Эта статья входит в число добротных статей

17-я танковая бригада

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Red Army flag.svg 17-я танковая бригада
17 тбр
Войска: сухопутные
Род войск: автобронетанковые
Формирование: октябрь 1941 года
Расформирование (преобразование): 17 ноября 1942 года
Предшественник: 34-я танковая дивизия, 48-я танковая дивизия
Преемник: 9-я гвардейская танковая бригада
Боевой путь
Смоленская область, Московская область

17-я танковая бригада — воинское формирование автобронетанковых войск Красной Армии, в годы Великой Отечественной войны. 17 ноября 1942 года преобразована в 9-ю гвардейскую танковую бригаду.

История[править | править код]

Формирование[править | править код]

Сформирована во Владимире с 5 сентября по 6 октября 1941 года на базе 34-й и 48-й танковых дивизий по штатам № 010/75 — 010/83 и 010/87 от 13 сентября 1941[1]:

  • Управление бригады — 54 человек (чел.).
  • Рота управления — 175 чел.
  • Разведывательная рота — 107 чел.
  • 17-й танковый полк — 422 чел.
  • Мотострелково-пулемётный батальон — 422 чел.
  • Зенитный дивизион
  • Ремонтно-восстановительная рота — 91 чел.
  • Автотранспортная рота — 62 чел.
  • Медико-санитарный взвод — 28 чел.

Командиром бригады с 1 сентября 1941 года назначен майор Н. Я. Клыпин[1]. На 16 октября 1941 года на основном вооружении бригады находилось 36 танков, в том числе: 20 единиц Т-34, 16 лёгких танков[1].

Можайская линия обороны Москвы[править | править код]

4 октября 1941 года бригада убыла эшелонами под город Мценск (Орловская область). Однако 5 октября немецкие войска неожиданно для советского командования заняли город Юхнов, поэтому в связи с изменившейся обстановкой бригада была спешно переброшена в район Медыни.

Согласно директиве Ставки ВГК № 2705/оп командующему МВО, командиру 1-го гвардейского стрелкового корпуса, начальнику ГАУ о переподчинении 17-й танковой бригады (от 04.10.1941 16:00) за подписью Заместителя начальника Генштаба Василевского приказано[1]:

1. 17-ю танковую бригаду отправить по жел. дороге в распоряжение командующего 1-го гв. стрелкового корпуса.

2. Погрузка — ст. Владимир, выгрузка — Мценск, начало погрузки — 18.00 4.10, темп — максимальный…

Согласно директиве Ставки ВГК № 002594 командующему войсками Резервного фронта о включении в состав фронта 17-й танковой бригады (от 04.10.1941) за подписью Б. Шапошникова указано[1]:

Решением Ставки Верховного Главнокомандования в ваше распоряжение в район ст. Мятлевская перебрасывается по ж. д. из Владимира 17 тбр для совместных действий с вашими стрелковыми дивизиями по шоссе на Юхнов. Бригада начала отправление в 18.00 4.10. Прикрытие разгрузки бригады с воздуха возлагается на вас.

К исходу 6 октября 1941 года бригада прибыла, выгрузилась и сосредоточилась в районе юго-восточнее Медыни. В тот же день, прибыв по вызову Сталина из Ленинграда Г. К. Жуков узнал о критическом положении Резервного фронта и выехал утром 7 октября на рубежи Можайской линии обороны для уточнения обстановки.

Между Мятлево и городом Юхнов действовал небольшой отряд, состоящий из нескольких рот Подольских курсантов и десантников-диверсантов капитана И. Г. Старчака. В 12 километрах западнее Медыни Г. К. Жуков был остановлен одной из групп боевого охранения бригады под командованием подполковника А. С. Кислицына[2].

По воспоминаниям Г. К. Жукова[2]:

— Ну, что у вас тут делается, докладывайте. Прежде всего, где противник?
Полковник Троицкий[3] рассказал:
— Противник занимает Юхнов. Его передовые части захватили мост на реке Угре. Посылал я разведку и в Калугу. В городе противника пока нет, но в районе Калуги идут напряжённые бои. Там действуют 5-я стрелковая дивизия и некоторые отошедшие части 43 Армии. Вверенная мне бригада находится в резерве Ставки. Стою здесь второй день и не получаю никаких указаний…

По воспоминаниям А. Н. Бучина, личного шофёра Г. К. Жукова[2]:

