112-я танковая бригада

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Red Army flag.svg 112-я танковая Краснознамённая бригада
(112 тбр)
Награды: Орден Красного Знамени
Почётные наименования: именная «Революционная Монголия»
Войска: сухопутные
Род войск: бронетанковые и механизированные
Формирование: август 1941
Расформирование (преобразование): 2.01.1942
Предшественник: 112-я танковая дивизия
Преемник: 44-я гвардейская танковая бригада
Боевой путь
Тульская оборонительная операция, Калужская операция, Курская битва

112-я танковая бригада «Революционная Монголия» — формирование (танковая бригада, соединение) бронетанковых и механизированных войск РККА ВС СССР времён Великой Отечественной войны.

Имела на вооружении именные танки (танковая колонна «Революционная Монголия») подаренные народом Монгольской Народной Республики РККА[1], отсюда и именное наименование бригада «Революционная Монголия».

История формирования[править | править код]

Танк из бригады на монументе, изображающем её боевой путь в Великую Отечественную войну (у подножия холма Зайсан-Толгой, Улан-Батор).

Высокие потери действующей армии в приграничных боях и захват вермахтом больших территорий уже в течение лета 1941 года заставили руководство страны не только срочно сформировать резервы, но и использовать уже готовые соединения Дальневосточного фронта. В августе 1941 года командующему Дальневосточным фронтом генералу армии И. Р. Апанасенко была поставлена задача: укомплектовать и отправить на запад несколько дивизий, в том числе танковых (тд).

Почти одновременно в октябре — ноябре были отправлены на запад: 58-я танковая дивизия генерала A. A. Котлярова, 61-я танковая дивизия — полковника Б. М. Скворцова, 60-я танковая дивизия — генерал-майора А. Ф. Попова, а также 112-я танковая дивизия.

112-я танковая дивизия сформирована в августе 1941 года, в Приморском Крае на базе 112 танкового полка 239-й механизированной дивизии 30-го механизированного корпуса и двух бригад.

Формирование дивизии было поручено полковнику А. Л. Гетману. 8 октября 1940 года, ему присваивается звание подполковник. 28 ноября с должности начальника отдела снабжения горючим 2-й механизированной бригады ОКДВА он назначен командиром 45 олтбр (45-я отдельная лёгко-танковая бригада), а уже 9 декабря ему присвоено очередное звание — полковник. 11 марта 1941 года А. Л. Гетман назначен командиром 27 тд, но приказ о последнем назначении был быстро отменён, и 26 марта он назначен на должность начальника штаба 30 мк Дальневосточного фронта. В этой должности он застал войну. Заместителем полковника А. Л. Гетмана назначен Платон Юрьевич Михайлов, в дивизию прибыли опытные командиры: комиссаром дивизии стал полковой комиссар Ефим Викторович Безносов, на должность начальника штаба назначен полковник Михаил Трофимович Леонов.

К середине октября 1941 года 112-я танковая дивизия (112 тд) была готова к отправке на фронт. Утром 4 ноября на железнодорожном перегоне Рязань — Москва эшелон штаба и управления дивизии обстреляли немецкие самолёты. Загорелся подбитый вагон — четверо красноармейцев были ранены, а двое убиты.

Вечером 7 ноября, закончилась разгрузка двух десятков эшелонов дивизии в районе станции Подольск. Части сосредоточились в Лопасня. Комдив Гетман и начальник политотдела Шалунов прибыли в штаб Западного фронта для доклада командующему фронтом генералу армии Георгию Константиновичу Жукову и члену Военного совета фронта Николаю Александровичу Булганину.

В составе и боевая задача[править | править код]

Танковая дивизия входила в состав 6-го танкового корпуса 1-й танковой армии. При штабе Западного фронта создаётся подвижная конно-механизированная группа в составе конного корпуса генерала Белова и 112-й танковой дивизии полковника Гетмана, с целью не дать противнику захватить Тулу; этой группой командует генерал А. П. Белов. По приказу И. В. Сталина из района Серпухова совместно с правофланговыми соединениями 16 А генерала К. К. Рокоссовского 112 тд должна нанести удар во фланг 4-й немецкой армии, изготовившейся к решительному удару на Москву.

