Jagdgeschwader 54

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
54-я истребительная эскадра люфтваффе
Jagdgeschwader 54
JG-54 Emblem.svg
эмблема эскадры
Годы существования

1939 - 1945

Страна

Flag of the German Reich (1935–1945).svg Германия

Подчинение

Balkenkreuz.svg Luftwaffe

Тип

истребительная авиация

Включает в себя

I./JG54
II./JG54
III./JG54
IV./JG54

Функция

завоевание господства в воздухе
противо-воздушная оборона

Прозвище

Grünherz

Снаряжение

Bf 109, FW 190

Участие в
Командиры
Известные командиры

Дитрих Храбак (01.10.44 — 08.05.45)

Самолёт Ме-109, 54-я истребительная эскадра, Россия, август 1941 года.
Самолёт Ме-109, 54-я истребительная эскадра, Россия, август 1942 года.
Пилот, проверяющий мотор-пушку
Подготовка самолёта к вылету.

Jagdgeschwader 54 «Grünherz» (JG 54) (54-я истребительная эскадра «Грюнхерц» — «Зеленое сердце») — эскадра истребителей люфтваффе. В начальный период действовала на Западноевропейском театре Второй мировой войны, участвовала во Французской кампании, Битве за Британию. Весной 1941 года подразделения эскадры участвовали в Югославской операции, действуя с румынских аэродромов. С началом операции «Барбаросса» летом 1941 года эскадра в полном составе действовала в составе 1-го Воздушного флота, оперировавшим совместно с группой армии «Север». При этом являлась единственной истребительной эскадрой, действовавшей на данном стратегическом направлении. Базировалась на аэродромах Красногвардейск и Сиверский. Основные части эскадры оставались на этом фронте до самого окончания войны, до мая 1945 года сражаясь в Курляндии.

В составе эскадры всю войну прослужил воздушный ас Вальтер Новотны.

В 1942 году подразделения эскадры перебрасывались в зону действий группы армий «Центр». Летом 1943 года частично участвовала в сражении на Курской дуге. Примерно в это же время группа III./JG54 и эскадрилия 4./JG54 были переброшены во Францию, а после сражений в Нормандии были включены в ПВО Рейха, войдя в состав эскадры JG26.

История[править | править код]

Формирование частей эскадры[править | править код]

Jagdgeschwader 54, известная как «Зеленые сердца» — одно из наиболее успешных истребительных соединений люфтваффе, действующее на восточном фронте — являлось продуктом военных лет. В отличие от других, более старших истребительных эскадр, которые были созданы в мирное время, эта эскадра не существовала как таковой, когда начались военные действия 1 сентября 1939 года. Она не существовала до июля 1940 года, когда в преддверии битвы за Британию три, доселе отдельные и разрозненные Jagdgruppe (истребительные Группы), были объединены, в совершенно новую Jagdgeschwader — с номером 54.

Самая старая из этих трех Групп непосредственно ведет историю из австрийских воздушных сил 1938 года, когда Германия аннексировала своего юго-восточного соседа 12 марта того года. Скромные Имперские военно-воздушные силы Австрии (Luftstreitkräfte) включали два истребительных соединения. Хотя они и назывались Jagdgeschwader, но были эквивалентом Jagdgruppe люфтваффе того периода, и состояли всего из трех эскадрилий каждая.

JaGeschw I (1./, 2./ и 3./ Staffeln — эскадрильи) в Graz-Thalerhof имело на вооружение бипланы Fiat CR.20bis и CR.30. Созданная совсем недавно, JaGeschw II (4./, 5./ и 6./ эскадрильи) в Wien-Aspern была оснащена бипланами Fiat CR.32bis. Именно она была выбрана для создания ядра новой истребительной Группы люфтваффе. И мало времени было потеряно во внедрении основной части вооруженных сил Австрии в вермахт. Немецкая армия должна была стать основным бенефициаром около полдюжины подразделений. Но для люфтваффе главным призом, несомненно стала Jagdgeschwader II.

В 10:30 утро 12 марта 1938 года первые из около 30 транспортных Ju.52 приземлились в Wien-Aspern. За ними, почти незамедлительно, сели 17 бомбардировщиков из II./KG155. Вскоре после этого прибыла эскадрилья истребителей Bf.109B (3./JG135).

28 марта, на церемонии, состоявшейся на поле Винер-Нойштадт, примерно в 40 милях (64 км) к югу от австрийской столицы, сам генерал-фельдмаршал Геринг представил обер-лейтенанта Вилфрида фон Мюллер-Ринцбурга (Wilfried von Müller-Rienzburg), командира Jagdgeschwader II, в новой должности. Через четыре дня, 1 апреля, подразделение фон Мюллер-Ринцбурга было официально включено в состав люфтваффе, под наименованием I./JG138. Две из эскадрилий новой Jagdgruppe были просто переименованные бывшие австрийские 4./ и 6./JaGeschw II, ставшие 2./ и 3./JG138 соответственно. Ими командовали обер-лейтенанты Алоис Макулан (Alois Maculan) и Антон Мадер. Макулан был выпускником первого «скрытого» военного летного учебного курса Австрии в 1930—1931 годах, а Мадер окончил второй такой курс в 1931—1932 годах. Пять из шести выпускников курса 1930—1931 годов — в том числе Макулан — погибнут на действительной службе во время Второй мировой войны. Только Антон Мадер переживет войну, достигнув должности командира JG54.

В противоположность этому, одна из эскадрилий гауптмана фон Мюллер-Ринцбурга — 5./JaGeschw II, которой командовал лейтенант Эрих Герлиц (курс 1930—1931 годов), покинула австрийскую землю став новой 3./JG135 (впоследствии 3./JG51) на аэродроме Бад-Эйблинг в соседней Баварии. И в обмен на это, вакантная место 1./JG138 заняла вооруженная Bf.109B переименованная 3./JG135 — эскадрилья люфтваффе, которая прилетела на Виен-Асперн в первый день Аншлюса. Под новым наименованием 1./JG138, ею по-прежнему командовал обер-лейтенант Ганс-Генрих Бруштеллин.

В ходе начавшейся войны, потери среди пилотов и соответственно приток свежих сил, означал, что по крайней мере в воздухе «австрийский» характер Группы неизбежно будет разбавлен. Но наземный персонал останется преимущественно австрийским в течение последующих семи лет.

Недолгое время 2./ и 3./JG138 сохраняли свои серебристые бипланы. Но сначала, перевернутый белый треугольник и красно-бело-красный руль обозначавший принадлежность к австрийским воздушным силам были просто заменены балкенкройцем Люфтваффе и свастикой. Позже, итальянские машины получили камуфляжную окраску и именно в этот момент, впервые появился значок Группы. «Лев Асперна», в память о победе над Наполеоном под Веной в 1809 году, был выбран в честь места базирования подразделения.

Хотя 1./JG138 продолжала использовать свои Bf.109, по крайней мере, один источник предполагает, что она тоже имела несколько Фиатов. Группа также получила несколько бывших в JG135 бипланов Heinkel He.51 для учебных целей. Организационные изменения на более высоких уровнях привели к тому, что базирующаяся в Виен-Асперн Группа 1 ноября 1938 года стала I./JG134. К этому моменту часть была полностью перевооружена на Bf.109C и D.

Ещё одно переименование произошло 1 мая 1939 года. В этот день была введена значительно упрощенная система обозначения (все эскадры входящие в 1-й воздушный флот были пронумерованы в интервале 1 — 25, входящие во 2-й воздушный флот — в интервале 26 — 50, и так далее). В качестве первой действующей Jagdgruppe находившейся под контролем 4-го воздушного флота в юго-восточной части немецкого рейха, Группа фон Мюллер-Ринцбурга следовательно была переименована в I./JG76. В то же время Bf.109C и D начали заменять на новый варианта E.

Оптовые переименования 1 мая 1939 года привели также к первому мимолетному появлению наименования JG54 в люфтваффе. За десять месяцев до этого, 1 июля 1938 года, вторая Jagdgruppe был сформирована в Бад-Эйблинге наряду с баварской частью I./JG135, участвовавшей в аннексии Австрии. Первоначально известная как II./JG135, в ноябре 1938 года эта Группа перебазировалась в Херцогенаурах, северо-западнее Нюрнберга, где она стала I./JG333. При введении новой системы нумерации, её имя было изменено на I./JG54, которой идентифицировала её первой Группой четвёртого Jagdgeschwader действующего под управлением Luftflotte 3. Она сохранила эту позицию, и обозначение, ровно на две недели и 15 мая 1939 года была переведена в Фюрстенвальде (Fürstenwalde) и там введена в недавно созданную эскадру Zerstörer (тяжелых истребителей), II./ZG1.


К этому времени — началу лета 1939 года — призрак большой тотальной войны навис над Европой. Люфтваффе было тщательно структурировано, но до сих пор ещё неполные, долгосрочные программы расширения предшествующих лет, срочно стали ускорятся в режиме мобилизации. В июне 1939 года Верховное командование приказало начать формирование пяти совершенно новых «экстренных» Jagdgeschwader в следующем месяце. Ни одна из этих пяти эскадр никогда не достигнет полного комплекта. Но ряд Jagdgruppe, были созданы в результате этой программы в последний момент. Одной из таких Групп стала сформированная на основе кадров персонала, предоставленного I./JG1, единственной Jagdgruppe затем размещенной в изолированной северо-восточной провинции рейха — Восточной Пруссии. I./JG1 завершала перевооружение на Bf.109E, и поэтому была в состоянии обеспечить формирование новой Группы своими списываемыми Bf.109D. Под командованием гауптмана Мартина Митига (Martin Mettig), новая Группа была официально сформирована 15 июля 1939 года под наименованием I./JG21. Тремя командирами эскадрилий Митига были:

  • 1./JG21 обер-лейтенант Гюнтер Шольц (Günther Scholz);
  • 2./JG21 обер-лейтенант Лео Эггерс (Leo Eggers);
  • 3./JG21 обер-лейтенант Георг Шнайдер (Georg Schneider).

В течение первых нескольких дней своего существования, I./JG21 делила базу с I./JG1, расположенную в Йесау, примерно в 25 км к югу-юго-востоку Кенигсберга, столицы провинции, после чего, 24 июля была переведена ближе, в Гутенфельд (Gutenfeld), всего в 8 км от города.

I./JG21 признала участие I./JG1 в собственном создании, выбрав герб подобный тому, что носила его «родительская» часть — крест немецкого рыцаря на гербовом щите Йесау, с наложенными силуэтами трех Bf.109 — хотя и в отличающихся цветах. И так же, как I./JG76 на юге с её австрийским персоналом, наземный персонал I./JG21 будет отражать свое прусское происхождение на всей своей последующей шестилетней истории.


I./JG54, созданная всего два месяца назад, теперь, в середине июля 1939 года была выбрана в качестве основы для другой «экстренной» Jagdgeschwader, поспешно созданной в ходе последних нескольких недель хрупкого мира в Европе. Jagdgeschwader её назвать было неправильно, поскольку новой части — JG70 — не удалось достичь даже силы Группы. Она включала в себя не более двух эскадрилий: 1./JG70, которой командовал обер-лейтенант Рейнхард Зейлер, и 2./JG70, во главе с гауптманом Гансом-Юргеном фон Крамон-Таубаделем (Hans-Jürgen von Cramon-Taubadel). Тем не менее, и она тоже будет пропитана своим собственным региональным характером, большинство её наземного персонала было набрано из Верхней Франконии.

Таким было положение и статус I./JG21, I./JG70 и I./JG76 перед началом войны. Три Группы — только одна из которых могла измерить его предыдущую историю с точки зрения месяцев, а две другие просуществовали менее семи недель — были рассредоточены по всему рейху, происходили из различных регионов и слоев общества, и не имея каких-либо отношения или близости с любой другой.

Польская кампания[править | править код]

Начатое ранним утром 1 сентября 1939 года вторжение в Польшу вовлекло в действия две из этих трех Групп.

На северном фланге 37 боеспособных Bf.109D из I./JG21 гауптмана Миттига (вместе с Bf.109E из I./JG1) были единственными одномоторными истребителями lюфтваффе, подчиненными Kommando Ostpreussen. Эта команда, которая контролировала все части люфтваффе, базирующиеся в провинции Восточная Пруссия, была отрезана от остальной части рейха польским коридором. Основной задачей Kdo.Ostpreussen в наступающем конфликте, была не помощь в оккупации коридора (что входило в обязанности сил наступающих из Померании на Восток), а поддержка находящейся в Восточной Пруссии 3-й армии, по мере её продвижения на юг к Варшаве. В соответствии с действующей на тот момент доктриной, I./JG21, как и I./JG1 официально перешли под непосредственный контроль штаба регионального ПВО в Кенигсберге. Согласно доктрине, истребительная авиация люфтваффе разделялась на «легкие» одномоторные истребители Bf.109 и части «тяжелых» двухмоторных истребителей (то есть Bf.110 Zerstörer) и первые должны были оставаться на своей территории, применяясь прежде всего, для воздушной обороны, в то врем как вторые должны были действовать «в поле» наряду с Kampf- (бомбардировочными) и Stuka (пикирующих бомбардировщиков) Группами.

Это тщательное разделение обязанностей — прекрасный пример мирного педантизма — на практике не был последним. Через несколько часов после первых выстрелов, I./JG21 была переведена из Гутенфельда в Arys-Rostken, небольшую передовую ВПП в юго-восточной части провинции, недалеко от границы с Польшей. С этой площадки, представлявшей собой луг опоясанный деревьями, пилоты Миттига совершили свой первый боевой вылет в середине дня 1 сентября, взлетев в 16:16. Им было приказано сопровождать бомбардировщики и «Штуки» (Ju.87) Kdo.Ostpreussen во второй волне атак на польские аэродромы в районе Варшавы. Из-за их относительной неопытности в действиях единым целым, или незнанием задачи, которую они были призваны осуществить, но не все прошло гладко.

Истребители польской истребительной бригады вылетели на перехват атакующих, и подразделения I./JG21 оказались втянутым в серию отдельных боестолкновений, длящихся свыше 30 минут. К концу этого времени они заявили сбитыми четыре противника (пятый остался неподтвержденными). Первым победу одержал лейтенант Фриц Гутцейт (Fritz Gutezeit) из 3./JG21, чей соперник упал рядом с польской столицей в 16:55. Второй поляк, упавший в том же районе почти четверть часа спустя, был сбит будущим «Экспертом» и кавалером Дубовых листьев, лейтенантом Густавом Ределем из 2./JG21. Третья победа была зачислена обер-лейтенанту Георгу Шнайдеру, командиру 3./JG21, вскоре после этого и четвёртый был сбит одним из пилотов Шнайдера, унтер-офицером Гейнцем Деттмером (Heinz Dettmer). Оба последних были сбиты к северу от Варшавы, когда немцы уже отходили. Все четыре вышеперечисленных пилота, заявили свои жертвы как «PZL P.24». Но истребители противника, по сути были PZL P.11, так как это был единственный тип, которым были вооружены эскадрильи бригады, базирующиеся на Warsaw-Okecie.

Однако, Группа заплатила высокую цену за свои четыре подтвержденные победы. Шесть из её Bf.109D-1 не вернулось и четыре летчика — лейтенанты Фридрих Беренс, Гутцейт, Рудольф Хейманн, унтер-офицер Вольц (Wolz) были вынуждены приземлиться в тылу врага, в основном из-за нехватки топлива. Все они были захвачены в плен. Лейтенант Редель смог совершить посадку на своей территории. Шестой пилот приземлил свой самолет в нейтральной Литве. К счастью, все шесть пилотов спустя некоторое время благополучно вернулись. Семь других машин пострадало в разной степени повреждений, и по крайней мере ещё два заблудился и приземлился далеко от базы. Командир Группы гауптман Мартин Миттиг, был ранен в руку и бедро в начале схватки, когда в его кабине взорвалась собственная сигнальная ракета, при его попытке подать сигнал сопровождаемым Хейнкелям He.111, которые приняли Мессершмитты за польские истребители. Раненый Митиг в заполненной дымом кабине нажал аварийный рычаг сброса фонаря, с которым улетела и расположенная в его задней части стойка радиоантены. Оставшийся без связи Митиг повернул домой, а вместе с ним из боя вышла и значительная часть пилотов. В общем, это не было благоприятным боевым крещением.

I./JG21 было дано мало времени, чтобы зализать раны. Хотя первоначальная цель этой первой кампании Блицкрига в истории войн — нейтрализации военно-воздушных сил противника — быстро была достигнута и встречи с ВВС Польши стали редкостью после первой недели боев, Группа не простаивала. Не имея противника в воздухе, она проводила штурмовые вылеты против польских армейских подразделений южнее Варшавы. После своих с таким трудом одержанных воздушных побед в день начала кампании, Группа одержала ещё только две победы. 6 сентября обер-лейтенант Лео Эггерс, командир 2./JG21, сбил «PZL-24» вблизи от польской столицы. Сутки спустя, другой командир эскадрильи, обер-лейтенант Георг Шнайдер, одержал шестую и последнюю победу в кампании — и свою вторую — сбив ещё один из истребителей противника примерно в 45 милях (72 км) к северу-северо-западу от Варшавы.

В тот же день, 7 сентября, лейтенант Густав Редель из 2./JG21, был вынужден совершить посадку после штурмового вылета. Не ясно, было ли это результатом боевых повреждений или механической поломки. Но к счастью, Редель смог пересечь линию фронта. Ему удалось избежать обнаружения и он вернулся в Группу на следующий день.

Ряд Bf.109 был поврежден зенитным и стрелковым огнем в ходе штурмовых атак, которые занимали оставшуюся часть действий I./JG21 в Польше. Но погибло только два пилота, в результате столкновения в воздухе между двумя машинами из 3./JG21, вблизи Gehlenburg в Восточной-Пруссии.

К концу сентября Группа была отозвана со своей передовой позиции в Arys-Rostken и ей приказали вернуться в Йесау. Со своими 19 потерянными или списанными самолетами, I./JG21 стала наиболее пострадавшей Группой среди всех девяти Групп, вооруженных Bf.109 и принимавших участие в кампании. Потери части были близки к 30 процентам от общего количества в 67 потерянных за кампанию Bf.109.


Для сравнения, I./JG76 действующая на юге — которая, по совпадению, также будет претендовать на шесть побед плюс одну неподтвержденную — отделалась сравнительно легко. Перед началом боевых действий, экс-австрийская Группа претерпела ряд изменений. Два из командиров эскадрилий фон Мюллер-Ринцбурга убыли в другие подразделения и 1./JG76 перешла под командованием обер-лейтенанта Дитриха Храбака, а 3./JG76 под командование пилотажного пилота обер-лейтенанта Франца Экерле. Оба позже поднимутся высоко в рядах пилотов JG54, и будут награждены дубовыми листьями к Рыцарскому кресту.

В середине августа 1939 года I./JG76 оставила Вену-Асперн, перебазировавшись в Штубендорф (Stubendorff), в Верхней Силезии. Отсюда она была переведена на передовую посадочную площадку у Ottmuth, недалеко от немецко-польской границы. Она должна была стать отправной точкой Группы в предстоящем нападение на Польшу. В отличие от I./JG21, которая оставалась в пределах границ Восточной Пруссии на протяжении всего своего участия в кампании, I./JG76 должна была перебазироваться на оккупированную территорию, чтобы идти в ногу с наступающими сухопутными войсками.

Поставленные части задачи дважды менялись. Сначала ими было сопровождение массированных налетов «Штук» из FliegerFührer z.b.V. генерал-майора фон Рихтгофена, базирующихся также на Ottmuth и окрестных полях, в то время, как они атаковали цели из состава польских военно-воздушных сил в районе Кракова, на юго-востоке. После того, как эта угроза правому флангу основных сил была ликвидирована, пилотам Bf.109 и «Штук», была поставлена задача поддержки танковых клиньев 10-й армии в ходе их продвижения в северо-восточном направлении в сторону Варшавы.

Туманные условия в день начала операции воспрепятствовали нанесению упреждающих ударов по авиационным базам противника. Тем не менее, наземное наступление было начато по плану. В течение 48 часов — по 3 сентября, на следующий день после объявления Англией и Францией войны Германии — передовые танки форсировали реку Варту и продвигались на Kamien к югу от Лодзи.

В то время как «Штуки» люфтваффе систематически подрывали импровизированные рубежи обороны, что поляки спешно возводили готовясь защитить следующий естественный речной барьер, передовые части немецкой армии шли под атаками легких бомбардировщиков ВВС Польши PZL P.23 Karas. Пара этих довольно медленных, но надежных машин стала первыми двумя победами I./JG76 во второй половине дня 3 сентября. Успешными пилотами стали лейтенант Рудольф Циглер (Rudolf Ziegler) из Штаба Группы и унтер-офицер Вилли Лорер (Willi Lohrer) из 3./JG76. Будущий «эксперт» командир 1./JG76 обер-лейтенант Дитрих Храбак также столкнулся с P.23 в этот день, хотя и с заметно меньшим успехом. Он совершил вынужденную посадку в тылу врага, но смог избежать захвата в плен и вернулся в свою часть сутки спустя.

4 сентября гауптман фон Мюллер-Ринцбург также заявил легкий бомбардировщик P.23 в районе Лодзи. Несмотря на то, что заявка командира Группы не была подтверждена, двум пилотам 1./JG76 повезло больше на следующий день, в том же районе к югу от Лодзи. Лейтенант Ганс Филипп (которому было суждено стать двенадцатым по результативности пилотом войны, несмотря на относительно раннюю гибель в бою в 1943 году) и фельдфебель Карла Хир (Karl Hier), заявили каждый по истребителю «PZL P.24» (предположительно P.11).

Несмотря на героические усилия со стороны поляков, немецкое наступление невозможно было остановить. 7 сентября I./JG76 перебазировалась с Ottmuth в Витковице (Witkowice), в Польше, за наступающими наземными войсками. Именно в этот день, обер-фельдфебель Йоханн Клейн (Johann Klein) одержал пятую победу Группы, уничтожив очередной PZL P.23 Karas. Менее чем через сутки, передовые танки были у ворот польской столицы.