Самым отрадным эпизодом в той мрачной поездке была встреча под Медынью. Нас остановил патруль, одетый в комбинезоны и танкистские шлемы. Патрули сказали, что дальше ехать нельзя — противник. Георгий Константинович ушёл в штаб части, вернулся весёлый, помолодевший. Меньше, чем за час! Оказалось, что в этом районе дислоцировалась 11-я танковая бригада под командованием полковника И. П. Троицкого[3], которого Г. К. Жуков знал по Халхин-Голу. Он отдал какие-то приказы и, удовлетворенный, уехал в Калугу. Я, во всяком случае, почувствовал, что мы, наконец, побывали в нормальной воинской части, где несли службу, как подобает. Водители Троицкого подарили мне бутылку водки (я не пил и отдал её охране) и полголовки сыра. Это было куда как своевременно, подозреваю, что часть её съел Жуков. На здоровье!.

Руководствуясь приказом Г. К. Жукова, бригада усилила разведку и начала вести изматывающие и сдерживающие бои с утра 9 октября 1941 года на рубеже реки Изверь.

Совершив марш в направлении станции Мятлево в ночь с 8 на 9 октября бригада заняла оборону на восточном берегу реки Изверь. По данным разведки, перед позициями бригады находились до полка пехоты противника, два дивизиона артиллерии и до 20 танков и бронемашин. Около 7:00 9 октября немцы атаковали передовой отряд Малоярославецкого боевого участка и мотострелковый батальон бригады. Однако контратакой советских частей при поддержке танков бригады немцы были отброшены назад. В течение дня при поддержке сильного артиллерийского и миномётного огня немецкие атаки продолжались. Попытки обойти с флангов позиции советских мотострелков и танкистов не удались[4].

Из-за отсутствия артиллерийской и авиационной поддержки, а также из-за недостатка времени (бригада не успела окопаться и подготовить какие-либо укрепления), 17-я танковая бригада понесла значительные потери: в мотострелковом батальоне не досчитались 159 человек (55 убито, 94 ранено и 10 пропало без вести), 17-й танковый полк потерял 7 человек (4 убито и 3 ранено), а также три танка Т-34 (из них два — безвозвратно), а взвод связи и рота управления бригады потеряли до половины своего личного состава убитыми, ранеными и без вести пропавшими. Также сгорели две легковые машины штаба. В то же время, по советским данным, наступавшие немецкие части потеряли подбитыми и уничтоженным 3 танка, 6 противотанковых орудий, 10 автомашин, также было уничтожено и рассеяно до батальона пехоты[5].

Танк Т-34 17-танковой бригады, установлен в городе Медынь Калужской области

В ночь на 10 октября 17-я танковая бригада отошла на новый рубеж Хорошая-Радюкино, где с 6:00 и до вечера снова отражала атаки противника. Наиболее успешно действовал 17-й танковый полк, который огнём с места и неоднократными контратаками подбил и уничтожил 19 немецких танков, 7 танкеток и 4 противотанковых орудия. Потери бригады составили 12 человек убитыми, 25 ранеными, 4 танка Т-40, 3 Т-34 (один из которых один затонул в реке Шаня, а после войны был поднят и установлен на постаменте в городе Медынь (на иллюстрации)), 2 противотанковых орудия, 2 трактора и 3 автомобиля[5].

На следующий день, 11 октября в 4:00 командир 17-й танковой бригады получил приказ командующего 43-й армии: «ведя наступление вдоль шоссе овладеть Медынь». Выдвинувшийся для выполнения задачи 17-й танковый полк попал под артиллерийский обстрел и удары авиации и отошёл назад, не справившись с этой задачей. С 8:00 бригада вела бои с пехотой и танками противника, поддерживая действия пехоты Малоярославецкого боевого участка. Из-за отхода пехоты на Ильинское, в 16:00 17-й танковый полк также начал отходить. Всего в течение дня бригадой было подбито 3 танка и уничтожено 7 орудий противника[5].

В течение 12-13 октября 17-й танковый полк поддерживал контратаки частей 53-й стрелковой дивизии, потеряв при этом подбитыми четыре танка Т-34 и два Т-40, один из которых сгорел[5].

К 20 октября остатки 17-й танковой бригады после ожесточённых двухдневных боёв отошли на рубеж реки Протва в район Боровска, который удерживала в течение дня[6].

