40-я общевойсковая армия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «40-я армия (СССР, 1979—1989)»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
40-я общевойсковая армия
Годы существования август 1941 — май 1946
16 декабря 1979 года — 1989 год
Страна Флаг СССР СССР
Подчинение командующему
Входит в Юго-Западный фронт
Брянский фронт
Воронежский фронт
1-й Украинский фронт
2-й Украинский фронт
ТуркВО, Ограниченный контингент советских войск в Республике Афганистан (ОКСВА)
Тип общевойсковая армия
Включает в себя управление, части и соединения
Функция Защита
Численность объединения
Дислокация КТуркВО, ДРА
Участие в Курско-Обоянская операция
Воронежско-Ворошиловградская операция
Острогожско-Россошанская операция
Воронежско-Касторненская операция (1943)
Белгородско-Харьковская операция
Киевская наступательная операция
Житомирско-Бердичевская операция
Корсунь-Шевченковская операция
Уманско-Ботошанская операция
Ясско-Кишинёвская операция
Бухарестско-Арадская операция
Дебреценская операция
Будапештская операция
Банска-Быстрицкая наступательная операция
Братиславско-Брновская наступательная операция
Пражская операция
Афганская война (1979—1989)
Командиры
Известные командиры см. #Командный состав

40-я общевойсковая армия — объединение (армия) в составе Вооружённых Сил СССР. Входила в состав Ограниченного контингента советских войск в Республике Афганистане в период 1979—1989 годов. В период Второй мировой войны — объединение (армия) РККА.

Армия сформирована 26 августа 1941 года в составе Юго-Западного фронта (ЮЗФ) на базе 27-го стрелкового корпуса. Расформирована в мае 1946 года, по демобилизации СССР. Сокращённое наименование — 40 А.

Сокращённое наименование — 40 ОА.

Содержание

Первое формирование[править | править код]

40-я армия сформирована в августе 1941 года в составе Юго-Западного фронта первого формирования[1] на базе 27-го стрелкового корпуса. Была развёрнута (в составе воздушно-десантного корпуса и трёх дивизий) по р. Десна для противодействия прорыву противника в тыл ЮЗ фронта с севера. Находившимся вне котла 38-й и 40-й армиям надлежало поддержать выход войск ЮЗФ из окружения ударом на Ромны и Лубны.

На острие наступления 2-й танковой группы находились советские 40-я и 21-я армии. 40-я армия построила оборону на фронте Глухов — Чеплеевка и далее по Десне. Согласно задаче, поставленной командующим фронтом, 40-я армия имела два направления для прикрытия: Кролевец — Ворожба и Кролевец — Конотоп. В директиве № 00332 командующий Юго-Западным фронтом требовал от командарма 40-й «прочного прикрытия правого крыла фронта от ударов противника с севера». Таким образом, центр тяжести усилий 40-й армии сосредоточивался на прикрытии южного и в крайнем случае юго-западного направления, то есть направления на Ромны или на Прилуки.

[2]

Командование фронта планировало свои действия исходя из директивы Ставки Верховного главнокомандования № 002374 о переходе войск Юго-Западного фронта к обороне с целью предотвращения захвата противником Харьковского промышленного района и Донбасса[3]. В соответствии с этим двумя армиями (21-й и 38-й) прикрывалось харьковское направление, а 40-й армией — сумское.

Боевые действия 26 августа — 30 сентября 1941 года[править | править код]

В середине августа 1941 года Юго-Западный фронт перешёл к обороне на левом берегу р. Днепр. Киев удерживался советскими войсками. Противник не мог наступать в направлениях на города Чернигов, Конотоп, Харьков. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение для обеспечения стыка ЮЗФ с Брянским фронтом и организации прочной обороны по р. Десне севернее г. Конотопа путём выделения войск из 37-й и 26-й армий фронта создаётся 40-я армия. Соседом справа была 21-я армия Брянского фронта, а соседом слева — 5-я армия и 27-й стрелковый корпус ЮЗФ, которые отводятся на восточный берег р. Днепр.

К концу августа осложнилась обстановка на правом фланге ЮЗФ. Противник обошёл слева 21-ю армию БФ, 5-ю и 37-ю армию ЮЗФ в р-не городов Чернигов, Киев, Нежин. На р. Десне войск для отпора противнику не было. 40-я армия также не смогла удержать германские войска шедшие к г. Ромны.

К началу сентября 40-я армия на рубеже Дубловичи, Чаплеевка, Батурин, Воловица вела бои с войсками 2-й германской танковой группы. Слева оборонялась 21-я армия БФ на рубеже Сновск, Семёновка, Конятин. Еще восточнее оборонялась 5-я армия ЮЗФ на рубеже Седнев, Чернигов, Любеч, Сорокошичи.[4] Справа на левом берегу Десны удерживал оборону Брянский фронт.

2-я танковая группа Гудериана группы армий «Центр», наступая в направлении на Конотоп, 1 сентября прорвалась к Десне и захватила на её левом берегу плацдарм у Шостки.

40-я армия отошла в юго-восточном направлении. 21-я армия, обойденная с востока войсками 2-й танковой группы, а с запада — 2-й немецкой армией, подошедшей к Чернигову, оказалась под угрозой окружения и начала поспешно отступать на юг к Десне.

К 10 сентября на флангах ЮЗФ была тяжёлая обстановка, войска могли попасть в окружение. Командующий войсками фронта генерал-полковник М. П. Кирпонос 10 сентября доложил начальнику Генерального штаба Красной Армии Маршалу Советского Союза Б. М. Шапошникову о том, что противник уже в Ромнах и Грайвороне (Курская область). 21-я и 40-я армии не могут ликвидировать здесь пр-ка. Нужны войска из Киевского укрепрайона и отход на рубеж р. Псёл. Усиление в количестве двух стрелковых дивизий было получено из 26-й армии фронта и они должны были наступать из р-на Бахмач, Конотоп.

11 сентября командующий войсками фронта генерал-полковник М. П. Кирпонос по средствам связи вёл переговоры с Верховным Главнокомандующим И. В. Сталиным и получил указания атаковать всеми возможными силами конотопскую группировку пр-ка вместе с войсками Брянского фронта; организовать оборону по р. Псёл силами 5 — 6 дивизий, выставив большую артгруппу фронтом на север и запад[4][5]; столицу УССР г. Киев удерживать до создания обороны на р. Псёл и только потом начать эвакуацию населения, войск и имущества из города.[6]

15 сентября 1-я и 2-я германские танковые группы соединились в р-не н.п. Лохвица, окружив много войск и штаб ЮЗФ.

20 сентября штаб ЮЗФ был разгромлен, погиб командующий войсками фронта генерал-полковник М. П. Кирпонос.

30 сентября создано новое управление ЮЗФ, командующий войсками Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. 40-я армия вошла в состав фронта. Войска фронта получили приказ перейти к жёсткой обороне.[7] Военный совет организует оборону на рубеже Ворожба, Лебедин, Шишаки, Красноград, Новомосковск. Командующий войсками 40-й армии генерал-майор К. П. Подлас получил задачу закрыть сумское направление, войска 21-й и 38-й армий обороняли харьковское направление, войска 6-й армии прикрывали Донбасс с севера.[8] Упорные бои 40-я армия вела в р-не Штеповки.

Логотип Викитеки
В Викитеке есть тексты по теме
40-я общевойсковая армия

Боевые действия 1 — 15 октября 1941 года[править | править код]

В результате немецкого наступления войска Юго-Западного фронта оказались охвачены с обоих флангов: противник глубоко вклинился в оборону соседних фронтов, причём глубина охвата составляла 60 — 200 километров, а связь со смежными соединениями была потеряна. В этих условиях 6 октября 1941 года командование Юго-Западного фронта приняло решение об отводе правофланговых армий (40-й и 21-й) на 45—50 километров на рубеж СумыАхтыркаКотельва с целью прикрытия Белгорода и северных подступов к Харькову[9]. Отход советских войск проходил при энергичном преследовании противником, который наносил удары в стык отступающим соединениям, создавая угрозу их окружения. В результате 29-й армейский корпус вермахта с ходу ворвался в Сумы, а 51-й захватил Ахтырку[10]. Намеченный рубеж отхода был занят противником, что вынудило советские войска отступать дальше на восток.

Боевые действия 16 — 22 октября 1941 года[править | править код]

В соответствии с директивой Ставки, командование фронта отдало приказы штабам армий об отводе войск к 20 октября 1941 года на промежуточный рубеж обороны Обоянь — Белгород — Мерефа — Змиёв — Балаклея — Барвенково. Отход соединений фронта проводился по трём расходящимся операционным направлениям: белгородскому (40-я и 21-я армии), харьковскому (38-я армия) и изюмскому (6-я армия).[11]. Отход армии проходил в условиях незначительного противодействия противника.