Как и обнаруженное I./JG21 на северном фронте, польское сопротивление в воздухе вдоль южного сектора также начало снижаться после боевых действий в первую неделю. 10 сентября лейтенант Ролофф фон Асперн (Roloff von Aspern) одержал последнюю победу I./JG76 в кампании — ещё один легкий бомбардировщик PZL P.23. На следующий день, в одной из последних встреч с польскими военно-воздушными силами, была повреждена в воздушном бою с вражеским истребителем одна из машин 2./JG76.

В этот же день, 11 сентября, Группа совершила свое второе перебазирование в течение пяти дней. На этот раз её новой базой стал Kamien, который был одной из первоначальных целей 10-й армии, и ареной ожесточенных боев менее, чем неделей ранее. Хотя активность польской авиации окончательно пришла в упадок, зенитный огонь противника до сих пор создавал серьезную угрозу — особенно во время штурмовых вылетов, которые I./JG76 теперь было приказано выполнять. Группа потеряла свой второй Bf.109 над вражеской территорией 9 сентября, когда фельдфебель Леопольд Видаль (Leopold Wyhidal) из 2./JG76 вынужден был приземлился недалеко от Варшавы после попадания от зенитного огня. Вилидаль самостоятельно вернулся в Витковице (Witkowice) на следующий день, только чтобы ещё дважды быть сбитым в течение последующей недели!

Несколько других машин I./JG76 были повреждены в результате зенитного огня в течение этого заключительного этапа польской кампании. К концу второй недели, задачи Группы были в основном завершены, и первые подразделения начали убывать из Польши, сначала в Stubendorff, а затем обратно в Вену-Асперн. До сентября убыла вся часть, чтобы ещё раз насладиться комфортом своей домашней базы на окраине Вены.

Странная война[править | править код]

В то время как I./JG21 и I./JG76 были задействованы над Польшей, две эскадрильи из I./JG70 оставались в Херцогенаурахе. Здесь, подчиненные Luftgaukommando XIII — местному авиационному командованию со штабом в Нюрнберге, примерно в 20 км, они были приведены в готовность к выполнению роли, первоначально предусмотренной для Bf.109 — противовоздушной обороне. Это оказалось ненужной мерой предосторожности. На протяжении всех первых недель «странной войны», воздушные вторжения союзников были ограничены почти полностью ближайшими приграничными районами Рейха — границы с Францией на западе, и вдоль прибрежной полосы Северного моря (обе стороны прилежно стремились избежать нарушения нейтралитета голландского и бельгийского воздушных пространств, которые лежали между этими двумя «фронтами»). На самом деле, Нюрнберг не подвергался авиационной бомбардировке, пока в начале января 1940 года — на него было сброшено более миллиона пропагандистских листовок!

В промежутке этого периода, I./JG70 претерпела существенные изменения. Планы по созданию Штаба Группы, во главе с майором Китилем (Kithil), были осуществлены до начала военных действий. Теперь команда Кителя должна была быть доведена до надлежащего статуса Группы путем добавления третьей эскадрильи. В это время на вооружении 1./ и 2./JG70 в Херцогенаурахе, наряду с Bf.109D, состояли более необычные машины. Когда Германия вошла в то, что осталось от Чехословакии в марте 1939 года (после оккупации Гитлером Судет прошлой осенью, и объявления Словакией «независимости»), она автоматически вступила во владение значительным количеством военной техники. Среди трофеев было множество истребителей Avia B-534 бывших чехословацких ВВС. Подобно Фиатам из Австрийского JaGeschw II, бипланы Avia были быстро оснащены маркировками люфтваффе. Также должным образом были созданы курсы для ознакомления немецких летчиков и наземных подразделений с этими машинами. И именно это подразделение — Avia Lehrgang в Херцогенаурахе, было использовано для формирования совершенно новой 3./JG70. В случае с Avia это не могло длиться долго. Чешские бипланы вскоре уступили место Bf.109 и 15 сентября 1939 года вся Группа была переименована, чтобы стать второй, «новой», I./JG54. В то же время майор Китиль передал командование майору Гансу-Юргену фон Крамон-Таубаделю, бывшему командиру 2-й эскадрильи. Как и первая, недолго существовавшая I./JG54, новая Группа не осталась в Херцогенаурахе более чем на несколько недель. Но её связи с Франконией будут сохранены, о чём свидетельствует решение принятия герба Нюрнберга — столицы региона — в качестве знака Группы.

Первым пунктом базирования I./JG54 после её убытия из Херцогенаураха, стал Бёблинген, примерно в 15 км к юго-западу от Штутгарта. Итог кампании в Польше уже был предрешен и Верховное командование люфтваффе имело намерение наращивать свои истребительные силы вдоль западного фронта, для защиты от нападения со стороны французов. I./JG54 сформировала часть соединения, защищающего южный сектор границы рейха с Францией, от Карлсруэ до швейцарской границы. В последующие месяцы «Странной войны», Группа временно перебазировалась в одну из самых южных областей, Фридрихсхафен, на берегу Боденского озера, где машины были размещены в глубоких ангарах фабрики Цеппелина. Позже, I./JG54 на короткое время также будет базироваться в Ойтинген-на-Хорбе, прежде чем совершить окончательный короткий — в 28 км бросок перед возвращением назад в Бёблинген.

Две Группы, которые действовали над Польшей, были также задействованы в растущей противовоздушной обороне западных границ Германии. 9 октября I./JG21 майора Митига прилетела из Восточной Пруссии в Plantlünne. Двенадцать дней спустя она перебазировалась на соседний Хопстен. Хотя оба эти аэродрома были расположены к западу от Оснабрюка, и, таким образом находились напротив нейтральной голландский, а не французской территории, именно здесь, была одержана первая победа эскадры на западе. 30 октября будущий «Эксперт», лейтенант Гейнц Ланге из 1./JG21, поймал базирующийся во Франции и проводивший рекогносцировку местности одиночный Брстоль Бленхейм, из состава 18 Sqn. RAF, и сбил его примерно в 40 км к северо-западу от Хопстена.

Опасности, связанные с действиями близко от нейтральной границы были продемонстрированы Группе в следующем месяце, когда 30 ноября лейтенант Рексин (Rexine) потерял ориентировку во время обычного патрулирования и, отклонившись от курса, пересек голландскую границу к югу от Венло. Предполагая, что ему не хватает топлива, он попытался приземлиться на призывно прямом участке дороги, но погиб, когда его самолет врезался в строение.


К этому времени I./JG76 также была переведена на Западный фронт. Отправившись из Вены-Асперн, после короткой остановки в Гельнхаузене, она прибыла 2 ноября в гражданский аэропорт Frankfurt Rhein-Main. Здесь соединение также смогло насладиться всеми удобствами крытого базирования, заняв другой огромный ангар Цеппелина довоенной постройки. К счастью, это изнеженное существование не ухудшало её операционную эффективность. Через четыре дня после того, как I./JG76 прибыла во Франкфурт, обер-фельдфебель Макс Штотц сбил очередной разведчик Бленхейм. Жертвой Штотца, стала машина из 57 sqn. RAF, посланная на исследование секретов обороны Западного вала и разбившаяся недалеко от Бад-Кройцнаха, к юго-западу от Майнца.

Эти начальные успехи на западе были, однако, несколько компенсированы событиями 22 ноября. В этот день две из машин I./JG54 совершили аварийную посадку из-за нехватки топлива к западу от Ойтингена. Более серьезной стала потеря двух других Bf.109 из I./JG76, оказавшихся в тылу врага после боестолкновения с французскими истребителями Morane MS.406. Лейтенант Гейнц Шульц (Heinz Schulz) просто не смог перелететь обратно через границу. Он приземлился на брюхо в поле, в середине оборонительной линии Мажино, к югу от Саарбрюккена и был быстро взят в плен французскими колониальными войсками. Его поврежденный самолет позже выставили на всеобщее обозрение в Париже, где он помогал собирать деньги на благотворительность для ВВС Франции.

Другой жертвой боя с Моранами стал Bf.109 приземлившийся целым, примерно в 60 км к северу от Страсбурга. Его пилот, фельдфебель Карл Хир (Karl Hier) был также захвачен в плен. Его неповрежденная «Белая 14», послужила более практическим целям. Она прошла тщательные летные испытания как французами, так и англичанами, прежде чем окончательно была передана в США в мае 1942 года.

Три Группы оставались на назначенных им участках Западного фронта — I./JG21 на севере, I./JG76 в центре, и I./JG54 на юге — в течение оставшейся части «Странной войны». Для каждой из них это был период (в хорошую погоду) в основном пограничных патрулирований, чередующихся случайными схватками с врагом. Одна такая встреча произошла 21 декабря, когда самолеты I./JG54, во главе с командиром Группы майором Гансом-Юргеном фон Крамон-Таубаделем, напали на французский разведчик Potez, летевший с прикрытием в десяток MS.406, над восточным берегом Рейна. После продолжительной погони в 80 км, от Бюля вплоть до Фрайбурга, были даже результаты. Майору фон Крамон-Таубаделю записали один из сопровождавших Моранов. Но гауптман Паулиш (Paulisch), командир 2./JG54, пострадал от ранения ног в бою и был вынужден прыгать из своей поврежденной машины.

Смягчение зимних условий в течение второй недели нового года привело к внезапной бурной деятельности. 10 января I./JG54 снова перехватила разведчик Potez — на этот раз без сопровождения — к югу от Фрайбурга. Нарушителю удалось убежать обратно через Рейн, прежде чем он был пойман и сбит командиром 1./JG54 обер-лейтенантом Рейнхардом Зейлером. Для «Зеппла» (Seppl) Зейлера, который ранее одержал девять победы в составе Легиона Кондор, это была первая победа в его военной карьере с JG54, которая составит ровно 100 побед. С учетом девяти набранных в Испании — подвиг, который должным образом будет признан присуждением «дубовых листьев».

К сожалению, во время погони на малой высоте, один из пилотов Зейлера погиб, когда самолет лейтенанта Шютца (Schütz) зацепил землю. Вторая случайная смерть произошла на центральном участке в тот же день. Лейтенант Клаус фон Болен унд Хальбах (Claus von Bohlen und Halbach) из I./JG76, выполнял рутинный высотный патруль над Триром, когда его Bf.109 был замечен падающим вертикально в землю, вероятно, в результате кислородной недостаточности у пилота.

Двое суток спустя, 12 января, был заявлен третий разведывательный Бленхейм (из 114 Sqn. RAF), на этот раз к северу от Саарбрюккена, лейтенантом Бернхардом Малышевски (Bernhard Malischewski) из I./JG76. Но, несмотря на повреждения, британской двухмоторной машине удалось, по сути хромая, вернуться во Францию и совершить вынужденную посадку. Унтер-офицер Эрнст Вагнер (Ernst Wagner) из 2./JG54 также сошел на французскую землю — гораздо менее охотно, надо полагать, — когда он должен был воспользоваться своим парашютом после того, как был атакован MS.406 к западу от Верхнего Рейна 19 января.

В то же время, в северном секторе, I./JG21 была переведена через Крефельд и Мюнстер, в Мюнхен-Гладбах. Именно здесь, майор Мартин Митиг передал командование Группой гауптману Фрицу Ульчу. Митигу было приказано возглавить Stab JG54, располагавшийся наряду с I./JG54 в Бёблингене, и он был назначен первым Командиром с вступлением в должность с 1 февраля 1940 года.

Дальнейшие периоды неблагоприятных погодных условий продолжали препятствовать воздушной активности над западным фронтом в ближайшие недели, но условия постепенно улучшались и спарринг между противостоящими истребительными силами возобновился. 7 апреля десяток Моранов подловили самолеты I./JG54 к западу от Страсбурга, и лейтенант Пауль Штолте (Paul Stolte) был сбит MS.406 и захвачен в плен. Но другой из нападавших, стал второй жертвой Рейнхарда Зейлера с начала войны.

Другое столкновение с Моранами, южнее, в районе Бельфора, спустя 12 дней, привело к тому, что считается первой боевой потерей JG54 со смертельным исходом, когда Messerschmitt лейтенанта Гельмута Хоха (Helmut Hoch) взорвался в воздухе.

Через два дня, во второй половине 21 апреля, центральный сектор стал свидетелем одного из первых зарегистрированных боестолкновений между I./JG76 и истребителями RAF, в растянувшемся воздушном бою вдоль границы Люксембурга. Одной из жертв в Люфтваффе стал фельдфебель Леопольд Видаль (Leopold Wyhidal) из 2./JG76, который, возможно, пал жертвой Харрикейна, пилотируемого асом 73 sqn. RAF «Фанни» Ортоном (Flg Off N ‘Fanny’ Orton). Это был тот самый Видаль, который трижды совершал вынужденные посадки в течение короткой кампании в Польше. Но на этот раз он не вернулся.

Блицкриг на западе[править | править код]

Все три Группы должны были оставаться на своих выделенных участках Западного фронта к началу операции «План Жёлтый» («Fall Gelb») — вторжение во Францию и страны Бенилюкса запланированное на 10 мая 1940 года.

На севере, базируясь на Менхен-Гладбах, I./JG21 гауптмана Ульча попала под управление Luftflotte 2. Она будет действовать под руководством штаба эскадры JG27, которому была подчинена (вместе с I./JG1), с момента прибытия в Plantlünne из Восточной Пруссии в октябре. Задача соединения состояла в том, чтобы поддержать воздушные и наземные силы осуществляющие атаку на бельгийскую и голландскую пограничную оборону.

Центральная и южная Группы — I./JG76 и I./JG54 входили в состав Luftflotte 3. Данный «воздушный флот» отвечал за обеспечение воздушного прикрытия основного бронированного удара из Арденн и немецких танков, двигающихся по всей Франции к побережью Ла-Манша.

I./JG76, которой командовал с февраля майор Рихард Краут (Richard Kraut), была перебазирована 17 апреля из Rhein-Main в Обер-Ольм, на левом берегу Рейна. Она тоже оказалась в подчинении Geschwader Stab — в этом случае JG2 — с которым действовала в течение всего периода «странной войны».

I./JG54 также сменила командира. Когда Ганс-Юрген фон Крамон-Таубадель 1 января был назначен командиром JG53, его место во главе I./JG54 занял гауптман Хубертус фон Бонин, ещё один ветеран Легиона Кондор (с четырьмя победами) и недавний командир 5./JG26. Группа фон Бонина была единственной из трех, пользовавшейся преимуществами действия под началом своего собственного Stab JG54, с которым она делила аэродром в Бёблингене. И чтобы поддержать численность эскадры для предстоящего нападения на Францию, на том же самом поле также разместили временно прикрепленную II./JG51.

Блицкриг на Западе начался, как и планировалось, до первых лучей солнца утром 10 мая 1940 года с координированных авиадесантов на бельгийские и голландские пограничные укрепления вдоль северного фланга. Действуя под управлением JG27, пилотам I./JG21 было изначально приказано обеспечить и поддерживать контроль над воздушным пространством к западу от Маастрихта. Эти первые вылеты дня прошли практически не встретив сопротивления и итогом стала только одна победа — командир Группы гауптман Ульч заявил уничтожение бельгийского Фэйри «Фэйрфлай» (скорее всего Фэйри «Фокс»).

Второй вылет в середине утра Группа провела сопровождая формирование Junkers’ов (некоторые источники указывают на пикирующие бомбардировщики Ju.87, другие, на Ju.52, занимающиеся снабжением припасов посредством сброса) к северо-западу от Льежа. Это приведет к боестолкновению с бельгийским ВВС, в котором те потеряли три своих истребителя Gloster Gladiator от I./JG21 — по одному засчитано обер-лейтенанту Шнайдеру (Schneider), лейтенанту Гансу-Эккехарду Бобу и фельдфебелю Эрвину Лейкауфу.

Источники также различаются в отношении заявок, сделанных Группой позже в тот же день в районе Тирлемонта, приводя либо ещё два Гладиатора сбитыми, или три самолета — тип не определен — уничтоженными на земле.

Второй день кампании, который стоил 1./JG54 одного Bf.109 сбитого Харрикейнами RAF (возможно из 17 sqn.) над Роттердамом, закончился перебазированием Группы на Peer, небольшое поле в 18 км, внутри территории Бельгии.

Неожиданность от авиадесантов, а также скорость продвижения немецких войск, застали союзников врасплох. Авиационная активность 11 и 12 мая была по-прежнему сосредоточена в основном вдоль пограничных водных путей — реке Маас и Альберт-канала — так как бомбардировщики союзников с запозданием пытались уничтожить мосты, по которыми немецкие войска теперь продвигались тысячами. Но I./JG21 гауптмана Ульча продолжала поддерживать передовые клинья 6-й армии в их стремлении достигнуть Брюсселя.

12 мая Группе были зачислены четыре Харикейна уничтоженными (в том числе вторая победа обер-лейтенант Шнайдера) к юго-востоку от бельгийской столицы. Пятый вражеский истребитель, идентифицированный как французский Bloch 152, был сбит рядом с Намюром.

Сутки спустя были заявлены ещё три Харрикейна RAF сбитых во время «собачьих свалок» над линией Диля (главной оборонительной позиции, прикрывавшей подходы к Брюсселю). Но к концу того же 13 мая, I./JG21 перебазировалась на взлетно-посадочную полосу на юге Бельгии, где потеряла одного из своих от французского Curtiss Hawk 75. «Финт» вдоль северного фланга достиг своей цели, фокус «Плана Жёлтый» собирался кардинально переместиться.

По мере того как французские и британские подразделения освобождали свои подготовленные позиции на северо-востоке Франции и бросались вперед на помощь Бельгии, они оставляли опасно увеличивающийся разрыв между собой и основными силами французской армии. Союзники считали, что авиадесанты в Голландии и Бельгии предвещали повторение тактики, которую Германия использовала в начале Первой мировой войны — мощный северный «правый фланг» через нейтральные страны Бенилюкса. На самом деле, при Блицкриге 1940 года, основная часть танковых сил вермахта тайно перебрасывалась дальше на юг, вдоль лесистых долин и крутых, покрытых листвой закоулков Айфеля (продолжение нагорья Арденн в Германии). И в образовавшийся разрыв между передовыми силами союзников был нанесен удар, который должен был стать главным направлением продвижения на побережье Ла-Манша. В то время как внимание было обращено к событиям на севере, танки 12-й армии вышли из своих укрытий, снесли тонкий заслон защитников, прикрывающих «непроходимый» Арденнский участок фронта, и стремглав понеслись на единственный естественный барьер, который стоял между ними и открытой для танков страной за его пределами — реке Маас.

За чуть более чем 3 суток, передовые части 2-й танковой дивизии пересекали Маас в нескольких милях ниже по течению от Седана. Внезапно осознав масштаб угрожающей опасности, при пересечении противником реки, французы задействовали все имеющиеся бомбардировщики, чтобы сконцентрироваться на ударе по плацдарму у Седана, и запросили RAF предпринять подобные действия. В течение следующего дня волна за волной французские и английские бомбардировщики атаковали переправы на Маасе. Но люфтваффе в равной степени были полны решимости защитить стратегически важные мосты. Истребительные части к концу этого дня совершили более 800 индивидуальных самолето-вылетов — и они сняли опустошительный урожай. С наступлением ночи Jafü 3 подсчитало, что около 90 самолетов союзников было сбито в районе Седана. Военный дневник II. Fliegerkorps окрестили 14 мая «Днем истребителей».

Хотя I./JG76 не стала одним из самых результативных задействованных соединений, она сыграла значительную роль во многих событиях дня. Группе было приказано перелететь 11 мая из Обер-Ольма в Wengerohr. С этой небольшой полосы в долине Мозеля, Bf.109 оберст-лейтенанта Краута начали патрулировать участок Седан — Шарлевиль над Маасом спустя два дня. 14 мая каждый из пилотов совершил по крайней мере три боевых вылета и более.

Примерно в полдень одна эскадрилья столкнулась с 15 французскими Curtiss Hawk 75 и заявила, четыре из них. Примерно в то же время другой Schwarm (звено из четырёх истребителей) был менее удачен против пары Харрикейнов RAF — лейтенант Рудольф Циглер (Rudolf Ziegler) упал в поле к северу от Седана, став вероятно жертвой другого аса из 73 Sqn. RAF Flg Off «Коббер» Кейна. В середине дня Группа перехватила атакующих на малой высоте мосты у Седана и ей было зачислено уничтожение двух бомбардировщиков «Бэттл» из состава RAF и шести их сопровождавших французских истребителей, при потери двух Bf.109.

Даже I./JG54 вступила в действие. После четырёх дней спокойного патрулирования южного участка фронта, в которых были сбиты два французских истребителя ценой потери двух самолетов, сбитых французским зенитным огнем в районе Люксёй, Группа гауптмана фон Бонина 14 мая вылетала на сопровождение группы Ju.87. Пикирующие бомбардировщики, которым была поставлена задача поддержки танков XIX танкового корпуса, после их начала прорыва с плацдарма у Седана, были атакованы эскадрильей Харрикейнов RAF. В ходе последующего столкновения, которое привлекло внимание двух других истребительных Групп, I./JG54 заявила по меньшей мере три британских истребителя уничтоженными (один был записан как «Спитфайр», но более вероятно, что все три были Харрикейнами из 3 Sqn. RAF).

Несмотря на почти жертвенные усилия со стороны экипажей бомбардировщиков союзников, Седанский плацдарм не мог был быть сдержан. Немецкие танки высвободились и начали «гонку» к каналу и не что не могло их теперь остановить. Стремительность самой сути Блицкрига — наложили столь же кочевой образ жизни на обладавшие малым радиусом действия истребительные Группы Люфтваффе, которые перебазировались вперед, на недавно оккупированные территории, в стремлении идти в ногу с рвущимися вперед танками.

15 мая I./JG76 покинула немецкую землю, перелетев в Бастонь в Бельгии.

Сутки спустя I./JG21 перебазировалась в соседний Нёшато. Несмотря на то, что в воздухе было затишье в связи с тем, что союзники приложили все усилия против Седана, в этот день, 16 мая, I./JG76 заявила пару Харрикейнов из 85 Sqn RAF, сбитых над границей Люксембурга. Также, в этот же день I./JG54, которая возобновила свое патрулирование над южными пределами линии Мажино, потеряла очередную машину от зенитного огня.

На следующий вечер два пилота I./JG76 оказались счастливчиками, выжив в отдельных схватках с Харрикейнами RAF — лейтенант Шультен (Schulten) совершил аварийную посадку после встречи с «Коббер» Кейном из 73 Sqn. RAF, а лейтенант Шипек (Schiepek) получил легкие ранения после атаки истребителя из 615 Sqn. RAF.

