполнялась в тесном взаимодействии с другими предприятиями — Ижорский завод поставлял броневые катаные листы, завод АМО (нынешний ЗИЛ) — двигатели. 31 августа 1920 года заводом был выпущен первый образец, который получил имя «Борец за свободу товарищ Ленин».

Динамика производства танков «Рено-русский» на Сормовском заводе в 1920—1921 годах[9]
Год Месяц Состояние производства
1920 Июль Заказ на изготовление танков выполнен на 37 %.
Август Изготовлено танков 1 шт — 100 %, но нет вооружения; 14 шт — до 42 % готовности.
Сентябрь 1 танк готов, сдача задержана по не зависящим от завода причинам, 3 шт — 85 %, 11 шт — до 40 %.
Октябрь 1 танк готов. 3 шт — 95 %, 1 шт — 75 %, 1 шт — 15 %.
Ноябрь 1 шт отправлен в Москву, 2 шт — 100 %, 3 шт — 95 %, 1 шт — 30 %, 1 шт — 15 %.
Декабрь Второй танк отправлен в Москву, сдано приёмщику 3 танка, ещё 3 шт готовы 100 %, 1 шт — 80 %, 1 шт — 50 %, 1 шт — 30 %.
1921 Январь Отправлен ещё 1 шт
Февраль Закончен 1 шт
Март Закончен 1 шт
Апрель Отправлено 5 шт, осталось 1 шт — 100 %, 1 шт — 97 %, 2 шт — 85 %, 1 шт — 45 %.
Май В основном готовы все, сдано приёмщику 9 шт. Образцовый танк отремонтирован и используется в качестве трактора.

Испытания машины проводились с 13 по 21 ноября 1920 года. В «Краткой справке об изготовлении первого танка», посланной членами испытательной комиссии на имя В. И. Ленина, говорилось, что «танк выполнил всю программу испытаний и ныне представляет собой надежную боевую единицу».

Каждый из выпущенных танков типа «Рено-русский» имел имя собственное, дававшееся прямо на заводе, непосредственно после постройки машины. Имена выбирались в духе того времени, в основном в рамках революционной тематики:

Танки «Русский Рено» выпуска 1920—1921 годов[10]
№ машины Имя собственное Вооружение
1 «Борец За Свободу тов. Ленин» 1 × 37-мм орудие
2 «Парижская Коммуна» 1 × 37-мм орудие
3 «Карл Маркс» 1 × 37-мм орудие; 1 × 8-мм пулемёт (?)
4 «Лев Троцкий» 1 × 37-мм орудие; 1 × 8-мм пулемёт
5 «Лейтенант Шмидт» 1 × 37-мм орудие; 1 × 8-мм пулемёт
6 «Карл Либкнехт» 1 × 37-мм орудие; 1 × 8-мм пулемёт
7 «Красный Борец» 1 × 37-мм орудие; 1 × 8-мм пулемёт
8 «Красная Звезда» 1 × 37-мм орудие; 1 × 8-мм пулемёт
9 «Пролетарий» 1 × 37-мм орудие; 1 × 8-мм пулемёт
10 «Свободная Россия» 1 × 37-мм орудие; 1 × 8-мм пулемёт
11 «Черноморец» Не вооружён
12 «Илья Муромец» Не вооружён
13 «Буря» Не вооружён
14 «Керчь» 1 × 37-мм орудие; 1 × 8-мм пулемёт
15 «Победа» 1 × 37-мм орудие; 1 × 8-мм пулемёт (?)

Относительно появления столь сложного названия первого танка серии — «Борец за свободу товарищ Ленин» — существует следующая легенда. Рабочие Сормовского завода, размышляя над тем, как бы назвать первый танк, предлагали разные варианты. Одни предлагали назвать танк «Борец», другие предлагали имя «За свободу!». Затем все сошлись во мнении, что танк надо бы назвать в честь вождя пролетариата «Товарищ Ленин». Вдруг кто-то предложил соединить три названия в одно, и предложение было принято коллективом. Когда танк был подготовлен к испытанию, рабочие на правом и левом бортах танка нанесли белой краской надписи: Борец за свободу тов. Ленин[11]; а на носу корпуса нарисовали звезду и надпись: РСФСР[12][7].