Стабилизация линии фронта[править | править код]

Пока соединения 38-й армии вели бои на харьковском направлении, остальные армии Юго-Западного фронта продолжали отход. 24 октября 1941 года, прорвав оборону 21-й советской армии, части 29-го армейского корпуса захватили Белгород. Отход советских войск проходил в исключительно тяжёлых погодных условиях. Непрерывными дождями были размыты дороги, и войска действовали в условиях бездорожья[12]. К тому же значительная часть техники начала останавливаться на маршрутах движения из-за отсутствия топлива. Такие же проблемы испытывали и преследовавшие их немецкие части группы армий «Юг»[13]. Поэтому основное противодействие отступавшим войскам Юго-Западного фронта оказывали силы авиации противника. Штаб группы армий «Юг» и командование 6-й армии вермахта считали задачи осенней кампании выполненными и планировали на этом участке фронта перейти к обороне[13]. Уже 27 октября главные силы 40-й, 21-й и 38-й армий оторвались от противника и соприкосновения с ним не имели. Бои вели лишь соединения 6-й советской армии, удерживая оборону вдоль Северского Донца. К концу октября немецкие войска, оказывая незначительное давление, форсировали Донец и, создав на восточном берегу несколько плацдармов, перешли к обороне. В этих условиях командование Юго-Западного фронта приняло решение прекратить отвод войск и перейти к обороне на участке Тим — Балаклея — Изюм и далее по реке Северский Донец до Ямполя[9]. Этот рубеж позволял обеспечивать бесперебойную работу железнодорожной магистрали Касторное — Купянск — Лисичанск. Также данная конфигурация линии фронта позволяла вести подготовку к дальнейшим операциям Красной Армии с целью скорейшего освобождения Харькова.

4 декабря 1941 года немцы прорвали фронт обороны 40-й армии и, развивая успех в северо-восточном направлении, заняли Прилепы, Лисий Колодец, Кузькино и Погожее. Перед 87-й стрелковой дивизией была поставлена задача закрыть прорыв, с чем она успешно справилась, отбив село Погожее.

Утром 8 декабря года противник возобновил наступление на курско-касторненском направлении. Командующий 40-й армией поставил перед дивизией задачу, обеспечив прикрытие на занимаемом рубеже, перегруппироваться и пешим порядком выйти в район Серебрянка-Третьяковка-Афанасьевское, чтобы во встречном бою приостановить наступление немцев. Затем ей предстояло во взаимодействии с другими частями разгромить в населенных пунктах Ленинский и Перевалочное противостоящие силы противника и с ходу захватить Черемисиново и город Щигры.

Пройдя 40 км, 87-я стрелковая дивизия смогла сосредоточиться в заданном районе лишь к вечеру 10 декабря 1941 года.

Утром 11 декабря 1941 года 87-я стрелковая дивизия атаковала немецкие позиции и захватила два села.

Елецкая операция[править | править код]

В полосе Юго-Западного фронта в первой половине декабря в ходе Елецкой операции войска 3-й и 13-й армий нанесли поражение немецким войскам. Соседняя с ними с юга 40-я армия сковывала силы противника и атаковала в направлении Черемисиново с рубежа реки Кшень, но почти не продвинулась.

Тем не менее, в духе общего решения Ставки ВГК о переходе в наступление на западном направлении командование Юго-Западного направления (Главнокомандующий — Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко) решило перейти в наступление силами армий правого фланга Юго-Западного фронта (командующие — генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко: 40-й армии (командующий генерал-лейтенант К. П. Подлас) на Курском направлении и 21-й (командующий генерал-майор В. Н. Гордов) армий — на обоянском направлении, с целью овладеть городами Курск и Обоянь соответственно. При этом 40-я армия практически не получила пополнений, а 21-я армия хотя и была введена в бой из резерва фронта, где пополнялась два месяца, но тоже имела значительный некомплект. По сути, каждая из армий представляла собой по усиленному стрелковому корпусу. Подвижных средств развития успеха (танковые соединения) не было вообще, в артиллерии и боеприпасах также имелся большой недостаток. Каждая из армий решала задачи прорыва немецкой обороны самостоятельно, ударные армейские группировки в их составе также не создавались. Выполнение задач прорыва вражеской обороны, таким образом, решали обычные стрелковые дивизии. И, наконец, в операции армии были задействованы даже не полностью, а действовали только частями своих сил (например, в 21-й армии из 5 дивизий в операции участвовали 2); сковывающие и отвлекающие удары практически не применялись. План операции командованием фронта в достаточной степени проработан не был, основная нагрузка по его разработке была возложена на армейские штабы. По сути, операция свелась к самостоятельным действиям двух армий на разобщённых направлениях. Даже их переход в наступление начался разновременно, по мере готовности. Всё это облегчало немецкому командованию отражение советского наступления.

Советским войскам на курско-обоянском направлении противостояли войска левого крыла 6-й немецкой армии (командующий генерал-фельдмаршал Вальтер фон Рейхенау, с 5 января 1942 — генерал танковых войск Фридрих Паулюс (29 армейский корпус) и правого фланга 2-й немецкой армии генерал-полковника Максимилиана фон Вейхса (48 моторизованный корпус). Ими была создана усиленная система обороны, основанная на создании в населенных пунктах и на господствующих высотках мощных узлов обороны с полностью простреливаемыми промежутками между ними.

Курско-Обоянская операция[править | править код]

В ходе Курско-Обоянской операции, не получив времени на подготовку операции и без усиления войск, выполняя приказ командования, 40-я армия перешла в наступление 20 декабря 1941 года, имея первоначальной задачей выйти на рубеж реки Тим, а затем наступать на Курск.

Утром 22 декабря дивизия, взаимодействуя с 1-й и 2-й гвардейскими дивизиями, перешла в наступление и во второй половине дня освободила населенные пункты Перевалочное, Мармыжи, совхозы Росховец и Сухой Хутор. 24 декабря её части вели бой за села Ивановка, Пожидаевка, Красная Поляна, а к исходу дня 27 декабря вышли в район сел Плаховка, Головиновка, Полевое и Петровка.

Продвинувшись с тяжелыми боями на 10-12 километров, 25 декабря армия штурмом освободила сильно укреплённый посёлок Тим, к 28 декабря 1941 года вышла на рубеж реки Тим и форсировала её. 28 декабря 1941 года перешла в наступление и 21-я армия на обоянском направлении, освободив в первый день 5 деревень, на следующий день — ещё 2 деревни и перерезав железную дорогу Курск — Белгород. В последующие дни наступление развивалось медленно, сводясь к выдавливанию противника и медленному «прогрызанию» его обороны: 30 декабря 40-я армия заняла 3 деревни (и одну утратила в результате контратаки), 21-я армия взяла 2 деревни. Атаки велись по глубокому снегу, без достаточной разведки. Преобладали повторяющиеся лобовые атаки на одних и тех же рубежах, без надлежащего артиллерийского сопровождения. Действия авиации в условиях преобладающей облачной погоды и снегопадов были эпизодическими и не эффективными.

Определив направления ударов советских войск, немецкое командование оперативно подтянуло на угрожаемые направления свежие части. Немцы вели упорную оборону населённых пунктов, даже оказавшихся в окружении, вынуждая советские войска растрачивать силы в многократных атаках, а когда атакующие части несли большие потери, наносили сильные контратаки, стремясь к воздействию на фланги и тылы.

1 января 1942 года войска 21-й армии, продолжая наступление, вышли к селу и опорному пункту Марьино, но смогли захватить его только на рассвете 4 января. 3 января части 21-й армии овладели Городище, Кривцово, Зоринские Дворы, перехватив шоссе Обоянь — Белгород. 4 января освобождены села Нагольное и Бобрышево (центр Кривцовского района), был ликвидирован ранее блокированный гарнизон в деревне Шахова. 5 января 1942 года советские войска вышли к пригородным селам у Обояни Казацкое, Пушкарное, Стрелецкое.