Бои под Москвой[править | править код]

Оборона Тулы[править | править код]

Днём боевого крещения дивизии и её командира стало 16 ноября 1941 года. Соединение вместе с другими войсками перешло в наступление в направлении Малеево — Вязовня — Высокиничи, но, натолкнувшись на сильное сопротивление, существенных результатов добиться не смогло. В течение нескольких дней дивизия дралась западнее и северо-западнее Серпухова.

Первым в дивизии, в боях под Тулой, боевое крещение получил 124-й танковый полк, которым командовал полковник Меньшов. В оборонительных боях под Тулой 112-я танковая дивизия нанесла противнику контрудар, а затем перешла в наступление, прикрывая дорогу Серпухов — Тула, дивизия вышла на линию Шепилово — Железня.

В итоге недельных боёв дивизия Гетмана и группа генерала Белова освободили семь населённых пунктов, сорвали наступление 13-го корпуса немцев и удержали Серпухов. После этих боёв дивизию полковника Гетмана срочно перебросили под Каширу, где находились госпитали и тыловые службы фронта, для ликвидации немецкого прорыва.

В связи с прорывом под Тулой 2-й танковой группы Г. Гудериана советской оборонительной линии, 50 А генерала И. В. Болдина была переброшена для обороны г. Каширы и Каширской электростанции. Вплоть до начала контрнаступления 112 тд выполняла роль «пожарной команды», проводя контрудары по флангам групп противника, прорывавших в районе Тулы тонкую линию обороны то 50 А, то 49 А.

Бои на Каширском направлении[править | править код]

112-я танковая дивизия, совершив стокилометровый марш, с ходу вступила в бой с танками противника под Каширой. Немцы прорвались к окраинам Каширы, попытались форсировать речку Мутенку. Путь немцам преградили зенитчики 352-го отдельного зенитного артдивизиона майора Смирнова. Под Каширой вместе с дальневосточной танковой дивизией против немецких войск сражалась 173-я стрелковая дивизия (бывшая 21-я дивизия народного ополчения Киевского района Москвы).

В одном из боёв 1313-й стрелковый полк захватил господствующую над местностью высоту. За два подбитых немецких танка при отражении очередной контратаки противника,наводчик противотанкового ружья Солопов был награждён орденом Красной Звезды. Командир противотанкового орудия Сибиков награждён орденом Красной Звезды за пять подбитых немецких танков в одном бою.

Ступино. Белову.

22.30. Продолжаю вести бой за овладение Павловским, Нефедьевым. Противник — до полка, с танками. Дороги минированы, подорвалась одна машина. Ищу обход справа.

Комдив Гетман, комиссар Безносов.

Донесение полковника Гетмана о ходе боёв[2]

Бои за Тулу[править | править код]

В конце ноября — начале декабря 1941 года положение на фронте в районе Тулы ухудшилось. Немцам удалось прорвать оборону 50-й армии и вклиниться в оборону советских войск. На помощь Туле в числе других соединений была выдвинута 112-я танковая дивизия полковника Гетмана. Танки совершили сорокакилометровый марш и вовремя вышли на исходные рубежи.

30 ноября передовой отряд 112-й танковой дивизии столкнулся с противником в деревне Нефедьево. Отойдя в Павловское (Ясногорский район) и организовав круговую противотанковую оборону, отряд принял бой с превосходящими силами противника — 15 средних танков с десантом. К ночи 1 декабря остатки отряда заняли рубеж на реке Беспута, потеряв 28 человек и 7 танков[3].

6 декабря 1941 года войска Западного фронта перешли в наступление. 112-я танковая дивизия повела наступление на Ревякино. В результате трёхдневного боя танкисты 112-й танковой дивизии совместно со стрелками 340-й дивизии разгромили Руднево-Ревякинскую группировку и отбросили немцев от Тулы.

8 декабря соединение было передано 50 А и в её составе участвовало в боях по освобождению Ясной Поляны и Щекино.

9 декабря город Венёв встречал своих освободителей. Первыми ворвались в город разведчики 1315-го стрелкового полка — лейтенант Савенок, сержант Мисанов и младший политрук Какин. Продвигаясь с боями дальше, танкисты 112-й танковой дивизии и стрелки только-что подошедшей 217-й дивизии вели бой за Горюшино.

14 декабря была освобождена Ясная Поляна.