Что же касается именования серии в целом, то здесь существуют разночтения. По данным М. Свирина, полученным в результате изучения оригинальных чертежей и маршрутных карт Сормовского завода, никаких индексов танку не присваивалось: в документах завода он проходил как танк типа «Рено», системы «Рено» или «Рено» с мотором «Фиат»[13]. В книге М. Фатьянова «Танк Рено-русский», выпущенной в 1927 году и являющейся по сути руководством по эксплуатации и обслуживанию танка, он обозначается как Рено-русский (через дефис), Рено русский (раздельно) или же: танк М. Рено-русский[14]. При этом слово русский местами пишется как с заглавной, так и с прописной буквы[15]. В ряде источников встречаются наименования: танк КС (сокр. от Красное Сормово) и танк М[16], однако происхождение их весьма туманно. Некоторые издания указывают прямым текстом, что эти обозначения не соответствуют действительности[8], хотя другие применяют их наравне с обозначением Рено-русский[17]. Стоит также отметить, что в некоторых научно-популярных изданиях (к примеру, в книге Л. В. Беловинского для детей и юношества «С русским воином через века») данный тип танка именуют по имени собственному первой машины серии — «Борец за Свободу товарищ Ленин».

Также имеются данные, что весной 1921 года, после изготовления последнего танка Рено-русский из 15 заказанных, был построен 16-й танк, получивший название «Сувенир» и отправленный в качестве подарка В. И. Ленину[18]. Впрочем, возможно, имеется в виду капитально отремонтированный эталонный Renault FT-17[19], который по состоянию на май 1921 года использовался на заводе в качестве трактора[9].

Описание конструкции[править | править вики-текст]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Проекции танка «Рено-русский».

В целом, «Рено-русский» почти полностью сохранил конструкцию своего прототипа и представлял собой однобашенный легкий танк классической компоновки с противопульным бронированием. Экипаж танка состоял из двух человек — механика-водителя, помещавшегося в передней части корпуса, и командира-стрелка, размещавшегося в башне стоя на полу танка или полусидя в брезентовой петле.

Корпус и башня[править | править вики-текст]

Танк имел корпус коробчатой формы, собиравшийся из катаных бронелистов на каркасе при помощи заклепок. Башня также имела каркасную структуру. Броневые листы толщиной 7-22 мм обеспечивали удовлетворительную противопулевую защиту. При этом лобовые листы корпуса и башни устанавливались под большими углами к вертикали.

В качестве приборов наблюдения применялись смотровые щели. При этом с мест членов экипажа обеспечивался достаточно хороший обзор местности, кроме того, непростреливаемое («мертвое») пространство в направлении движения танка было очень небольшим.

Вооружение[править | править вики-текст]

Согласно первоначальному проекту, «Русский Рено» должен был выпускаться в пушечном и пулемётном вариантах, причём на один пушечный танк приходилось два пулемётных. Таким образом, первая партия танков должна была включать 10 пулемётных машин и 5 пушечных. Связано это было, главным образом, с аналогичным составом вооружения «образцового» танка Renault FT-17, вооружавшегося либо короткоствольной 37-мм пушкой Puteaux SA 18, либо пулемётом Гочкисса.

Задача выбора конкретной артиллерийской системы была возложена на бывшего артиллерийского офицера Русской Императорской армии Макарова. В короткое время он изучил имевшиеся в распоряжении артсистемы подходящего типа и рекомендовал следующие орудия для вооружения танков:

  1. 37-мм траншейная пушка образца 1915 года (траншейная пушка Розенберга);
  2. 37-мм траншейная пушка Круппа (Грюзона);
  3. 37-мм морская катерная пушка Гочкисса.