Развернулись ожесточенные затяжные бои за Обоянь. Первые части ворвались на восточную окраину Обояни ещё днём 4 января (160-я стрелковая дивизия). 5 января Обоянь в целом была блокирована. Противник, усиленно укрепившись в городе, оказывал упорное сопротивление. Также резко усилилось его сопротивление и контратаки против других наступавших частей, фактически добившись остановки их наступления. По всей полосе обеих советских армией развернулись крайне упорные, но безрезультатные бои — войска топтались на одном месте, ведя бои за одни и те же населенные пункты. В Обояни 6 января с большими потерями удалось овладеть укрепленными зданиями вокзала и элеватора. В ночь на 7 января 1942 года была предпринята решающая попытка освобождения Обояни, за сутки штурма 7 и 8 января несколько раз советским войскам удавалось врываться в центр города, но большей частью каждый раз они были оттеснены оттуда. Только некоторым участям удалось закрепиться в городе и они вели бой в окружении. Для перелома в операции в полосе 21-й армии в бой была введена 8-я мотострелковая дивизия НКВД. 8 января 1942 года один полк этой дивизии во взаимодействии с частями 169-й стрелковой дивизии овладел северо-западной окраиной села Казацкое и восточной окраиной Обояни, другие части заняли восточную половину города. 9 января части 8-й мотострелковой дивизии НКВД достигли центра Обояни.

В ходе этих боев совершил дерзкий 40-километровый рейд по тылам противника на обоянском направлении батальон 777-го стрелкового полка 227-й стрелковой дивизии под командованием лейтенанта Х. Б. Меликяна. Батальон разгромил 4 гарнизона врага в селе Орловка, хуторах Зоринские Дворы, Веселый Ивнянского района и Пересыпь Обоянского района. Своими действиями он облегчил наступление на обоянском направлении. В бою 8 января 1942 года командир батальона погиб смертью героя. 5 ноября 1942 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

С целью удержать Обоянь противник использовал неудачу 227-й стрелковой дивизии, которая с самого начала наступления так и не смогла овладеть станцией Прохоровка. Немцы перешли в контрнаступление севернее Прохоровки и оттеснили от неё части дивизии. 9 января немцы начали теснить соседние части 169-й стрелковой дивизии. В связи с создавшейся угрозой окружения превосходящими силами противника со стороны Зорино, Большая Псинка, Нагольное и отсутствием боеприпасов и горючего 10 января был получен приказ на отвод войск из Обояни. Хотя советское командование стремилось и далее блокировать гарнизон Обояни до снятия угрозы немецкого обхода, а потом повторить штурм города, сделать это не удалось.

Немцы оттеснили наши войска от Обояни примерно на 20 километров, в район села Красниково. Советские части заняли оборону примерно на том же рубеже, откуда началось наступление. С 11 января начались упорные бои на этом рубеже, стороны изматывали друг друга взаимными атаками.

Севернее, части 40-й армии к 6 января с трудом вышли на рубеж реки Сейм, преодолели её по льду и к 8 января вышли в район 28-30 километров южнее и юго-восточнее Курска. Но сил для решающего удара по Курску у армии уже не было. С 10 января немецкие части также начали сильные контратаки, остановив советское наступление. 15-го и 18-го января армия вновь пыталась прорвать оборону врага, но достигла только самого незначительного продвижения. Особо упорные бои шли в районе села Выползово (занято советскими войсками 15 января, отбито врагом 23-го, вновь освобождено 24-го).

С 18 января советские войска вновь перешли в наступление, перенеся главный удар на щигровское направление. На этот раз наступление увязывалось с действиями левого крыла войск фронта, начавшими в этот день Барвенковско-Лозовскую операцию. В полосе 40-й армии специально сформированная группа генерала В. Д. Крючёнкина перешла в наступление с рубежа реки Тим, прорвала оборону и заняла несколько деревень. 21-я армия левым флангом вновь перешла в наступление на Обоянь, 38-я армия — на Белгород. В последующие дни группа Крючёнкина медленно продвигалась к Щиграм, а наступление 21-й и 38-й армии застопорилось почти сразу. К 23 января немцам удалось остановить и наступление группы Крючёнкина, не дошедшей до Щигров 20 километров. Там развернулись жестокие бои, продолжавшиеся до 5 февраля. В итоге группа попала в окружение и с потерями вынуждена была пробиваться оттуда.

Боевые действия 1942 года[править | править код]

На Брянском фронте. Рано утром 28 июня 1942 года началось германское летнее наступление. В этот день группа Вейхса нанесла удар в стык 13-й и 40-й армий Брянского фронта. Главный удар наносила 4-я танковая армия генерал-полковника Германа Гота южнее железной дороги Курск — Воронеж с задачей выйти к Дону. Южнее войска 2-й венгерской армии под командованием генерал-полковника Яны рвались к Старому Осколу. Севернее наступал 55-й армейский корпус. Бросив на 45-километровом участке фронта против трёх советских стрелковых дивизий три танковые (24, 9 и 11-я), три пехотные и одну мотодивизию, немцы легко прорвали их оборону и, вклинившись на 10 — 15 км, вышли к реке Тим, южнее города Ливны.

30 июня 1942 года 6-я армия вермахта начала наступление в полосе Юго-Западного фронта из района Волчанска и прорвала его оборону.

К исходу 2 июля 1942 года германские войска, продвинувшись в полосе Брянского фронта на глубину 60 — 80 км и в полосе Юго-Западного фронта до 80 км, окружили западнее Старого Оскола часть соединений 40-й и 21-й армий. На воронежское направление из Резерва Ставки ВГК были срочно направлены 60-я, 6-я и 63-я армии. Одновременно в районе Ельца с целью нанесения контрудара по вклинившемуся противнику были сосредоточены 5-я танковая армия, усиленная 7-м танковым корпусом, и 1-я истребительная авиационная армия резерва Ставки ВГК.

Брянский фронт. 4 июля в район Ельца прибыл начальник Генерального штаба А. М. Василевский и лично поставил задачу Казакову и Лизюкову: одновременным ударом всеми имеющимися силами западнее Дона перехватить коммуникации танковой группировки Гота, уже прорвавшейся к Дону, и сорвать её переправу через реку. С выходом в район Землянск — Хохол 5-я армия, при поддержке поредевших корпусов Павелкина и Катукова, должна была помочь вырваться из окружения войскам левого фланга 40-й армии. Операцию было приказано начать не позднее 15-16 часов следующих суток, не ожидая полного сосредоточения всех сил. К назначенному сроку на исходный рубеж вышел только 7-й танковый корпус генерал-майора П. А. Ротмистрова. Главные силы армии ещё находились в пути. В результате одновременно ввести в сражение основные силы танковой армии не удалось. Корпуса вводились в бой с ходу, без подготовки. Конкретных данных о противнике штаб армии не имел. ([1] стр.270)

6 июля 1942 года войска Вермахта форсировали Дон и захватили большую часть Воронежа. В связи с контрударом 5-й танковой армии из района южнее Ельца по левому флангу армейской группы «Вейхс», немецкое командование было вынужден отозвать 24-й танковый корпус, три пехотные дивизии и 4-ю танковую армию из группировки, наступавшей вдоль Дона.

Боевые действия 1943—1945 годов[править | править код]

Планом Харьковской наступательной операции «Звезда» предусматривалось нанести два охватывающих удара по таким направлениям: 40-й армией с 5-м гвардейским танковым корпусом — на Белгород, Дергачи, западная окраина Харькова; 69-й армией — на Новый Оскол, Волчанск, северо-восточная окраина Харькова; 3-й танковой армией с 6-м гвардейским кавалерийским корпусом — на Валуйки, Чугуев, юго-восточная окраина Харькова.
Наступление ударной группировки Воронежского фронта обеспечивалось: с севера войсками правого крыла фронта (60-я и 38-я армии наносили удар на курском и обоянском направлениях, имея задачей овладеть городами Курск и Обоянь); с юга — развитием наступления войск 6-й армии Юго-Западного фронта на купянско-балаклеевском направлении. Успешно завершив Острогожско-Россошанскую и Воронежско-Касторненскую наступательные операции, войска Воронежского фронта под командованием генерала Ф. И. Голикова силами 40-й, 69-й и 3-й танковой армий без оперативной паузы 2 февраля начали Харьковскую наступательную операцию «Звезда». Линия оборонительных сооружений, созданных противником на реке Оскол, на рубеже Старый Оскол, Новый Оскол и Валуйки, была прорвана, и наши войска с упорными боями начали продвигаться в юго-западном направлении.
Преодолевая все возрастающее сопротивление противника, части и соединения 40-й, 69-й и 3-й танковой армий 9 февраля приступили к освобождению территории Советской Украины от фашистских захватчиков. Первыми на украинскую землю вступили войска 69-й армии под командованием генерала М. И. Казакова. В течение 9 февраля они отразили несколько сильных контратак частей танковой дивизии СС «Райх» и к исходу дня штурмом овладели районным центром Харьковской области Волчанском. В бою за город особенно отличились части 180-й стрелковой дивизии. Наводчик 2-й батареи 15-го истребительно-противотанкового дивизиона 180-й дивизии рядовой Пудозин метким огнём из 45-миллиметрового орудия подбил шесть фашистских танков, а рядовой роты ПТР Никитин вывел из строя два танка противника.
Войска 40-й и 3-й танковой армий начали охватывать Харьков с северо-запада и с юго-востока. Одно временно правофланговая 60-я армия успешно развивала наступление на курском направлении. Получив данные разведки о том, что противник намеревается перебросить в район Курска резервы, командующий армией генерал И. Д. Черняховский решил ускорить освобождение города. Были созданы две ударные группировки, которые, обойдя Курск с севера и юга, утром 8 февраля полностью освободили старинный русский город от фашистских захватчиков. Сосед слева — войска 6-й армии Юго-Западного фронта, развивая наступление на изюмско-лозовском направлении, овладели Алексеевским, Сахновщиной и продолжали развивать наступление в юго-западном направлении.