Итоги боев под Москвой[править | править код]

Удар 112-й танковой дивизии во фланг каширской группировке Гудериана сорвал планы немцев и замедлил их продвижение. В результате этих боёв между флангами армии Гудериана образовался широкий разрыв. Советское командование приняло решение — использовать эту брешь для глубокого прорыва в тыл врага. Подвижной группе генерал-майора Попова предстояло совершить бросок к Оке, форсировать реку и завязать бой за Калугу. Основной ударной силой подвижной группы стала 112-я танковая дивизия.

Бои за Калугу[править | править код]

Марш по тылам противника начался в ночь на 16 декабря. Танки двигались по сильно пересечённой местности, а гололёд и снежные заносы затрудняли движение. Путь для всей колонны пробивал КВ.

21 декабря подвижная группа вышла к Калуге и завязала бои за переправы через Оку. Первым переправился через реку Ока батальон капитана Трефилова. Отбивая контратаки немцев в тяжёлом положении оказался командный пункт 112-го мотострелкового полка. Осколками снаряда тяжело ранило командира роты Пыбкина. Разгром немецких опорных пунктов возлагался на роту тяжёлых танков 131-го танкового батальона старшего лейтенанта Русаковского. В течение недели продолжались упорные бои в самой Калуге. Исход борьбы с противником решила совместная атака 112-й танковой дивизии, 154-й стрелковой дивизии и других соединений 50-й армии.

Результаты освобождения Калуги[править | править код]

На рассвете 30 декабря 1941 года советские войска штурмом овладели вокзалом, который был превращён немцами в крепость. Заняв город ещё в первой половине октября 1941 года, немцы разместили в нём крупные склады, ремонтные базы, госпитали и штабы частей 2-й и 4-й танковых групп (армий). Поэтому захват этого населённого пункта советскими войсками ставил противника в тяжелое положение, дезорганизовывал его тыл. Немцы дрались упорно, и дивизии вместе с другими частями армии удалось с большим трудом выполнить поставленную задачу.

Контратака немцев[править | править код]

Тыловые части 112-й танковой дивизии в Алексеевке и Зябках подверглись атаке. Около батальона немецкой пехоты, усиленной миномётами, ворвалось в села. Создалась угроза расчленения 112-й танковой дивизии, срыва снабжения продовольствием и боеприпасами. Командир 112-го артиллерийского полка майор Лифшиц приказал выкатить орудия на открытые позиции. Первой открыла огонь батарея лейтенанта Чеботарёва. Осколки буквально скосили немецкую пехоту, атака была отбита.

После непродолжительного отдыха и восстановления техники в январе 1942 года 112-я тд участвовала в наступлении на Юхнов и Мосальск.

Награждение и переформирование[править | править код]

По результатам проведённых боевых операций за мужество и героизм личного состава 112-я танковая дивизия была награждена орден Красного Знамени. 2 января 1942 года дивизию переформировали в 112-ю танковую бригаду с сохранением её номера и номеров полков, ставших батальонами.

Ко Дню Красной Армии 1942 года бригада была пополнена техникой в виде новых танков Т-34.

Помощь Монгольской Народной Республики[править | править код]

К февралю 1942 года во Внешторгбанк СССР поступило из МНР на постройку танков[4]:

1. тугриков — 2,5 млн,

2. американских долларов — 100 тыс.,

3. золото — 300 кг (в валюте СССР — 3,8 млн рублей).

На эти средства была приобретена танковая колонна в количестве[4]:

1. Т-34 — 32 танка,

2. Т-70 — 21 танк.

12 января 1943 года монгольская правительственная делегация передала танки 112-й Краснознамённой танковой бригаде[1]. Делегацию МНР возглавлял маршал Х. Чойбалсан. Один танк презентовался от него лично. Помимо танков монгольская правительственная делегация передали безвозмездно 237 вагонов с вещами и продовольствием: 1 000 тонн мяса, 90 тонн масла, 80 тонн колбасы, 150 тонн кондитерских изделий, 30 000 полушубков, 30 000 пар валенок, 30 000 меховых телогреек. Впоследствии, с названием «Революционная Монголия» в бригаду поступали танки Т-34 более совершенных типов. Танки имели именные наименования:

