Первое послание к Тимофею

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «1-е послание к Тимофею»)
Перейти к: навигация, поиск
Тимофей

Первое послание к Тимофею — книга Нового Завета. Входит в число посланий апостола Павла.

Два послания к Тимофею, любимому ученику апостола Павла, а также послание к Титу обычно называют пастырскими посланиями, потому что в них содержатся наставления, актуальные не только для адресатов, но и для всех пастырей Церкви.

История[править | править вики-текст]

Тимофей, как сообщают Деяния апостолов, был сыном иудеянки, обратившейся в христианство, и эллина; жил в городе Листра в провинции Ликаония. Сам Тимофей обратился, вероятно, под влиянием проповеди апостола Павла в Листре во время его первого путешествия (Деян. 14:5-22), около 4849 гг.

Точная датировка послания затруднена. Очевидно, что послание было написано после освобождения Павла из первых римских уз, вероятнее всего в 6265, уже после того, как освободившись от уз, апостол Павел предпринял с Тимофеем поездку на Восток, и оставил Тимофея в Эфесе епископом.

Вопрос о подлинности[править | править вики-текст]

Подлинность послания подтверждена, в частности, древними переводами и упоминаниями у сщмч. Поликарпа Смирнского, сщмч. Иринея Лионского, Оригена и других древних писателей.

Тем не менее, многие западные учёные-библеисты сомневаются в принадлежности послания Павлу.[1] Первым сомнения высказал Фридрих Шлейермахер в 1807 г. Основные аргументы состояли в том, что данное послание содержит слова и мысли, противоречащие тем, что находятся в других посланиях Павла. Кроме того, автор послания, как считает Баур (1835), выступает против учений, похожих на гностические ереси, которые существовали во II веке — спустя много лет после смерти Павла, а церковное устройство также соответствует II веку. Позже учёные пришли к заключению, что оба послания к Тимофею, а также Послание к Титу (которые в XVIII в. были сгруппированы между собой и названы «пастырскими») принадлежат не Павлу, а написаны одним автором, выдававшим себя за Павла, но жившим гораздо позже него. Среди них — Гольцман (1880), который считал, что послания к Тимофею и Титу направлены к вымышленным лицам и созданы для упрочения единства Церкви. Эти три послания очень похожи между собой по используемой лексике и по стилю, но сильно отличаются от лексики и стиля настоящих посланий Павла. В 1921 г. британский учёный A. Н. Гаррисон провел обширное статистическое исследование[2] содержащихся в Пастырских посланиях слов, которое показало, что более трети из них (306 слов из 848) не содержатся ни в одном из подлинных посланий Павла, но зато составляют характерную лексику христианских авторов II века. Более поздние исследования подтвердили эти выводы[3]. В тех же случаях, когда Павел и автор Пастырских посланий используют одни и те же слова, они вкладывают в них разный смысл. Как отмечает учёный-библеист и специалист по Новому Завету и истории раннего христианства Барт Эрман, взгляды автора этих посланий по ряду вопросов противоречат взглядам Павла, включая, например, вопросы брака или равноправия женщин с мужчинами. Для Павла спасение человека возможно только через смерть и воскресение Иисуса. Автор же Пастырских посланий утверждает, что женщины спасутся через чадородие (1Тим. 2:15). Они описывают совершенно иную историческую реальность, которая существовала уже много позже жизни Павла. При Павле церкви представляли собой общины равных членов без иерархии, и в своих подлинных посланиях (например, в Первом и Втором посланиях коринфянам) он обращался к церкви как к целому или к отдельным людям, но не к пастырям, епископам и т. д., потому что их тогда не было. Автор же Пастырских посланий обращается к главам церквей (Тимофею и Титу, якобы главам церквей Эфесса и Крита) и учит их, как назначать епископов и диаконов.[1] Причем, в то время как настоящий Павел советует христианам оставаться безбрачными и девственниками и не желает, чтобы вдовы выходили замуж повторно, хотя и не запрещает (1Кор. 7:8,25-37), автор Пастырских посланий утверждает, что епископы и диаконы должны быть женатыми и имеющими детей (1Тим. 3:2,12), а также желает, чтобы вдовы выходили замуж повторно (1Тим. 5:14).