На заснеженных просторах Харьковщины ни днем ни ночью не затихали ожесточенные бои. Продолжая наступление, войска Воронежского фронта уже к 10—12 февраля освободили Великую Писаревку (Сумская область), Золочев, Казачью Лопань, Волчанок, Старый Салтов, Печенеги, Чугуев и ряд крупных населенных пунктов севернее и восточнее Харькова.

Гладков Н.Н. На огненных рубежах (документальный очерк). — Прапор, 1984.

С 01.12.1943 по 01.02.1944 в составе 1-го Украинского фронта, с 01.03.1944 по 01.05.1945 в составе 2-го Украинского фронта. В составе армии действовали: 50-й стрелковый корпус, 104-й стрелковый корпус, 51-й стрелковый корпус.

В 1943—1945 годах войска армии участвовали в Острогожско-Россошанской, Воронежско-Касторненской и Харьковской наступательных операциях, в Харьковской оборонительной операции, в Белгородско-Харьковской операции, в битве за Днепр, в Житомирско-Бердичевской, Корсунь-Шевченковской, Уманско-Ботошанской, Ясско-Кишинёвской, Бухарестско-Арадской, Дебреценской, Будапештской, Банска-Быстрицкой, Братиславско-Брновской, Пражской наступательных операциях.

За годы войны 352-м бойцам и командирам армии присвоено звание Героя Советского Союза (один из самых больших показателей для общевойсковых армий).

Второе формирование[править | править код]

40-я общевойсковая армия (40 ОА) была сформирована в Туркестанском военном округе (ТуркВО) по директиве начальника Генерального штаба ВС СССР от 16 декабря 1979 года. Командующим армии был назначен генерал-лейтенант Ю. В. Тухаринов, первый заместитель командующего КТуркВО[14].

С 10 декабря 1979 года, по приказу Министра обороны СССР Д. Ф. Устинова, проводилось развёртывание и укомплектование частей и соединений ТуркВО и Среднеазиатского военного округа (САВО)[14].

12 декабря 1979 года на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято окончательное решение о вводе советских войск в Афганистан[14].

Общая директива на укомплектование, развёртывание и приведение в боевую готовность не отдавалась, войска приводились в готовность и разворачивались отдельными распоряжениями командования после устных приказов Министра обороны СССР. Всего за три недели (до 31 декабря 1979 года) было отдано более 30 таких распоряжений[14].

Полевое управление (штаб) 40-й ОА было развёрнуто в ТуркВО, управление 34-го смешанного авиационного корпуса (34 сак) — в САВО[14].

24 декабря 1979 года Министр обороны СССР Д. Ф. Устинов провёл совещание с руководящим составом Министерства обороны, где объявил о принятом решении ввести войска в Афганистан и подписал директиву № 312/12/001[14].

До 25 декабря 1979 было развернуто около 100 соединений и частей, армейский комплект частей боевого и тылового обеспечения. На доукомплектование было призвано из запаса более 50 000 человек из среднеазиатских республик и Казахстана, передано из народного хозяйства около 8000 автомобилей и другой техники. Это было крупнейшее развёртывание в Среднеазиатском регионе за послевоенный период[14].

В ТуркВО было развёрнуто:

  • две мотострелковые дивизии: (5 гвардейская мсд в Кушке и 108 мсд в Термезе);
  • 353-я армейская артиллерийская бригада (353 аабр)
  • 2-я зенитно-ракетная бригада (2 зрбр)
  • 56-я гвардейская десантно-штурмовая бригада (56 дшбр)
  • 103-й отдельный полк связи (103 опс)
  • 28-й армейский реактивный артиллерийский полк (28 реап)

а также части, соединения и учреждения специальных войск.

в САВО было развёрнуто[15]:

В состав авиации вошло два авиационных полка истребителей-бомбардировщиков (апиб) — 136-й и 217-й, 115-й гвардейский истребительный авиаполк (иап) и два отдельных вертолётных полка (овп) — 181-й и 280-й, 302-я отдельная вертолётная эскадрилья (овэ) при 5 гвардейской мсд, части авиационно-технического и аэродромного обеспечения[14].

В качестве резерва вводимой группировки были развёрнуты три дивизии (58-я мсд — в ТуркВО, 68-я мсд и 201-я мсд — в САВО)[14].

Также в группировку были включены: 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия (103-я вдд), 345-й гвардейский отдельный парашютно-десантный полк (345-й гвардейский опдп)[14].

Время перехода государственной границы между СССР и Афганистаном было установлено в 15:00 московского времени 27 декабря 1979 года[14].

К моменту ввода 40-й общевойсковой армии на территории Афганистана уже находились советские части. Введённый в начале декабря, спецотряд ГРУ (так называемый «мусульманский батальон»), сформированный летом 1979 года для выполнения специальных задач, два батальона и 9-я рота 345-го гвардейского опдп (один из которых дислоцировался ещё с июля того же года, второй прибыл вместе с «мусульманским батальоном»)[14].

Ввод в Афганистан[править | править код]

Ввод советских войск в Афганистан, декабрь 1979 года.

Первой начала переправу 108-я мсд, целью которой был Кундуз. Утром 25 декабря 1979 года первым на территорию ДРА был переправлен 781-й отдельный разведывательный батальон 108-й мсд. Следом за ним переправился 4-й десантно-штурмовой батальон (4-й дшб) 56-й огдшбр, которому была поставлена задача по охране перевала Саланг. Воздушную границу Афганистана пересекли самолёты ВТА с десантом и боевой техникой на борту[14].

Из состава ВВС в Баграм перелетела авиационная эскадрилья (аэ) 115-го гвардейского иап, остальная авиация совершала полёты с аэродромов ТуркВО[14].

Штаб армии, 5-я мсд, 56-я одшбр (без одного батальона), 353-я артиллерийская бригада, 2-я зенитная ракетная бригада, 860-й омсп, 103-й отельный полк связи, 28-й реап, армейские части усиления и обеспечения оставались на территории Советского Союза[14].

Вечером 27 декабря 1979 года «мусульманский батальон» (154-й отдельный отряд специального назначения 1-го формирования) и специальные группы КГБ взяли штурмом дворец афганского лидера Амина на окраине Кабула, в ходе которого Амин был убит. В самом городе действовали подразделения 103-й гвардейской вдд, захватившие важные государственные и военные учреждения, и блокировавшие афганские части, дислоцируемые в Кабуле[14].

В ночь с 27 декабря по 28 декабря 1979 года в Афганистан вошла 5-я мсд по маршруту Кушка — Шинданд. Утром 28 декабря 1979 года части 108-й мсд, перенацеленной на Кабул (кроме двух мсп, оставшихся под Кундузом и Пули-Хумри) вышли к афганской столице и полностью его блокировали[14][15].

ВВС 40-й армии в годы ВОВ[править | править код]

Управление ВВС 40 армии сформировано 10 февраля 1942 года на базе 19-й и 63-й авиационных дивизий.[16]

13 мая 1942 года на базе Управления ВВС 40 армии сформирована 206-я авиационная дивизия.[16]

Командный состав[править | править код]

Командующие[править | править код]

Члены Военного Совета[править | править код]

Заместители командующего[править | править код]

Начальники штаба армии[править | править код]

  • генерал-майор Рогозный 3. 3. (август 1941 г. — февраль 1943 г.);
  • генерал-майор Бенский В. С. (февраль — апрель 1943 г.);
  • генерал-майор Батюня А. Г. (апрель — ноябрь 1943 г.);
  • полковник Белодед В. И. (ноябрь 1943 г. — январь 1944 г.);
  • полковник, с февраля 1943 г. — генерал-майор Соседов Л. Б. (январь 1944 г.);
  • генерал-майор Шарапов В. М. (январь 1944 г. — март 1945 г.);
  • полковник, с мая 1945 г. — генерал-майор Пигин И. А. (март 1945 г. — до конца войны).