  • «Большой хурал»
  • «Малый хурал» («От Малого Хурала»)
  • «Маршал Чойбалсан»
  • «Монгольский арат»
  • «Монгольский чекист»
  • «ЦК Народно-революционной партии» («От ЦК МНРП»)
  • «Сухэ Батор»
  • «От интеллигенции МНР»
  • «От советских граждан в МНР»
  • «От Совета Министров МНР»
  • «Хатан-Батор Максаржаб»

Курская битва[править | править код]

7 июля 1943 года[править | править код]

Воронежский фронт. Командир 112-й танковой бригады подполковник Михаил Трофимович Леонов (слева) и начальник штаба бригады подполковник Иосиф Ираклиевич Гусаковский накануне Курской битвы. На позициях видны замаскированные танки 112-й танковой бригады

Когда стало очевидно, что немцы в ближайшие час-полтора овладеют высотой 254.5, командующий 1 ТА, М. Е. Катуков оперативно принимает необходимые меры и по радио отдаёт приказ А. Л. Гетману — направить 112 тбр в село Сырцево и передать её на месте в распоряжение М. С. Кривошеина. Через полчаса начальник штаба 6 тк полковник Ситников подписал приказ о переброске бригады полковника М. Т. Леонова в полосу 3 мк, а в 11.30 комбриг уже читал этот документ. Около 15.00 59 боевых машин 112 тбр с ходу вступили в бой с бронегруппой «Великой Германии» на рубеже село Сырцево и высота 230.1.

На участке Сырцево — Верхопенье первой столкнулась с противником головная походная застава — два танковых взвода с десантом. Командир бригады приказал двум танковым батальонам занять оборону. Танкистов поддерживали батареи противотанковых орудий. Рота старшего лейтенанта Маслова расположилась в засаде развернувшись фронтом на юг у подножия безымянной высоты юго-восточнее Верхопенья и контролируя дорогу на Сырцево. Вскоре на засаду вышла танковая группа состоящая из 5-ти танков Тигр, они не смогли взять в лоб позиции, занимаемые танковыми батальонами Орехова и Боридько и решили обойти их, чтобы нанести фланговый удар. Последовала танковая дуэль, в результате три немецких танка были подбиты.

Неподалеку от танковой засады Маслова затаился со своей ротой старший лейтенант Рыбалко. Рота располагалась на высотке, с которой открывалась панорама встречного танкового боя — Т-34 шли навстречу Тиграм.

Во время очередной атаки, ободрённые успехом, немцы продвинулись вперед, не заботясь о флангах. В борта танков ударила рота старшего лейтенанта Рыбалко. Немцы отошли, оставив на поле боя пять подбитых танков. За этот бой старший лейтенант Рыбалко был награждён орденом Александра Невского.

Разведка сообщила — в районах сел Раково и Алексеевка отмечено скопление войск противника. Полковник Леонов решил произвести разведку боем. Рота Маслова, выделенная в разведку, обнаружила много танков.

Переброска 112 тбр в район Сырцева сыграла очень важную роль. Танкисты полковника М. Т. Леонова сковали силы боевой группы «Великой Германии», которая была усилена «пантерами», предотвратили захват села Сырцево и прорыв на север к Верхопенью. Это существенно повлияло и на действия немецкой 3 тд. Без поддержки правого соседа она продолжила топтаться на месте у Луханина. Из отчёта 112 тбр:

