3-я армия (Российская империя)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
3-я армия (полевая)
3 А
Russian coa 1825.png
Годы существования июле 1914 года — в начале 1918 года
Страна Флаг России Российская империя
Входит в смотри список фронтов
Тип армия
Участие в Первая мировая война (19141918)
Командиры
Известные командиры Командующие, смотри список
Стела погибшим в Галиции в 19141915 годах русским воинам, Холм Славы, Львов.

3-я армия (3-я полевая армия, 3 А) — формирование (общевойсковое оперативное объединение, армия) соединений, частей Киевского военного округа, во время первой мировой войны, Русской императорской армии.

3-я полевая армия принимала участие Галицийской битве 1914, Карпатской операции 1915, в ликвидации последствий Горлицкого прорыва 1915 в составе Юго-Западного фронта.

Боевой путь[править | править код]

Полевое управление (штаб 3 А) образовано в июле 1914 года при штабе Киевского военного округа. Позднее Третья армия была размещена в Дубно. Она состояла из управления, четырёх армейских корпусов и трёх кавалерийских дивизий, позже в состав армии вошёл 3-й кавалерийский корпус (не на долго).

20 августа 1914 года 3-я русская армия вступила на территорию Австро-Венгрии. Далее штаб квартировал в Пеняках, здание в котором он был размещён, после их отъезда в Золочев, было подожжено неизвестными людьми. В Золочеве штаб армии был размещён в трёхэтажном каменном здании, ранее в котором был банк[1].

В августе 1914 года приняла участие в Галицийской битве, в том числе Битва при Раве-Русской

3 сентября 1914 года 3-я русская армия взяла Лемберг (Львов).

Зимой 1914/1915 гг 3-я армия осаждала Перемышль и принимала участие в Карпатской операции

Весна 1915 года - начало Великого отступления русских армий[править | править код]

Плану немецкого и австрийского Генеральных штабов по широкому охвату «клещами» центральных русских армий от Восточной Пруссии до Западной Галиции (декабрь 1914 – февраль 1915 г.г.) не суждено было сбыться. В Восточной Пруссии 20-й русский корпус ценой собственной гибели самоотверженно прикрыл отход корпусов 10-й армии. Немецкий наступательный порыв был остановлен на среднем Немане, в районе Друскининкае [2]. В Карпатах наступление австрийских войск с присланными немецким подкреплением было быстро ликвидировано контрнаступлением: нависла опасность прорыва русских армий в Венгерскую равнину. Германское верховное командование убедилось в не эффективности частичного внедрения германских частей в австрийские войска и пришло к выводу о необходимо продемонстрировать мощь германских армий сильным ударом по русскому фронту в Западной Галиции. Данное решение основывалось главным образом на том, что французы и британцы окажутся более эгоистичными, нежели русские и в случае мощного удара : «не проявят такого же жертвенного порыва для того, чтобы оттянуть на себя германские силы, как это сделала Русская армия в компанию 1914 года» [3]. Кроме того, противник был достаточно хорошо осведомлен о надвигающейся катастрофе в боевом снабжении Русской армии .

Сведения о сосредоточении немецких войск на фронте 3 русской армии начали поступать со второй половины февраля 1915 года. Командующий 3-й русской армией генерал Радко-Дмитриев, на основании разведданных доносил Главнокомандующему армиями Юго-Западного фронта генерал-адъютанту Иванову о сосредоточении германской ударной группы перед фронтом X корпуса [4] . В случае успеха немцы выходили в тыл 8 –й русской армии Юго-Западного фронта. Генерал Иванов не доверял Радко-Дмитриеву и считал, что наибольшая опасность армиям Юго-Западного фронта грозит не на Дунайце, а на левом фланге у Черновиц и Снятыни. Это мнение поддерживал начальник штаба фронта генерал Драгомиров. Данная позиция штаба фронта в последствии привела к катастрофе : началу великого отступления русских армий. В марте 1915 года, в то время как ударная войсковая группа немцев продолжала усиливаться, части 9-й армии генерала Лечицкого были направлены не в сторону 3-й армии , а на левый фланг армий Юго-Западного фронта. По мнению генерала Брусилова части 9-ой армии обязаны были поддержать 3 русскую армию. Усиление 3 армии позволило бы генералу Радко-Дмитриеву нанести упреждающий удар : разбить головные части прибывших неприятельских войск и ликвидировать угрозу. Однако, X корпус 3-й русской армии был сильно вытянут и бездеятельно стоял , спокойно ожидая момента удара немецкой группы генерала Макензена. В своих воспоминаниях генерал Брусилов отмечает, что накануне удара в апреле 1915 года Николай II со свитой прибыл в Западную Галицию. Данная поездка была «хуже чем несвоевременной и прямо глупой» : отвлекла от выполнения боевых задач большое количество офицеров и внесла сумбур в боевую работу.