Начальник оперативного отдела[править | править код]

Состав[править | править код]

В составе 40-й общевойсковой армии указаны соединения и воинские части с момента ввода и до окончательного вывода войск (без указания подразделений боевого и тылового обеспечения в составе дивизий)[15]. 2

Части и соединения специальных войск (управления и боевого обеспечения)[править | править код]

Части и соединения специальных войск (тылового обеспечения)[править | править код]

  • 159-я отдельная дорожно-строительная бригада (в 1982 году переформирована в 58-ю оавтбр)
  • 58-я отдельная автомобильная бригада
  • 59-я бригада материального обеспечения
  • 14-й отдельный трубопроводный батальон (14-й отпб), в 1982 году переформирован в 276-ю трубопроводную бригаду
  • 276-я трубопроводная бригада
  • 1461-й отдельный трубопроводный батальон (1461-й оптб), введён в 1984 году
  • 692-й отдельный дорожный батальон (692-й одб), в 1983 году вошёл в состав 278-ю дкбр, с переформированием в 692-й отдельный дорожно-комендантский батальон (692-й одкб).
  • 278-я дорожно-комендантская бригада 8. При формировании включила в свой состав:
    • 692-й отдельный дорожно-комендантский батальон
    • 1083-й отдельный дорожно-комендантский батальон
    • 1084-й отдельный дорожно-комендантский батальон
  • 194-й гвардейский Брянский Краснознамённый военно-транспортный авиационный полк имени Гастелло, базировался в Фергане, на вооружении самолёты Ан-12БП
  • 128-й гвардейский Ленинградский Краснознамённый военно-транспортный авиационный полк
  • 930-й Комсомольский Трансильванский Краснознамённый военно-транспортный авиационный полк
  • 50-й отдельный ордена Красной звезды смешанный авиационный полк. 50-й осап кроме эскадрилий транспортных самолётов имел в своём составе вертолётные эскадрильи и участвовал непосредственно в боевых действиях по уничтожению противника. 16 (недоступная ссылка)
  • 342-е управление инженерных работ — соединение военно-строительных частей, сформированное для создания военной инфраструктуры. Организационно включало в свой состав две строительные роты, девять батальонов — шесть военно-строительных, два электро-технических и один сантехнический:
    • 2017-й отдельный строительно-монтажный батальон
    • 2018-й отдельный строительно-монтажный батальон
    • 2137-й отдельный строительно-монтажный батальон
    • 1110-й отдельный военно-строительный батальон
    • 1112-й отдельный военно-строительный батальон
    • 1630-й отдельный военно-строительный батальон
    • 1705-й отдельный военно-строительный батальон
    • 1707-й отдельный военно-строительный батальон
    • 1708-й отдельный военно-строительный батальон
    • 773-я отдельная военно-строительная рота
    • 774-я отдельная военно-строительная рота

Части и учреждения медицинского обеспечения[править | править код]

Руководство деятельностью медицинских частей и учреждений 40-й общевойсковой армии осуществляли:

  • Медицинская служба тыла 40-й общевойсковой армии;
  • Медицинская служба тыла ВВС 40-й общевойсковой армии.
Для оказания специализированной и квалифицированной медицинской помощи раненым и больным было развернуто
  • г. Кабул — 650-й центральный военный госпиталь 40-й армии на 400 коек;
  • 743-й военный полевой инфекционный госпиталь на 500 коек, с 24.01.84 г. по 10.01.89 г.;
  • Гарнизонная военная поликлиника;
  • Стоматологическая военная поликлиника;
  • Санитарно-противоэпидемический отряд (СЭО);
  • Судебно-медицинская лаборатория (СМЛ);
  • Станция переливания крови (СПК);
  • Патологоанатомическая (ПАЛ);
  • Научно-исследовательская лаборатория (НИЛ);
  • г. Баграм — инфекционный госпиталь на 400 коек;
  • 952-й реабилитационный центр для выздоравливающих, с март-май 1984 г. по 07.08.1988 г.;
  • 100-й отдельный медицинский санитарный батальон 108-й мсд;
  • г. Джелалабад — инфекционный госпиталь особо опасных инфекций на 200 коек;
  • г. Пули-Хумри — гарнизонный военный госпиталь на 200 коек;
  • г. Кандагар — военный госпиталь на 175 коек;
  • г. Шинданд — гарнизонный военный госпиталь на 300 коек;
  • филиал станции переливания крови (СПК);
  • г. Кундуз — санитарно-эпидемиологический отряд (СЭО);
  • инфекционный госпиталь на 150 коек.

Медицинское обеспечение гарнизонов г. Кундуз и г. Кандагар осуществлялось соответственно на базе 99-го отдельного медико-санитарного батальона 201-й мотострелковой дивизии и медицинской роты 70-й отдельной мотострелковой бригады. В гарнизоне г. Файзабад медицинское обеспечение осуществлялось на базе медицинской роты 860-го отдельного мотострелкового полка. В гарнизоне г. Гардез медицинское обеспечение осуществлялось на базе медицинской роты 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады. В полках ВВС, в составе ОБАТО были развёрнуты медицинские пункты со штатными лазаретами на 25 коек.

Эвакуация в близлежащие медицинские учреждения осуществлялась наземным способом. Для эвакуации раненых и больных по воздуху использовалось 8 вертолётов Ми-8 «Биссектриса» и 2 самолёта Ан-26 «Спасатель» Полковые медицинские пункты (ПМП) часто не использовались, раненые из медицинских пунктов полков и батальонов эвакуировались непосредственно в отдельные медицинские батальоны дивизий или в армейские госпитали. Во время крупных наступательных операций советских войск, 90 % раненых немедленно эвакуировались вертолётами (74 % в 1981 году, 94,4 % в 1987). В 1980 году, 48 % раненых было эвакуировано в ОМедБ дивизий или армейские госпитали в течение трёх часов после ранения.

Для обеспечения медицинским имуществом и техникой были развернуты
  • Медицинские склады в составе Перевалочных баз:
  • на Кабульском направлении Хайратон (Уч-Кизыл);
  • на Гератском направлении Турагунди (Кушка);
  • 1474-й медицинский склад 59 абрмо в Пули-Хумри;
  • Медицинский склад (гарнизонный) Кабул;
  • Медицинский склад (гарнизонный) Шиндант;
  • Мастерская по ремонту медицинской техники Кабул;

Обеспечение медицинским кислородом осуществлялось за счёт АКДС-70М ВВС 40-й общевойсковой армии Подача медицинского имущества на медицинские склады осуществлялась, за исключением Кабульского, автомобильным транспортом. На медицинский склад г. Кабула медицинское имущество и малогабаритная медицинская техника поставлялась самолётами военно-транспортной авиации (ВТА) (Ил-76, Ан-12) Снабжение отдалённых гарнизонов осуществлялось самовывозом в составе колонн. Срочные доставки остро необходимого имущества осуществлялись вертолётами «Биссектрисы»

Вооружение, техника и снаряжение[править | править код]

Следует отметить, что Афганская война, после Великой Отечественной, для Советской Армии ВС СССР оказалась удобным полигоном для испытания вооружений и организационной структуры войск. На нём непосредственно представители советской оборонной промышленности и военные могли опробовать методы ведения войны и возможности вооружения.
До этого периода оценку боевых качеств военной техники, выпускаемой в СССР, можно было оценить только косвенно — по эксплуатации в дружественных государствах, в которые она поставлялась и использовалась в войнах (Арабо-Израильские конфликты, Вьетнамская война, Ирано-иракская война и т. д.).