Получив боевое распоряжение, бригада немедленно выступила по маршруту ур. Толстое, Верхопенье, Сырцево. По достижении Верхопенья бригада получила приказ командира 3-го мк: немедленно атаковать противника в направлении Сырцево — Сырцев с задачей не допустить его прорыва в северном направлении.
Бригаде не было предоставлено ни возможности, ни времени ознакомиться со сложившейся обстановкой и связаться с частями, ведущими впереди бой. Бригада выступила в бой. В голове двинулась ГПЗ в составе двух взводов танков Т-34 с десантом пехоты 112-го мсб, за нею — 124-й тб. 125-й тб наступал во втором эшелоне, рота средних танков 125-го тб находилась в резерве и двигалась за колонной батальона.
В 15.00 ГПЗ достигла дороги Сырцево — выс. 254.5 и была встречена огнём засад четырёх танков Т-6 из района трёх курганов (южнее выс. 230.1. Понесла потери: 1 Т-34 сгорел, один подбит, ГПЗ отошла в укрытие и донесла в колонну главных сил о встрече с танками Т-6.
Развертывание главных сил бригады происходило уже под огнём танков противника, которые он стягивал к месту боя с ГПЗ. Противник одновременно вёл в бой до 80 танков и предпринял манёвр, стремясь охватить наш левый фланг. В целях недопущения этого 125-й тб был развернут уступом слева за 124-м тб, имея левый фланг у оврага, что северо-восточнее пяти курганов. В это время резерв развернулся флангом на юг на гребне безымянной высоты юго-восточнее Верхопенья, оседлал дорогу и вёл огонь с места по танкам и пехоте противника. Мсб развернулся впереди танков и быстро окопался, не допуская проникновения пехоты противника к нашим танкам.
Бой продолжался до наступления полной темноты. Несмотря на то, что наши танкисты впервые встретились с таким сильным оружием противника, как танк Т-6, они дрались отважно, к концу дня подбили и сожгли 6 Т-6, 4 танка других марок, 3 бронемашины, 16 автомашин, одно орудие и уничтожено до 200 солдат и офицеров противника.

Первый день боя с немецкими танками Т-6 показал, что борьба с ними вполне возможна имеющимися средствами, только требует изучения их «повадок», необходимо действовать хитростью, учитывая сильные и слабые стороны врага.

Итог боя 7 июля[править | править код]

По сути 112 тбр предприняла лобовую «кавалерийскую» атаку против танковой бригады Штрахвица, которая двигалась на с. Сырцево. Нашим воинам ещё не было известно, что они столкнулись не только с «тиграми», а и с новыми «пантерами». Поэтому в отчёт и закралась ошибка с маркировкой немецких танков.

Из-за непродуманных и скоропалительных распоряжений комкора С. М. Кривошеина, принятых в горячке боя, бригаде М. Т. Леонова был нанесён существенный урон. В тот день среди всех соединений армии она понесла самые большие потери. Из строя вышли 19 Т-34 и 1 Т-70, в том числе 14 «тридцатьчетверок» сгорели полностью.

Ночью комбриг Леонов провёл перегруппировку. Танки заняли новый рубеж, подготовленный заранее. Истребительно-противотанковая батарея оставалась там, где вчера начался бой, на северных скатах безымянной высоты, в полутора километрах северо-восточнее Березовки.

8 июля 1943 года[править | править код]

На рассвете немцы подвергли позиции бригады артиллерийскому обстрелу и бомбардировке. Одновременно с этим танковая и пехотная дивизии немцев ударили с трёх сторон в направлении Обоянь и стали продвигаться на север.

«Великая Германия» продолжала запланированное наступление на Сырцево. Генерал Хейерляйн решил взять удерживающую его 112 тбр полковника М. Т. Леонова в клещи. Бригада «пантер» Штрахвица ударила с юго-востока, в направлении выс. 218.5, а батальоны гренадерского полка попытались охватить село с севера. В это время самая сильная дивизия немецкого корпуса втянулась в горловину своеобразного «мешка», который образовали: слева села на восточном берегу Пены, а справа и спереди — отроги глубокого заболоченного оврага, проходящего от выс. 230.1 полукругом до северных окраин Сырцева. Учитывая рельеф местности и упорство советских частей, узел сопротивления в Сырцеве для 48 тк в тот момент оказался как кость в горле. Батальон Боридько, при этом, оказался в тылу противника и оврагами пробирался на соединение с бригадой.

Кнобельсдорф утром выехал к Хейерляйну, чтобы самому наблюдать за боем у этого села и личным присутствием подтолкнуть командование дивизии к более решительным и настойчивым действиям.

Батальоны «пантер» нанесли сильный удар. Но танкисты полковника М. Т. Леонова, используя складки местности и отсутствие над головой «соколов» 8-го штурмового авиакорпуса Зайдемана, дрались храбро и очень упорно. Из отчёта штаба 112 тбр:

«С 7.30. 8 июля противник с рубежа Сырцево, Гремучий продолжил развивать наступление в западном направлении. На участке обороны бригады наступало до 70 танков. Бригада вела бой с танками и пехотой противника, упорно удерживая занимаемые рубежи. Танковые батальоны вели огонь с места, из-за укрытий и маневрируя. Пехота стойко удерживала позиции, не уходя из окопов, даже когда танки утюжили их траншеи.

