Hebban olla vogala

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Латинский текст (в середине справа): Abent omnes uolucres nidos inceptos nisi ego et tu quid expectamus nunc. Под ним текст на древненидерландском — Hebban olla uogala nestas hagunnan hinase hic enda thu uuat unbidan uue nu
Фрагмент текста

Hebban olla vogala, иногда встречается написание hebban olla uogala — первые три слова из фрагмента рукописи XI века — документа на древненидерландском языке, которые употребляются в качестве названия всего документа. Текст на древненидерландском был обнаружен в 1932 году на полях в рукописи, написанной, по всей видимости, в Рочестерском аббатстве (Кент), которая хранится в настоящее время в Бодлианской библиотеке Оксфорда[1]. Считается, что обнаруженный текст относится к западнофламандскому варианту древненижнефранкского языка и является одним из старейших известных образцов древненидерландского языка[2].

Текст[править | править код]

Лингвисты интерпретируют документ как своего рода «пробу пера» (лат. Probatio pennae) монаха из Рочестерского аббатства, владевшего древненидерландским языком, текст обычно транскрибируется как Hebban olla vogala nestas hagunnan hinase hic enda thu wat unbidan we nu. Это дословный перевод латинского предложения, написанного непосредственно над древненидерландским фрагментом:Abent[3] omnes uolucres nidos inceptos nisi ego et tu quid expectamus nu(nc). На современный нидерландский это переводится как: «Zijn alle vogels nesten begonnen, behalve ik en jij. Waarop wachten we nu?» («Все птицы начали вить гнезда, кроме нас с тобой, чего же мы ждём?»).

Сравнение с современным нидерландским и английским[править | править код]

В таблице приведено сравнение текста на древненидерландском с переводами на современный нидерландский и английский языки. Порядок слов в нидерландском переводе правилен, хотя глагол 'begonnen', как правило, сопряжён с 'zijn' («быть»), а не с 'hebben' (иметь). Для английского предложения порядок слов должен быть скорректирован. Для слов 'hinase' и 'unbidan' нет прямых соответствий ни в одном языке.

Древненидерландский Hebban olla vogala nestas hagunnan hinase hic enda thu wat unbidan we nu?
Современный нидерландский Hebben alle vogels nesten begonnen (behalve) ik ende/en u/jij wat (ver)beiden we nu?
Современный английский Have all fowls (birds) nests begun (except) I and thou what bide (= are waiting for) we now?
Русский - все птицы гнездиться начали кроме меня и тебя что ждём мы сейчас?

Форма «hinase» морфологически соответствует современному голландскому «tenzij»[4] и не похожа на однокоренные слова в современном английском.

Гипотезы о происхождении и языке фрагмента[править | править код]

Аргументы в пользу того, что данный фрагмент написан на западнофламандском, были выдвинуты в работе М. Шёнфельда (1933)[5]. Согласно его интерпретации, *agunnan, hinase и (в его прочтении) anda являются формами, присутствие которых можно ожидать в любом из прибрежных диалектов — древнефризском, древнесаксонском или древнефранкском. Однако окончание -n в третьем лице множественного числа hebban, которое отсутствует в обоих англосаксонских и фризском языках, позволяет определить язык фрагмента как древненидерландский. (Древневерхненемецкое habent использует другую основу.) nestas — это множественное число от nest — «гнездо», что близко к средненидерландскому языку и до настоящего времени присутствует в западнофламандском диалекте. vogala — это эпентеза (добавление одного или нескольких звуков в слово), характерная для гентского диалекта, в то время как в англосаксонских языках имеется слово fuglas. olla является результатом сдвига гласных а > о перед ll, который произошёл в западнофламандском диалекте достаточно рано, возможно, до 900 г. н. э. Наконец, hagunnan и hi(c) имеют профетический h; по оценке Шёнфельда, это также указывает на западнофламандский диалект, в котором h часто удаляется или (в письменной речи) добавляется перед гласными (ср. abent в латинской версии текста).

По оценке профессора Люка де Гроу из университета Гента, текст можно интерпретировать как написанный на древнеанглийском, точнее — древнекентском диалекте (англ.)[6][7].

В свою очередь, профессор Фриц ван Оостром (англ.) из Утрехтского университета связывает текст с жанром харджа, характерным для мусульманской Испании. Для этого жанра характерно пение женщин о их отсутствующих возлюбленных. Оостром полагает, что фрагмент текста был, вероятно, написан женщиной или с точки зрения женщины[8].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Shelfmark: Oxford, Bodleian Library, MS Bodley 340. Содержит коллекцию проповедей Эльфрика Грамматика на староанглийском языке. Древненидерландский текст находится в фонде 169v и датируется третьей четвертью XI века. См. K. Sisam, «MSS. Bodley 340 and 342: Ælfric’s Catholic Homilies». The Review of English Studies, 9, 33 (1933), 1-12; E. van Houts, «Contrasts and interaction. Neighbours of nascent Dutch writing: the English, Normans and Flemish (c. 1000-c. 1200)». Queeste 13 (2006), 3-11.
  2. H. Ryckeboer, «Dutch/flemish in the north of France». In: J. Treffers-Daller & R. Willemyns (eds.), Multilingualism along the German-Roman linguistic border in Europe (2002), 22-35, esp. 22.
  3. Вместо habent
  4. INL, Oudnederlands Woordenboek, s.v. hitnesī (portal).
  5. M. Schönfeld, «Een Oudnederlandsche zin uit de elfde eeuw (met reproduktie)». Tijdschrift voor Nederlandsche Taal- en Letterkunde 52 (1933), 1-8.
  6. 'Olla vogala' is Engels (in Dutch).
  7. Luc de Grauwe: «Zijn olla vogala Vlaams, of zit de Nederlandse filologie met een koekoeksei in (haar) nest(en)?» Tijdschrift voor Nederlandse Taal- en Letterkunde, 120 (2004): 44-56.
  8. van Oostrom, Frits (англ.). Stemmen op Schrift (нид.). — Bert Bakker (англ.), 2006. — ISBN 90-351-2964-4.