Дальнейшие перебазирования на центральном участке I./JG21 и I./JG76 кратковременно привели к встрече в Шарлевиле перед тем, как первая Группа снова перебазировалась. Следующей её остановкой стало открытое поле недалеко от Камбре. Здесь, 22 мая, пилоты гауптмана Ульча открыли для себя неожиданную роль. Внезапная контратака французских танков, при поддержке пехоты, развивалась к северу от города. Обстрелами Bf.109 с бреющего полета удалось приостановить наступление противника до тех пор, пока не прибыли «Штуки», чтобы завершить дело.

I./JG76 также перебазировалась на посадочную площадку ближе к побережью. Именно отсюда, 24 мая, она совершила свои первые патрулирования над портами канала Кале и Булонь, а также, если верить пилотам — сбили французский двухмоторный бомбардировщик Bloch MB.131.

К этому времени британский экспедиционный корпус (BEF), который так опрометчиво устремился вперед в Бельгию ровно двумя неделями ранее, находился в заключительных муках своего боевого отхода на французское побережье. Единственное спасение BEF теперь заключалось в эвакуации. Но даже когда уставшие Союзные войска вышли на побережье у Дюнкерка, люфтваффе собралось, чтобы попытаться предотвратить их бегство.

Эвакуация началась 26 мая, и в этот день I./JG21 была переведена в Monchy-Breton, недалеко от Санкт-Поля. Их противниками до этого были уставшие и потрепанные Харрикейны, которые вынесли на своих плечах основную тяжесть французской кампании. Теперь же в бой вступили свежие части истребительного командования, вылетающие с баз в южной Англии. Для I./JG21 новый этап борьбы не был слишком обнадеживающим. Через несколько часов после прибытия в Monchy-Breton, погиб фельдфебель Хартинг (Harting), а двое других пилотов были вынуждены совершать аварийную посадку на машинах уже не подлежащих ремонту.

Среди других истребительных Групп переведенных в район Дюнкерка была I./JG54, которая окончательно была освобождена от месяцев рутинного патрулирования вдоль южных участков линии Мажино. До этого дня её противниками были почти исключительно французы. И, вероятно, поэтому её пилоты были незнакомы с машинами истребительного командования, что привело к опознаванию двух заявленных в полдень 29 мая истребителей как «Curtiss P-40». Но не было ошибки в опознавании пары бипланов сбитых позже в тот же вечер — Fairey Swordfish — торпедоносцев авиации флота (задействованных над каналом, чтобы противостоять угрозе эвакуации Дюнкерка со стороны немецких торпедных катеров). Две победы дня — по одной из каждого типа — были зачислены на счет командира 3./JG54 обер-лейтенанта Ганса Шмоллер-Хальди.

С падением Голландии и Бельгии, выводом BEF из северо-восточной Франции положило конец «Плану Жёлтый». Теперь начался «План Красный» («Fall Rot») противодействие основным силам французской армии. Этому второму этапу наступления на западе должны были предшествовать тяжелые бомбардировки аэродромов и других объектов в районе Большого Парижа 3 июня.

Было бы неправильно, описать последующую кампанию как формальность. Ожесточенные бои ещё были впереди. Но череда событий, приводимых в движение после пересечения Мааса, уже обеспечило окончательное поражение Франции. Ровно через две недели после бомбардировки Большого Парижа, маршал Петен объявил о готовности к перемирию.

Люфтваффе начали приводить в соответствие свой боевой порядок задолго до прекращения огня на западе. После начала войны истребительные части состояли из наполовину сформировавшейся неоднородной коллекции неполных эскадр и полуавтономных Групп. Из 19 существовавших истребительных Групп, менее трети действовали под руководством родительских Штабов. Несколько новых Geschwaderstäbe, в том числе и JG54 были сформированы в период «Странной войны». Ещё до окончания «Плана Красный» какое-то подобие порядка стало появляться в рядах Jagdwaffe. В течение следующих нескольких недель пестрый ассортимент индивидуальных истребительных Групп, которые были временно сосредоточенны вместе, чтобы поддержать Блицкриг на Западе, постепенно переименовывались и подчинялись постоянным Штабам. К середине лета истребители люфтваффе были окончательно объединены в девять эскадр, каждая из которых состояла из трех стандартных Групп.

Одной из первых реорганизованных «сиротских» истребительных Групп, стала I./JG21. 6 июня 1940 года, после того, как она заявила 37 побед, действуя в подчинении JG27 во время недавней кампании в странах Бенилюкса и Франции, Группа гауптмана Фрица Ульча в Восточной Пруссии стала III-й Группой Jagdgeschwader 54.

Примерно неделю спустя австрийцы оберст-лейтенанта Краута из I./JG76 были выведены из боевых действий у Орлеана и переименованы в II./JG54.

В то же время франконская I./JG54 гауптмана фон Бонина прикрывала наступление к западу от Парижа. Последняя потеря Группы во французской кампании произошла во время «собачьей свалки» над Эвре 14 июня. Её следующие заявленные победы случились уже спустя девять дней, над Голландией. 21 июня, в то время как некоторые французские части все ещё располагались вдоль некоторых частей линии Мажино, «новенькая» JG54 была переведена в полном составе на голландское побережье.

Битва за Британию. До и после[править | править код]

Выведенная из Франции до того, как прозвучал последний выстрел, JG54 получила теперь приказ оборонять побережье Голландии от вторжений RAF со стороны Северного моря. Для выполнения этой обязанности три Группы майора Миттига были рассредоточены по шести аэродромам. На западе страны, ближе к границе с Бельгией, II./JG54 расположилась во Флиссингене на острове Валхерен, в устье реки Шельды, и в Роттердам-Ваалхавен. I./JG54 заняла Эйндховен, недалеко от бельгийской границы, но вглубь страны, и Амстердам-Схипхол. И наконец III./JG54 была развернута на площадках, расположенных по обе стороны от Амстердама — в Сустерберге, в 40 км юго-восточнее Амстердама, и в Берген-ан-Зее, который, как следует из названия, лежал на побережье к северу.

Двое суток спустя, с момента прибытия в Нидерланды, летчики I./JG54 приступили к действиям. Пилоты 3./JG54 лейтенант Адольф Кинзингер и унтер-офицер Адольф Штрхауэр (Adolf Strohauer) заявили вечером 23 июня каждый по Бленхейму (возможно, это были самолеты из 107 sqn. RAF, которые по докладу, разбились в Голландии в этот день).

Через три дня командир 3./JG54 обер-лейтенант Ханс фон Шмоллер-Хальди счастливо избежал гибели, после того, как перехватил другой Бленхейм около Роттердама. Получив попадание ответным огнем с верхней башни бомбардировщика, раненый фон Шмоллер-Хальди все-таки смог совершить посадку. Он выбрался из своей машины, которая клюнула носом и был доставлен в больницу. Эта травма отстранила его от полетов в течение следующего месяца.

Не так повезло командиру 9./JG54 обер-лейтенанту Георгу Шнайдеру (2 победы в Польше), который погиб в аналогичной ситуации 27 июня, в районе Сустерберга, когда его Bf.109E-4 был сбит стрелком Бленхейма.

Те же четыре недели включали в себя события перед тем, что позже стало известным как Битва за Британию. Части люфтваффе, базирующиеся во Франции, начали атаковать судоходство в проливе Ла-Манш. В то же время, для JG54 в Нидерландах это был период смешанного состояния. 27 июня эскадра заявила по крайней мере ещё четыре Бленхейма, в том числе пару командир I./JG54 гауптман фон Бонин. Но в то же время, 8 июля два Bf.109 упали в акватории порта Роттердам — возможно, в результате столкновения в воздухе — и пилот из 2./JG54, унтер-офицер, утонул.

RAF также атаковала аэродромы занимаемые JG54. Четыре члена наземной команды погибли и несколько получили ранения, когда Берген подвергся нападению 15 июля. II./JG54 понесла очередные потери в людях и технике, когда Soesterberg был атакован во время налета в ночь с 23 на 24 июля. В промежутках между вышеописанными эпизодами, эскадра иногда выполняла сопровождение транспортных VIP Junkers Ju.52, доставляющих спецрейсом фюрера или членов его окружения, всякий раз, когда Адольф Гитлер, в качестве главнокомандующего вермахта, предпринимал инспекционные поездки (подобную роль также ранее выполняла I./JG76 в ходе недавней кампании во Франции).

Последние недели июля были отмечены усилением воздушной войны над каналом на западе. Короткая пауза, которая затем последовала в начале августа, была вызвана необходимостью люфтваффе перегруппироваться для начала воздушного наступления на юге Англии, которое должно было подготовить почву для морского вторжения. В рамках наращивания сил для предстоящего натиска, JG54 было приказано оставить свои голландские базы и прибыть в Па-де-Кале.

В течение первой недели августа эскадра начала переброску к трем хорошо замаскированным, но все же несколько «слаборазвитым», передовым площадкам, расположенным южнее Кале. Штаб майора Миттига вместе с I./JG54 гауптмана фон Бонина, расположились в Campagne-les-Guines, примерно в 16 км от берега. Без 4./JG54, понесшей серьезные потери после того, как она 7 августа попала под бомбардировку RAF, при взлете из Голландии, сокращенная II./JG54, которой с 11 июля командовал гауптман Винтерер, расположилась в Hervelinghen, примерно в 5 км южнее. III./JG54 гауптмана Ульча оказалась на «пастбище пересекаемом овечьими тропами так, что новые пилоты почти всегда приходил в расстройство в момент взлета». Оно часто упоминается как Guines-Южное, но по сути, располагалось к северу от Штаба эскадры, располагаясь между Кампанью и портом Кале.

Прибыв одним из первых подразделений в Па-де-Кале, 1./JG54 стала также в числе первых, предпринявших действия против истребительного командования RAF над каналом. Утром 5 августа один из пилотов 1./JG54 вынужден был приземлился обратно во Франции после схватки с Спитфайрами у побережья Кента. В тот же день, во второй половине, эскадрилья сопровождала небольшое соединение бомбардировщиков Ju.88, посланных атаковать конвой в проливе Дувра. Встретившись с эскадрильей Харрикейнов, командир эскадрильи обер-лейтенант Рейнхард Зейлер был тяжело ранен, но несмотря на это смог воспользоваться парашютом. Зейлер был спасен на середине канала несколькими часами спустя немецким судном, но к операциям он вернется только весной следующего года.

К 10 августа большая часть эскадры, за исключением несчастной 4./JG54, была собрана во Франции. Расположенная на полях всего в нескольких милях друг от друга, и подчиненная Jafü 2 — командованию истребителей на которое была возложена ответственность по обеспечению Люфтваффе превосходства в воздухе над юго-восточной Англией — Jagdgeschwader 54 и три её Группы были наконец собраны, чтобы начать свою деятельность в качестве единой, унифицированной силы. Но воспользоваться новым опытом долго не пришлось. 11 августа эскадра была занята серией вылетов на свободную охоту над районом Дувр — Кентербери, в Кенте. Более того, они же были запланированы на утро и вечер следующего дня. Между ними, подразделениям эскадры было приказано обеспечить истребительное сопровождения для бомбардировки «Кентерберийского аэродрома» (предположительно Manston) в конце дня.

Среди вылетевший с Guines-Южное в этом вылете 12 августа был обер-лейтенант Альбрехт Дресс (Albrecht Dress) технический офицер Группы III./JG54: В воздушном бою который происходил близко над целью, на высоте около 6000 м (19 500 футов) мне удалось сбить Спитфайр, но я сам был сбит вскоре после этого. К счастью, моя машина не загореться, но двигатель и механизм управления шагом винта были поражен и все остановилось. Я должен был совершить аварийную посадку на фюзеляж.

Раненный осколками, Дрефл посадил свой истребитель в поле недалеко от Маргита. После извлечения из кабины, он был доставлен в местную больницу, где провел «несколько дней» восстанавливаясь, прежде чем начал свой путь в качестве военнопленного. Другой пилот III./JG54 оказался менее удачлив. Машина ефрейтера Штебнера (Stebner) упала в море у побережья Кента. Ещё три пилота получили ранения во время действий в этот день, но сумели доставить свои поврежденные самолеты обратно во Францию. В дополнение к упомянутому Спитфайру Дрефла, по меньшей мере один Харрикейн сбил фельдфебель Альфред Шунк (Alfred Schunk) из 2./JG54.

На следующее утро был начат столь восхваляемой Adlerangriff («Орлиный натиск») — тотальная атака, направленная на полное уничтожение истребительного командования RAF и его баз в южной Англии. Но сочетание плохой погоды и катастрофические перебои в связи быстро превратили «Adlertag» (День орла) в упадок. В некоторых местах бомбардировщики направлялись через канал без сопровождения истребителями. В другом месте, истребительные подразделения направлялись в Англию по собственному желанию, без бомбардировщиков которые они должны были защищать! Одной из главных причин недавнего перевода JG54 из Голландии во Францию была необходимость добавления веса операциям «Adlerangriff». Как выяснилось, участие эскадры в событиях этого катастрофического 13 августа было минимальным. Её вклад лучше всего подводит итоговая запись из трех слов в журнале учета одного из пилотов II./JG54 — «Свободная охота — прервана».

15 августа, JG54 вернулась в небо над Кентом. Все три Группы были вовлечены в события этого дня, которыми стали свободная охота и сопровождение бомбардировщиков. Цена, которую они заплатили, оказалась высока — четверо пилотов погибли или пропали без вести. Унтер-офицер Нидермайер (Niedermeier) из 9./JG54 был сбит вблизи Кранбрука, лейтенант Герлах (Gerlach) и унтер-офицер Хауткаппер (Hautkapper) из 2./ и 5./JG54 соответственно пропали над каналом, а фельдфебель Шнаар (Schnaar) из 2./JG54 доковылял до Франции на искалеченном истребителе и погиб, когда тот врезался в Куртре. Кроме того, было два смертельных случая среди наземного персонала после инцидента на Guines-Южный. Единственный Спитфайр, заявленный фельдфебелем Шёнвейссом (Schönweiss) из 1./JG54, стал слабым отмщением.

В течение следующих десяти дней происходила медленная, но постоянная убыль людей и машин эскадры. 16 августа фельдфебель Кнедлер (Knedler) из 3./JG54 не вернулся с операции через Ла-Манш, а раненый унтер-офицер Риммель (Rimmel) списал свой самолет при вынужденной посадке в Saint-Inglevert. Двое суток спустя, во время «тяжелейшего дня всей битвы», материальные потери JG54 составили всего три поврежденных истребителя — в 7./JG54 машины, которая потерпела аварию на взлете из Guines, и два Bf.109E-3 из состава II./JG54, которые пострадали во время вечернего рейда на Флиссинген Бленхеймов истребительного командования. 21 августа «Эмиль» из III./JG54 был полностью потерян после очередной аварии при взлете из Guines (эти овечьи тропы все ещё делали свое чёрное дело!), в то время как Bf.109E-1 из 6./JG54 выдержал меньшие повреждения при посадке на брюхо во Флиссингене.

22 августа два унтер-офицера из 5./JG54 погибли когда Гота Go.145, использовавшаяся II./JG54, разбилась во время внутреннего рейса. А через два дня после этого, другая связная машина — на этот раз Арадо Ar.66 из Штаба эскадры — была уничтожена в Амстердам-Схипхоле, когда Бленхеймы снова бомбили аэродромы в Голландии.

К настоящему времени для верховного командования Люфтваффе стало очевидно, что наступление «Adlerangriff» потерпело неудачу. Сопротивление вражеских истребителей не было устранено и как казалось, становилось все сильнее. Герман Геринг начал искать козла отпущения. Не обращая внимания на реальные причины того, что как он чувствовал стало причиной «провала» его истребительных сил, он свалил ответственность на командиров эскадр. «Все они были слишком старыми», — объявил он, «и им не хватает необходимой агрессии. Они должны уйти». В некоторых отношениях дородный Рейхсмаршал был прав. Некоторые из его командиров были, как и он сам, ветеранами Первой мировой войны, вынужденными вести современные истребители в бой. Отныне, указом главнокомандующего люфтваффе, возраст командиров истребительных эскадр на должен был быть более 32 лет. Что требовало сделать ими молодых, более динамичных пилотов, которые демонстрировали свою смелость и лидерские навыки в недавних кампаниях против Франции и стран Бенилюкса.

Будучи слишком молодым, чтобы участвовать в Первой мировой войне, командир JG54 майор Мартин Миттиг в свои 37, стал автоматическим кандидатом на замену — даже если бы он уже не считался с «неправильным темпераментом» для летчика-истребителя. Стало ли счастливой случайностью или здравым смыслом, офицер выбранный для замены Миттига во главе JG54 оказался вдохновителем. Он сразу наложил свой отпечаток на эскадру, возглавляя её в течение почти трех лет, и неразрывно связанный с ним в дальнейшем.

Двадцативосьмилетний Ганс «Ханнес» Траутлофт был архетипом офицера, которым Геринг стремится придать «новый дух» своих фронтовых подразделений истребителей. После прохождения гражданской летной подготовки, он присоединился к рейхсверу в конце 1932 года и стал одним из немногих избранных, направленных на обучение в секретную военную летную школу в Липецке. Став лейтенантом 1 января 1934 года Ханнес Траутлофт затем, в свою очередь, проводил обучение в различных истребительных учебных заведениях. Воевал в Испании в составе Легиона Кондор, где ему было зачислено пять побед.

Начало второй мировой войны обер-лейтенант Траутлофт встретил в качестве командира 2./JG77, в составе которой он одержал 1 победу в Польше. 22 сентября 1939 года он стал командиром I./JG20 (другой полуавтономной истребительной Группы созданной люфтваффе после начала военных действий, и которая была переименована в III./JG51 в июле 1940 года). В ходе недавней кампании в странах Бенилюкса и Франции, гауптман Траутлофт добавил ещё пять побед к своему списку побед. Таким был человек, который 25 августа 1940 года заменил майора Мартина Миттига на посту командира Jagdgeschwader 54.

Хотя он и не имел выдающийся счет, Ханнес Траутлофт объединил свою несомненную способность в качестве летчика-истребитель в воздухе с тем, что являлось ещё более ценным качеством — даром естественного лидерства. По его мнению, состояние его людей, и успех эскадры в целом, превалировал над личной доблестью и возвеличиванием.

И что было характерно для Траутлофта, что одной из его первых мыслей стала необходимость привить чувство единства в его трех «провинциальных Группах» путем введения единого знака эскадры. Для вдохновения он обратился к своим собственным корням. Он родился в Gross-Obingen, в нескольких милях к северу от Веймара. Этот город был столицей государства Тюрингии, области, которая была известна как «зеленое сердце Германии». Как только оперативная обстановка позволяла, каждый из самолетов и транспортных средств в JG54 был украшен простым, но впечатляющим «Зеленым сердцем».

Сохраняя свою индивидуальность Группы (а часто и эскадрильи) несли собственные знаки отличия, так что впоследствии истребители JG54 обеспечивали наиболее красочно украшенных геральдикой машин во всем Jagdwaffe. В свою очередь, в качестве дани разнообразию бывших под его командованием, Траутлофт собственный самолет — и большинства тех, кто летал в его штабном звене — украсит «зеленым сердцем» со значками трех Групп внутри, наложенных друг на друга в миниатюре. Тем временем JG54 все больше втягивалась в бои с RAF над Ла-Маншем. В день, когда гауптман Траутлофт принял на себя командование, обер-лейтенант Хелд (Held) из I./JG54 погиб в бою (со Спитфайром из 54 Sqn. RAF) во время вечерней свободной охоты над Дувром. Лейтенант Зигфрид фон Матушка из 2./JG54отквитался, заявив ещё один Спитфайр (также, возможно, из 54 Sqn. RAF) во время того же вылета.

28 августа фельдфебель Отто Шёттл (Otto Schöttle) из 1./JG54 горящим упал, в воздушном бою над Данджнессом, но выжил, чтобы стать военнопленным. Унтер-офицеру Климанну (Kleemann) из II./JG54 не так повезло. Его «Эмиль» исчез над серединой канала.

Двое суток спустя обер-лейтенант Рот (Roth) и лейтенант Рудольф «Руди» Циглер (Rudolf ‘Rudi’ Ziegler) (открывший счет Группы над Польшей год назад, почти день в день) оба из II./JG54, стали военнопленными после столкновения друг с другом, «атакуя английский самолет» над Сурреем. 1 сентября подобная участь постигла командира 5./JG54 обер-лейтенант Антона Штангля (Anton Stangl), попавшего вслед за ними в плен.

5./JG54 разделилась во время сопровождения бомбардировщиков в вылете на доки Тилбери утром 1 сентября. Полетев со своим ведомым, Штангль заметил Спитфайр примерно на 2500 футов (750 м) ниже. Перед переходом в атаку, он автоматически посмотрел через левое плечо, чтобы убедиться, что не было ничего на его хвосте. Это было вовремя, учитывая, что он увидел:

«…другой Мессершмитт из неизвестной части, примерно в 50 или 60 метрах (160—200 футах) от меня, приближался прямо ко мне на полной скорости с диск его пропеллера сиял на солнце. Этот взгляд спас мою жизнь. Несмотря на понимание того, что столкновение было неизбежным»

Понимая, что столкновение неизбежно, Штангль инстинктивно толкнул ручку управления вперед, дернув её вправо. Нос его самолета пошел вниз. Но недостаточно. Лезвие пропеллера другого истребителя ударил по остеклению перед кабиной Штангля. Его бросило вперед и он отключился на мгновение, разбив голову о прицел REVI. Быстро придя в себя, он обнаружил, что обшивка крыла оторвалась («У меня был лучший вид из самолета во всей моей жизни на тот момент!»), и приготовился прыгать.

К счастью, его пораженный «Черный 14» начал падать кабиной вверх и у него не было никаких трудностей в покидании кабины. На самом деле, он был «выброшен со страшной силой». Раскрыв свой парашют на высоте около 19 500 футов (6000 м), ему потребовалось «полчаса» на достижение земли и он даже нашел время, чтобы полюбоваться видом;

«Видимость была отличная в тот день. Я мог видеть Ла-Манш на всю ширину и за его пределы. С одной стороны мыс Данжнесс. С другой стороны, Кале, а также — в нескольких километрах вглубь — несомненно, участок леса, граничащий с нашим импровизированным аэродром!»