К 11.30 в 124-м тб осталось 4 Т-34, в 125-м тб (оборонявшемся без 2-й роты) осталось 5 Т-34, которые продолжали упорно вести бой. 2-я рота продолжала находиться на выс. 135.4 (южные окр. Верхопенье), вела ожесточённый бой с танками врага, наступавшими с направления Гремучий. От основных сил бригады 2-я рота 125-го тб была отрезана танками противника, просочившимися в ур. Щенячье и двигавшимися на запад».

К полудню стало ясно, что, хотя 112 тбр была оттеснена в село, штурм села может затянуться надолго. Поэтому, с согласия Кнобельсдорфа, Хейерляйн отдал приказ: оставить перед Сырцевом заслон из фузилёров, а бригадой «пантер» Штрахвица и гренадерским полком продолжить атаку в направлении Верхопенья.

К 13.00 передовые части «Великой Германии», смяв оборону 199 гв. сп дивизии полковника А. И. Баксова, ворвались в ур. Щенячье, а четыре танка прорвались непосредственно к южным окраинам Верхопенья, в район мельницы, что в 300 м южнее МТС. Огнём 200 тбр полковника Н. В. Моргунова и батарей 12 иптап 2 немецких танка были сожжены, а 2 повернули назад и скрылись в урочище.

Получив сообщение о выходе немцев к Верхопенью и высоких потерях бригады М. Т. Леонова, командир 6 тк, стремясь сохранить силы 112 тбр для удержания переправ в Сырцево, в 13.00 отдаёт приказ об отводе её на западный берег. При этом бригада должна была двумя узлами сопротивления держать оба моста через Пену в самом селе. Но связь с её штабом прервалась, поэтому распоряжение было передано по радио соседней 10 мбр 3 мк. В 13.10 начальник штаба 10 мбр направляет следующее письмо:

«Командиру 112-й тбр

Командир корпуса приказал выйти на восточный берег р. Пены и не допустить противника занять восточный берег р. Пена сев. Сырцево. Восточнее Сырцево, 218.5 — части 10-й мбр. Приказ получен по радио начальником штаба 10-й мбр. 8.7.1943 г. 13.10»

Получив этот небольшой клочок бумаги, полковник М. Т. Леонов на его обратной стороне пишет карандашом донесение генералу С. М. Кривошеину, в чьём оперативном подчинении он по-прежнему находился:

«Командиру 3-го мк. В строю имею девять танков Т-34 и пятнадцать танков Т-70. С разрешения ком. 6-го тк отошёл с боем западнее Сырцево. Пехота имеет большие потери. Прошу разрешения занять западный берег танками и восточный берег остатками пехоты. 14.00 08.7.43 г.»

9 июля 1943 года[править | править код]

Рано утром бригаду с фронта и фланга атаковали около двухсот танков. В 12.00 командир бригады получил приказ: отойти на западный берег реки Пены. Батальон майора Орехова занял оборону в деревне Березовка. Немецкие войска, не считаясь с потерями, непрерывно атаковали.

К вечеру между флангом 6-го танкового корпуса, в который входила бригада «Революционная Монголия» и правым флангом 3-го механизированного корпуса, образовался разрыв.

10 июля 1943 года[править | править код]

С рассветом около ста немецких танков из района севернее Верхопенье устремились в этот разрыв, атакуя 112-ю танковую бригаду в западном и юго-западном направлениях и вышли к перекрёстку дорог возле урочища Толстое. Командир бригады, полковник Леонов, приказал бригаде занять круговую оборону. Основные силы немцев нанесли удар по батальону Орехова, в котором на тот момент оставалось девять Т-34 и один Т-70. Полковник Леонов приказал танковому батальону майора Боридько ударить во фланг немцам, которые атаковали батальон Орехова.

«Танки сходились вплотную, таранили друг друга, расстреливали в упор. Из подбитых, охваченных пламенем машин выскакивали танкисты, вытаскивали раненых, кое-кто пытался гасить на себе пылающую одежду. На маленьком клочке земли между подбитыми танками метались члены экипажей, охотились друг за другом, пуская в ход пистолеты и ножи. Вспыхивали короткие рукопашные схватки.»