Таким образом, с 6 по 26 октября бригада действовала в составе 43-й армии на Малоярославском направлении, понеся тяжёлые потери в личном составе и материальной части. За этот же период, по советским данным, бригада нанесла противнику следующие потери: уничтожила до полка пехоты противника, 28 танков, 8 танкеток, 7 самолётов, 35 противотанковых орудий, пять 75 мм орудий, три миномётных батареи, 19 автомашин и одну бронемашину, взято в плен 4 солдата, захвачено два мотоцикла и разгромлен один штаб полка[7].

26 октября (по 26 ноября), сдав участок стрелковой дивизии, бригада выведена на укомплектование в район Кутузово под город Подольск (ныне в черте города Подольска)[7]. При этом на 28 октября 1941 года в бригаде числилось всего 3 танка (2 Т-34 и 1 Т-40)[1].

Серьёзные потери в 17-й танковой бригаде, сводном отряде подольских курсантов и 312-й стрелковой дивизии при полном отсутствию свежих резервов привели к ослаблению обороноспособности Малоярославецкого укрепрайона. 18 октября город Малоярославец был занят частями вермахта. Стабилизировать фронт и остановить противника на Можайской линии обороны тогда не удалось. Оперативная обстановка в районе Малоярославца, Боровска и Нарофоминска вынудила командование Западного фронта отвести свои войска на промежуточные рубежи обороны, которые немцы штурмовали в конце октября-начале ноября 1941 года[6].

В результате прорыва обороны 50-й армии в середине ноября, Ставка приняла ряд срочных мер по укреплению важных в оперативном отношении рубежей и пунктов северо-восточнее Тулы. Кроме уже созданных Тульского и Венёвского боевых участков, были созданы Рязанский, Зарайский, Каширский, Коломенский и Лаптевский боевые участки с подчинением их Западному фронту. Для обороны Рязанского боевого участка из резерва фронта была переброшена 17-я танковая бригада[8]. С 26 по 30 ноября бригада вела бои в районе Михайлова под городом Рязань[7].

На Волоколамском направлении[править | править код]

Совершив марш с 30 ноября по 1 декабря через Коломну и Москву к станциям Сходня и Химки[9], 1 декабря бригада вошла в состав 16-й армии и приняла участие в разгроме немецких войск под Москвой до рубежа Ивановское-Волоколамск[7].

В 23:00 бригада вошла в группу под командованием командира 9-й гвардейской стрелковой дивизии генерала А. П. Белобородова. Через 4 часа после прибытия, в 3:00 2 декабря танкисты, не имея точных разведданных, приказом А. П. Белобородова были направлены к деревне Дедово. По воспоминаниям Г. К. Жукова и А. П. Белобородова, Сталин приказал взять эту деревню во что бы то ни стало, перепутав её с городом Дедовском, который находился в тылу советских войск[9].

Экипаж тяжёлого танка КВ-1 под командованием лейтенанта Н. Киндера (крайний справа). 2 декабря весь экипаж погиб в бою у Селиванихи.

2 декабря при наступлении на Петровское Истринского района 8 танков бригады (6 КВ-1 и 2 Т-34), двигаясь без разведки, попали на немецкие позиции противотанковой артиллерии северо-восточнее деревни Селиванихи, 4 танка КВ-1 сгорели вместе с экипажами[9][10]. 4 декабря командира бригады Николая Клыпина сняли с должности с формулировкой: «За халатное отношение к выполнению моего приказа по захвату д. Петровское и за плохую организацию взаимодействия с 9 гвардейской стрелковой дивизией» (Жуков, Булганин).

4 и 5 декабря бригада наступала на рубеже Ленино — Ивановское и 4 декабря взяла Ленино, однако без поддержки стрелковых частей была вынуждена отступить[9].

7 декабря 1941 года началось наступление советских войск в районе Истры. 145-я, 1-я гвардейская, 146-я и 17-я танковые бригады совместно со стрелковыми частями 16-й армии прорвали оборону противника и, преодолевая его сопротивление, продвигались вперёд. 8 декабря группа генерала Белобородова взяла Ленино, 17-я танковая бригада, которая также участвовала в этом бою, потеряла два танка[9].

К 18 декабря танкисты бригады вышли на подступы к Волоколамску. Разгорелись бои в районе деревень Сычёво, Покровское, Гряды и Чисмена. В селе село Горюны командир 17-й танковой бригады полковник H. A. Чернояров стал свидетелем гибели старшего лейтенанта Д. Ф. Лавриненко, лучшего советского мастера танкового боя за всю Вторую мировую войну. Уничтожив в бою за село Горюны свой 52-й немецкий танк, Лавриненко выскочил из танка и направился к полковнику Черноярову для доклада. Однако сразу после боя село подверглось сильному артиллерийскому и миномётному обстрелу противника, и по дороге к танку Черноярова Д. Ф. Лавриненко был убит осколком артиллерийской мины.