2 сентября JG54 пережила один из своих худших дней в ходе всей битвы. Пара пилотов из II./JG54, обер-лейтенант Элсинг (Elsing) и унтер-офицер Фрауендорф (Frauendorf), погибли в другом столкновении в воздухе, на этот раз недалеко от Кале, возвращаясь из боевого вылета.

В тот же день III./JG54 потерял двух пилотов над Кентом — обер-лейтенант Эккехард Шелхер (Ekkehard Schelcher) из Штаба Группы разбился юго-западнее Кентербери (его останки не будет обнаружен в течение почти 40 лет), а унтер-офицер Генрих Элберс (Heinrich Elbers) из 8./JG54 был взят в плен после того, как совершил эффектную аварийную посадку рядом с Эшфордом. Двум другим самолетам из III./JG54 был нанесен серьезный ущерб при вынужденной посадки во Франции.

После одиночной потери у Дувра 4 сентября обер-лейтенанта Витта (Witt) из 3./JG54, последовал ещё один чёрный день. 5 сентября три пилота погибли и четвёртый был зачислен пропавшим без вести. Им стал унтер-офицер Фриц Хотцелманн (Fritz Hotzelmann) из I./JG54, попавший в плен после прыжка на парашюте, когда его машина была подбита в воздушном бою над Мейдстоном. Три смертельных случая произошли на стороне Эссекса, в устье Темзы. Унтер-офицер Бехс (Behse) и фельдфебель Деттмер (Dettmer), из 5./ и 9./JG54 соответственно, упали в море у Саутенда и на Pitsea Marshes. Последний был сбит Харрикейном из 17 sqn. RAF. Третьей жертвой стал командир III./JG54 гауптман Фриц Ульч, «Эмиль» которого так же был сбит Харрикейном из 17 sqn. RAF, около Pitsea. Именно после этого боя Ханнес Траутлофт заметил: «Небо было полно круглых кокард. Впервые у нас было определенное чувство, что нас превосходят».

Не смотря на некий пессимизм пилотов, худшая часть сражения для JG54 закончилась. Дальнейшие потери будут неизбежно происходить до конца текущего года. Тем не менее, с первым кровавым месяцем в Па-де-Кале, судьба эскадры стала меняться, рос как опыт, так и раскрытие личностей, и стали рости персональные счета пилотов.

После гибели Фрица Ульча, будущий «Эксперт» обер-лейтенант Гюнтер Шольц был назначен в качестве исполняющего обязанности командира III./JG54. Шольц, который ранее возглавлял 7./JG54, стал вторым командиром эскадрилий назначенным командовать Группами в это время. Ровно за неделю до этого, 30 августа, неофициальная вечеринка была проведена в маленькой сельской школе Hermelinghen — чтобы отметить недавнее назначение командира 4./JG54 гауптмана Дитриха Храбака, командиром II./JG54 вместо гауптмана Винтерера.

9 сентября, когда Группа Храбака сопровождала соединение бомбардировщиков He.111 на Лондон, и заявила три Спитфайра без потерь, I./JG54 потеряла ещё пару истребителей над Ла-Маншем. Фельдфебель Бибер (Biber) из 1./JG54 был объявлен пропавшими без вести, а другой (безымянный) пилот из 3./JG54 был спасен немецкой воздушно-морской спасательной службой. Через девять дней другой неизвестный пилот из 1./JG54 также благополучно был выловлен из канала с помощью этой, перегруженной работой, но тем не менее эффективной организацией.

В этот промежуток времени прошел исторический день 15 сентября. Свирепые воздушные бои, произошедшие в этот день, с тех пор стали рассматриваться как кульминация всей кампании и в Великобритании, в настоящее время отмечается ежегодно, как «День битвы за Британию».

Для пилотов JG54, операции 15 сентября имели разочаровывающий и неблагодарный опыт. Тесно закрепленным — специальным распоряжением рейхсмаршала — к бомбардировщикам, в роли сопровождающих, им было строго запрещено свободно патрулировать на расстоянии и, что более важно, выше своих подопечных. Таким образом, пилоты эскадры не могли сделать ничего больше, как маневрировать в отчаянных усилиях, для сохранения дистанции с тихоходными бомбардировщиками, когда как британские истребители вынырнули и налетели на них почти без помех. Истребители противника сконцентрировались на более привлекательные цели — бомбардировщики, которых JG54 спасли от серьезных потерь. Один истребитель III./JG54 был близок к потере, но его спасло мастерство и изобретательность пилота.

«Эмиль» командира 9./JG54 обер-лейтенанта Ганса-Эккехарда Боба получил попадание пушечным снарядом в радиатор над Кентербери. Боб слишком хорошо знал, что с занимаемой высоты 12 000 футов (3600 м), при выключенном двигателе и планировании он долетит не далее чем до середины канала. Но без охлаждающей жидкости, работающий двигатель быстро перегреется и заклинит. Поэтому он решил объединить эти два фактора. Когда двигатель был близок к закипанию Боб выключал мотор, жертвуя драгоценной высотой в небольшом скольжении, пока воздушный поток от авторотации пропеллера не охлаждал двигатель достаточно для того, чтобы быть запущенным. Повторяя этот процесс несколько раз, Боба в полете, напоминаемом езду на американских горках, благополучно вернулся во Францию.

Хотя внимание населения южной Англии было сосредоточено, по понятным причинам, на действиях истребителей RAF по попыткам защитить свое воздушное пространство при постоянных атаках Люфтваффе, наступательная деятельность через канал и Северное море была не всегда в одну сторону. На протяжении всей битвы, бомбардировочное командование RAF наносило ответные удары по портам вдоль оккупированного немцами побережья и аэродромам во Франции и странах Бенилюкса.

Для того чтобы помочь в борьбе с этой угрозой, все три Группы JG54, в течение некоторого времени, было развернуты отрядами (как правило, силой в Звено — Schwarm) на ряде голландских аэродромов. Теперь, в последнюю неделю сентября, I./JG54 была полностью снята с Па-де-Кале и передана на северное немецкое побережье. Штаб Группы гауптмана фон Бонина расположился в Йевере (Jever), эскадрильи расположились от датской границы до Голландии. Среди баз, которые они будут занимать в течение следующих восьми месяцев были Вестерланд, на острове Зильт, Вангероге (другой остров в цепи Фризских островов), Везермюнде и Гронинген в Нидерландах.

В то же время, заменяя убывшую I./JG54, II./JG54 покинула Hermelinghen 22 сентября, чтобы совершить небольшой перелет на север, Для действий вместе со Штабом эскадры из Campagne. В течение восьми дней сентября ещё 4 пилота не вернутся из боевых вылетов. 23 сентября обер-фельдфебель Книпшеер (Knipscheer) из 3./JG54 пропал без вести после того, как выпрыгнул с парашютом над Каналом у Дувра (он станет последней потерей I./JG54 в Битве).

27 сентября — в напряженный день для оставшихся Групп эскадры, в течение которого некоторые пилоты совершили по четыре отдельных боевых вылета, в том числе два на сопровождение бомбардировщиков к Лондону — обер-лейтенант Антон Шён (Anton Schon) из 8./JG54 погиб, врезавшись в забор, пытаясь посадить свой искалеченный истребитель рядом с Фавершамом.

В последний день месяца, унтер-офицер Вильгельм Браатц (Wilhelm Braatz) из 9./JG54 погиб в аварии к востоку от Тонбриджа в графстве Кент, а фельдфебель Марке (Marcke) из 7./JG54 совершил вынужденную посадку и был захвачен недалеко от Бексхилла, на побережье Сассекса.

По иронии судьбы, первые две из девяти октябрьских потерь также пришлись на пилотов из 9./ и 7./JG54, случившихся в один и тот же день (9 октября) после действия против истребителей RAF и также с аналогичными результатами — в 9./JG54 лейтенант Йозеф Эберле (Josef Eberle) исчез над каналом, а обер-фельдфебель Фриц Швисер (Fritz Schweser) из 7./JG54 был взят в плен после вынужденной посадки возле Hawkinge.

Трое суток спустя, 12 октября, ещё два пилота были потеряны в очень сходных обстоятельствах. На этот раз это были лейтенант Фридрих Беренс (Friedrich Behrens) из 7./JG54, который пропал (погиб) будучи сбит над Ла-Маншем, в то время как лейтенант Бернхард Малышевски (Bernhard Malischewski), из состава Штаба II./JG54, выжил после боестолкновения с легендарным асом из состава RAF Flt Lt «Бобом» Стэнфордом Таком и после вынужденного приземления близ Tenterden попал в плен.

20 октября, во время утренней свободной охоты вдоль побережья Кента, фельдфебелю Адольфу Ибургу (Adolf Iburg) из 9./JG54 почти так же повезло избежать гибели от руки другого аса истребительного командования — Flt Lt AA «Арчи» Маккеллара — получив лишь легкое ранение и совершившим вынужденную посадку рядом с Нью-Ромни, в Кенте.

21 октября в JG54 состоялось первое награждение Рыцарским крестом. Получатель стал командир II./JG54 гауптман Дитрих Храбак. Его общий счет на тот момент составлял 16 побед. Храбак стал 24-м членом Jagdwaffe, получившим награду во время Битвы за Британию. На следующий день один из его командиров эскадрилий — обер-лейтенант Ганс Филипп из 4./JG54, так же был удостоен данной награды за 20 одержанных побед (в том числе трех 13 октября) с момента своей первой, одержанной в Польше более 13 месяцев назад.

К этому времени дневные сражения над южной Англии уже давно закончились. Бомбардировщики Люфтваффе все более и более действовали под покровом темноты. Разъяренный Геринг, стремясь не потерять лицо — и понимая необходимость быть в состоянии представить доказательства своего рода продолжающегося дневного наступления, приказал, чтобы треть его истребителей действующих над каналом должны были быть оборудованы для несения бомб. Для большинства истребительных Групп это означало, что одна из эскадрилий преобразовывалось в Jabo (истребительно-бомбардировочную), оставив две другие для обеспечения истребительного сопровождения.

Именно во время проведения таких операций, эскадры понесла свои следующие две потери. 25 октября Jabo из 4./JG54 совершили по меньшей мере, две отдельные атаки на территории Большого Лондона. Результаты рейдов не известны, но два пилота сопровождающей 5./JG54 не вернулись. Обер-лейтенант Йоахим Шипек (Joachim Schypek) и лейтенант Эрнст Вагнер (Ernst Wagner) были вынуждены приземлился в графстве Кент.

Через два дня, 27 октября, последняя октябрьская потеря III./JG54, стала также и последней потерей JG54 в битве. Во время утренней свободной охоты над Кентом, «Эмиль» унтер-офицера Арно Циммермана (Arno Zimmermann) из 7./JG54 был пойман истребителями RAF. Его двигатель был сильно поврежден и Циммерман совершил вынужденную посадку на брюхо на пляже возле Данджнесса. В то же время, на другой стороне канала, оставшаяся часть Группы уже покидала Guines-South и перебазировалась на голландские аэродромы Схипхол, Катвейк, De Kooy и Hastede.

Поскольку две из его Групп теперь обороняли побережье Северного моря (I./JG54 под управлением Luftgaukommando XI в северной Германии и III./JG54 под управлением Luftgaukommando Holland), Ханнес Труутлофт имел возможность задействовать только Штаб эскадры и II./JG54 гауптмана Дитриха Храбака, для продолжения наступления через Ла-Манш.

С объявлениями англичан по поводу битвы, что она закончена и выиграна, а также приближения зимы, дневные действия люфтваффе стали быстро убывать. Несколько вылетов были совершены далеко вглубь страны, и все пять жертв ноября II./JG54 были объявлены пропавшими без вести над морем.

Лейтенант Отто Гроте (Otto Grothe) из 4./JG54 упал у побережья Кента во второй день месяца. Почти две недели спустя, 15 ноября, обер-фельдфебель Карл Хайер (тот самый, что непреднамеренно представил французам Bf.109 в ноябре 1939 года, но был освобожден из плена в конце кампании во Франции) из той же эскадрильи упал в море у Shoeburyness. Два пилота 5./JG54 были потеряны над устьем Темзы 17 ноября — обер-фельдфебель Вильгельм Донингер (Wilhelm Donninger) и командир эскадрильи обер-лейтенант Ролофф фон Асперн (Roloff von Aspern). Последним неудачником стал обер-ефрейтор Симон Хелмбергер из Штаба Храбака, который не вернулся из вылета 23 ноября.

Через неделю II./JG54 также будет приказано покинуть Па-де-Кале. Она была переведена в Дельменхорст, недалеко от Бремена, 3 декабря. На следующий день III./JG54 завершила свою шестинедельную командировку в Голландию, когда также вернулась в Рейх, разместившись на зимовку в Дортмунде.

Хотя участие JG54 в битве за Британию не началось ранее, чем у других участвующих истребительных эскадр — она прибыла в Па-де-Кале в августе, а две её Группы были досрочно выведены, чтобы осуществлять оборонительные действия в других местах — кампания над Каналом стоила ей дорого. В период с 12 августа по 1 декабря эскадра потеряла 43 пилота, в том числе 20 офицеров. 18 человек погибло в бою, 2 погибли в столкновении, 13 пропало без вести и 10 попали в плен, — что составило 40 процентов от состава эскадры, или эквивалент более Группы. Конечно, некоторые подразделения были избиты сильнее, чем другие. Когда командир 3./JG54 обер-лейтенант Ганс Шмоллер-Хальди оставил Компьен, убыв в северную Германию 27 сентября, то сообщил, что в состав её эскадрильи входили только он сам и его ведомый лейтенант Адольф Кинзингер!

Несмотря на серьезность этих потерь, их намного превысило количество заявленных побед. JG54 записывают 238 побед одержанных во время битвы. Исходя из того, что средний счет истребительных Групп, участвующих в битве за Британию, составлял от 50 до 60 побед, эта цифра кажется неправдоподобной (общий счет для III./JG54 был указан в 67 побед). Возможно, расхождение заключается в представлении количества заявленных побед, в отличие от официально зачисленных — есть пример некоторых пилотов, имеющих официальный счет в половину от своих первоначальных заявок, впоследствии неподтвержденных.

Какими бы ни были истинные цифры побед, не вызывает сомнений, что JG54 достигла много больших успехов, чем понесла потерь. Хотя эскадра не имела в ходе битвы асов подобных Мельдерсу, Галланду, Вику или Оезау, у неё имелось несколько пилотов с двузначными цифрами побед.

В дополнение к двум уже упомянутым, JG54 получила в 1940 году третьего пилота с Рыцарским крестом. Но обер-лейтенант Арнольд Лигниц, бывший командир 9./JG51, чье награждение было объявлено 5 ноября, принял на себя командование III./JG54 от исполняющего обязанности Гюнтера Шольца только за день до этого, и все 19 его побед были одержаны совместно с III./JG51.

Однако подавляющее большинство асов, в том числе два командира эскадрилий, достигли своих успехов служа в подразделениях, которые в итоге составили JG54. Находчивый командир 9./JG54 обер-лейтенант Ганс-Эккехард Боб, заявил к 11 ноября 19 побед (хотя ему придется ждать ещё почти четыре месяца для получения своего Рыцарского креста). И командир 5./JG54 обер-лейтенант Ролофф фон Асперн, перед своим исчезновением, сбил по крайней мере 18 самолетов противника. Многие другие, имеющие только две или три победы на своих счетах, стояли, тем не менее, на первой ступеньке лестницы к будущему успеху. Время славы JG54 было ещё впереди.

Командирами подразделений эскадры в ходе Битвы за Британию были:

  • Командир JG54: майор Траутлофт
  • Командир I./JG54: гауптман фон Бонин
  • Командир II./JG54: гауптман Храбак
  • Командир III./JG54: гауптман Ульч; Обер-лейтенант Шольц (и. о.), гауптман Лигниц

Командиры эскадрилий:

  • 1./JG54: обер-лейтенант Зейлер, обер-лейтенант Румпф (Rumpf, и. о.), обер-лейтенант Кёддерич (Koderitzch)
  • 2./JG54: обер-лейтенант Унгер (Unger)
  • 3./JG54: обер-лейтенант Шмоллер-Хальди
  • 4./JG54: обер-лейтенант Филипп
  • 5./JG54: обер-лейтенант фон Асперн, обер-лейтенант Мюттерих
  • 6./JG54: обер-лейтенант Штангель (Stangel), обер-лейтенант Эккерле
  • 7./JG54: обер-лейтенант Шольц (Scholz)
  • 8./JG54: обер-лейтенант Эггер (Egger), обер-лейтенант Хаусманн (Hausmann)
  • 9./JG54: обер-лейтенант Шнейдер (Schneider), обер-лейтенант Хаусманн (и. о.), обер-лейтенант Боб

С момента вывода с передовой на Канале и до конца 1940 года все три Группы возместили свои потери в людях и машинах. В этом им большую помощь оказала Ergänzungsstaffel (в буквальном смысле, «дополнительная эскадрилья»), которая была создана в Катвейке в октябре. В отличие от RAF, чьи курсанты, по завершении программы обучения, объединялись в операционном учебном подразделении (Operational Training Units — OTU), перед их распределением в зависимости от того, находилась ли на передовой эскадрилья требующая пополнений, каждая эскадра Люфтваффе имела собственный Ergänzungsstaffel. Они по сути действовали в качестве оперативных подразделений профессиональной подготовки, подготавливая курсантов для действий с одной из боевых эскадрилий. По мере того как требование для пополнения увеличивались, первоначальные Ergänzungsstaffel были быстро увеличены до Ergänzungsgruppen — Erg.St/JG54, например, была преобразована в Erg.Gr./JG54 в феврале 1941 года. Ещё позже эти специфические Ergänzungsgruppen были объединены в автономные Ergänzungsgeschwader (EJG). Таким образом поставка запасных пилотов для всех Jagdwaffe, в виде EJG стала прямым эквивалентом операционных учебных подразделений в RAF.


В зимние месяцы 1940—1941 гола уцелевшим пилотам JG54 предоставили столь необходимый перерыв. Групповые лыжные каникулы были организованы в австрийском курорте Китцбюэль — очень похожим на родные края для членов II./JG54, но ставшие большой новизной для других, особенно тех, кто больше знаком с равнинными озёрами Восточной Пруссии!

Эта идиллия не продлится долго. 15 января 1941 года Штабу эскадры Ханнеса Траутлофта, вместе с II./ и III./JG54 было приказано вернуться во Францию. Базируясь в Ле-Мане, с передовыми отрядами действующими из Шербура, они провели следующие два месяца обеспечивая воздушную оборону Нормандии. Это оказалось сравнительно невостребованной задачей, что выразилось только в потере двух истребителей — оба по небоевым причинам. 14 февраля унтер-офицер Карл Альбрехт (Karl Albrecht) из 9./JG54 разбился в Бельгии во время местного полета. Чуть менее месяца спустя, 12 марта, Bf.109Е-4/B из 4./JG54 не вернулся из обычного патрулирования. Его пилотировал тот же Симон Хелмбергер, который был объявлен пропавшим без вести в ноябре, когда II./JG54 улетала из Па-де-Кале. Предположительно он был спасен из Канала и вернулся в часть уже на Родине. Но теперь унтер-офицер Хелмбергеру не повезло во второй раз.

29 марта короткий период службы Групп в Нормандии подошел к концу. Они снова были в движении, и теперь их курс лежал на юго-восток.

Балканская интерлюдия[править | править код]

Планы морской высадки на побережье южной Англии постоянно откладывались Гитлером и его мысли обратились против заклятого врага на востоке. Подготовка к нападению на Советский Союз — вторжение было назначено на май 1941 года — была почти окончена, когда внимание фюрера был неволей отвлечено на Балканы. Непродуманное вторжение Муссолини в Грецию в октябре прошлого года быстро столкнулось с трудностями. К весне 1941 года партнер Гитлера по Оси был отброшен в Албанию и имел серьезные неприятности. Более того, население соседней Югославии продемонстрировало свою готовность быть втянутым в тот же лагерь анти-Оси, восстав против своих прогерманских лидеров. Гитлер не мог позволить себе иметь подобные волнения у себя за спиной, когда его войска вошли бы в Россию. Таким образом, Югославия и Греция должны были быть порабощены. Поскольку время являлось важным фактором — фюрер отводил себе всего пять месяцев на завоевание Советского Союза, прежде чем осеняя грязь сделает движение с оккупированной страны почти невозможным — балканская кампания должна была стать блицкригом в прямом смысле этого слова.

Прибытие в Австрию Штаба, II./ и III./JG54 с 77 Bf.109E представляло собой лишь часть воздушной мощи, собранной в Luftflotte 4 вдоль северных и восточных границ Югославии. Именно с этих направлений, будет начата двойная атака на непокорное балканское государство.

С аэродрома Graz-Thalerhof Штаб эскадры и II./JG54 Дитриха Храбака в составе 5./ и 6./JG54, должны были поддерживать движение 2-й армии в южном направлении на Загреб. В то же время 4./JG54 была направлена на усиление III./JG54 Арнольда Лигница, которая оставила Parendorf, в Австрии, и перебазировалась в Арад, в Румынии. Отсюда их задача состояла в том, чтобы обеспечить прикрытие для движения танков, направленное на югославскую столицу, Белград.

Операция «Марита» началась в 05:20 часов 6 апреля 1941 года. Как и все предыдущие кампании блицкрига она началась с упреждением действий военно-воздушных сил противника. В Югославии, однако, Гитлер добавил дополнительное изменение. Разгневанный на срыв своего плана по времени югославским гражданским восстанием, он лично приказал осуществить карательные массовые воздушные налеты на Белград. Но, в общем, люфтваффе вновь испытали такое же воздушное сопротивление с которым они сталкивались на территории Польши, Бельгии и Нидерландах — ограниченное по масштабам, героическое и непродолжительное.

В первый день над Белградом, III./JG54 было зачислено уничтожение трех югославских Bf.109. Один из них, заявленный командиром 9./JG54, обер-лейтенантом Гансом-Эккехардом Бобом (теперь носившим Рыцарский крест, полученный месяцем ранее в Ле-Мане), довел его счет до 20 побед. Второй был сбит лейтенантом Максом-Гельмутом Остерманном (его девятая победа), а третий стал первой победой будущего «Эксперта» обер-лейтенанта Герхарда Коалла.