Устанавливать орудия предполагалось в «качающейся люльке автомобильного образца». Окончательный выбор орудия определил тот факт, что пушки Розенберга и (Грюзона) остро требовались на фронте в качестве батальонных орудий. Таким образом, военные остановились на 37-мм морской пушке Гочкисса.

Предполагалось, что орудия для танков будут изыскиваться на военно-морских складах и поступать на Путиловский завод для капитального ремонта и регулировки, а также установки бронемаски и нового плечевого упора. На деле, однако, набор орудий оказался довольно пёстрым. В частности, из первых пяти орудий, прибывших на Сормовский завод с Путиловского в сентябре 1920 года, два представляли собой 37-мм пушки Puteaux SA 18 французского производства (причём одна с «левой», а другая с «правой» нарезкой), ещё две — короткоствольные пушки Гочкисса выпуска Обуховского завода, а пятая пушка являлась опять-таки французской пушкой Гочкисса, но на этот раз длинноствольной. Позднее, правда, выяснилось, что две из пяти пушек неисправны. Взамен них Путиловский завод прислал ещё два орудия. Остальные танки предполагалось вооружить 8-мм пулемётами Гочкисса.

Однако в конце 1920 года в Наркомвоенмор поступила информация, что производство во Франции пулемётного варианта Renault FT-17 прекращено, а имеющиеся танки перевооружаются пушками. В связи с этим, было принято решение вооружить пушками все танки «Рено-русский», для чего в начале 1921 года Путиловскому заводу был выдан дополнительный заказ на ещё десять 37-мм орудий.

Боекомплект танка состоял из 250 унитарных артиллерийских выстрелов. Для размещения боекомплекта служили брезентовые патронташи на 140 снарядов, размещавшиеся в средней части корпуса танка, под башней, на бортах (по 70 с каждого борта), а также обойма снарядных гнёзд на 120 снарядов над коробкой передач[20]. Пулемётные ленты по 300 патронов каждая укладывались на полу боевого отделения в жестяных коробках. Количество лент не регламентировалось, но обычно их было 9—10 (итого 2700—3000 патронов)[20].

Двигатель и трансмиссия[править | править вики-текст]

На танке «Рено-русский» устанавливался 4-цилиндровый карбюраторный однорядный автомобильный двигатель «Фиат» жидкостного охлаждения, производившийся на московском заводе АМО. Двигатель располагался продольно в кормовой части корпуса и был направлен маховиком в сторону носовой части. Четыре цилиндра диаметром 100 мм каждый объединены в единый блок, ход поршня — 140 мм[21]. Картер — алюминиевый, двухчастный[21]. Мощность двигателя составляла 33,5 л. с. при 1480 об/мин[21], что обеспечивало удельную мощность 4,5 л. с./т. Система зажигания — от магнето. Использовались магнето высокого напряжения марки «Дикси» или «Бош»[22]. Пуск двигателя производился из боевого отделения с помощью специальной рукоятки и цепной передачи или снаружи с помощью пусковой рукоятки. Охлаждение двигателя — жидкостное (водяное) с принудительным током охлаждающей жидкости в радиаторе. Карбюратор — типа «Фиат», шириной 36 мм[23].

Ёмкость топливного бака составляла 90 литров, что обеспечивало танку средний запас хода около 120 км[22].

Механическая трансмиссия состояла из конического главного фрикциона сухого трения (сталь по коже), 4-ступенчатой коробки перемены передач, бортовых фрикционов с ленточными тормозами (механизмов поворота) и 2-ступенчатых бортовых передач.

Ходовая часть[править | править вики-текст]

Ходовая часть «Рено-русского» не имела существенных отличий от таковой у танка Renault FT-17 и, применительно к одному борту, состояла из 9 сдвоенных опорных катков малого диаметра с внутренними ребордами, 6 сдвоенных поддерживающих роликов, одинарных направляющего колеса большого диаметра и ведущего колеса заднего расположения.