Батальон Боридько уничтожил шесть Тигров, пять Т-IV, в бою отличилась рота Маслова, которая уничтожила пять танков.

Немецкие части, в ходе наступления, заняли господствующую высоту и перекрёсток дорог. С прорвавшимися танками немцев вступили в бой части 90-й стрелковой дивизии, а также танкисты и автоматчики 112-й танковой бригады. Немцы продвигались по всему фронту обороны 112-й танковой бригады, танкисты, артиллеристы и пехотинцы отбивали атаки одну за другой.

В самый напряжённый момент, полковник Леонов, совместно с командиром 200-й бригады организовали контратаку, которая задержала продвижение противника на несколько часов.

«По всему необъятному полю, тут и там чернели покинутые сгоревшие танки: наши и немецкие, с развороченными бортами, сорванными башнями, поникшими орудиями. Неподалеку от командного пункта застыли два танка. Немецкий Тигр раскинул разорванную снарядом гусеницу, второй снаряд попал в пушку, сорвало дульный тормоз. Люки открыты, но экипаж спастись не сумел — в пшенице валялись убитые немцы в комбинезонах. Метрах в двадцати от него вросла в землю тридцатьчетверка, чёрная как сажа, с закрытыми люками — танкисты дрались до конца…»

11 июля 1943 года[править | править код]

Бригада получила приказ о выведении её остатков для ремонта, пополнения боекомплекта, заправки и доукомплектования.

Во второй половине дня бригада сосредоточилась в урочище Долгонькое. Танкисты ремонтировали танки, исправляли повреждения.

12 июля 1943 года[править | править код]

На рассвете танковая бригада получили пополнение: новенькие Т-34 и Т-70.

К вечеру бригада совместно с 60-м танковым полком, батареей самоходных артиллерийских установок и двумя батареями истребительно-противотанковых орудий заняла оборону северо-западнее урочища Толстое.

14 июля 1943 года[править | править код]

Утром противник атаковал позиции бригады. Пехота противника просочилась по многочисленным оврагам и сосредоточилась у западной опушки урочища. Танковые атаки немцев следовали одна за другой, они маневрировали, перестраивались пытаясь нащупать слабое место в обороне.

В разгар боёв полковник М. Т. Леонов направил телеграмму в Улан-Батор Премьер-министру МНР маршалу Чойбалсану. В ней приводились цифры уничтоженной техники за восемь дней боёв, в том числе семьдесят два танка, из которых тридцать один Тигр. Телеграмма была опубликована в газете Унэн 20 июля 1943 года.

Пополнение потерь[править | править код]

В урочище Большое бригада находилась до начала августа. Танкисты получали новые танки, исправляли повреждённые, принимали пополнение. В один из дней состоялось вручение правительственных наград героям Курской битвы.

Освобождение Украины[править | править код]

Бои за Богодухов[править | править код]

Войска Воронежского фронта, в состав которого входила бригада «Революционная Монголия», продвигались с боями к Богодухову. Штурм Богодухова был стремительным и внезапным. Немцы вдруг с ужасом обнаружили на улицах городка советские танки.

После взятия Богодухова бригада получила приказ: захватить станцию Высокополье и перерезать железную дорогу Харьков — Полтава. Эта задача была поставлена перед батальоном майора Орехова. Батальон насчитывал двадцать шесть танков и был усилен батальоном автоматчиков, батареями противотанковых орудий, самоходок, двумя зенитными орудиями и сапёрным взводом. Рота старшего лейтенанта Маслова двигалась в голове колоны.

Батальон Орехова захватил посёлок и удерживал его, отбивая контратаки немцев. Командованию бригады стало ясно: немцы стремятся отсечь их от основных сил корпуса. Отбивая атаки немецких войск, батальон Орехова потерял сгоревшими и подбитыми тринадцать танков, самоходную установку и два зенитных орудия, выбыло из строя больше половины батальона автоматчиков.

Под давлением превосходящих сил противника командир бригады приказал Орехову оставить Высокополье и отойти. К утру в окружённом немцами батальоне Орехова осталось десять танков и одно орудие. Из соседнего села Первомайское пробились две тридцатьчетверки из батальона Боридько. К ним с боем прорвались два батальона 6-й мотострелковой бригады.