АГС-17, закреплённый на заднем мосту автомобиля ГАЗ-66[20]
Миномёт 2Б9 «Василёк», установленный на многоцелевой тягач МТ-ЛБ[21]

В течение всей Афганской войны происходила постоянная модернизация вооружения и переформирование воинских частей и соединений 40-й общевойсковой армии в поисках оптимальных вариантов. Некоторыми примерами модернизации вооружения, на которые повлияли реалии Афганской войны, могут служить:

Также, получая боевой опыт непосредственно в воинских частях, военнослужащие проявляя собственную инициативу, начали использовать штатное вооружение вне рамок установленных служебными инструкциями и техническими руководствами.
Подобными примерами могут служить:

Непосредственно в Афганистане Советская Армия впервые за 40 послевоенных лет перешла к новому типу полевой формы, так называемой «афганке», взамен морально устаревших традиционного кителя с открытыми пуговицами, галифе и пилотки в летнем варианте и от шинели/бушлата с ватными штанами к двубортной куртке с меховым воротником и двухслойным штанам. Также в Афганистане впервые были опробованы сухие пайки для горных стрелков, новый тип заменителя крови (перфторан), походные фильтры для очистки питьевой воды и многое другое[15].

Танки в 40-й общевойсковой армии[править | править код]

Несмотря на наличие у южных границ СССР (в Туркестанском и Среднеазиатском военном округах) на начало 1980-х около 1000 современных танков Т-64 и Т-72 с автоматом заряжания и более мощной пушкой калибра 125-мм, костяк танкового парка 40-й общевойсковой армии составили танки Т-55 и Т-62. Танки Т-64 в составе ОКСВА, были выведены из эксплуатации из-за проблем в работе двухтактного дизеля в условиях высокогорья[23].

Вопреки устоявшемуся ложному мнению, отсутствие более современных танков не было обусловлено отсутствием достаточного количества противотанковых средств и бронетехники у противника. Противоборствующая сторона, получала в достаточном количестве безоткатные орудия «Тип 78» китайского и 75-мм безоткатные орудия М20 американского производства, не говоря уже о насыщенности подразделений противника ручными противотанковыми гранатомётами РПГ-2/РПГ-7 и их аналогами китайского производства, а также крупнокалиберными пулемётами класса ДШК, которые противник успешно применял против легкобронированных целей (БТР, БМД, БМП, МТ-ЛБ и др.):

Благодаря зарубежной финансовой помощи, оппозиция постоянно наращивала свои противотанковые арсеналы. В 1984 году нормой считалось наличие одного РПГ на десять человек, безоткатного орудия, ДШК и 2-3 РПГ на группу из 25 человек, а на формирование из сотни бойцов полагалось четыре ДШК, пять БЗО (Безоткатное Орудие — сокр.) и десяток РПГ. Только за первую половину 1987 года подразделениями 40-й Армии было уничтожено или захвачено 580 пулемётов ДШК и зенитных горных установок, 238 безоткатных орудий, 483 противотанковых гранатомета. Если в 1983—1985 годах один РПГ-7 приходился на 10-12 боевиков, то в 1987 году — уже на 5-6 человек…"

Отказом военного руководства от использования более современных танков можно считать исключительно удачную конструкцию Т-55/Т-62 в вопросах надёжности, обслуживания и ремонта, а также оценку эффективности применения танков в горной местности, проверенную практикой:

Генерал-майор Ляховский, помощник руководителя Оперативной группы МО СССР в ДРА, вспоминал: «… танки …в большинстве случаев „не находили“ оперативного простора для своего применения, не могли обстреливать вершины гор, вязли в „зеленках“ и в бою часто становились бесполезными.»
Советские танкисты сделали в Афганистане все, что могли. Будь на месте Т-55 американские «Абрамсы» или немецкие «Леопарды», в партизанской войне они не добились бы большего. Характерно, что и во время операции 2001 года американцы не решились действовать в Афганистане сухопутной группировкой, предоставив грязную работу войскам антиталибской оппозиции, вооружённым советской техникой.

С технической точки зрения эти танки (Т-55/Т-62) показали себя неплохо. Отработанный в течение десятилетий четырёхтактный дизель вполне устойчиво работал и в горах, и в пустынях Афганистана. Мелкая пыль, которая была настоящим проклятием, достаточно быстро забивала сетки и циклоны воздухоочистителя, но его обслуживание не представляло особых трудностей.

Практически не было претензий и к вооружению танков — 100-мм и 115-мм осколочно-фугасные снаряды обладали достаточным действием на незащищённую живую силу, а бронированного противника в Афганистане, по существу, не было.

Реформирование штатной структуры[править | править код]

Следует отметить, что шаги по реформированию штатной структуры в 40-й общевойсковой армии начались через два месяца после ввода войск:

Организационно-Штатная Структура 177-го отдельного отряда специального назначения на лето-1982

Сторожевое охранение[править | править код]

ОКСВА отличались, от Групп Советских войск в других государствах одним важным фактором — порядком дислокации подразделений «линейных» полков. Если в ВС СССР в каждом артиллерийском, мотострелковом, танковом, парашютно-десантном полках или в мотострелковых и десантно-штурмовых бригадах все подразделения полка/бригады находились в пределах одного военного городка — то в ОКСВА, непосредственно в военном городке линейного полка/бригады, находилось только 40—50 % всех подразделений полка. Обычно это были Штаб полка и приданные ему подразделения (оркестр, комендантский взвод), подразделения боевого обеспечения (разведывательная рота, инженерно-сапёрная рота, рота химической защиты, рота связи), подразделения тылового обеспечения (ремонтная рота, рота материального обеспечения, медицинская рота) а также обычно первый и второй (по нумерации внутри полка) батальон или дивизион. Остальные подразделения были рассредоточены взводами (мотострелковыми/парашютно-десантными/десантно-штурмовыми) или артиллерийскими батареями по сторожевым заставам вместе со штатной боевой техникой[25].

Всего силами 40-й общевойсковой армии было создано 862 сторожевые заставы, на которых несли службу более 35 000 человек.

На 1 июля 1986 года в состав армии входило 133 батальона и дивизиона (не считая вспомогательные и тыловые подразделения и части). Из них 82 батальона (или 61,7 %) выполняли на созданных 862 сторожевых заставах охранные функции: 23 — охраняли коммуникации, 14 — аэродромы, 23 — различные военные и экономические объекты, 22 — населённые пункты и местные органы власти.

К ведению активных боевых действий привлекался только 51 батальон.

К примеру, 2-й парашютно-десантный батальон 345-го отдельного Гвардейского парашютно-десантного полка дислоцированного в городе Баграме, находился за 50 километров от штаба полка в посёлке Анава, рассредоточенный взводами и отделениями по 20 сторожевым заставам охранявших выход из Панджшерского ущелья.

3-й парашютно-десантный батальон 317-го Гвардейского парашютно-десантного полка 103-й вдд дислоцировался заставами вокруг посёлка Шахджой, за 200 километров от штаба 317-го ПДП в Кабуле.
В 1074-м Артиллерийском Полку 108-й мсд, к примеру 3-я гаубичная батарея была дислоцирована как сторожевая застава на Южном Саланге в 100 километрах от штаба полка в Кабуле, 8-я гаубичная батарея дислоцировалась сторожевой заставой на главенствующей высоте над штабом 40-й общевойсковой армии, 7-я гаубичная батарея находилась в Шахджое в 200 километрах от штаба полка.

Некоторые линейные полки были практически полностью рассредоточены по сторожевым заставам — к примеру 682-й мотострелковый полк 108-й мсд после вывода из посёлка Руха весной 1988-го, был полностью рассредоточен по сторожевым заставам вдоль трассы Кабул — Хайратон и вокруг Чарикарской долины. Указанный порядок дислокации линейных частей был единственно возможной вынужденной мерой, дававшей командованию 40-й общевойсковой армии возможность постоянно контролировать как можно большие территории и участки дорог в условиях партизанской войны.

Ввиду того что подразделения рассредоточенные по сторожевым заставам не могли привлекаться для армейских операций, в них участвовали только те батальоны и дивизионы, которые находились непосредственно на территории военных городков. И поэтому когда в описании какой-либо армейской операции в афганской войне пишется об участии конкретного полка, следует понимать, что от этого полка привлекались силы общей численностью не более двух линейных батальонов/дивизионов.