Опорные катки каждого борта были сблокированы в четыре тележки (первая — три катка, остальные — по два). Тележки попарно соединялись посредством шарнира с балансирами, которые, в свою очередь, шарнирно подвешивались к полуэллиптическим стальным рессорам. Концы рессор подвешивались к продольной балке двутаврового сечения, крепившейся к борту корпуса танка. Вся эта конструкция прикрывалась броневыми листами, образующими открытые снизу рамы ходовой части. Такая конструкция подвески с фактическим отсутствием амортизаторов и малым динамическим ходом катков в ряде источников называется «полужёсткой». Верхняя ветвь гусеницы опиралась на шесть поддерживающих роликов, собранных металлическими боковинами в обойму, причём задний её конец крепился к раме ходовой части на шарнире, а передний подрессоривался винтовой пружиной, что в идеале должно было обеспечивать автоматическое натяжение гусеницы. Направляющее колесо располагалось в передней части рамы и крепилось в вилке с винтовым механизмом регулировки натяжения гусеницы. Ведущее колесо цевочного зацепления (за шарнир трака) размещалось в задней части рамы ходовой части. Крупнозвенчатая усеничная цепь состояла из 33—34 литых траков с башмаком и двумя рельсами, по которым двигались опорные катки. Траки соединялись посредством пальцев, при этом шарнир прикрывался отгибом башмака трака. Ширина гусеницы составляла 324 мм, что обеспечивало танку опорную поверхность около 1 м² и удельное давление на грунт около 0,7 кг/см².

Танк имел хорошую опорную и профильную проходимость. Для увеличения профильной при преодолении рвов и эскарпов в кормовой части был установлен съёмный кронштейн («хвост»), аналогичный таковому у французского прототипа. С «хвостом» машина была способна преодолевать ров шириной до 1,8 метра и эскарп высотой до 0,6 метра. Кроме того, танк не опрокидывался при кренах до 28°, мог преодолевать подъём до 38° и спуск до 28°. Глубина проходимого брода составляла 0,5 метра. «Рено-русский» обладал и неплохой для своих габаритов ударной силой — в частности, он мог валить деревья толщиной до 0,25 метра. Минимальный радиус разворота на месте равнялся ширине колеи машины (1,41 метра), хотя в общем случае радиус поворотливости машины оценивался в 2,5 метра.

Электрооборудование[править | править вики-текст]

Электрооборудование танка было выполнено по однопроводной схеме, напряжение бортовой сети 6 В. В качестве источника электроэнергии использовалась аккумуляторная батарея. Средств радиосвязи танки не имели[24].

Попытки модернизации[править | править вики-текст]

Ещё в ходе производства «Рено-русских» была предпринята попытка улучшения динамических характеристик машины за счёт установки, как было указано в документах, «усиленной 4-й передачи» в КПП и «увеличенной бортовой передачи». Для проведения испытаний был соответствующим образом переоборудован «Рено-русский» № 7 «Красный Борец», получивший в результате номер 7с («скоростной»). Предполагалось, что скорость переоборудованного танка будет выше максимальной скорости базовой машины на 4,4—4,7 км/ч и составит таким образом около 12,5 км/ч. 17 февраля 1921 года комиссар Гаугель сообщил в ГВИУ о готовности танка для испытаний. Для присутствия на испытаниях в Нижний Новгород прибыл конструктор бронеотдела ГВИУ Сотьянов. Испытания проводились в конце февраля—начале марта, и в целом оказались неудачными. При штатной работе мотора на 1400 об/мин «скоростной» танк развивал скорость лишь 8-10 км/ч, причём испытывавшийся параллельно для сравнения базовый «Рено-русский» № 6 «Карл Либкнехт» легко догонял «скоростной» танк посредством кратковременного увеличения числа оборотов мотора до 1800—2000 в минуту. Причём двигатель скоростного танка испытывал бо́льшие нагрузки, что ощутимо снижало надежность машины. Во избежание выхода «скоростного» танка из строя, бортовая передача с него была переставлена на танк № 6 (при этом улучшенная КПП осталась на танке № 7). На повторных испытаниях танки № 6 и № 7 смогли развить скорость 10 км/ч при оборотах 1400—1600. По итогам испытаний заводская комиссия во главе с конструктором Сотьяновым признала эти показатели максимально достижимыми для данного силового агрегата. Предполагалось переоборудовать усиленными бортовыми передачами все танки «Рено-русский», однако выполнено это не было.