Югославские бомбардировщики нанесли ответный удар парой «Бленхеймов», атаковавших базу III./JG54 в Араде. Оба были сбиты, один за другим, командиром Группы гауптманом Лигницем, одержавшим свою первую победу в составе эскадры. За исключением одного истребителя сильно пострадавшего в Араде, единственной потерей III./JG54, в день начала «Мариты», стала машина из Штаба эскадры, потерянная при неизвестных обстоятельствах примерно в 35 км к югу от австрийской границы.

Следующий день стал удачным для 4./JG54 обер-лейтенанта Ганса Филиппа, пилоты которого заявили четыре вражеских Bf.109 во время вылета по сопровождению «Штук». Двойной победой Филипп увеличил свой счет до 25. Одна из двух других побед стала 16-й для обер-фельдфебеля Макса Штотца.

7 апреля также принес первые успехи для эскадрилий II./JG54 действующих на севере. 5./JG54 перехватила соединение югославских «Бленхеймов», посланных бомбить аэродромы Люфтваффе в Венгрии и заявила шесть из налетчиков сбитыми. Двое пошли на счет обер-лейтенанта Хуберта «Хубс» Мютериха. Как и «Бленхейм» Лигница предыдущим днем, они стали первыми победами Мютериха с момента своего прихода в JG54. Его предыдущие восемь побед были одержаны с I./JG77, прежде чем в ноябре, он заменил пропавшего Ролоффа фон Асперна на посту командира 5./JG54.

Два других уничтоженных бомбардировщика были зачислены на счет будущих кавалеров Рыцарского креста, лейтенантов Вольфганга Шпёте и Йозефа Песа. Для «Йоши» Песа, который (как и Макс Штотц из 4./JG54) был бывшим членом австрийских военно-воздушных сил, а также членом I./JG76 с самого основания, это была восьмая личная победа в войне.

Единственный успех 6./JG54 в кампании был также достигнут 7 апреля. Но югославский «Харрикейн» Данило Грбича, уничтоженный в этот день, стал первой победой для будущего кавалера дубовых листьев, одержавшим более 150 побед, лейтенанта Ганса Бейссвенгера.

Ещё три победы были заявлены III./JG54 — «Харрикейн» лейтенантом Эрвином Лейкауфом (его шестая победа) и по Икарусу ИК-2 (местный югославский истребитель) для обер-лейтенантов Боба и Коалла. В течение 3 суток авиационное сопротивление было фактически подавлено. Отныне JG54 и истребители будут использоваться по большей части в роли штурмовой авиации, главным образом против локомотивов, срывая движение югославской армии.

10 апреля вермахт достиг Загреба и на севере было провозглашено независимое государство Хорватия. Двое суток спустя передовые немецкие войска вступили в Белград. Как и в предыдущих кампаниях, поддерживающие истребители люфтваффе также перебазировались вперед. Эскадрильи Дитриха Храбака покинули Грац перелетев в Фюнфкирхен (Печ), на юго-востоке Венгрии. III./JG54 перебазировалась сначала из Арада в Data, ближе к румыно-югославской границе, а оттуда через границу в Панчево, примерно в 25 км к северо-востоку от Белграда. Финальное перемещение в Byelyina, к западу от югославской столицы, 16 апреля почти закончилась катастрофой.

Передовой отряд, посаженный в четыре Ju.52, попал под сильный огонь противника. В первый (но не последний) раз в ходе войны, «черным людям» эскадры — механикам самолетов и других членов наземного персонала, называемых так за цвета комбинезонов которые они носили — пришлось схватить свое оружие, чтобы защитить себя и аэродром от вражеских атак. При поддержке своих собственных штурмующих истребителей, Byelyina был окончательно закреплен, но за счет нескольких членов наземного персонала убитыми или ранеными и одного Bf.109, списанного при аварийной посадке.

На следующий день югославская армия безоговорочно капитулировала. Как ни странно, именно в этот день JG54 потеряла своего единственного, за кампанию, пилота со смертельным исходом, когда лейтенант Хайнбоккель (Heinböckel) из Штаба Группы Лигница разбился возле Панчево.

На 17 апреля 1941 года, за эскадрой числилось 376 побед одержанных с начала войны.

К концу участия в балканской операции, II./ и III./JG54 было приказано собраться в Белграде на аэродроме Земун, представлявшим собой сочетание гражданского аэропорта и военной авиабазы. Там им было приказано передать свои «Эмили» JG77, которая продолжит ведение боев южнее, в Греции. 3 мая члены JG54 отправились автомобильным и железнодорожным транспортом в Stolp-Reitz, в Померании, где их ждали совершенно новые Bf.109F. Большая часть эскадры начала прибывать в Stolp-Reitz 12 мая 1941 года.

За последние восемь месяцев — в ходе которых II./ и III./JG54 совершили путь от Па-де-Кале в Германию, обратно во Францию, а затем в Австрию и на Балканы — I./JG54 гауптмана Хубертуса фон Бонина оставалась в качестве сторожа прибрежной полосы Северного моря, под временным руководством JG1. Это было не трудной обязанностью с точки зрения соприкосновения с противником. До сих пор большим врагом была непредсказуемость погоды над Гельголандской бухтой, особенно в середине зимы. Это, и состояние некоторых небольших, отдаленных площадок на которых были развернуты отдельные звенья, привело к ряду вынужденных посадок и других несчастных случаев. Более десятка Bf.109E из I./JG54 были повреждены во время этого периода, и два были списаны полностью. Четыре пилота получили ранения, но только один погиб — фельдфебель Пауль Понсет (Paul Poncet) из 2./JG54, в то время, когда его «Эмиль» разбился под Wesermünde 31 марта 1941 года.

Побед же было мало, с большими промежутками. Самым успешным пилотом стал обер-лейтенант Адольф Кинзингер из 3./JG54, который заявил два «Спитфайра» в октябре 1940 года и добавил третий, высотный разведчик модификации PR — который он сбил над Текселем 12 января 1941 года. По крайней мере три «Бленхейма» были зачислены Группе в апреле.

Бомбардировщик уничтоженный фельдфебелем Конрадом Шенвейссом (Konrad Schönweiss) из 1./JG54 у острова Амрум 11 апреля был почти наверняка машиной из 18 sqn., потерянной в тот день во время противокорабельного вылета. Жертвой лейтенанта Отто Винцента (Otto Vinzent) из 3./JG54, как полагают, был самолет из 110 sqn., сбитый над морем к северу от Текселя, но некоторые сомнения вызывает победа заявленная командиром 1./JG54 обер-лейтенантом Герхардом Кёддеричем (Gerhard Ködderitzsch).

К середине мая 1941 года, в то время как II./ и III./JG54 знакомились со своими новыми «Фридрихами» на Stolp-Reitz, недалеко от побережья Балтийского моря, I./JG54 также начала перевооружение на Bf.109F в Йевере. Это привело к ещё более высокому уровню аварийности. В течение следующих четырёх недель пять новых самолетов Группы были повреждены и четыре полностью разрушены. Четыре пилота получили ранения, первым из которых стал Герхард Кёддерич 15 мая. Одним из трех остальных был неизвестный тогда унтер-офицер из 2./JG54, некий Отто Киттель, который упал 31 мая на острове Шпикерог (Spiekeroog), к северу от Йевера. Мало кто тогда мог предположить, что Киттель, маленький ростом, и сдержанный по своей природе, будет развиваться, чтобы стать самым результативным пилотом JG54 к моменту своей гибели в бою в последние месяцы войны. Кроме того, два пилота I./JG54 погибли в результате несчастных случаев, связанных с новыми «Фридрихами» — унтер-офицер Хэрри Краузе (Harry Krause) на Йевере 4 июня, и фенрих Арно Гэфке (Arno Gäfke), который погиб столкнувшись в воздухе с другим Bf.109F над Лангеогом (Langeoog) спустя четыре дня.

В противоположность этому, перевооружение II./ и III./JG54 было достигнуто относительно спокойно. Один пилот из 7./JG54, лейтенант Макс Клерико, получил травму в результате несчастного случая на Stolp-Reitz 17 мая, а ровно месяц спустя, 17 июня, ефрейтор Либготт (Liebgott) из 9./JG54 погиб, когда он упал в море у Штольпмюнде (Stolpmünde).

Через три дня, после этой последней аварии, JG54 оказалась снова полностью собрана — только во второй раз с момента начала военных действий — расположившись на передовых посадочных площадках вокруг Гумбинена (Gumbinnen), недалеко от границы Восточной Пруссии с бывшим балтийским государством Литва (которое было включена в состав СССР в качестве Союзной Республики в августе 1940 года).

JG54 была готова вступить в наиболее успешный период своей короткой, но насыщенной событиями истории. Операция «Барбаросса» — вторжение в Советский Союз, принесет количество побед в доселе немыслимых количествах. Индивидуальные счета больше не будут измеряться только в единичных цифрах, а станут исчисляться десятками — и, в некоторых случаях и сотнями. Ведущие асы эскадры станут национальными героями, которых чествовали в прессе и в еженедельных кинохрониках. Но кампания, которая предоставит самые большие триумфы «зеленым сердцам», также окажется их Лебединой песней.

Операция «Барбаросса»[править | править код]

Первые залпы операции «Барбаросса», расколовшие предрассветные сумерки вскоре после 03:00 часов 22 июня 1941 года, ознаменовали начало величайшего сухопутного вторжения в истории войн. Более трех миллионов немецких солдат начали продвижение через границы Рейха на советскую территорию.

1600 километровый фронт был заранее разделен на три основных направления. На юге, группа армий «Юг» должна была пройти сквозь Украину к берегам Чёрного моря и наступать далее. В центре, Группа армий «Центр» наносила удар через Белоруссию в направлении Москвы. На севере, Группа армий «Север» должна была наступать через три новые советские республики Прибалтики: Литву, Латвию и Эстонию к Ленинграду.

105 Bf.109 майора Ханнеса Траутлофта плюс ещё 33 мессершмитта из состава двух временно подчиненных эскадрилий JG53 (4./JG53 и 5./JG53), стали единственными истребителями Luftflotte 1 — воздушного командования, которому была поставлена задача прикрытия Группы армии Север (18-я армия, 16-я армия, 4-я танковая группа), удар которой был направлен на Ленинград.

Базирование JG54 на 21 июня 1941 года:

Как и во всех предыдущих кампаниях Блицкрига — хотя и в гораздо большем масштабе — «Барбаросса» началась с целенаправленных атак на военно-воздушные силы противника. Были достигнутые впечатляющие результаты (даже собственное Верховное командование Люфтваффе сначала не верило сообщениям фронтовых подразделений о численности уничтоженных советских самолетов). Как было подсчитано, в течение первых суток ВВС Красной Армии потеряли более 1800 машин — свыше 300 сбили истребители Люфтваффе и зенитная артиллерия, ещё 1500 уничтожили на земле! Большинство из последних были уничтожены в центральном и южном секторах, где советские приграничные аэродромы, забитые сотнями самолетов «выстроенных в сомкнутых рядах, как будто на параде», был подвергнуты жестоким бомбардировкам и наземным атакам. На севере, в начале операции, задачи JG54 состоял в основном из вылетов на сопровождение. Первые три Kampfgeschwader, также располагавшиеся на севере и оснащенные Ju.88 (KG1, KG76 и KG77), совершали налеты на советские авиабазы расположенные до 100 и более километров за пределами границы. Здесь также были достигнуты успехи.

22 июня 1941 года в 03:05 «Зеленые сердца» численностью в 120 самолетов пересекли границу в качестве сопровождения подразделений Kampfgeschwader, атакующих аэродромы в Ковно, Кедайняе и Паневежисе.

В первый день кампании, командир 1./JG54 обер-лейтенант Адольф Кинзингер добавил четыре советские машины к своим ранее одержанным победам (Кинзингер погибнет на побережье Литвы спустя пять дней). В I./JG54 22 июня по две победы одержали гауптман Рейнхард Зейлер и лейтенант Гюнтер Рауб (Günther Raub) — каждый из которых сбил по паре Туполевских СБ-2, причем последний сделал это в интервале 60 секунд. Свою первую победу одержал и будущий кавалер Рыцарского Креста унтер-офицер Фриц Тегтмейер.

23 июня появились первые жертвы в JG54 на восточном фронте. В этот день три пилота погибли, двое из них в столкновении в воздухе, а четвёртый пропал без вести. К счастью, последний, командир 9./JG54 обер-лейтенант Ганс-Эккехард Боб, вскоре вернулся в свою часть в целости и сохранности.

Несмотря на огромные потери, советская авиация быстро нанесла ответный удар. Но её бомбардировочные силы были дезорганизованы и израсходованы в вылетах без прикрытия. Как отметил Ханнес Траутлофт в своем дневнике в то время:

Военно-воздушные силы противника действуют упрямо и разрозненно, но они продолжают бороться, и время от времени осуществляют неприятные удары по нашим наступающим клиньям.

29 июня (30???) стал как раз днем таких рейдов. Волной за волной советские бомбардировщики летели в атаки на переправу через реку Двину у Даугавпилса, в отчаянной попытке остановить танки 4-й танковой группы, наступающие в Латвию. Весь день длинная череда атак бомбардировщиков, редко численностью более чем в эскадрилью и почти лишенных сопровождения истребителей, жестко выдерживали, каждый, заданный курс, дав возможность «зеленым сердцам» одержать первый крупный успех в кампании на востоке. К наступлению темноты, жизненно необходимые мосты в Дюнабурге все ещё были целы, а пилоты эскадры заявили не менее 65 советских бомбардировщиков, в том числе пара Ильюшинских ДБ-3 пошла на счет командира эскадры при отражении одного из налетов во второй половине дня.

Опять же, в истинном духе Блицкрига, настало время для перебазирования истребителей JG54 вперед, двигаясь в ногу с наступающими наземными войсками. 30 июня II./ и III./JG54 оставили Тракенен и Блюменфельд, бывшие их базами в Восточной Пруссии, перелетев в Ковно (Каунас), в Литве. Сутки спустя I./JG54 перепрыгнула через них, сменив Раутенберг/Lindental на две базы в Латвии — Митаву, примерно в 40 км к юго-западу от столицы Латвии, Риги, и откуда 3./JG54 с 1 по 10 июля действовала отдельно от Группы и Биржай, возле Якобштадта, на западном берегу Западной Двины. Именно в тот день, 1 июля, гауптман Хубертус фон Бонин передал командование Группой гауптману Эриху фон Зелле.

В течение четырёх дней с 4 по 7 июля эскадра добавила на свой счет ещё 109 советских самолетов, продолжая поддерживать наступление сухопутных войск в Латвии, в направлении Ленинграда. За тот же период JG54 потеряла лишь двое погибших (один из них на легком самолете связи) и третьего раненым.

К концу первой недели июля Литва и Латвии полностью оказались в руках немцев. В течение следующих нескольких дней «зеленые сердца» впервые приземлятся на русской земле, занимая передовые посадочные площадки к югу от Чудского и Псковского озёр.

11 июля I./JG54 стала первой перебазировавшейся в Sarudinye, на маленькую, примитивную грунтовую полосу, ставшую её домом в течение почти двух последующих месяцев. Пилоты и наземная команда так и жили под брезентами, которые мало что могли сделать для их защиты от палящего летнего солнца или облаков удушливой пыли, выбрасываемых каждый раз, при взлете самолета с обожженной земли взлетно-посадочной полосы. В течение нескольких недель, Sarudin была увеличена (но не улучшена), чтобы вместить всю эскадру, а в августе, две других Группы были переведены на неё с аналогичных площадок в районе Острова и озера Самро.

Как гласит история, рано утром 11 июля лейтенант Вальдемар Вюбке из III./JG54 проснулся от шума двигателя, похожего на пробный запуск своего истребителя в непосредственной близости от его палатки. Ещё полусонный, и одетый только в ночную рубашку и шлепанцы, Вюбке вышел из палатки для умывания и бритья. Его лицо было покрыто мыльной пеной, когда он внезапно осознал, что звук двигателя Bf.109 отошел на задний план и был заменен лаем зенитных орудий — два советских бомбардировщика пронеслись на малой высоте над всем полем. Вюбке взобрался на свои истребитель так быстро, как было возможно и прокричал механикам команду на запуск двигателя. Взлетев и погнавшись вслед за убегающими рейдерами, он настиг их, прежде чем те достигли линии фронта и сбил одног из них.

Приземлившись обратно, к радости ликовавших зрителей, он развеселил их, как только вылез из кабины. Его ночная рубашка была натянута прямо до подбородка. Как объяснил он восхищенной толпе: «Ранний утренний рейс, только в сорочке чертовски холодно. С этого момента я сплю в пижаме!».

14 июля, спустя чуть более трех недель после начала «Барбароссы», сильная смешанная боевая группа форсировала реку Луга к востоку от Чудского озера. Луга была последним естественным рубежом до самого Ленинграда, который теперь лежал только в 105 км впереди танковых клиньев Группы армий Север.

Через четыре дня JG54 одержала свою 500-ю победу на восточном фронте, которая подняла её общий счет за время войны до более чем 800 побед. Но 18 июля был потерян лейтенант Гюнтер Рауб, сбивший два СБ-2, незадолго до 06:00 22 июня — один из первых «дублей» эскадры на восточном фронте.

В то время как три Группы JG54 поддерживали основное наступление предусмотренное планом — продвижение 16-й Армии по Литве и Латвии, мимо южной оконечности Псковского озера, а затем на северо-восток в направлении Ленинград — другая эскадрилья следовал за 18-й армией, двигавшейся вдоль Балтийского побережья с целью захвата 50 км участка бывшей советско-эстонской границы между северным берегом Чудского озера и морем.

Как уже упоминалось ранее, Ergänzungstaffel, созданный в Бергене (Голландия) в октябре 1940 года, перед началом действий из Катвейка, был преобразован в Ergänzungsgruppe в феврале 1941 года. Этой новой Группой, базирующейся на Казо (Cazaux) на французском побережье Бискайского залива, командовал обер-лейтенант Эггерс (Eggers). Она состояла всего из двух эскадрилий — 1.(Einsatz) и 2.(Ausbildung). Как следует из их названий, каждая из этих эскадрилий имела определенную функцию. Свежеприбывшие курсанты из истребительной школы сначала проходили подготовку (Ausbildung) обучаясь со 2. эскадрильей, позже их переводили в 1. эскадрилью для окончательно оперативной (Einsatz) подготовки перед распределением в одно из фронтовых подразделений эскадры.

В течение нескольких недель перед «Барбароссой» более 70 пилотов-курсантов из ErgGr/JG54 были переведены из Франции в Нойкурен, в Восточной Пруссии. Отсюда наиболее подготовленные ученики в составе 1.(Einsatz) обер-лейтенант Гюнтера Финка получат боевой опыт из первых рук, во время сопровождения 18-й армии вдоль береговой линии трех стран Прибалтики. Их базы вдоль этого пути будут включать: Виндаву (Вентспилс), на морском побережье Латвии на Курляндском полуострове, латвийскую столицу Ригу, Пярну (Пярнау), на побережье Эстонии, а также остров Эзель (Сааремаа), закрывающий вход в Рижский залив.

Но балтийское побережье для этих «детских яслей» не исключало опасности, поскольку несколько пилотов Гюнтера Финка заплатило за это своими жизнями. По крайней мере, четыре пилота из 1.(Eins.)/JG54 перешедших в Россию, погибли. И один 20-летний австрийский лейтенант по имени Вальтер Новотны едва избежал похожей судьбы. В 24-м боевом вылете, 19 июля, Новотны вылетел ведущим пары в свободной охоте над Эзелем. Кружась выше главного советского аэродрома на острове в Аренсбурге (Курессааре), пара наблюдала, как взлетели десять советских истребителей. «После тяжелой собачей свалки двое из Кертисов (на самом деле И-153) стали моими первыми двумя победами» — позже писал Новотны.

В волнении Новотны потерял ведомого. Но у него заканчивалось топливо и не оставалось времени для задержки на Эзелем. Доложив свою позицию по радио, Новотны отправился в одиночку пересекать 80 км участок Рижского залива, отделяющей его от материковой базы.

Почти сразу же он заметил следовавшую за ним машину с белым носом. Полагая, что это его потерявшийся ведомый (Bf.109E-7 в эскадрильи носили белые коки), Новотны покачал крыльями в знак признания. Но когда «ведомый» приблизился, была выявлена его истинная принадлежность. Самолет сидевший на хвосте оказался бипланом и был вражеским — и он быстро накачал «Белую 2» Новотны ворохом пулеметных пуль.

В своем последующем отчете Новотны указывает, что двигатель протянул достаточно долго для того, чтобы он смог сбить атакующий его самолет (хотя на его официальном счете упоминаются только первые две жертвы). Но вскоре, со вставшим винтом, он стал искать подходящее место, для совершения вынужденной посадки. Хотя он все ещё находился над островом, но отбросил возможность посадки на брюхо на суше, что привело бы к почти неизбежному советском плену. Вместо этого он решил приводниться близко к отмели у южной оконечности Эзеля. То, что за этим последовало, довело его до грани самоубийства. В течение трех дней он дрейфовал в своей маленькой надувной лодке, отдавшись на милость предательских течений Ирбенского пролива, пока, наконец, не был выброшен на берег латвийского побережья. Но, быстро оправившись от тяжелого испытания, Новотны вернулся в воздух к концу месяца. 31 июля он сбил летающую лодку МБР-2 к северо-западу от Эзеля и заявил бомбардировщик ДБ-3 к югу от острова, в том самом районе, где он сам приводнился, начав карьеру, которая выведет его в ряды истинной элиты Jagdwaffe (истребительных сил).

Между тем, 27 июля, майор Ханнес Траутлофт был награждён Рыцарским крестом после его 20-й победы (СБ-3, сбитый тремя днями ранее). А 31 июля передовые части 16-й армии достигли берегов озера Ильмень, южнее Ленинграда.

Сутки спустя, 1 августа, лейтенант Остерманн одержал 1000-ю победу JG54 в войне (хотя один источник отдает эту честь обер-лейтенанту Гюнтеру Шольцу).