Организация сторожевых застав[26][править | править код]

Стандартное обустройство заставы сводилось к возведению каменных или глинобитных стен по всему периметру заставы. Минированию в несколько рядов осветительными и противопехотными минами всей прилегающей местности за исключением подъездных дорог. Оборудованию множества стационарных огневых точек для круговой обороны. Возведению защищённых от обстрелов жилых и служебных помещений для личного состава типа блиндажей или землянок. Оборудованию капониров для боевой техники и орудий.
Кроме штатного оружия в обязательном порядке добавлялось тяжёлое стрелковое вооружение как крупнокалиберный станковый пулемёт ДШК, НСВ или КПВ, автоматический станковый гранатомёт АГС-17 и иногда 82-мм миномёт «Поднос». В штат личного состава заставы добавлялся фельдшер, необязательный для штата мотострелкового (парашютно-десантного) взвода в пунктах постоянной дислокации. Сторожевые заставы на основных магистралях располагались с интервалом от 3 до 10 километров. У большинства застав наблюдение за окружающей местностью велось также с одного или двух выносных постов, которые могли располагаться на удалении до 500—700 метров от сторожевой заставы. Выносной пост представлял собой оборудованную позицию для круговой обороны для одного стрелкового отделения на 7-10 человек со всеми условиями для автономного проживания. Выносные Посты на дорогах и на доступной для боевой техники горной местности выставлялись вместе со штатной техникой стрелкового отделения — БТР или БМП в обязательно оборудованном капонире. В горной местности окопы вырубались в скальном грунте.

В истории афганской войны сторожевые заставы сыграли огромную роль. С помощью застав контролировалась все важные дороги и значительная территория страны. Заставы не только сдерживали неожиданные вылазки моджахедов на колонны советских войск. Личный состав застав посредством наблюдения за местностью (а в горах возможно оптическое наблюдение до 20-25 километров) и контакта с агентурой из местных жителей — предоставляли ценные разведывательные сведения.

Сторожевые заставы в «караванной войне»[править | править код]

Также Сторожевые заставы использовались разведывательными подразделениями, как перевалочные базы в «караванной войне» (широкомасштабные операции по уничтожению караванов с оружием в 1984—1988 годы). Разведчиков скрытно доставляли на грузовиках и в бронетехнике на заставы, маскируя происходящее под доставку грузов тыловиками. В дневное время разведчики находились в расположении заставы, чем не привлекали к себе внимание местных жителей, среди которых могли оказаться осведомители противника. А с наступлением темноты выдвигались на место проведения засадных операций на караванные тропы на удалении от 2 до 7 километров от заставы. С приближением рассвета разведчики возвращались на заставу. В случае соприкосновения с превосходящим противником, застава могла обеспечить огневую поддержку разведчикам. 20
На заставах расположенных вблизи главных караванных троп на востоке ДРА устанавливались наблюдательные посты с применением таких телеметрических спецсредств как 1К18 «Реалия-У». С помощью подобных устройств, происходило своевременное обнаружение караванов противника с последующим их уничтожением авиацией или артиллерией.

Условия службы на сторожевых заставах[править | править код]

Учитывая суровый климат Афганистана и изолированность личного состава застав — служба на них считалась очень тяжёлой физически и психологически. Если солдаты и офицеры служащие в расположении полка-бригады могли посетить магазин, клуб или библиотеку, участвовать в спортивных мероприятиях, читать свежую прессу — то солдаты и офицеры на заставах месяцами не видели ничего, кроме окружающей местности. Если в воинских частях расположенных на территории СССР, согласно служебным инструкциям — к службе в карауле военнослужащие допускались не чаще одного раза в неделю (за исключением Внутренних Войск МВД СССР и Пограничных Войск КГБ СССР) — то служба на сторожевых заставах фактически являлась каждодневной круглосуточной Караульной Службой в зоне боевых действий. Личный состав по полгода, а иногда и более года проводили в напряжённом режиме, ожидая нападения противника в любой момент, находясь на передовой партизанской войны. Подавляющая часть советских солдат, раненых и убитых снайперами моджахедов, служили на сторожевых заставах.19

…Самое трудное это обыденность. Заместитель командира 6 пдр С. А. Подгорнов уже по прошествии стольких лет рассказывал своё состояние на 16 заставе. Как поднялся туда, так и спустился через год. «Иной раз хотелось в луну стрелять. Иногда днём уходил с заставы, хотя это категорически запрещалось, и бродил по соседним склонам. Не пугали ни мины, ни духи, ни наказание комбата. Наверно был бы рад, если бы меня отозвали в группировку чтобы отругать и наказать. Изо дня в день одни и те же лица, одни и те же события. И однообразные консервы. Знакомые до каждого камешка горы вокруг в мареве жары…»

В истории Афганской войны есть случай полного уничтожения противником советской Сторожевой Заставы со всем личным составом в ходе неравного боя и несколько случаев полного уничтожения Выносных Постов. С Выносными Постами обычно это происходило в ночное время по вине уснувших часовых. Последний трагический случай — август-1988 на дороге между городом Баграм и кишлаком Мирбачикот. Моджахедами вырезано 8 мотострелков на Выносном Посту от 682-го мотострелкового полка 108-й мсд.

На многих отдалённых заставах, из-за труднодоступности и сложности с тыловым обеспечением, существовал суровый солдатский быт без всяких излишеств, с полным отсутствием культурно-массовых мероприятий и с минимумом санитарных и продовольственных норм. К примеру, из-за опасности обстрела вертолётов, на горную сторожевую заставу № 32 от 108-й МСД, питьевая вода поднималась раз в два месяца в чулках от ОЗК всем личным составом 781-го отдельного разведывательного батальона дивизии на высоту 500 метров. Снабжение другой заставы — сторожевая застава № 19 108-й мсд, по недальновидности прежнего командования дивизии, оказавшейся глубоко в «чарикарской зелёнке» в тактически труднодоступном месте (лесостепная местность под городом Чарикар) — проводилось фактически в условиях боя, раз в три месяца, поочерёдно 781-м отдельным разведывательным батальоном либо мотострелковыми батальонами от линейных полков дивизии, под огневой поддержкой танкового батальона 177-го мотострелкового полка. Поэтому подобная сводная группировка из разведчиков и танкистов абсолютно справедливо называлась группой прорыва. 21
Эпизодически суровый быт и атмосфера на сторожевой заставе показаны в киноленте Фёдора Бондарчука 9-я рота.

Афганские учебки[править | править код]

К середине 1981 года руководство ВС СССР осознало факт того что военное присутствие в Афганистане откладывается на неопределённый срок и столкнулось со следующей серьёзной проблемой. К этому времени у большинства военнослужащих срочной службы заканчивался двухгодичный срок службы и требовалась ротация личного состава. Стандартная программа боевой подготовки в учебных подразделениях ВС СССР, по результатам боестолкновений с противником, показала что она не отвечает всем требованиям ведения боевых действий в горной и пустынной местности.
Главными требованиями к военнослужащим срочной службы отправляемым в Афганистан являлась усиленная боевая подготовка и адаптация к сухому и жаркому климату Афганистана. В связи с этим с начала 1982 года создаются специализированные учебные подразделения, называемые в среде военных термином афганская учебка, для рядового и сержантского состава, предназначенные для подготовки военнослужащих для ведения боевых действий на территории ДРА. Соответственно они назывались солдатскими и сержантскими учебками. Первые готовили на военно-учётные специальности рядового состава, вторые готовили командиров отделений/расчётов/экипажей.
Подготовка в сержантских учебках длилась пять-пять с половиной месяцев. В солдатских учебках — два месяца. Но к весне 1984 года стало ясным, что указанного срока для солдатских учебок, даже при насыщенной программе обучения, не хватает. Было принято решение увеличить срок подготовки до трёх месяцев готовящих на стрелков. Для военнослужащих обучаемых на более сложные специальности, такие ВУСы как заряжающий орудия танка, пулемётчик, номер орудийного расчёта, гранатомётчик и тому подобных — срок обучения увеличили до пяти месяцев.
С мая 1985 года подготовка всего молодого пополнения для 40-й общевойсковой армии стала проводиться на территории СССР по пятимесячной программе.[27]
До создания афганских учебок, проблему с пополнением личного состава воинских частей 40-й общевойсковой армии из которых выбывали военнослужащие по демобилизации, решали выборочной отправкой военнослужащих отслуживших более полугода, отбираемых по воинским частям по всей территории СССР, что создавало большие организационные проблемы.
Афганские учебки создавались преимущественно на территории ТуркВО и частично САВО, что позволяло произвести адаптацию военнослужащих к жаркому и сухому климату Афганистана. Основными местами сосредоточения афганских учебок, являлись гарнизоны городов Ашхабад, Теджен, Кушка, Мары, Термез и Кизыл-Арват. Что нашло отображение в военном фольклоре:

…Есть в Союзе три дыры: Теджен, Кушка, Мары и их младший брат — Кизыл-Арват.