В 1927 году специалистами Военной электротехнической академии (ВЭТА) РККА был разработан комплект телеаппаратуры для танка «Рено-русский», однако данные об испытании данной аппаратуры на танках отсутствуют[25].

Служба и боевое применение[править | править вики-текст]

Танк «Рено-русский» со смешанным вооружением на манёврах. 1920-е годы.
Бойцы автобронеотряда на политинформации возле танка «Рено-Русский». 1924 год.

«Русские Рено» поступали на вооружение автобронеотрядов (А-бо) Красной Армии, однако ни в каких боевых действиях не участвовали. Встречающаяся в отдельных источниках информация о применении танков в боях Гражданской войны в России[26] или Советско-польской войны 1919—1921 годов[7] не соответствует действительности[1][27]. Бо́льшая часть танков вообще поступила на оснащение А-бо уже после окончания боевых действий[1]. Первый автобронеотряд, полностью оснащённый танками «Рено-русский», был сформирован приказом РВСР № 1375 7 февраля 1922 года и получил номер 7[1]. Штатная материальная часть отряда включала 5 «Русских „Рено“» — № 1 «Борец За Свободу тов. Ленин», № 2 «Парижская коммуна», № 9 «Пролетарий», № 13 «Буря» и № 15 «Победа» (причём танк № 13 «Буря» не имел вооружения). Также в штат матчасти 7-го А-бо входил один грузовик неустановленной марки. Интересно то, что личный состав для 7-го автобронеотряда отбирался по весьма специфическому признаку — наличию у танкистов знаний в области… сельского хозяйства. Объясняется такой подход достаточно просто — уже в момент формирования автобронеотряд предполагалось отправить в поражённое голодом Поволжье, при этом танки должны были использоваться в качестве тракторов для вспашки полей. Тем не менее, командный состав был сформирован из резервистов танкового дивизиона, причём все командиры танков (кроме одного) до Революции служили в Русской Императорской армии в чинах не ниже унтер-офицера. Кроме того, все они, кроме двоих и адъютанта отряда, прошли курсы московской Высшей броневой школы (ВБШ). Уже 4 марта 7-й А-бо отправился к «месту службы» в Саратов, успев перед этим принять участие в параде на Красной площади по случаю дня РККА 23 февраля 1922 года[10]. Туда же отправился и сформированный с той же целью 6-й А-бо, укомплектованный французскими Renault FT-17[10]. Данные о дальнейших действиях отрядов отсутствуют.

Также имеются данные, в соответствии с которыми весной 1922 года два «Рено-русских» планировалось использовать в борьбе с бандитскими и повстанческими группировками в районе средней Волги, однако начавшийся ледоход заставил военных отказаться от этой идеи[10].

После 1924 года танки типа М стали один за другим постепенно выходить из строя, хотя, используя детали списанных трофейных танков Renault FT-17, в 1926 году удалось отремонтировать 8 танков[10]. Отремонтированные машины до 1929 года состояли на вооружении частей Ленинградского и Московского военного округов.

Официально танк «Рено-русский», как и его французский прообраз Renault FT-17, был снят с вооружения весной 1930 года, однако сразу танки в переплавку не пошли. Согласно «Справке о наличии танков старых систем»[28], составленной УММ РККА немногим менее года спустя, по состоянию на 30 января 1931 года все 15 «Рено-русских» всё ещё имелись в наличии:

«Рено-русский»:
1. Бронекомандные курсы — 1 шт.,
2. Гражданские ВУЗы — 9 шт.,
3. 2-й танковый полк — 1 шт.,
4. Военно-техническая академия — 2 шт.,
5. Орловская танковая школа — 1 шт.,
6. ЦЛПС — 1 шт.
Всего — 15 шт. (с вооружения сняты).