Ночью с 1 на 2 августа обер-лейтенант Георг Руланд (Georg Ruland) погиб во время советской бомбардировки взлетно-посадочной полосы 3./JG54 в Малых Освичах. Руланд стал первым из семи пилотов, потерянных JG54 в этом месяце. 6 августа зенитным огнем над Балтийским побережьем был сбит самолет обер-лейтенанта Рейнхарда Хейна (Reinhard Hein) из 2./JG54. Хейн попал в плен, в котором пробыл до 1949 года.

Тем не менее, успехи ещё намного превосходили потери и в августе ещё трое пилотов были награждены Рыцарскими крестами. 6 августа два пилота 5./JG54 получил Рыцарский крест — командир эскадрильи Хуберт Мютерих и лейтенант Йозеф Пёс. В начале войны признали нормой для награждения Рыцарским крестом 20 уничтоженных самолетов противника. Но количество сбитых советских машин в настоящее время было таково, что эта планка была поднята. «Хуб» Мютерих и «Йоши» Пёс на момент награждения имели счета в 31 и 28 побед соответственно.

Ситуация в отношении следующей по ступеньки награды, дубовых листьев к Рыцарскому Кресту — развивалась в аналогичном ключе. Опять же, в первые месяцы войны планкой для обеспечения награждением дубовыми листьями были 40 уничтоженных самолетов противника. Но когда командир 1./JG54 обер-лейтенант Ганс Филипп 24 августа получил первые в эскадре дубовые листья, его счет уже достиг 62 побед.

К этому времени 18-я армия двигалась в восточном направлении вдоль Финского залива, берегов которого она достигла 17 августа. Наступление 16-й армии, которая разгромила оборону Красной Армии вдоль линии реки Луги, теперь также развивалось на северо-восток в направлении Ленинграда, на встречу с финскими союзниками Германии к северу от него. Второй по величине город СССР был в непосредственной угрозе окружения.

Но жарившее летнее солнце июля было уже делом прошлого, и нынешние погодные условия не помогали воздушным операциям. Ханнес Траутлофт жаловался в своем дневнике:

«Это вопиющее безобразие. Каждый день несколько часов солнечного света, а затем северо-западные ветры приносят густые облака и сильные дождевые ливни проходят через наши аэродромы. Бомбардировщики и истребители противника сбегают в них снова и снова. Каждая победа требует тщательного анализа и немалого лукавства. На каждую из них приходится совершать трудный вылет и упорно бороться».

5 сентября — на следующий день после того как лейтенант Остерманн стал восьмым членом эскадры получившим Рыцарский Крест (за 29 побед) — JG54 покинула Sarudinye и перелетела вперед на Сиверский, бывший советский аэродром всего в 65 км к югу от Ленинграда. Эта база вместе с Красногвардейском (также известный как Гатчина) примерно на 24 км ближе к осажденному городу, станет домом для «Зеленых Сердец» на ближайшие два года.

Ко второй неделе сентября, воздушные операции против Ленинграда и главной базы советского Балтийского флота в Кронштадте начались всерьез. Кольцо окружения замкнулось. Но самому городу не суждено было стать захваченным. 10 сентября Гитлер прописал свои намерения. Ленинград, в изданном указе, должен был быть «блокирован, засыпан и стерт». Именно в соответствии с этими целями, изложенными из Берлина, большая часть энергии эскадры будет растрачена в ближайшие месяцы.

Начало кампании не было хорошим для JG54. 9 сентября они потеряли своего первого кавалера Рыцарского креста, когда командир 5./JG54 обер-лейтенант Хуберт Мютерих погиб при попытке совершить аварийную посадку. Счет «Хуба» Мюттериха составляли 43 победы на момент его гибели.

Двое суток спустя лейтенант Петер фрейхер фон Малапет-Нойфвилль (Peter Freiherr von Malapert-Neufville) из 7./JG54 был сбит МиГ-3 в районе озера Ильмень и взят в плен. Возможно впечатленные аристократическим происхождением пленного, советская пропагандистская машина быстро приступила к работе. В течение нескольких дней листовки, призывающие к капитуляции, якобы за подписью Петера фон Малафета, падали вниз рядом с Сиверским.

К середине сентября пилоты эскадры совершали по несколько вылетов в день. Они обеспечивали сопровождение бомбардировщиков воздушного флота и частей «Штук», которые не только бомбардировали Ленинград, но и поддерживали наземные операции против Волховского фронта, действующего южнее города, на берегу озера Ильмень. Также они совершали вылеты на свободную охоту и осуществляли штурмовки в тылу противника, в том числе используя в качестве цели локомотивы (напоминание Балканской кампании), нарушая тыловые линии снабжения советской армии.

В течение пяти дней, между 21 и 25 сентября, пилоты эскадры прикрывали «Штуки» атакующие советский флот в Кронштадтской гавани (что привело к разрушению 23 600-тонного линкора «Марат» неизвестным тогда обер-лейтенантом Гансом-Ульрихом Руделем).

Несмотря на этот жесткий операционный график — на пике которого, 18 сентября, командир 6./JG54 гауптман Франц Экерле был награждён Рыцарским крестом за 30 подтвержденных побед, «Зеленые сердца» провели свои разнообразные миссии без потерь. Но жесткая эксплуатация предыдущих трех месяцев начала сказываться на численности боеспособных машин, которая к середине сентября значительно снизилась половины от численности имевшихся в начале «Барбароссы».

Тем не менее, эскадра оставалась единственной истребительной частью, действующей на северном участке фронта (положение сложившееся почти на весь оставшийся ход войны). В зоне ответственности JG54 к этому времени находился фронт в 400 км от Финского залива на севере, до Демянска за пределами южной оконечности озера Ильмень. Даже с наличием баз, в последнем районе, в том числе Рельбицы и Старая Русса (к западу и к югу от озера Ильмень соответственно), это была чрезмерная длина фронта для истощенных сил эскадры. Чтобы покрыть его, многие вылеты совершались только в составе Schwarm (звено в четыре самолета) или даже Rotte (пара).

Но Ленинград оставался в основном фокусе внимания. И именно здесь III./JG54 потеряла своего командира в последний день сентября. Гауптман Арнольд Лигниц участвовал в воздушном бою, когда сломалось крыло его Bf.109F-2. Было ли это результатом боевых повреждений или разрушения конструкции не ясно. Ранние «Фридрихи» имели склонность к потере крыла во время перегрузочных маневров, и уже вызвало ряд происшествий со смертельным исходом, в том числе гибели командира JG2 майора Вильгельма Бальтазара. Лигницу удалось выбраться из своей штопорящей машины и воспользоваться своим парашютом. Он был замечен спускающимся вниз к центру Ленинграда, после чего бесследно исчез. Предполагается, что он погиб в одной из тюрем города. Вместо него, командиром III./JG54 1 октября был назначен командир 1./JG54 гауптман Рейнхард Зейлер, должность которого, соответственно, занял обер-лейтенант Гейнц Ланге.

Через четыре дня обер-лейтенант Вольфганг Шпёте из 5./JG54 (который станет на заключительном этапе войны командиром JG400, оснащенной ракетными Ме.163) — получил единственный за месяц Рыцарский крест с его 45 победами на момент награждения.

Действия в октябре стоили эскадре семи пилотов, погибших или пропавших без вести (хотя один из пары последних, унтер-офицер Герхард Проске (Gerhard Proske) из 1./JG54 вернулся в эскадрилью после десяти дней (!) скитаний по тылам противника вследствие вынужденной посадки). Деятельность эскадры, однако, все в большей степени регулировалась ухудшением погодных условий. Несвоевременные сильные ливни в конце августа сменились теперь более стойким и предсказуемыми дождями, которые превращали грунтовые взлетно-посадочных полосы и рулежных дорожки в озера грязи.

К середине октября быстрое передвижение становилось невозможным, поскольку примитивные грунтовые дороги Советского Союза превращались в трясину из-за непривычного объёма трафика вермахта. Это была та самая ситуация, которую Гитлер стремился избежать, когда первоначально запланировал начало Барбароссы на май. Задержка начала кампании на месяц от первоначального графика, вызванная завершением кампании на Балканах, стала роковой.

Но если условия в октябре были плохими, ноябрь стал несравнимо хуже, так как дождь превратился в снег, температура резко упала и земля промерзла. 8 ноября Ханнес Траутлофт, который в октябре добавил на свой счет ещё пять советских самолетов, записал в своем дневнике:

Несмотря на сегодняшние снег и холод продвижение наземных войск на Тихвин идет хорошо, даже без прикрытия с воздуха. Войска пересекли железную дорогу Тихвин — Новая Ладога, поэтому последнее железнодорожное соединение Ленинграда теперь в наших руках.

Тихвин находится примерно в 160 км к востоку от Ленинграда. Именно здесь 4 ноября пропал без вести лейтенант Ганс-Вернер Паулиш (Hans-Werner Paulisch) из 8./JG54 (27-й пилот потерянный с начала Барбароссы) перед прекращением воздушных операций по погодным условиям.

Всего, с 22 июня по 8 ноября 1941 года эскадра потеряла безвозвратно 34 человека (27 пилотов и 7 человек наземного персонала). 10 из них пропало без вести. Хотя запись Траутлофта в дневнике была правильной, и железнодорожное сообщение Тихвин — Новая Ладога было разорвано, Ленинградцы имели ещё одну жизненную артерию — гладь Ладожского озера площадью в 18 000 км². Правда ненадежный немецкий плацдарм на южной оконечности озера, завершил окружение города по суше. Но из Новой Ладоги, и других портов далее по восточному берегу Ладожского озера, продолжала действовать струйка снабжения и подкреплений переправляемых в Ленинград — небольшими судами в течение летних месяцев, и автомобильными конвоями по его замерзшей зимой. На протяжении 900-дневной блокады Ленинграда, попытки прервать этот озерный трафик также будет занимать видное место наряду со многими другими обязательствами JG54.

Но в другом отношении, дневник Траутлофта не мог бы быть более неправильным, чем в том, что наступление на Тихвин «идет хорошо». Оно застопорилось в начале декабря, когда температура в районе упала до 30 градусов ниже нуля. 8 декабря Верховное командование приказало немедленно прекратить все крупные наступательные операции на Восточном фронте. Немецкие сухопутные войска готовились окопаться на зиму. Но советское контрнаступление против северного фланга 9 декабря заставило Группу армий Север начать свое первое отступление в ходе кампании, когда XXXIX Танковый корпус был отброшен от своих передовых позиций вокруг Тихвина. В ужасных условиях — термометр упал ещё на 10 градусов — уцелевшие танки и мотопехота барахтались по глубокому снегу обратно через реку Волхов, соединяющей Ладожское озеро на севере с озером Ильмень на юге.

«Зеленые сердца» играли незначительную роль в ходе этого процесса. Как и остальная часть вермахта, они были застигнуты врасплох тяжестью и внезапностью русской зимы, и до сих пор не научились местным «ухищрениям», позволявшим ВВС Красной Армии продолжать летать в самых неблагоприятных условий. После пропажи без вести 3 декабря унтер-офицера Эрвина Лёффлера (Erwin Löffler) из 1./JG54 в оставшуюся часть месяца случались только существенные материальные потери, достигшие десятка «Фридрихов» поврежденных или списанных при посадке — в основном на Сиверском и Красногвардейске, а также из-за вражеских налетов (как указано в дневнике Траутлофта) или в результате несчастных случаев.

20 декабря командир III./JG54 гауптман Рейнхард Зейлер был награждён восьмым и последним Рыцарским Крестом в эскадре в текущем году (за 42 победы). В тот же день командир I./JG54 гауптман Эрих фон Зелле передал командование гауптману Францу Эккерле, бывшему командиру 6./JG54, которого, в свою очередь сменил обер-лейтенант Карл Саттиг.

Также, в декабре, II./JG54 вывели в Итерзен (Uetersen), в северной Германии, для отдыха и переоснащения на Bf.109F-4.

31 декабря 1941 года унтер-офицер Карл Шноррер из 1./JG54, который присоединился к эскадре примерно шестью месяцами ранее, заявил свою 1-ю победу. Имевший прозвище «Квакс» (Quax) (данное с чей-то легкой руки и взятого из популярного фильма периода хроники о приключениях невезучего пилота), Шноррер по стандартам восточного фронта, имел не высокий итоговый счет. Но позже он стал неотъемлемой частью грозной команды при полетах в качестве постоянного ведомого Вальтера Новотны.

1942 год[править | править код]

В 1941 году Группе армий «Север» удалось провести целый ряд впечатляющих операций от литовской границы до ворот Ленинграда. Но для немецких воздушных и наземных подразделений, действующих на севере, новый год должен был принести им деятельность совсем иного рода. Операции на советском фронте в 1942 году должны были вестись на крайнем юге — в виде чрезвычайно амбициозного, но в конечном счете, катастрофического наступления, направленном на захват двойного приза — нефтяных месторождений Кавказа и города Сталинград. Война в северном секторе стала вырождаться в позиционное противостояние.

Будучи не менее свирепым, чем масштабные танковые сражения на открытых степных пространствах юга, территориальные завоевания на севере будет измеряться не в сотнях, но в десятках километров, поскольку каждая сторона стремилась вытеснить другую с занимаемых позиций. К январю 1942 года линия фронта распространялась примерно на 160 км Волховского фронта от Ладожского озера вплоть до озера Ильмень, а оттуда ещё примерно на 130 км в юго-восточном направлении до озера Селигер, ознаменовавшей границу с Группой Армий «Центр». Именно над этими двумя участкам — вместе с действиями над Ленинградом — JG54 проведет большую часть времени в ходе последующих нескольких месяцев.

Гауптман Франц Эккерле, новый командир I./JG54, отметил первый день нового года, сбив три советских истребителя — пару И-16 во время утреннего вылета с Красногвардейска и одиночный И-153 вскоре после полудня. Но 1942 год начался гораздо менее счастливо для III./JG54 в Сиверском, который стал объектом тяжелой бомбардировки в ночь на 2 января. Ещё раз показав свою способность работать в самых экстремальных условиях (температура была теперь 45 градусов ниже нуля!), советские бомбардировщики нанесли значительный ущерб. Один источник приводит потерю в десять самолетов уничтоженными, а другой указывает на пять Bf.109F-2 и десять легких связных машин разрушенными или поврежденными, до состояния не подлежащими ремонту. К счастью, жертвы среди наземного персонала были минимальными — один человек убит и ещё четверо ранены.

На второй неделе января советские войска начали три отдельных контрнаступления — против Волховского фронта, где они создали брешь в 30 километров в немецкой обороны, против Старой Руссы, и против Осташкова на южном берегу озера Селигер, по разграничению с группой армий «Центр».

Luftflotte 1 направил все свои силы на поддержку боеспособности сухопутных войск и JG54 была задействована на наиболее критических участках фронта. II./JG54 гауптмана Храбака была спешно отозвана из Германии, перелетев на своих новых Bf.109F-4 в Дно — аэродром примерно в 80 км к западу от Старой Руссы. К концу месяца на счет эскадры было зачислено 99 вражеских самолетов сбитыми, при потери только трех пилотов — ефрейтор Густав Хаубнер (Gustav Haubner) из I./JG54 погиб, а лейтенант Бруно Блюм (Bruno Bluhm) и фельдфебель Вильгельм Квак (Wilhelm Quak) были объявлены пропавшими без вести.

Среди многих успешных пилотов был будущий кавалер Рыцарского креста унтер-офицер Рудольф Радемахер. Поступив в 3./JG54 всего за три недели до этого, Радемахер заявил свою первую победу 9 января. Как и «Квакс» Шнорер, он позже станет членом знаменитого звена Новотны (Nowotny Schwarm).

Во второй половине января атакующая через Волхов советская 2-я ударная армия прорвала немецкие позиции на глубину в 58 км. Это создавало потенциальную угрозу для разрыва кольца вокруг Ленинграда, и заставило атакуемых произвести «все виды импровизаций». На земле это означало, например, использование тыловых подразделений на передовой, наряду с боевыми. И новое изменение было также применено к войне в воздухе, ставшим уже оберст-лейтенантом Ханнесом Траутлофтом. Решив, что ВВС Красной армии доминируют в ночном небе, Траутлофт начал экспериментировать, посылая избранных пилотов при ярком ночном лунном свете против летящих на малой высоте ночных бомбардировщиков. Эксперимент оказался успешным. В ходе боевых действий над Волховом, которые длились с середины января по июль 1942 года «ночные истребители» Траутлофта — первый раз в действиях на Восточном фронте — заявили 56 ночных побед без потерь.

Наиболее успешным был показатель III./JG54 «Зеппла» Зейлера, который сам добавил 16 ночных побед на личный счет. Далее шел обер-лейтенант Гюнтер Финк, бывший до недавнего времени инструктором в Ergänzungsgruppe, достигший девяти ночных побед. Третьим стал лейтенант Эрвин Лейкауф, чьи восемь побед включали шесть самолетов противника сбитых в одиночку в течение всего лишь одного часа ночью с 22 на 23 июня! Этот подвиг увеличил счет Лейкауфа до 23 побед, и доставил ему Ehrenpokal (почетный кубок), врученный генерал-оберстом Келлером, командующим Luftflotte 1, за «выдающиеся достижения».

4 февраля обер-фельдфебель Карл Кемпф из III./JG54 был награждён первым из 12 Рыцарских Крестов JG54 в 1942 году (за 41 победу, все дневные).

К этому времени, к югу от озера Ильмень сложилась ситуация, которая дала повод для беспокойства. Советские войска продолжали наступать в западном направлении, обойдя и отрезав две немецкие позиции, которые Гитлер сразу же назначил «твердынями». Вместо того чтобы дать им возможность пробиться из окружения, 3500 защитников Холма и 95 000 войск, попавших в ловушку гораздо большего размера в Демянске, должны были снабжаться по воздуху, пока не будут деблокированы. Это займет три месяца, в течение которых задача по защите транспортных самолетов, совершающих полеты по доставке снабжения, была добавлена в растущий список задач JG54. Вместо того, чтобы попытаться обеспечить непосредственное сопровождение для медленных и уязвимых соединений Ju.52 (которые обычно летали в группах от 20 до 40 машин), «Зеленые сердца» организовали свободную охоту силами звеньев и пар вдоль маршрутов подхода и возврата к обеим блокированным группам, а также над зонами выброски груза и самими посадочными площадками. Такая тактика, очевидно, окупилась. К концу февраля эскадра добавила ещё 201 победу на свой коллективный счет, плюс ещё 359 побед в марте.

Но собственные потери также начинают медленно, но ощутимо расти. 14 февраля командир I./JG54 гауптман Франц Эккерле был сбит наземным огнем к юго-западу от Холма. С момента возглавления первого Jabostaffel на фронте над Каналом на последних этапах битвы за Британию, общий счет подтвержденных воздушных побед Эккерле возрос до 59. 12 марта он стал первым членом JG54, удостоенный дубовых листьев посмертно.

Через девять дней после того, как Эккерле был объявлен пропавшим без вести, эскадра потеряла ещё одного ветерана — 23 марта гауптман Ганс Шмоллер-Хальди бывший командиром 3./JG54 с момента её создания, был тяжело ранен. После длительного периода восстановления, он присоединился к штабу истребительного командования, с которым останится до конца войны.

Офицером, выбранным заменить Эккерле на посту I./JG54 стал командир 4./JG54 гауптман Ганс Филипп, которого, в свою очередь, сменил обер-лейтенант Венгель (Wengel). Новый командир Группы вскоре доказал свою состоятельность. Среди череды побед Филиппа во второй половине февраля была пара Кертисс P-40 Томагавк (предположительно из 154-го иап — одного из первых советских подразделений использующих недавно поставленный истребитель США на Ленинградском фронте).

9 марта Ergänzungsgruppe, Einsatzstaffel которой располагался в Красногвардейске вместе с I./JG54 Филиппа, была официально расформирована. На протяжении всей 16-месячной истории подразделения, пилотам-стажерам эскадры было зачислено не менее 51 победы (большинство приходится на Einsatzstaffel). Новая система оперативной подготовки, в свою очередь привела к созданию автономной Erganzungsjagdgeschwader (ErgJG), первоначально состоящей из двух Групп — «Восток» и «Запад». Эти обозначения были чисто географические, восточные подразделения базировались в Лигнице, Рогау-Розенау и Сагане (Liegnitz, Rogau-Rosenau, Sagan), в Нижней Силезии, а западная в Бержераке, Биаррице и Тулузе (Bergerac, Biarritz), в оккупированной Франции.

Некое подобие старого порядка было сохранено, однако, каждая из двух Групп — «Восток» и «Запад» — состояли из эскадрилий которые до сих пор обучали пилотов для конкретных оперативных подразделений. JG54 имели базу в обоих лагерях, получая впоследствии пополнения из своих собственных Erg.Staffeln либо во Франции, либо в Германии. Новая система также предписывала для каждой Jagdgeschwader обеспечить выписку опытных боевых летчиков, служивших в качестве инструкторов.

Ряд позднейших кавалеров Рыцарского креста в JG54, подобно Антону Дёбеле, Отто Киттелю, Гансу-Йоахиму Крошински, Рудольфу Радемахеру и Вильгельму Шиллингу — провел некоторое время с одной из двух Ergänzungsstaffeln для обучения молодых пилотов с суровыми реалиями фронтовой линии.

Вторая неделя марта принесла дальнейшие почести двум ведущим пилотам JG54. 10 марта обер-лейтенант Остерманн, теперь командир 7./JG54, был награждён дубовыми листьями за 62 победы. Двое суток спустя гауптман Ганс Филипп, с его общим счетом в 82 победы, стал первым членом «Зеленых сердец», награждённым Мечами к Рыцарскому Кресту.

К этому времени ситуация вдоль Волховского фронта несколько стабилизировалась (немецкий удар отрезал вырвавшиеся вперед части 2-й ударной армии, и теперь советские бойцы оказались в окружении) и узкий наземный коридор был пробит к «Демянскому котлу» южнее озера Ильмень. Luftflotte 1 смог перенаправить часть своего внимания обратно к самому Ленинграду или, точнее, кораблям советского Краснознаменного Балтийского флота располагавшемуся в Кронштадтской гавани, против тяжелых орудий которого, у немецких войск, на близлежащей части материка, не было никакой защиты. Начиная с конца марта, истребители JG54 сопровождали бомбардировщики I. Fliegerkorps в серии массированных атак на советские корабли.