Причём Термез и Кушка расположены непосредственно у государственной границы с Афганистаном.
От остальных учебных подразделений ВС СССР афганские учебки отличались более насыщенной боевой подготовкой и жёстким режимом. Основной упор в программе боевой подготовки в афганских учебках делался на огневую и тактическую подготовку. Для обучения привлекались офицеры и прапорщики получившие боевой опыт непосредственно на Афганской войне.
Но самым главным отличием афганских учебок от остальных учебных подразделений являлась планомерная морально-психологическая усиленная подготовка. В обычных учебных подразделениях военнослужащих готовили теоретически к отпору вероятного противника СССР (государства-участники НАТО, КНР, Турция и так далее). Военнослужащим в афганских учебках постоянно, через стрессовые физические нагрузки и политзанятия, внушалось то, что им предстоит участвовать в реальных боевых действиях со всеми возможными последствиями. На занятиях опытными офицерами доводились особенности менталитета населения Афганистана, их культура и обычаи, основные правила поведения в исламском государстве, элементарные основы гигиены в условиях жаркого климата, тактика действия душманов, особенности несения боевого охранения в условиях партизанской войны и так далее и тому подобное. Также военнослужащих обучали умеренному употреблению питьевой воды. Во всех афганских учебках было обязательным учебное тактическое занятие по захвату высоты «горка ваша — горка наша». Главной целью данного занятия являлось сплочение воинского коллектива для выполнения боевой задачи и получение навыков по скорому подъёму на возвышенности и преодоление различных типов склона, что являлось немаловажным фактором, учитывая горный рельеф Афганистана. Программа боевой подготовки постоянно корректировалась с ходом Афганской войны. Солдат, попавший на обучение в афганскую учебку, к концу срока обучения примерно осознавал, с чем ему предстоит столкнуться, и, в среднем, был физически, морально и психологически готов к предстоящим трудностям.
Приблизительное описание атмосферы и режима царивших в афганских учебках показано в фильме «9-я Рота».
Рядовой состав для частей воздушно-десантных и десантно-штурмовых войск 40-й общевойсковой армии готовился в 387-й учебном отдельном парашютно-десантном полку. Для этой цели в 1982 году он был выведен из состава 104-й вдд и передислоцирован из города Кировабад ЗакВО в город Фергана ТуркВО. В кинематографе, в фильме «9-я Рота» под учебной частью подразумевается именно 387 оупдп.

…На основании директивы Генерального штаба от 13 мая 1982 года полк был выведен из состава 104-й гв вдд, и передислоцирован в Фергану Узбекской ССР (ТуркВО) и переформирован в 387-й отдельный парашютно-десантный полк (подготовки молодого пополнения для воздушно-десантных и десантно-штурмовых частей и соединений, действующих в Афганистане)…

Рядовой состав для частей специального назначения с 1985 года готовился в 467-м отдельном учебном полку специального назначения, дислоцированном в городе Чирчик. 23

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Радиоконтроль — Тачанка / [под общ. ред. Н. В. Огаркова]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1980. — С. 452—453. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 7).
  2. Исаев Алексей Валерьевич. Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знали. // Круг второй. Киев — крупнейшее окружение в истории войн.. — М.: Яуза, 2005. — 400 с. — ISBN 5-699-12899-9.
  3. Русский Архив. «Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы 1941 год.» Том 16. — Москва: Терра, 1996. — С. 208.
  4. 1 2 Краснознамённый Киевский. Очерки истории Краснознамённого Киевского военного округа (1919—1979). Издание второе, исправленное и дополненное. К., издательство политической литературы Украины, 1979.
  5. Архив МО СССР, ф.96-А, оп. 2011, д. 5, лл. 96, 99.
  6. История второй мировой войны 1939—1945, т.4. М., Воениздат, 1975.
  7. Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 9480, л. 344.
  8. Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. № 9480, л. 340.
  9. 1 2 Баграмян И. Х. 4. Крушение мифа // Так начиналась война. — М.: «Воениздат», 1971. — 512 с. — 200 000 экз.
  10. Вохмянин В. К., Подопригора А. И. «Харьков, 1941-й. Часть 2. Город в огне». — Харьков: Райдер, 2009. — С. 25.
  11. Гречко А. А. Часть первая. Глава первая. 2. Харьковское направление // Годы войны. — М.: «Воениздат», 1976. — 574 с. — 400 000 экз.
  12. Попель Н. К. «В тяжкую пору». — М.-СПб.: Terra Fantastica, 2001. 2001 г. — 480 стр., ISBN 5-17-005626-5, 5-7921-0392-5
  13. 1 2 Гальдер Ф. Ноябрь 1941 года // Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939-1942 гг. = Kriegstagebuch. Tägliche Aufzeichnungen des Chefs des Generalstabes des Heeres 1939-1942 / Переводчик И. Глаголев. — М.: «Воениздат», 1971. — Т. 3. — 408 с. — 30 000 экз.
  14. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 — 40-я общевойсковая армия: история создания, состав, изменение структуры Архивировано 25 октября 2014 года.
  15. 1 2 3 4 5 6 «Вооружённые Силы СССР после Второй мировой войны: от Красной Армии к Советской. Часть 1: Сухопутные войска». Феськов В. И., Голиков В. И., Калашников К. А., Слугин С. А. Томск. 2013 год. Издательство Томского университета 640стр. ISBN 978-5-89503-530-6
  16. 1 2 Авиаторы Второй мировой. ВВС 40-й армии
  17. Дважды Герой Советского Союза генерал — полковник Родимцев А. И. Твои, Отечество, сыны. (Литературная запись Петра Северова) — Киев: Политиздат Украины, 1982.- С.157.
  18. Kompromat.lv — Издание журналистских расследований
  19. SOLDAT.ru — Афганистан. ПЕРЕЧЕНЬ СОВЕТСКИХ ВОИНСКИХ ЧАСТЕЙ В АФГАНИСТАНЕ (1979—1989 гг.)
  20. Для удобства в круговой обороне гранатомёт закрепили на колесо заднего моста грузового автомобиля ГАЗ-66. Задний мост вкопан в грунт. Июль 1988-го. Сторожевая застава 1074-го артиллерийского полка 108-й мотострелковой дивизии
  21. на боевой позиции 70-й гвардейской Отдельной мотострелковой бригады
  22. 10 Разведывательно-сигнальная аппаратура 1К18 «Реалия-У», 1К124 «Табун», 1К119 «Реалия-1/10»
  23. 7 Глава 1 — Бронетанковая техника 40-й армии и её совершенствование во время боевых действий в Афганистане Архивировано 28 мая 2012 года.
  24. Туркестанский Военный Округ
  25. 18 Архивировано 25 марта 2012 года.
  26. Тыловое обеспечение сторожевых застав, рейдовых и блокирующих групп в Афганистане
  27. Афганская кампания: Невостребованный опыт. Евгений Григорьевич Никитенко. Журнал «Воздушно-космическая оборона». № 3, 2008 год

Литература[править | править код]

  • Сороковая армия // Радиоконтроль — Тачанка / [под общ. ред. Н. В. Огаркова]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1980. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 7).
  • Краснознамённый Киевский. Очерки истории Краснознамённого Киевского военного округа (1919—1979). Издание второе, исправленное и дополненное. Киев, издательство политической литературы Украины, 1979. С.с. 199—223. Гл. 10. На рубеже Днепра.
  • Военный энциклопедический словарь. М., Военное издательство, 1984. С. 503 — 40-я армия; С.162 — Воронежско-Ворошиловградская оборонительная операция 28.06-24.07.1942; С. 526—527 — Острогожско-Россошанская наступательная операция 13-27.01.1943; С. 162 — Воронежско-Касторненская наступательная операция 24.01-2.02.1943; С. 792 — Харьковская наступательная операция 2.02.-3.03.1943; Харьковская оборонительная операция 4-25.03.1943; С. 386 — Курская оборонительная операция 5-23.07.1943; Курская наступательная операция 12.7-23.08.1943; С. 847 — Ясско-Ясско-Кишинёвская наступательная операция 20-29.08.1944; С. 224 — Дебреценская наступательная операция 6-28.10.1944; С. 105 — Будапештская наступательная операция 29.10.1944-13.02.1945; С. 99 — Братисласко-Брновская наступательная операция 25.03-5.05.1945; С. 584 — Пражская наступательная операция 6-11.05.1945
  • Справочник «Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941—1945». М. Л. Дударенко, Ю. Г. Перечнев, В. Т. Елисеев и др. М.: Воениздат, 1985. 598 с.
  • Москаленко К. От Воронежа до Харькова. «Военно-исторический журнал», 1963, № 4, с. 31.
  • История второй мировой войны 1939—1945, т.4. М., Воениздат, 1975.
  • Феськов В. И., Калашников К. А., Голиков В. И. Советская Армия в годы «холодной войны» (1945—1991)

Ссылки[править | править код]