В течение нескольких последующих лет машины были выведены на базы хранения и постепенно разобраны. В соответствии с аналогичной проверкой в марте 1938 года, ни одного «Русского „Рено“» в наличии не имелось, а Renault FT-17 оставалось лишь 2 штуки (на складе № 37)[28].

Сохранившиеся экземпляры[править | править вики-текст]

Памятник первому советскому танку у проходной Завода «Красное Сормово»

После снятия с вооружения в 1930 году, все танки типа «Рено-русский» были постепенно разобраны. Вопреки расхожему мнению, ни одного экземпляра танка «Рено-Русский» до наших дней не сохранилось[29].

Существуют, однако, две позднейшие копии «Русского „Рено“» в натуральную величину. Первая из них, весьма достоверно выполненная, была собрана в 1970-х годах специалистами НИИБТ Полигона в подмосковной Кубинке и установлена на территории военной части в качестве памятника. Впоследствии, при организации на базе полигона Центрального музея бронетанкового вооружения и техники, макет «Танка М» был перенесён на новый постамент на территории музея, где и находится в настоящее время. Второй макет «Рено-русского» является, вместе с танком Т-34-85, частью памятника, установленного в Нижнем Новгороде (в то время Горьком) на площади возле проходной завода «Красное Сормово». Памятник был открыт 9 мая 1980 года, в ознаменование 35-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне[29].

Оценка машины[править | править вики-текст]

Оценка характеристик[править | править вики-текст]

В целом, «Русский Рено», будучи почти полной копией своего французского прообраза, являлся вполне современной по тем временам машиной — по своим ТТХ танк не уступал прототипу, а по максимальной скорости и бронированию — превосходил. Следует отметить также, что «Рено-русский» стал первым в мире танком, оснащённым смешанным пушечно-пулемётным вооружением во вращающейся башне, и вплоть до 1926 года оставался единственной в мире машиной с таким вооружением[30]. Другое дело, что практическая боевая ценность такого решения вряд ли была бы велика — одновременно применять оба типа вооружения не позволяла тесная башня[19].

Вместе с тем, высокая стоимость «Рено-русских» и общая слабая готовность промышленности к подобным изделиям обусловили очень ограниченное производство и использование этого танка. Надежность машин также оставляла желать лучшего. Не следует забывать, что по сути своей, «Рено-русские» являлись штучными машинами — есть сведения, что даже взаимозаменяемость деталей разных машин серии была весьма относительной[19]. Правда, «фирменные» запчасти, остававшиеся от списываемых танков Renault FT-17, всё же с трудом, но подходили к советским танкам, что позволило несколько продлить срок эксплуатации «Русских Рено»[10].

Однако главная заслуга «Рено-Русского» заключается в том, что он был первым советским танком. Опыт, полученный при его изготовлении, позволил позднее приступить к разработке уже полностью оригинальных отечественных танков типа МС-1.

Сравнение с зарубежными аналогами[править | править вики-текст]

Надо сказать, что в конце 1910-х — начале 1920-х годов прямое или косвенное копирование танка Renault FT-17 имело место сразу в нескольких странах. Связано это было, главным образом, с удачностью конструкции французского танка. В период почти бессистемного поиска наилучшей конструкции танка Луи Рено смог найти несколько решений, настолько удачных, что впоследствии они стали классическими — компоновка танка, размещение оружия в башне кругового вращения, наблюдательный купол и т. д. Это привело к тому, что в ряде стран мира начали появляться танки, очень напоминающие «оригинал» и близкие ему по тактико-техническим характеристикам.

Помимо Советской России с её «Рено-русским», откровенное копирование Renault FT-17 было произведено в США, где в 1918 году выпускался танк M1917 «Шеститонный», в некоторых источниках называвшийся также, как «Рено-американский». Созданный в Италии в том же году танк Fiat 3000 также во многом использовал конструктивные решения французского танка. Сравнительные характеристики оригинальных французских машин и их зарубежных вариантов представлены в таблице.