Николай II – человек чрезвычайно незадачливый, которого преследовали неудачи в течение всего его царствования, к чему бы он ни приложил своей руки. Эта поездка предвещала русской армии тяжелую катастрофу [5]

.

Против фронта X корпуса 3 русской армии неприятель сосредоточил более 200 тяжелых орудий, не считая легкой. Во всей 3 армии в составе 7 корпусов кроме легких орудий на фронте 200 верст было всего 4 тяжелых орудия. 1 мая 1915 года фронт был прорван. Вина в данном прорыве всецело лежала на Командующем армиями Юго-Западного фронта генерале Иванове. Тем не менее, генерал Радко-Дмитриев допустил непростительные промахи в организации обороны и отхода 3 русской армии. Генерал знал о возможном ударе, о месте прорыва, что подкрепление не подошло. Он обязан был распорядиться о сборе всех возможных резервов армии к угрожаемому участку, отдать приказания в каком порядке и направлении отходить, на каких линиях остановиться с тем чтобы уменьшить быстроту наступления немцев. Заблаговременно без суеты убрать все армейские тыловые учреждения , создать укрепления на заранее намеченных линиях, устроить техническую службу связи. При таких условиях можно было избежать катастрофы. Однако, генерал Радко-Дмитриев потерял управление : катался на автомобиле от одной части к другой. Войска отступали беспорядочно и разрозненно [6] .


2 мая 1915 года немцы начали мощное наступление между Горлицей и Тарновым, сопровождавшееся сильной артиллерийской поддержкой. Главный удар немцев пришёлся по 3-й русской армии, понёсшей поражение из-за недостатка артиллерийских снарядов и плохого инженерного оборудования окопов.

10 мая 1915 года после потери около 200 тысяч человек[источник не указан 63 дня] и 140 орудий 3-я армия получила разрешение отступить к реке Сан.

Один из офицеров Британской военной миссии, капитан Нейльсон, бывший свидетелем тяжёлой борьбы 3-й русской армии (Юго-Западного фронта), на которую прежде всего обрушился удар Макензена, пишет в своем донесении от 11 июня:
«Все последние наступления были просто убийства, так как мы атаковали без артиллерийской подготовки неприятеля, обладающего многочисленной лёгкой и тяжёлой артиллерией».
Чтобы охарактеризовать «таяние» числа бойцов в этот трагический период для Русской армии, мы приведём указания о численности бойцов в вышеупомянутой 3-й Русской армии:
а) 19 мая капитан Нейльсон, донося о потерях этой армии, пишет: «Потери колоссальны. Мне сказали, что к 16-му они были более 100 000, но я думаю, что они больше…
В X корпусе в одной дивизии осталось 1000 человек, в другой 900;
в 12-й Сибирской стрелковой дивизии осталось только 2000 человек».

б) 6 июня тот же капитан Нейльсон пишет про 3-ю армию: «…Вот некоторые данные о численности после влития укомплектований, прибывавших начиная с 14 мая (по 2000 — 4000 в день);
12-я сиб. стрелковая дивизия — 18 офицеров и 3000 солдат;
X корпус, во всех трёх дивизиях, взятых вместе, — 14 000 человек;
в XXIX корпусе, являющемся в армии самым сильным, — 20 000 человек.
XXIII корпус потерял половину своего состава в одну атаку.
IX корпус потерял 3500 человек в три дня…
У нас очень мало снарядов и ружей. Все показывает на бесплодность посылать людей в атаку при таком колоссальном различии в артиллерийском вооружении».

Сайт милитера, Глава шестая. Распределение военнообязанных между войсками и тылом, Военные усилия России в Мировой войне, Н. Н. Головин — Париж: Т-во объединённых издателей, 1939 год.

[7]

В конце 1917 года штаб 3-й армии размещался в Полоцке. Ликвидирован в начале 1918 года.

Состав[править | править код]

В различные периоды войны в состав армии входили различные формирования:

В начале войны[править | править код]

В августе и сентябре 1914 года[править | править код]

12 пехотных дивизий, 4 конных дивизий, 192 батальонов, 123 эскадронов и 712 орудий.
Всего в 3-й армии: 192 бат., 384 пул., 123 эск. и сотен, 32 пул., 576 оруд., 48 мортир, 24 тяжёлых, 18 сап., 1 искр, н 5 тел. рот, 2 понт. бат., 12 самолётов., 4 роты пограничной стражи.