31 марта грозный «Фипс» Филипп ещё раз оставил свой след, став первым пилотом JG54 (и только четвёртым в люфтваффе), одержавшим 100-ю победу. А спустя четыре дня обер-фельдфебель Рудольф Клемм из 8./JG54 одержал 2000-ю подтвержденную победу JG54 за годы войны.

Директива фюрера № 41 от 5 апреля 1942 года ясно показывает, что Гитлер изменил мнение по поводу судьбы Ленинграда. В ней он утвердил, что «…Группа армий „Север“ захватит Ленинград и соединится с финнами (на Карельском перешейке)». Это могло быть осуществлено, однако, после успешного завершения кампании на юге. И хотя были переброшены наземные подкрепления и специальное командное подразделение было создано на Сиверском, для наблюдения за предстоящими воздушными операциями, резкий провал наступления на юге и возобновление советской активности на Волхове — означало, что план по захвату Ленинграда был поставлен на паузу, а затем отложен на неопределенный срок. Городу, таким образом, удалось избежать участи Сталинграда, но взамен он приобрел возможно, ещё более изнурительную — 22 месяца блокады.

Прекращение воздушных атак на советский флот в конце апреля стал предвестником сложившейся ситуации. Значительный ущерб был нанесен по крайней мере одному линкору, двум крейсерам и нескольким более мелким кораблям. Но огневая мощь флота не была нейтрализована. А теперь I. Fliegerkorps требовался в другом месте протяженного восточного фронта.

JG54 продолжила стабильное уничтожение советских самолетов вдоль северного сектора. В течение апреля эскадра добавила на свой счет ещё 261 победу. Командир 5./JG54 обер-лейтенант Вольфганг Шпёте одержал череду успехов, в том числе пару Пе-2 заявленных утром 16 апреля. Ровно через неделю, когда его счет вырос до 72 побед, он был награждён дубовыми листьями.

В начале мая котлы в Холме и Демянске были полностью деблокированы. Но, хотя Советская Армия и была отброшена, растущая мощь ВВС Красной Армии полностью заняла «Зеленые сердца». Возросший темп операций в течение ближайших месяцев отразился в увеличении списков побед, как коллективных, так и индивидуальных.

9 мая два новых имени было добавлено в ряды кавалеров Рыцарского Креста в эскадре. Во время краткой церемонии в Рельбицах, командующим I. Fliegerkorps генералом Гельмутом Фёрстером были награждены лейтенанты Ганс Бейссвенгер и Хорст Ханнинг, оба из 6./JG54, получившие свои награды — за 47 и 48 побед соответственно. Вскоре пилоты вернулись к обычным действиям. В тот же день, во время советского налета, на счет командира эскадры пошли ещё две победы — истребитель Як-1 и двухмоторный Пе-2.

Через три дня, 12 мая, Остерманн, чей небольшой рост противоречил его свирепости в воздухе, стал вторым пилотом JG54, одержавшим 100 побед. Хотя он был тяжело ранен в правую руку и бедро во время воздушного боя над Волховом, в полубессознательном состоянии Остерман смог благополучно посадить свою «Черную 1» в Любани, одной из передовых площадок эскадры на полпути между Ленинградом и озером Ильмень. 17 мая, находясь в больнице, обер-лейтенант Остерман был награждён Мечами.

Напряженность действий продолжалась в течение июня, месяца, в котором обер-фельдфебель Макс Штоц из II./JG54 — член довоенной австрийской команды по высшему воздушному пилотажу — получил свой Рыцарский Крест (за 53 победы) — 19 июня. Через десять дней сражение на реке Волхов, наконец закончилось, уничтожением остатков 2-й ударной армии. Среди многих пленных был и её командующий, генерал Андрей Власов, который позже сформирует и возглавит «Русскую освободительную армию», воевавшую на стороне немцев.

До сих пор зона оперативной деятельности JG54 находилась южнее от Ленинграда. Но в июне эскадра расширила её в северном направлении. Весенняя распутица, естественно, привела к прекращению поставок, достигающих Ленинграда по «ледяной дороге» через замерзшее Ладожское озеро. К началу лета этот спасательный маршрут был восстановлен судами, плавающими либо в одиночку, либо в небольших конвоях, из Новой Ладоги и других гаваней на оставшейся под контролем советских войск восточной стороне озера. В попытке положить конец этому движению, были созданы небольшие специальные озерные военно-морские силы — четыре немецких прибрежных минных заградителя, четыре итальянских торпедных катера и около двадцати паромов Siebel (десантные суда, используемые в качестве плавучих артиллерийских платформ), укомплектованных персоналом люфтваффе. Задачей JG54 стало также прикрытие этих сил.

23 июня пара самолетов из 7./JG54 вылетела в Утти, в Финляндии, как сообщалось, для завершения мероприятий по развертыванию там частей эскадры. Но само развертывание началось только в начале июля, когда прибыли основные силы. Они состояли из 15 Bf.109F-4, взятых из состава 1./ и 2./JG54, обосновавшихся в Mensuvaara, на северо-западном берегу Ладоги, а в Петяярви (Petäjärvi). Возглавляемое командиром 2./JG54 обер-лейтенантом Гансом Гётцем командование, оставалось в Финляндии до начала октября 1942 года, когда наступление зимы стало предвестником возобновления дорожного движения по льду.

В течение этого периода остальная часть эскадры действовала вдоль других участков фронта. Растущие индивидуальные счета, а также сопутствующие им награды, были компенсированы увеличившимся списком потерь — все острее ощущавшимся, и некоторые из них были существенными.

В июле JG54 начала перевооружение на Bf.109G-2. Именно на одном из новых «Густавов», полностью оправившийся от ран в середине мая обер-лейтенант Остерман, взлетел 9 августа со своим ведомым, унтер-офицером Генрихом Бозиным (Heinrich Bosin), для свободной охоты в глубоком тылу противника. Летя на высоте около 1000 метров далеко за линией фронта, к востоку от озера Ильмень, пара заметила девять истребителей P-40. Остерман бросился в атаку, открыв огонь по задней машине с расстояния всего в 30 метров. Поскольку крупные обломки пробили правое крыло его самолета, то оба «Густава» взмыли вверх и в сторону. Они готовились совершить второй заход, когда сами были атакованы другой группой советских истребителей, вывалившихся из-за облака. Сноп огня ударил по кабине Остермана. Фонарь слетел и яркий язык пламени вспыхнул вдоль задней части фюзеляжа. «Густав» перевернулся через крыло и спикировал в землю на краю небольшого лесочка.

Сутки спустя, эскадра потеряла другого командира эскадрильи, когда командир 6./JG54 гауптман Карл Саттиг пропал без вести под Ржевом, на центральном участке советского наступления, направленного для вбивания клина между границами групп армий к югу от озера Селигер, где II./JG54 на временной основе была развернута несколько дней назад. Саттиг, который был пилотом разведки дальнего радиуса действия до прихода в JG54 в 1941 году, 19 сентября будет посмертно награждён Рыцарским крестом (за его 53 победы с эскадрой).

Саттига и Остерманна в качестве командиров 6./ и 8./JG54 соответственно заменили лейтенанты Ганс Бейссвенгер и Гюнтер Финк.

21 августа, за 64 победы, был награждён единственным за этот месяц Рыцарским крестом, командир 5./JG54 гауптман Йоахим Вандель. Операционная карьера «Гнома» Ванделя началась с Легиона «Кондор» в Испании, где он был сбит зенитным огнем и провел некоторое время в республиканском плену. С тех пор он успел послужить и в качестве командира 2./JG76 и адъютанта II./JG54 Дитриха Храбака.

27 августа Красная Армия начала ещё одну крупную операцию на Волховском фронте в новой попытке облегчить участь Ленинград, и в очередной раз она окончилась поражением. После более месяца упорных боев, последние семь дивизий (из шестнадцати, которыми начиналось наступление) были окружены в густой лесистой местности в окрестностях Мги и вынуждены были сдаться 2 октября.

К этому времени новая и быстрорастущая молодая звезда обозначала свое присутствие в воздухе. После роспуска Ergänzungsgruppe ещё в марте, её пилоты считались готовыми к службе на передовой и были распределены между действующими эскадрильями. Одним из их числа стал Вальтер Новотны, направленный в 3./JG54 обер-лейтенанта Герхарда Коалла. Череда побед — в том числе семь одержанных 2 августа — подняли счет Новотны до 56, за что он, наконец, получил Рыцарский крест 4 сентября.

14 сентября лейтенант Ганс-Йоахим Хейер из III./JG54 одержал очередную победу, ставшую 3000-й победой «Зеленых сердец» с начала войны. И в этот же месяц в эскадре появился ещё один «центурион». «Бейссер» (Beisser — кусака) Бейссвенгер, одержал свою сотую победу 26 сентября — достижение, должным образом вознаграждённое присуждением дубовых листьев спустя четыре дня.

В сентябре основной фокус наземной активности вновь переместился на юг, в сторону Демянска. Смена акцентов в наземных операциях мало оказывала влияние на эскадру, имеющую около 90 исправных «Густавов», тем не менее, им предстояло встречаться с растущими силой и уверенностью в себе ВВС Красной Армии. Следующие недели принесут обычную смесь успехов, чередующихся с потерями, и неизбежную перспективу встречи ещё одной морозной русской зимы.

6 октября «Зеленые сердца» потеряли одного из своих истинных героев, унтер-офицера Антона «Тони» Пфайфера (Anton Pfeifer) — действующего мирового чемпиона по горнолыжному спорту. Он погиб в воздушном бою юго-восточнее озера Ильмень. Сутки спустя гауптмана Йоахима Ванделя постигла та же участь и в том же районе, после того, как он сбил ЛаГГ-3, ставший его 75-й и последней победой. 5./JG54 «Гнома» Ванделя, в течение месяца, временно командовал лейтенант Хорст Ханниг, до назначения 11 ноября командиром эскадрильи обер-лейтенанта Штенделя (Steindl).

Другие изменения в командовании произошли в тот период, но не ранее, чем Вильгельм Шиллинг из 9./JG54 был награждён единственным Рыцарским крестом в октябре. Шиллинг был тяжело ранен зенитным огнем после того, как сбил 16 сентября сильно бронированный Ил-2. Штурмовик оказался 46-й победой Шиллинга. Он все ещё находился на больничной койке в Сиверском, когда командир эскадрильи Ганс-Эккехард Боб 10 октября представил его к награде.

25 октября обер-лейтенант Гейнц Ланге, являвшийся командиром 1./JG54 чуть более года, был отправлен принять командование 3./JG51 в соседнем центральном секторе. Его сменой во главе 1./JG54 стал многообещающий лейтенант Новотны.

Через два дня после отбытия Ланге, II./JG54 лишилась своего ещё более выдающегося командира, когда майор Дитрих Храбак, находившийся с Группой с момента её образования в качестве I./JG76 в 1938 году, был назначен командиром эскадры JG52 на крайнем юге. Офицер, прибывший ему на замену только 19 ноября — являлся новичком на восточном фронте. Им стал «Эксперт» действовавший над Ла-Маншем и кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями, гауптман Ганс «Асси» Хан, командовавший последние два года III./JG2 «Рихтгофен».

Хотя «Зеленые сердца» были гораздо лучше подготовлены и оснащены к их второй зиме на восточном фронте, ухудшение погоды замедлило в некоторой степени темп операций. Но были и те, кто казалось, процветал, несмотря ни на что. Одним из таких был ведущий пилот II./JG54, обер-фельдфебель Макс Штотц, достигший своей сотой победы 29 октября (за которую он получил дубовые листья на следующий день). Штотцу потребовалось около четырёх с половиной месяцев, чтобы увеличить свой счет с 50 до 100 побед. Ещё меньше, около трех месяцев — проведенные в более холодных условиях — понадобилось чтобы одержать очередные пятьдесят.

Оба Рыцарских креста выданные в ноябре были посмертными — и оба возложены на пилотов, которые погибли над Ленинградом. Фельдфебель Петер Зиглер из 3./JG54 был убит во время обратного пролёта через район города 24 сентября. Его 48 победы привели к присвоению Рыцарского Креста 3 ноября. Вторым награждённым стал лейтенант Ганс-Йоахим Хейер из 8./JG54, пропавший без вести после столкновения в воздухе с советским истребителем 9 ноября. Его награждение состоялось через 16 дней. Среди окончательного боевого счета Хейера в 53 победы, шесть были заявлены ночью во время полетов в качестве пилота ночной экспериментальной эскадрильи (Nachtjäger).

Последний из 11 Рыцарских крестов 1942 года был получен при более счастливых обстоятельствах, когда командир 2./JG54 обер-лейтенант Ганс Гётц был представлен к нему, с вручением 23 декабря, за 48 подтвержденных побед.

Год, который эскадра провела в почти постоянном действии в защите северного сектора, завершился для «зеленых сердец» 30 декабря в серии жестоких боестолкновений с противником над районами Демянск — Старая Русса, к югу от озера Ильмень. Хотя три пилота были потеряны в боевых действиях дня, четыре из самых результативных пилотов JG54 смогли значительно увеличить свои личные итоги.

Обер-лейтенант Бейссвенгер, одержав четыре, довел свой счет до 119 побед, в то время как гауптман «Асси» Хан оказался результативнее, с пятью. Это подняло его счет, с момента прибытия на восточный фронт шестью неделями ранее, до десяти, и довело его общий счет до 78 побед. Гауптман Филипп заявил восемь и, таким образом, достиг 130 побед. Но лейтенант Макс Штотц переплюнул всех. Ему зачислили не менее десяти самолетов противника уничтоженными в этот день. Он поднял свой счет до 129 — на пути к рубежу в 150 побед, который он достиг 26 января.

1943 год. Операция «Цитадель»[править | править код]

Если начало 1942 года изменило вид деятельности JG54 по сравнению с 1941 года — быстрое наступление через страны Прибалтики сменили оборонительные действия над Волховским фронтом и Демянском — то конец года принес ещё более фундаментальные изменения, которые станут шаблоном для последних 30 месяцев истории эскадры. Первые недели 1943 года ознаменовались переоснащением новым истребителем, появлением новых имен и лиц, к «потерей» одной полной Группы, а впоследствии формированием другой.

Что ещё более важно, постоянно растущая мощь советских сил привела JG54 к новой роли, в качестве авиационной «пожарной команды», подразделения которой срочно посылались для краткосрочного или долгосрочного базирования, в зависимости от того, какая часть фронта находилась тогда под большей угрозой. По мере роста советского давления, истребители, имеющие отличительный символ «зеленое сердце», будет появляться на всех участках восточного фронта, от Финляндии на севере до Крыма на юге.

6 января 1943 года два ведущих пилота эскадры, Ганс Филипп и Макс Штотц, заявили три и четыре победы, соответственно, которые довели их личные счета до 133 побед у каждого. Через шесть дней Красная Армия начала очередное наступление на Волховском фронте в попытке снять блокаду Ленинграда. В этот день «Фипс» Филипп сбил семь вражеских машин, которые довели его счет до 146 побед. Затем, 14 января, на счет I./JG54 был зачислено 30 побед. Две из них пошли на счет командира Группы, который, с учетом пары сбитой накануне, стал первым пилотом среди «Зеленых Сердец», достигнувшим рубежа в 150 побед.

Однако, два Рыцарских креста, в январе, достались другим Группам. 22 января обер-фельдфебель Ойген-Людвиг Цвейгарт из 5./JG54 получил свою награду за 54 подтвержденные победы. Двое суток спустя, бывший пилот-разведчик лейтенант Фридрих Рупп из 7./JG54 был так же награждён за 50 побед. Ещё два дня спустя, 26 января, Макс Штотц также одержал свою 150-ю победу. И в этот же день Ганс Бейссвенгер довел свой счет до 131, а Ганс «Асси» Хан одержал свою сотую победу.

Одновременно с высокой истребительной результативностью ведущих пилотов, эскадра осуществляла истребительно-бомбардировочные и штурмовые вылеты против войск Советской Армии, и их линий снабжения. Цели были многочисленны — концентрации войск и танков, железнодорожные коммуникации и дорожные конвои. И, конечно же, теперь, когда зима ещё раз сковала перевозку груза по воде, — необходимость нарушения движения на «ледяной дороге» через Ладожское озеро. Одним из наиболее успешных пилотов-штурмовиков являлся обер-лейтенант Эдвин Дутель (Edwin Dutel). Прозванный «Jabo Королем», Дутель являлся адъютантом I./JG54 и возглавлял свое собственное специализированное Jabo-звено.

Среди многих видов оружия, используемых против «ледовой дороги» были нефтяные бомбы (заполненные смесью нефти и взрывчатки) и разрушительные бомбы большого калибра. Но образующиеся крупные проруби быстро замерзали снова, и повреждения дороги вызванное взрывами, легко обходились.

Более эффективными оказались малые 2 кг (4,4 фунта) бомбы «бабочки» SD-2, которые использовались в больших количествах по наземным целям в начале операции «Барбаросса». Рассеянные по «ледяной дороге» и окрашенные в белый цвет, SD-2 были невидимы в снегу и, действуя подобно минным полям, вызывали серьезные нарушения.

Один пилот вспоминал особенно ужасающий инцидент на замерзшей Ладоге. Под покровом темноты русские расчистили узкий, но более короткий путь по льду, соединяющий ближайший участок удерживаемого восточного берега и ленинградский анклав. Предположительно, считалось, что этот участок можно пересечь форсированным ночным маршем. Но рано утром разведка обнаружила на данном пути кажущуюся бесконечной колонну войск, в шесть рядов, упорно направлявшуюся к западной стороне озера. Вызванные истребители произвели штурмовку. Вскоре узкая полынья но льду, окруженная вздыбленным снегом по обе её стороны, напоминала «реку крови».

Но самое последнее советское наступление на освобождение Ленинграда оказалось, по крайней мере, частично успешными. Древняя крепость Шлиссельбург на южном берегу Ладожского озера, которая находилась в руках немцев с осени 1941 года, оказалась отбитой и была установлена прямая связь с городом по берегу. Дальнейшие попытки расширить этот коридор на берегу озера не удались, и ситуация будет оставаться практически неизменной до января 1944 года.

Ещё до начала советского наступления I./JG54 начала перевооружение на истребитель с радиальным двигателем Фокке-Вульф 190, гораздо лучше подходивший для выдерживания тягот русской зимы, чем Bf.109. Группа направляла на перевооружение в Халигенбайль (Heiligenbeil), в Восточной Пруссии, по одной эскадрильи.

Первые экземпляры нового истребителя прилетели в Красногвардейск в начале января 1943 года, незадолго до того, как первый из них был потерян и стал трофеем советских войск. Унтер-офицер Гельмут Брандт (Helmut Brandt) из 2./JG54 16 января вынужденно приземлился на замерзшей поверхности озера Ладога недалеко от Шлиссельбурга после того, как провел бой с четырьмя истребителями советского 158-го иап. 1 февраля ещё одна пара Фокке-Вульфов была потеряна в том же самом районе. Обер-лейтенант Гюнтер Гетце (Günther Götze) и унтер-офицер Карл Кулка (Karl Kulka), оба из 3./JG54, с тех пор числятся пропавшими без вести.

Вскоре после этого, III./JG54 гауптмана Рейнхарда Зейлера, которая действовала с декабря в Смоленской области, южнее границы зоны действия группы армий Север, была снята с Восточного фронта целиком. Всю оставшуюся часть войны она будет действовать исключительно против западных союзников.

19 февраля JG54 достигли ещё одной победной вехи, когда фельдфебель Отто Киттель сбил 4000-й самолет эскадры с начала войны. На этот день пилоты эскадры совершили 58 378 вылетов в 21 453 миссиях и налетали 64 846 летных часов.

Но, как всегда, успех имел свою цену. Спустя двое суток, II./JG54 потеряла своего командира, когда на «Густаве» майора Ганса Хана отказал двигатель, и он был вынужден приземлиться в густом лесу в тылу противника, вблизи Демянского выступа (эвакуация войск из которого началась в тот же день). Титулованный немецкий пилот попал в плен. Человеком, назначенным вместо «Асси» Хана во главе II./JG54 стал бывший командир 4./JG54 гауптман Генрих Юнг, который присоединился к «Зеленым сердцам» в ноябре 1940 года.

Менее чем две недели спустя, был потерян другой из командиров эскадрилий, также бывший с эскадрой с осени 1940 года. Обер-лейтенант Ганс Бейссвенгер, командир 6./JG54 вылетел 6 марта во главе звена на свободную охоту вдоль шоссе Старая Русса — Холм к югу от озера Ильмень. Ведущим второй пары был унтер-офицер Георг Мундерлох (Georg Munderloh):

«Прибыв в назначенный нам оперативный район, я заметил 15 Ил-2 в сопровождении примерно 15-20 ЛаГГ-3. Я доложил о вражеских самолетов Бейссвенгеру. Мы должны были зайти в голову на очень высокой скорости. Моя пара слегка был в лидерах, с Бейссвенгером и его ведомым над нами, чуть в стороне. Я просил и получил разрешение начать атаку. Мне удалось сбить ЛаГГ-3 в моем первом заходе, который Бейссвенгер подтвердил по радио. Затем он должен был принять свой бой, потому что я не видел и не слышал от него ничего больше».

Мундерлох сбил другой ЛаГГ-3 (его 20-я победа) во время второго захода, но затем был вовлечен в воздушный бой с третьей машины противника. Со вставшим двигателем, у него не было выбора, кроме как сесть на занятой врагом территории. Взятый в плен, он позже услышал от советских летчиков, участвующих в бою, что те сбили ещё один немецкий истребитель.

Это мог быть только Бейссвенгер. После того, как он заявил два ЛаГГ-3 — которые подвели его окончательный итог до 152 побед — он был атакован десятью другими. Его «Желтую 4» последний раз видели низколетящей, с медленно вращавшимся винтом, когда он пытался развернуться обратно к немецким позициям. В то же время, I./JG54 была занята доказательством превосходства своих новых Фокке-Вульфов. 23 февраля ею были заявлены без потерь 34 советских самолета. Семь пошли на счет командира Ганса Филиппа, доведя его счет до 180 побед.