Сторонники подлинности 1-го послания к Тимофею считают выводы критиков надуманными. Так, Н. П. Розанов[4], один из авторов «Толковой Библии А. П. Лопухина и преемников», рассматривая возражения библеистов XIX века (идеи которых были продолжены в следующем веке), утверждает, что церковное устройство по посланию к Тимофею соответствует таковому в книге Деяний, в которой также упоминается рукоположение (Деян. 14:23), а названия «епископ» и «пресвитер» всё ещё являются взаимозаменяемыми (и этим объясняется «женатый епископат»), тогда как уже в посланиях сщмч. Игнатия Богоносца (к Ефесянам, 4) они уже различаются. Так как Ефесская церковь существовала более 10 лет до написания Послания к Тимофею, формирование за это время института диаконисс не представляется невероятным. То же самое относится к формированию обрядов посвящения. В Послании к Тимофею также не находят некоторых характерных черт гносиса II века, например, отрицания Ветхого Завета (лжеучители представляли себя учителями Торы, 1Тим. 1:7), самоотделения гностиков от Церкви, а в слове «гносис» (1Тим. 6:20) необязательно видеть гностицизм — автор Послания говорит о нём в том же смысле, что и о «мудрости» человеческой в 1Кор. 1:17 и далее. Языковые отличия объясняются тем, что Пастырские послания написаны гораздо позже не подвергаемых сомнениям Посланий, при этом Апостол Павел уже подвергся влиянию новой среды: познание латинского языка могло наложить отпечаток на стиль других его языков, и соответственно, предполагается влияние языка Посланий на язык Церковных писателей II в. «Противоречия», приведённые Эрманом, могут быть разрешены из текста самих Посланий: о спасении через смерть и воскресение Христа говорится в 1Тим. 2:5-6, а о том, что нужно иметь самому человеку для спасения — веру, действующую любовью и приносящую плод добрых дел — и в Гал. 5, и в 1Тим. 2:15; аргументация разрешения повторного брака для вдов одинакова и в 1Кор. 7:8-9, и в 1Тим. 5:11-15, тогда как и в 1Тим. 5:3-10, и в 1Кор. 7:8 говорится о том, какими должны быть истинные вдовы, посвящающие себя Богу. Выражение «должен быть одной жены муж» (1Тим. 3:2,12)) по отношению к епископу и диакону понимается как противоположность бракам с несколькими супругами, а не девству: о девстве в данном случае не говорится, видимо, потому, что несмотря на проповедь Апостола Павла, оно всё ещё оставалось мало распространённым.[5]

Основные темы[править | править вики-текст]

Из послания видно, что в середине 60-х годов главной проблемой Эфесской церкви было нашествие многочисленных учителей, проповедников самых разнообразных ересей, в основном гностического характера. Главные темы послания — борьба со лжеучителями и увещевания о достойной христианской жизни. Также из послания видно, что в Эфесской церкви уже чётко выделялись саны епископов и диаконов.

  • Приветствие (1:1-2)
  • Увещевания против лжеучений (1:3-11)
  • Свидетельство Павла о своём служении (1:12-20)
  • О вознесении молитв (2:1-8)
  • О женской скромности (2:9-15)
  • О епископах (3:1-7)
  • О диаконах (3:8-13)
  • Церковь и тайна благочестия (3:14-16)
  • Последние времена и лжеучителя (4:1-5)
  • Наставления лично для Тимофея (4:6-16)
  • Наставления Тимофею о разных группах в Церкви (глава 5)
  • Ещё о лжеучителях (6:1-10)
  • Последние увещевания Тимофею (6:11-21)

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Эрман Б. Великий обман: Научный взгляд на авторство священных текстов. М.: Эксмо, 2013. Глава 3 «Подлоги под именем апостола Павла».
  2. A. N. Harrison, The problem of the Pastoral Epistles (Oxford: Oxford University Press, 1921).
  3. Armin Baum, «Semantic Variation Within the Corpus Paulinum: Linguistic Considerations Concerning the Richer Vocabulary of the Pastoral Epistles», Tyndale Bulletin 59 (2008): 271-92.
  4. Толковая Библия А. П. Лопухина. Пастырские послания
  5. Протоиерей Александр Лебедев. О безбрачии и монашестве епископов