С 1 января по 2 февраля 1942 года бригада находилась на укомплектовании в районе Жданово[7].

В составе 20-й армии[править | править код]

В период с 4 по 14 февраля 1942 года бригада вела боевые действия в составе войск 20-й армии (группа Катукова). С 14 февраля бригада (в составе 17-го и 89-го танковых батальонов и моторизованного стрелково-пулемётного батальона) вышла из состава группы Катукова и вела бои во взаимодействии с 331-й, 352-й стрелковыми дивизиями и 17-й стрелковой бригадой за Крутицы-Петушки[7].

На Сычёвском направлении[править | править код]

Приказом НКО № 361 от 17 ноября 1942 года преобразована в 9-ю гвардейскую танковую бригаду.

В составе[править | править код]

Периоды вхождения в состав Действующей армии[1]:

  • с 07.10.1941 по 17.11.1942.
Дата[1] Корпус Армия Фронт (военный округ)
на 01.10.1941 - - Московский военный округ
на 01.11.1941 - 43-я армия Западный фронт
на 01.12.1941 - -
на 01.01.1942 - 20-я армия
на 01.02.1942 -
на 01.03.1942 -
на 01.04.1942 -
на 01.05.1942 -
на 01.06.1942 -
на 01.07.1942 -
на 01.08.1942 -
на 01.09.1942 - 31-я армия
на 01.10.1942 - 20-я армия
на 01.11.1942 -

Командиры[править | править код]

Память[править | править код]

  • Упомянута на памятнике в городе Истра, который освобождала 17-я танковая бригада в декабре 1941 года.
  • Перечислена в списке «Они защищали Истринский край» Ленино-Снегирёвского военно-исторического музея.
  • Танк Т-З4 из состава 17-й танковой бригады, затонувший в реке Шаня, после войны был доставлен и установлен как памятник на постамент в центре Медыни[5].

В искусстве[править | править код]

Упомянута в советском историческом фильме «День командира дивизии» 1983 года.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 17-я танковая бригада. Танковый фронт. Дата обращения 12 января 2014.
  2. 1 2 3 В.А. Чернов, Г. Я. Грин. 17 танковая бригада под командованием «полковника И.И. Троицкого». Старый Боровск. Дата обращения 5 января 2014.
  3. 1 2 Так в тексте. На самом деле, командир 17 тбр — майор Н. Я. Клыпин, а Жуков узнал по боям на Халхин-Голе начальника штаба 17 тбр — Александра Спиридоновича Кислицына.
  4. Коломиец, 2009, с. 45.
  5. 1 2 3 4 5 Коломиец, 2009, с. 47.
  6. 1 2 Коломиец, 2009, с. 69.
  7. 1 2 3 4 5 6 Краткая боевая характеристика 17-й танковой бригады
  8. Коломиец, 2009, с. 101.
  9. 1 2 3 4 5 Чернов В., Грин Г. Оборона Москвы - неизвестная страница жизни Героя Советского Союза Николая Якимовича Клыпина // Вершины. — 2009. — № 6. — С. 204-222.
  10. ЦАМО РФ, ф.3080, оп.1, д.15 Политдонесения бригады, кор.19349, л.33

Литература[править | править код]

  • А. Буйлов, А. Калинин. Остановившие «Тайфун» (17-я танковая бригада в боях за Москву). Фронтовая иллюстрация № 1 за 2011 год.
  • Максим Коломиец. 1941. Танки в битве за Москву. — М.: Эксмо, 2009. — 170 с. — (Великие танковые сражения). — ISBN 978-5-699-34612-7.
  • Грин Г. Я., Чернов В. А. Четыре танка КВ: О цене, которая была заплачена за взятие деревни Дедово, которую Сталин приказал взять во что бы то ни стало… // Военно-Исторический Архив № 3 за 2010 год. — С. 113—137. ISSN 1606-0219
  • Михеенков С. Е. Серпухов. Последний рубеж. 49-я армия в Битве за Москву. — М.: Центрполиграф, 2011. 254 с. ISBN 978-5-227-02802-0.

Ссылки[править | править код]