GAFAM

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Большая четвёрка[1], Банда из четырёх[2], GAMA[3], Большая пятёрка[4], GAMAM[5][6] или Big Tech[7] — это имена, используемые для описания четырёх или пяти американских транснациональных онлайн-сервисов или компьютерных и программных компаний, которые доминировали в киберпространстве в течение 2010-х годов: Google (Alphabet), Amazon, Meta (Facebook), Apple и иногда Microsoft. Термин Банда из четырёх для этого контекста был придуман в 2008 Эриком Шмидтом[2], Филлом Саймоном[en] и Скоттом Галлоуэем[en], как описывающий компании, «стоящие за потребительской революцией в Интернете» и которые «избегают налогов, вторгаются в частную жизнь и разрушают рабочие места».[8]

Определение[править | править код]

Большая четвёрка[править | править код]

Шмидт, Саймон и Галлоуэй определяют термин «Большая четверка» для обозначения основных компаний, которые способствуют значительным изменениям в обществе через собственное доминирование и роль в онлайн-деятельности, а не просто крупнейшие компании, связанные с компьютерами. Они считают, что другие крупные технологические компании, такие как IBM, способствуют меньшим изменениям, чем «Большая четверка».[1][9]

Никос Смирнайос (Nikos Smyrnaios) обосновывает GAFAM как объединение, которое, кажется, берет контроль над Интернетом, концентрируя рыночную и финансовую власть и используя патентные и авторские права в контексте капитализма.[5]

Большая пятёрка[править | править код]

Более обширная группа, называемая Большой пятеркой или GAMAM, определяет Google, Amazon, Meta, Apple и Microsoft как технологических гигантов

Расширение понятия[править | править код]

В ноябре 2021 года The Motley Fool придумал аббревиатуру MANAMANA, в которую входят Microsoft, Apple, Netflix, Alphabet, Meta, Amazon, Nvidia и Adobe.

Другие компании[править | править код]

Несмотря на меньшую рыночную капитализацию, Netflix, Twitter, Snap и Uber иногда называют «Big Tech» из-за их популярного влияния. Twitter, отнесенный к категории Big Tech, фигурировал в политических дебатах и ​​экономических комментариях из-за предполагаемого политического и социального влияния платформы.

В конце 2010-х годов в первую десятку самых ценных публичных компаний мира входили две китайские технологические компании — Alibaba и Tencent. В 2016 году Смирнайос заявил, что крупнейшие азиатские корпорации Samsung, Alibaba, Baidu и Tencent могли бы или должны быть включены в понятие.[5] Baidu, Alibaba, Tencent и Xiaomi, вместе именуемые BATX, часто рассматриваются как компании-конкуренты Big Tech в технологическом секторе Китая. ByteDance также считается Big Tech.

Tesla[править | править код]

Автопроизводителя Tesla часто считают одной из крупных технологических компаний, хотя его включение является предметом широких споров. Среди противников ее обозначения в качестве технологической компании Стивен Уилмот, корреспондент The Wall Street Journal, который выражает обеспокоенность по поводу цепочки поставок, особенно сырья, нехватки полупроводников и цен на аккумуляторы для электромобилей. Business Insider соглашается, заявляя, что, поскольку Tesla производит больше автомобилей, ее следует классифицировать как автопроизводителя и стремиться быть больше похожей на Honda. В поддержку этого назначения есть Эл Рут из Бэррона, который утверждает, что Tesla не является хорошей технологической компанией из-за факторов автомобильного рынка, но, тем не менее, остается технологической компанией. Fortune также назвала Tesla технологической компанией, сообщая о доходах Big Tech за первый квартал 2022 года, а The Washington Post утверждает, что автомобили Tesla сопоставимы с iPhone от Apple и его огороженной экосистемой.