Сравнение характеристик танка «Рено-русский» и лёгких танков различных стран конца 1910-х годов
Параметр ТТХ Рено-русский Renault FT-17
(пулемётный)
Renault FT-17
(пушечный)
Fiat 3000A Six-ton Tank M1917
(пушечный)
Страна Flag of the Russian Soviet Federative Socialist Republic (1918-1920).svg РСФСР Flag of France.svg Франция Flag of France.svg Франция Flag of Italy (1861-1946) crowned.svg Италия Flag of the United States.svg США
Год(ы) разработки 1919—1920 1916—1917 1916—1917 1918 1918
Количество выпущенных 15 ~2100 ~1500 100 374
Масса, т 7 6,5 6,7 5,5 6,57
Длина, мм 4100 (4960 с «хвостом») 4100 (4960 с «хвостом») 4100 (4960 с «хвостом») 3750 (4290 с «хвостом») 4216 (5004 с «хвостом»)
Ширина, мм 1750 1740 1740 1670 1782
Высота, мм 2250 2140 2140 2200 2311
Экипаж, чел. 2 2 2 2 2
Пушечное вооружение
(калибр, марка, длина ствола в калибрах)
37-мм пушка Гочкисса, 21 клб. 37-мм Puteaux SA 18, 21 клб. 37-мм M1916, 20 клб.
Боекомплект, снарядов 250 237 238
Пулемётное вооружение 1 × 8-мм «Гочкисс» 1 × 8-мм Hotchkiss Mle 1914 2 × 6,5-мм SIA
Боекомплект, патронов 2016 4800 2000
Лобовое бронирование, мм 16 16 16 16 15
Бортовое бронирование, мм 16—13 16—8 16—8 16—6 15—8
Бронирование башни, мм 22 22 22 16 15
Мощность силового агрегата, л.с. 33,5 39 39 51 42
Удельная мощность, л.с./т 4,5 6 5,8 9,3 5,8
Максимальная скорость, км/ч 8,5 7,8 7,8 21 8,9
Запас хода по шоссе, км/ч 60 35 35 95 48
Преодолеваемый подъём, град. 38 45 45 20 35
Преодолеваемая стенка, м 0,6 0,6 0,6 0,6 0,6
Преодолеваемый ров, м 1,35 (1,8 с «хвостом») 1,35 (1,8 с «хвостом») 1,35 (1,8 с «хвостом») 1,32 (1,5 с «хвостом»)
Преодолеваемый брод, м 0,7 0,7 0,7 0,6 0,6

Из сравнения тактико-технических характеристик видно, что «Рено-русский» не уступал своему прообразу и родственным машинам по большинству основных характеристик.

«Русский Рено» в массовой культуре[править | править вики-текст]

Стендовый моделизм[править | править вики-текст]

По состоянию на 2012 год, пластиковые модели-копии танка «Рено-русский» в масштабе 1:72 выпускаются предприятием «RPM» (Польша), номер по каталогу производителя 72206[31]. В масштабе 1:35 модели «Русского Рено» не выпускаются, однако комплект деталей для сборки модели танка Renault FT-17 в пушечном варианте той же фирмы «RPM» (номер по каталогу производителя 35065[32]) позволяет, при некоторых доработках, собрать модель «Рено-русского» с пушечным вооружением (набор содержит декаль для танка «Борец За Свободу тов. Ленин»).

Обе модели выполнены методом литья под высоким давлением (ЛВД).