Повторной внезапной атакой бригада захватила Высокополье и удерживала железную дорогу Харьков — Полтава.

Вскоре бригада, по приказу командира корпуса, была переброшена в район посёлка Мирное. Здесь, вместе с частями 90-й стрелковой дивизии она вступила в бой. До вечера батальон Орехова потерял все танки, в батальоне Боридько осталось семь танков оборонявшихся на северном берегу реки. К полуночи немцы перебросили к Мирному подкрепление на бронетранспортерах и захватили посёлок.

Шесть отремонтированных танков для бригады передали танкисты 200-й танковой бригады, а два танка ввели в строй ремонтники бригады.

Бригада получила приказ: срочно отходить на север к Богодухову. Немецкие войска заняли Ахтырку. На участке обороны 27-й армии немецкие войска, сосредоточив на узком участке до семидесяти танков, прорвали оборону фронта.

Немцы фланговым ударом отсекли советские войска, наступающие на Харьков. Они продвинулись вперед и вышли на рубеж Веселый Гай, Каплуновка. Отходя на север, бригада вела ожесточённые бои. Немцы преследовали, не давая возможности оторваться. Утром бригаде пришлось отходить в район совхоза Ильичевка.

Гибель командира бригады[править | править код]

21 августа 1943 года командир бригады полковник М. Т. Леонов погиб от осколка разорвавшегося снаряда, который попал в голову. Полковника Леонова похоронили с воинскими почестями в Богодухове. За мужество и отвагу, проявленные в последнем бою (контратака), полковник Леонов был посмертно награждён орденом Красного Знамени.

Погибшего командира заменил, раненный в руку, начальник штаба танковой бригады подполковник И. И. Гусаковский. Бригада получила пополнение и вместе с другими частями, действующими на этом участке фронта, освобождала Ахтырку. После этого бригаду вывели из боя и перебросили под Сумы.

Преобразование бригады[править | править код]

30 октября 1943 года, Указом Президиума Верховного Совета СССР, «за отличное выполнение заданий командования и проявленные при этом личным составом героизм и мужество в боях с немецко-фашистскими захватчиками» 112-я танковая бригада «Революционная Монголия» награждена почётным званием «Гвардейская» и преобразована в 44-ю гвардейскую краснознамённую танковую бригаду «Революционная Монголия».

Командиры[править | править код]

  • А.Л.Гетман (август 1941 - апрель 1942) полковник
  • М.Т.Леонов (апрель 1942 - август 1943) подполковник (с 14.9.1942 - полковник)
  • Е.Я.Стысин (август - сентябрь 1943) майор
  • И.И.Гусаковский (сентябрь - октябрь 1943) подполковник

Память[править | править код]

112-я танковая дивизия упомянута на плите мемориального комплекса «Воинам-сибирякам», Ленино-Снегирёвский военно-исторический музей.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Газета «Красная Звезда» № 011, от 14 января 1943 года, фото и статья «Новый подарок монгольского народа Красной Армии».
  2. Попель Н. К. Бригада «Революционная Монголия». М. ДОСААФ. 1977. 176 с. с ил.
  3. Подготовка к открытию памятника советским воинам. Информационно-исторический проект «Долина Беспуты» (18.09.2012). Дата обращения 2 февраля 2013. Архивировано 12 февраля 2013 года.
  4. 1 2 Сайт Танковый фронт, Танковая колонна «Революционная Монголия». Архивная копия от 25 сентября 2013 на Wayback Machine Архивировано 25 сентября 2013 года.

Литература[править | править код]

  • А. А. Гречко. Советская Военная Энциклопедия = Бердичевская танковая бригада. — Москва: Воениздат, 1976. — Т. 1. — С. 445. — 640 с. — 106 000 экз.
  • Газета «Красная Звезда» № 011, от 14 января 1943 года, фото и статья «Новый подарок монгольского народа Красной Армии».
  • Гетман А. Л. Из боевого опыта 112-й танковой дивизии. // «Победа под Москвой». М. Воениздат. 1982.
  • Гетман А. Л. Танки идут на Берлин. М. 1982.
  • Попель Н. К. Бригада «Революционная Монголия». — М.: ДОСААФ, 1977.

Ссылки[править | править код]