Причины[править | править код]

Смирнайос утверждал в 2016 году, что четыре характеристики были ключевыми в появлении GAFAM: теория о медиа и технологической конвергенции, финансиализация, дерегуляция экономики и глобализация.[5] Он утверждал, что продвижение конвергенции технологий такими людьми, как Николас Негропонте, сделало это вероятным и желательным, чтобы Интернет превратился в олигополию. Авторегулирование и трудности политиков понять проблемы, связанные с программным обеспечением, сделали вмешательство правительства против монополий неэффективным. Финансовое дерегулирование привело к большой прибыли компаний GAFAM (по данным Смирнайоса, в 2014 году все четыре, за исключением Amazon, имели прибыль в 20-25 %). Глобализация позволила GAFAM минимизировать налоговую нагрузку и платить работникам из других стран гораздо более низкую заработную плату, чем требовалось бы в Соединенных Штатах Америки.[5]

Поддержание олигополии[править | править код]

В 2016 году Смирнайос утверждал, что GAFAM сочетает в себе вертикали власти, центры обработки данных, Интернет подключение, компьютерное оборудование, включая смартфоны, операционные системы, Интернет-навигацию и другое программное обеспечение пользовательского уровня, а также онлайн-сервисы. Он в свою очередь обсудил горизонтальную концентрацию власти, в которой различные услуги, такие как электронная почта, обмен мгновенными сообщениями, поисковая система, загрузка и информационный поток (streaming), объединены внутри любой из компаний GAFAM.[5]

Противодействие Big Tech[править | править код]

Смирнайос рекомендовал разработать академический анализ политэкономии Интернета, чтобы понять методы господства и осуждать эти методы, тем самым поощрять противодействие этому господству.[5]

Законодательные меры[править | править код]

9 мая 2019 года парламент Франции принял закон, направленный на то, чтобы заставить GAFAM платить за смежные права (повторное использование значительных объемов текста, фотографий или видео) издателям и информационным агентствам оригинальных материалов. Закон направлен на реализацию статьи 15 Директивы об авторском праве на Едином цифровом рынке.[6]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Simon, Phil. The Age of the Platform: How Amazon, Apple, Facebook, and Google Have Redefined Business (англ.). — 1. — Motion Publishing, 2011. — P. 312. — ISBN 9780982930250. Архивная копия от 26 января 2021 на Wayback Machine
  2. 1 2 Schonfeld, Erick Eric Schmidt's Gang Of Four: Google, Apple, Amazon, And Facebook – TechCrunch. techcrunch.com (31 мая 2011). Дата обращения: 25 мая 2019. Архивировано 25 мая 2019 года.
  3. GAFA Approach to Digital Banking Transformation - Accenture (англ.). www.accenture.com. Дата обращения: 16 июля 2019. Архивировано 2 мая 2019 года.
  4. Sen, Conor The 'Big Five' Could Destroy the Tech Ecosystem. Bloomberg (15 ноября 2017). Дата обращения: 10 февраля 2019. Архивировано 9 ноября 2020 года.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Smyrnaios, Nikos. L'effet GAFAM : stratégies et logiques de l’oligopole de l'internet (фр.) // Communication et langages : magazine. — NecPlus, 2016. — Vol. 188. — ISSN 0003-5033. — doi:10.4074/S0336150016012047. Архивировано 13 июля 2019 года.
  6. 1 2 Face aux Gafam, les députés adoptent le droit voisin (фр.), Le Monde (21 mai 2019). Архивировано 25 мая 2019 года. Дата обращения: 26 мая 2019.
  7. The Economics of Big Tech (англ.). Financial Times (29 марта 2018). Дата обращения: 6 июня 2019. Архивировано 1 апреля 2022 года.
  8. Pisani, Bob We are letting Amazon and Apple 'avoid taxes, invade privacy, and destroy jobs,' says NYU professor. CNBC (3 октября 2017). Дата обращения: 16 июля 2019. Архивировано 12 ноября 2020 года.
  9. Scott; Galloway. The Four: The Hidden DNA of Amazon, Apple, Facebook, and Google (англ.). — Random House, 2017. — ISBN 9781473542105.