Компьютерные игры[править | править вики-текст]

В компьютерных играх танк М по состоянию на 2017 год не представлен.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 Свирин, 2009, с. 31.
  2. 1 2 Холявский, 2004, с. 235.
  3. Федосеев, 2002, с. 208.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Коломиец, Мощанский, Ромадин, 1999, с. 5.
  5. 1 2 3 4 Свирин, 2009, с. 25.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Свирин, 2009, с. 26.
  7. 1 2 3 4 Тарасенко, 1969.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 Коломиец, Мощанский, Ромадин, 1999, с. 6.
  9. 1 2 Свирин, 2009, с. 30—31.
  10. 1 2 3 4 5 6 Свирин, 2009, с. 33.
  11. В традициях того времени: Борец за Свободу Тов. Ленин.
  12. В традициях того времени: Р.С.Ф.С.Р.
  13. Свирин, 2009, с. 27.
  14. Фатьянов, 1927, с. 4, 7, 10....
  15. Современное написание слова русский таких колебаний не испытывает.
  16. Холявский, 1998, с. 101—102.
  17. Солянкин и др., 2002, с. 67.
  18. Из истории «Русских Рено» (Краткая справка об изготовлении первого советского танка в приложение к рапорту В. И. Ленину)
  19. 1 2 3 Свирин, Бескурников, 1995, с. 7.
  20. 1 2 Фатьянов, 1927, с. 38.
  21. 1 2 3 Фатьянов, 1927, с. 8.
  22. 1 2 Солянкин и др., 2002, с. 68.
  23. Фатьянов, 1927, с. 64.
  24. Солянкин и др., 2004, с. 68.
  25. Солянкин и др., 2002, с. 199.
  26. Холявский, 1998, с. 102.
  27. Солянкин и др., 2004, с. 67.
  28. 1 2 Коломиец, Федосеев, 2004, с. 64.
  29. 1 2 Барятинский, Ферингер, 1987.
  30. Солянкин и др., 2002, с. 12.
  31. Ruscale.ru. Каталог масштабных моделей фирмы RPM (RPM 72206 Russian Reno) (рус.). Проверено 11 января 2012. Архивировано 6 июня 2012 года.
  32. Ruscale.ru. Каталог масштабных моделей фирмы RPM (RPM 35065 Char Canon FT 17 turret Renault) (рус.). Проверено 11 января 2012. Архивировано 6 июня 2012 года.

Литература[править | править вики-текст]

  • М. Фатьянов. Танк Рено-русский. — М.: Высший Военный Редакционный Совет, 1927. — 128 с. — 500 экз.
  • А. Тарасенко. Первый Советский. — М.: Моделист-конструктор, 1969.
  • М. Коломиец, И. Мощанский, С. Ромадин. Танки Гражданской войны. — М.: М-Хобби, 1999. — 60 с. — (Армада, № 14).
  • М. Барятинский, А. Ферингер. Первый танк Страны Советов. — М.: Моделист-конструктор, 1987.
  • М. Коломиец, С. Федосеев. Лёгкий танк Рено FT-17. — М.: «Стратегия КМ», 2004. — С. 59. — 86 с. — (Фронтовая иллюстрация, № 1—2004). — 3000 экз. — ISBN 5-901266-01-3.
  • М. Свирин. Броня крепка. История советского танка. 1919—1937. — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 384 с. — 3 000 (дополнительный) экз. — ISBN 978-5-699-13809-8.
  • М. Свирин, А. Бескурников. Первые советские танки. — М.: Армада, № 1, 1995. — 5000 экз. — ISBN 5-85729-045-7.
  • А. Солянкин, М. Павлов, И. Павлов, И. Желтов. Отечественные бронированные машины. XX век. — М.: Экспринт, 2002. — Т. 1. 1905—1941. — 344 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94038-030-1..
  • Г. Холявский. Энциклопедия танков. — Минск: Харвест, 1998. — 576 с. — 5000 экз. — ISBN 985-13-8603-0.
  • Федосеев С. Л. Танки Первой мировой войны. Иллюстрированная энциклопедия. — М.: ООО «Издательство Астрель», ООО «Издательство АСТ», 2002. — 288 с. — (Военная техника). — 7000 экз. — ISBN 5-17-010599-1.
  • Холявский Г. Л. Энциклопедия бронетанкового вооружения и техники. Колесные и полугусеничные бронеавтомобили и бронетранспортёры. — Мн.: Харвест, 2004. — 656 c.: ил. — (Библиотека военной истории). — 5100 экз. — ISBN 985-13-1765-9.

Ссылки[править | править вики-текст]