  • Штаб армии: полевое управление.
  • Армейская конница: 9-я, 10-я и 11-я кавалерийские дивизии; 3-я кавказская казачья дивизия.
    Всего: 86 эскадронов и сотен, 32 пулемёта, 48 конных орудий.
  • IX армейский корпус: 5-я, 42-я и 58-я пехотные дивизии; 2-й Черноморский казачий полк, 10-я отдельная донская казачья сотня; 9-й морт. арт. дивизион; 6-й сапёрный батальон; 14-й обозный батальон; корпусные полевые подвижные хлебопекарни № № 63 65 и 81.
    Всего в IX ак: 48 батальонов, 96 пулемётов, 9 эскадронов и сотен, 144 орудий, 12 мортирных, три сапёрные и одна телефонная роты, одна рота пограничной стражи.
  • XI армейский корпус: 11-я, 32-я и 78-я пехотные дивизии; 2-й Екатеринодарский. каз. полк: 31-я отд. донская каз. сотня; 11-й мор. арт. дивизион; 21-й сап. бат.; 8-я отд. сап. рта; 16-й обозный бат.; корп. полев. хлебопекарни № № 135, 64 и 66.
    Всего в XI ак: 48 бат., 96 пул., 9 эск. и сот., 144 оруд., 16 горных, 12 мортир, 4 сап. и 1 тел. роты.
  • 4 тяж. арт. бригады ТАОН: 1-й и 3-й дивизионы; 6-й понтонный батальон.
  • XXI армейский корпус: 33-я, 44-я и 69-я пехотные дивизии; 30-я отд. сап. рота: 43-й Донской каз. полк; 13-я отд. донская каз. сотня; 21-й морт. арт. дивизион: 14-й сап. батальон; 13-й обозный батальон; корп. полев. подвижн. хлебопекарни № № 78, 80 и 137.
    Всего в XXI ак: 48 бат., 96 пул., 10 эскадр. и сотен, 144 оруд., 12 мортир (гаубиц), 4 сап. и 1 тел. роты, 2 роты погран. стражи.
  • Тыловые учреждения 3-й армии: 6 местных арт. парков; 4 скоростр. № № 3, 10, 12, 31; 1 морт. № 6 и 1 горный № 4; 10 полев. хлеб.; 18 полев. подвижн. госпит. № № 359-366, 369-374, 478-479, 480-481; 23 зап. госпит. № № 109-120, 123-128, 132-133, 135-137, 139-148; 2 военно-сап. транспорта № № 36-37; 25 армейский транспорт; 41 вольно-наёмный транспорт.

В конце войны[править | править код]

В конце войны в состав 3-й полевой армии входили:

В составе (период)[править | править код]

Командующие (период)[править | править код]

Начальник штаба (период)[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. From Tsarist General to Red Army Commander by Mikhail Bonch-Bruyevich, translated by Vladimir Vezey, Progress Publishers, 1966
  2. Великая война. Верховные главнокомандующие : б. ист. - лит. произведений/сост., науч. ред., предисл. и коммент. Р.Г. Гагкуев. - М. : Содружество "Посев", 2015. - 696 с. , стр. 110
  3. Головин Н.Н. Россия в Первой мировой войне /Н.Н. Головин. - М.: Вече, 2016.-560 с., стр. 404
  4. Алексей Брусилов «Мои воспоминания », - М.: Вече, 2014 г.-288с., стр. 143
  5. Алексей Брусилов «Мои воспоминания », - М.: Вече, 2014 г.-288с., стр. 146
  6. Алексей Брусилов «Мои воспоминания », - М.: Вече, 2014 г.-288с., стр. 149
  7. Сайт милитера, Глава шестая. Распределение военнообязанных между войсками и тылом, Военные усилия России в Мировой войне, Н. Н. Головин — Париж: Т-во объединённых издателей, 1939.

Литература[править | править код]

  • Н. Н. Головин, «Военные усилия России в Мировой войне», — Париж: Т-во объединённых издателей, 1939 год;
  • Н. Корниш, Русская армия 1914 — 1918 годов;
  • К. А. Залесский, «Кто был кто в Первой мировой войне», 2003 год;
  • Военный энциклопедический словарь. М., Военное издательство, 1984. Галицийская битва 1914, с. 178; Галич-Львовская операция 1914, с. 178; Люблин-Холмская операция, с. 411; Юго-Западный фронт 1914-1917, с. 838;
  • Зайончковский A.M. Первая мировая война — СПб.: Полигон, 2002.

Ссылки[править | править код]