7 марта, к тому времени уже переброшенная из патового Ленинградского фронта к Старой Руссе, I./JG54 была ещё более успешной, зачислив себе 59 самолетов противника уничтоженными и снова без потерь. Среди заявивших победы были Ганс Гётц (его 63-я) и Новотны (66-я). Fw.190 штаба эскадры также поднимались в тот же день, что позволило коммодору Ханнесу Траутлофту одержать его 53-ю победу. Но все оказались, опять же, в тени «Фипса» Филиппа, чьи девять побед увеличили его счет до 189 побед.

14 марта ещё два имени были добавлены в растущий список получателей Рыцарского креста в JG54. Обер-фельдфебель Герберт Бреннле, который присоединился к 4./JG54 во время Битвы за Британию, и был тяжело ранен под Ленинградом, также удостоился награды за свои 57 побед, одержанные к этому дню. Бреннле добавил только ещё один американский B-24, перед гибелью 4 июля над Сицилией, в качестве пилота 2./JG53.

Другая награда, за 46 побед, досталась обер-лейтенанту Гюнтеру Финку, второго по результативности «ночного истребителя» Траутлофта 1942 года, который теперь действовал в составе 8./JG54 на западном фронте. Он тоже скоро погиб в бою против «тяжеловесов» (B-17 из 8-й воздушной армии США) над Северным морем, 15 мая.

Но прогресс Ганса Филиппа, казалось, невозможно было остановить. 17 марта — в день его 26-летия — ещё четыре победы довели его счет до 203 побед. Это сделало его самым результативным пилотом истребителем во всех Люфтваффе! Герман Граф из JG52, первым достиг 200-й победы 2 октября 1942 года, и сразу же был отстранен от вылетов, не достигнув подобной цифры.

1 апреля «Фипс» Филипп был назначен командиром JG1 — эскадры, задействованной в обороне рейха. Там его ждал совсем другой вид войны. Поскольку он позже написал в письме к своему большому другу и прежнему командиру JG54, Ханнесу Траутлофту:

«Сражаться с двумя десятками русских истребителей или с английскими „Спитфайрами“ было в радость. И никто не задумывался при этом над смыслом жизни. Но когда на тебя летят семьдесят огромных „Летающих крепостей“, перед глазами встают все твои прежние грехи.»

Это были пророческие слова. После того, как он заявит B-17 — его двести шестую и окончательную победу — оберст-лейтенант Ганс Филипп 8 октября погибнет в бою против истребителей сопровождения США.

После убытия Филиппа, гауптман Рейнхард Зейлер передал командование III./JG54, находившейся на западе и вернулся на русский фронт, заменив Филиппа во главе I./JG54. Прибытие Зейлера совпало с периодом необычно плохой весенней погоды на северном участке фронта. Основные события на земле происходили на в центральном секторе фронта, где Советские войска отбили важный бастион, город Вязьму, и таким образом устранили последнюю угрозу для Москвы. Но I./ и II./JG54 продолжали летать в районе Ленинграда, когда позволяли условия.

Апрель отметился обычной чередой побед и потерь. Среди потерь месяца оказался «Король Jabo» Эдвин Дутель, сбитый 9 апреля во время маловысотного вылета к юго-востоку от Шлиссельбурга и пропавший без вести. Ровно через неделю, лейтенант Хорст Адамейт был награждён Рыцарским крестом после достижения 53 побед. Адамейт присоединился к эскадре ещё в 1940 году. Как и многие другие, члены «Зеленых Сердц» (в первую очередь, возможно, Отто Киттель), которые не могли добиться успехов на Bf.109, Адамейт проявил себя только пересев на Fw.190, после чего его истинные навыки стали очевидны, а счет резко вырос.

В апреле также произошло ещё одно краткое развертывание в Финляндии. Целью действий на этот раз, были не атаки конвоев с грузами на Ладожском озере, а патрулирование над противолодочной сетью установленной в устье Финского залива. Этот барьер простирался от Ревеля (Таллин) в Эстонии, до полуострова Порккала на финском побережье к западу от Хельсинки. Сеть была установлена в течение предыдущей зимы, чтобы оставить все советские подводные лодки закупоренными в заливе и предотвратить их появление в Балтийском море, где они не только представляли бы опасность для немецких и финских конвоев, но и ставили под угрозу тренировочные зоны собственных подводников Кригсмарине. Для этой цели было выбрано звено «Густавов» из 5./JG54, пилоты которого быстро приспособились к этой рутине. После тяжелого рабочего дня, проведенного за патрулированием над сетью и защитой её от возможного советского вмешательства, пилоты обычно ухитрялись отправляться на ночь в Хельсинки, так как базировались на современный аэропорт Малми, официально открытый менее чем пятью годами ранее и находящийся в нескольких минутах езды на такси от прелестной финской столицы.

Однако ночная жизнь Хельсинки была далека от мыслей большинства пилотов I./ и II./JG54. Их ежедневной заботой была постоянная борьба против растущей мощи ВВС Красной Армии. Советские воздушные атаки не ослабевали. Но, поскольку наземная активность в северном секторе в мае ослабла, то Luftflotte 1 обратил свое внимание на тыловые районы снабжения противника. Истребители JG54 стали сопровождать оставшиеся бомбардировщики и пикировщики из состава сил генерала Кортена, сводившиеся теперь к скудным 80 He.111 из KG53 и 40 Ju.87 из I./StG5, когда те атаковали советские железные дороги и склады за Волховом. Поставки грузов на Ладожское озеро, а также гавани вдоль его южного и восточного берегов, являлись главными целями.

И одна из последних целей, Новая Ладога, стала тем местом, где командир 1./JG54 обер-лейтенант Новотны, 15 июня заявил свою 100-ю победу. Девять дней спустя два вылета на свободную охоту вдоль Волхова принесли ему ещё десять побед, доведя общую численность до 124 побед. После этого Новотны, вместе с Максом Штотцем получили 6-недельный отпуск домой.

К середине июня II./JG54 гауптмана Юнга также завершила перевооружение на Fw.190. В то же время, усилия, по нарушению линий советских поставок на Ленинградский фронт по-прежнему оставались приоритетными. Среди наиболее важных целей стали железнодорожные мосты через Волхов, который находился теперь примерно в 50 км позади линии фронта. Попытки разрушить эти жизненно важные узкие места тяжелыми железнодорожными пушками, спрятанными в лесу вокруг Мга, оказались бесплодными. Поэтому Luftflotte 1 была поставлена задача разрушения мостов.

Была осуществлена серия вылетов, первая, пикировщиками из I./StG5, прикрываемых только двумя звеньями Фокке-Вульфов. Но они постоянно увеличивались по силе и интенсивности, как только каждый разведывательный вылет после атаки показывал, что мосты оставались все ещё неповрежденными.

Русские в равной мере осознавали важность этой артерии. По оценкам, около 1000 зенитных орудий всех калибров прикрывали этот район к моменту восьмой и последней атаке. Она была осуществлена всеми самолетами, доступными Luftflotte 1 и сопровождалась обеими Группами JG54. «Все было напрасно», — как сухо заметил один из участников налета, «так же, как и ежегодные празднования Дня партии рейха, только совсем не так весело!».

Немцам удалось разрушить один из пролетов моста, но снабжение продолжилось, поскольку советским инженерным войскам удалось навести притопленный мост в семи километрах ниже по течению. Разрушить его немцам уже не удалось, поскольку бомбардировщки требовались на других участках фронта и были отозваны.

В то же время на центральном секторе фронта, Люфтваффе начало сбор для поддержки операции «Цитадель» — планировавшегося скорого наступления под Курском. К началу июля большинство частей Luftflotte 1 были переданы под контроль Luftflotte 6. В их число вошла и I./JG54, которая перебазировалась в Орел на северном фланге Курской дуги.

Операция «Цитадель» была начата 5 июля. Вылеты I./JG54 сочетали свободную охоту и истребительное сопровождения бомбардировщиков. Группа имея более 20 боеспособных Fw.190, заявила значительное число побед вдоль северного фланга дуги. Но 11-дневное сражение, которое было прекращено 15 июля, стоило I./JG54 девяти пилотов погибшими или пропавшими без вести, а также ещё двоих получивших ранения.

Командир Группы майор Рейнхард Зейлер одержал свою 100-ю победу на второй день операции, но и сам получил серьезное ранение под Понырями, на полпути между Орлом и Курском. Несмотря на то, что впоследствии он смог восстановиться, Зейлер был признан непригодным для дальнейших боевых вылетов. В марте 1944 года его наградят дубовыми листьями за 100 подтвержденных побед, а пять месяцев спустя назначат командиром учебной эскадры JG104, которую он будет возглавлять до её расформирования в апреле 1945 года.

8 июля обер-лейтенант Франц Эйзенах, который перед переводом в Jagdwaffe первоначально являлся пилотом тяжелых истребителей (Zerstörer), а затем, став командиром 3./JG54 в мае 1943 года, был также ранен. Его травмы оказались менее серьезными, чем у Зейлера и он вскоре вернулся во главу своей эскадрильи. Но снова будет ранен в декабре и на этот раз выбудет на последующие шесть месяцев. В I./JG54 он вернется летом 1944 года уже в качестве командира группы, на последние девять месяцев войны.

Через два дня после отмены операции «Цитадель», 17 июля, фельдфебель Гельмут Мисснер из I./JG54 одержал 5000-ю победу JG54 в ходе войны. Хотя почти столько же побед будет одержано в последующие заключительные двадцать два месяца боевых действий, достижение Мисснера стал переломным. Отныне эскадра, как и вермахт в целом, действовала все больше и больше в обороне.

Но ещё одно событие, произошедшее менее чем двумя неделями ранее, возможно имело более поворотный момент для «Зеленых сердец». Оберст-лейтенант Траутлофт, который во время Курского наступления остался на северном участке фронта вместе со Штабом эскадры и II./JG54, сдал 6 июля командование JG54, заняв должность инспектора (командующего) истребительных частей на Востоке в штабе командующего истребительной авиацией генерала Галланда.

Как человек, более, чем кто-либо другой, запечатлевший свое имя в истории части (JG54 часто упоминается как «Jagdgeschwader Trautloft»), Ханнес Траутлофт продолжит поддерживать тесные связи с «Зелеными сердцами» в грядущих трудных днях. Но его уход по-сути стал окончанием целой эпохи.

После «Цитадели». Создание IV./JG54[править | править код]

6 июля 1943 года, на второй день Курского наступления, Ханнес Траутлофт — побывав командиром в течение почти трех лет — передал командование JG54 майору Хубертусу фон Бонину. Последний был не чужд эскадре. Ранее, в ходе войны, он полтора года был командиром I./JG54, до его последующего перехода в JG52. Вернувшись в качестве командира эскадры, фон Бонин был вынужден наблюдать за новой фазой в войне JG54 против Советских ВВС, поскольку в период после «Цитадели», её истребители были в ещё большей степени востребованы в качестве «пожарной команды», курсируя из одного опасного района, в другой во всех трех основных секторах восточного фронта, до окончательного возвращения на побережье Балтики.

Компенсируя убытие III./JG54 на запад, фон Бонину была придана новая Группа. IV./JG54 сформировали в июле 1943 года с нуля, в Йесау, в Восточной Пруссии (месте формирования III.JG54), оснастив её на Bf.109G. Группу возглавил гауптман Эрих Рудорффер, «Эксперт» с 74-ю победами и Рыцарским крестом, прибывший из состава JG2. Эмблемой новой Группы был выбран герб Принца Савойского. Она представляла собой белую полосу с тремя ежами на красном фоне. Позже, IV./JG54, в соответствии с традициями эскадры, приняла в качестве символа ссылку на место своего «рождения». Так как формирование произошло недалеко от Кенигсберга, то Группе было дано разрешение от этого города на использование его стилизованного герба.

22 июля, в то время как IV./JG54 ещё формировалась, на Ленинградском фронте было начато очередное советское наступление. Его целью было желание советского командования отбросить немецкие войска ещё дальше от города. Люфтваффе располагало в этом районе чуть более 30 истребителями Fw.190 из состава Stab./ и II./JG54. В то время как Фокке-Вульфы сражались с ВВС Красной Армии, II./JG54 также использовала несколько Bf.109G-2 в штурмовых вылетах против наземных войск советской армии. Эти вылеты вовсе не были популярны среди участвующих пилотов. Поговаривали, что они имели между собой договоренность о присуждении бутылки шампанского тому, кому «нечаянно» удавалось списать один из мессершмиттов при жесткой посадке!

Существовала также отдельная истребительно-бомбардировочная эскадрилья на Fw.190, действующая вместе с мессершмиттами II./JG54 в северном секторе. Это подразделение численностью около десятка самолетов, действовало под обозначением 12./JG54. 10./ и 11./JG54 на тот момент (до формирования IV./JG54) соответственно именовались истребительно-бомбардировочная и высотная эскадрильи, базирующиеся на западе.

30 июля командир II./JG54 гауптман Генрих Юнг погиб во время воздушного боя над лесами к востоку от Мги. Юнг заявил советский Ла-5, ставший его 68-й и окончательной победой, перед тем, как сам был сбит. Посмертно, 12 ноября он будет награждён Рыцарским крестом. Командование II./JG54 перешло к гауптману Рудорфферу, чья IV./JG54 в Рейхе, была близка к завершению подготовки. Смерть Юнга и внезапный отъезд Рудорфера временно оставили IV./JG54 без лидера. Он отсутствовал до того момента, как Группа в августе перебазировалась в Сиверскую, усилив II./JG54 на Ленинградском фронте. Там, новым командиром стал гауптман Рудольф Зиннер, бывший командир IV./JG27, действующей в Эгейском море.

К ноябрю 1943 года командный состав IV./JG54 выглядел так:

  • Командир Группы: гауптман Рудольф Зиннер;
  • Командир 10./JG54: обер-лейтенант Деттера (Deterra)
  • Командир 11./JG54: обер-лейтенант Эрвин Лейкауф
  • Командир 12./JG54: гауптман Герхард Коалл

В то же время, I./JG54, оставшаяся в составе Luftflotte 6 на центральном участке, после преждевременного прерывания «Цитадели», так же несла потери. 3 августа майор Герхард Хомут, ещё один экс-средиземноморский «эксперт» из состава JG27, вызванный возглавить Группу после того, как Рейнхард Зейлер получил ранение, не вернулся из своего второго вылета в качестве командира Группы.

Обер-лейтенант Ганс Гётц, командир 2./JG54, сразу же вступил в должность в качестве исполняющего обязанности командира Группы, только чтобы самому погибнуть на следующий день. Его «Черная 2» перевернулась в лесистой области к востоку от Брянска после неудачной атаки на соединение сильно бронированных штурмовиков Ил-2.

Сутки спустя, 5 августа, Красная Армия освободила Орел. I./JG54 отступила в западном направлении в Ивановку. Советское давление увеличивалось вдоль всего центрального сектора, а 18 августа русские начали ещё одно мощное наступление в районе к югу от озера Ильмень, вынуждая II./ и IV./JG54, отвлечь свое внимание от боевых действий на Ленинградском фронте, чтобы устранить новую угрозу на границе стыка групп армий «Север» и «Центр» и их тылам. Неудивительно, что списки потерь всех трех Групп начали увеличиваться.

19 августа II./JG54 потеряла одного из своих ветеранов и ведущего из действующих пилотов, когда обер-лейтенант Макс Штотц закончил свой жизненный путь во время боя с большим соединением истребителей Як под Витебском, как раз на границе с центральным участком. Несмотря на то, что пораженный Fw.190 Штотца был замечен сбитым и взорвавшимся при ударе о землю, пилот видимо, сумел воспользоваться своим парашютом. Он был замечен дрейфующим на вражескую территорию, но после этого бесследно исчез. Выростя до командира 5./JG54, Штотц подвел свой окончательный итог в 189 побед, что ставит его в 20-ку самым результативных «Экспертов» люфтваффе за годы войны. Командиром 6./JG54 после него стал лейтенант Ульрих Вёнерт, а позже, уже до конца войны лейтенант Шлейнеге (Schleinhege).

Именно на этом фоне растущих потерь и начала общего отступления, ещё более успешному пилоту «Зеленых сердец» было суждено достичь вершины своей карьеры. Потеря I./JG54 тройки лидеров в быстрой последовательности — Зейлер, Хомут и Гёц — стало несомненным ударом для Группы. Но их четвёртый Командир, за последующий период чуть более шести недель, оказался не только более жизнеспособным, но и вдохновляющим.

13 августа командир 1./JG54 обер-лейтенант Вальтер Новотны одержал девять побед, что довело его счет до 137 побед. Через пять дней он достиг 150-й победы. Через три дня после этого — 21 августа, когда ещё семь побед подняли его счет до 161 — Новотны был назначен командиром I./JG54. После него же, командирами 1./JG54 становились поочередно: обер-лейтенант Веттштейн (Wettstein), лейтенант Гейнц Вернике (Wernicke), лейтенант Фриц Тегтмейер (Tegtmeier) и гауптман Эрдманн (Erdmann).

В письме, написанном на следующий день после назначения, Новотны описал свою реакцию на назначение:

«Одержал вчера сто шестьдесят первую победу, другими словами 37 в течение десяти дней. Также сообщили, что я должен стать новым Командиром Группы. Два счастливых события, которые мы соответственно отметили! Не каждый день, 22,5-летний человек получает должность командира Группы — обычно предназначенную для майора, а это значит, что рано или поздно я стану гауптманом, или, возможно, даже майором. О чём я никогда не мечтал. Тем не менее никаких признаков получения „дубовых листьев“».

Признаки досады просматриваются в заключительной фразе этого послания, что было понятно. Так же, как и в случае с его запоздалым Рыцарским крестом, Новотны чувствовал, что Дубовые листья должны были достаться ему давно. Другие получили награду за гораздо меньшее количество побед, чем Новотны имел в настоящее время. Первые такие награды в годы войны выдавались за 40 побед. Однако в течение трех лет, с тех пор, этот численный критерий постоянно увеличивался — особенно на восточном фронте, где число сбитых вражеских самолетов превзошло все ожидания. Тем не менее, несмотря на сложную систему баллов для конкретных типов воздушных побед, большие расхождения по-прежнему оставались между отдельными наградами. Другие факторы, такие как руководство, очевидно, также шли в расчет. Но Новотны не мог быть ущемлённым на этот счет.

На самом деле что-то зловещего не было в задержке награждения Новотны законной наградой. Он был просто неудачлив. Каждый раз, когда он приближался к необходимому количество побед для получения награды, планка цели внезапно поднималась. В случае «дубовых листьев», 120 побед, которые бы обеспечили его этой престижной наградой в начале года, были теперь увеличены примерно ещё на 70 или около того побед.

Новотны не был единственной жертвой этой ловушки произвольных чисел. Но это сделало его все более решительным. Его ответ на письмо от старшего брата, с вопросом может ли он чем то расстроил командиров, было, в некотором роде, немногословным. Он сообщил Рудольфу, «ни чем» и припиской, «если они не хотят, дать мне дубовые листья, я добуду себе Бриллианты». И за шесть недель он сделает именно это!

В августе Новотны одержал в общей сложности 49 побед. Но за тот же период три Группы восточного фронта потеряли 18 пилотов, погибшими или пропавшими без вести, плюс ещё шесть получили ранения. В то время как этот показатель потерь может показаться не катастрофическим, он представлял собой почти треть текущей операционной численности соединения. К концу месяца Штаб майора фон Бонина присоединился к I./JG54 Новотны на центральном участке фронта, в то время как II./ и IV./JG54 продолжали курсировать туда и обратно на северном секторе между Красногвардейском, Сиверской и Мгой, а также Витебском, на центральном участке фронта, как того требовала ситуация.

И ситуация ухудшалась везде. Решительные наступления советских войск на юге освободили 23 августа Харьков, один из самых сильных немецких бастионов на Украине. Теперь Красная Армия приближалась к Днепру и начинала угрожать столице Украинской ССР Киеву.

В сентябре «Зеленые сердца» ещё более тонко растянулись, так как впервые они одновременно действовали над всеми тремя секторами по всей длине восточного фронта.

На севере два десятка исправных «Густавов» из IV./JG54 гауптмана Зиннера оставались под контролем Luftflotte 1 в качестве единственной части действующей на Ленинградском фронте. В центре Stab и I./JG54 имевшие совместно до 20 Fw.190 продолжали служить под руководством Luftflotte 6, с оглядкой на советское наступление на запад от Курска. В то же время, II./JG54 гауптмана Рудорфера и её около 20 Фокке-Вульфов, были отправлены под Киев, в южный сектор, чтобы усилить истребители 4-го воздушного флота — Bf.109 из JG52 — в попытке остановить натиск Красной армии на всей Украине.

В сентябре рост личного счета Новотны был стремительным. 1 сентября он заявил десять побед (второй раз за карьеру он одержал десять побед в один день), который довел его общий счет до 183. Три дня спустя эта цифра возросла до 189, и Новотны, наконец, получил свои долгожданные дубовые листья. Одиннадцать побед в течение последующих четырёх дней привели к 200-й победе 8 сентября. И ровно через неделю, 15 сентября, Новотны одержал 215-ю победу, сделавшую его на тот момент самым результативным пилотом во всей мировой военной авиации.

Последние 12 побед Новотны одержал в течение двух предшествующих дней, защищая собственный аэродром Группы на базе Шаталовка-Восточная. Аэродром в последнее время стал объектом интенсивных советских авиационных атак, в ходе которых четыре немецких истребителя были уничтожены, и ещё столько же повреждено. Два пилота, включая из прикомандированной Jabostaffel 12./JG54, были убиты, а командир 3./JG54 обер-лейтенант «Бази» Вейсс, ранен.

Новотны уже было приказано присутствовать в «Wolfsschanze» Адольфа Гитлера — штабе в Восточной Пруссии, при награждении его дубовыми листьями, но прежде чем сделать это, он одержал ещё три победы — пара Ла-5 и Як-9 были сбиты из состава группы в более чем 20 истребителей, бой с которой произошел около Ельни 17 сентября. Эти последние три победы сразу принесли обер-лейтенанту Новотны «Мечей» к Рыцарскому кресту. Через пять дней он получил обе награды из рук фюрера.

Звезда Новотны — и его счет — продолжали расти. 1 октября он был повышен в звании до гауптмана. Через неделю, четыре победы, одержанные за несколько минут, довели его счет до 223. Одна из его восьми побед 9 октября стала для JG54 6000-й победой в войне, а 11 октября он заявил ещё 4, хотя на этот раз ему для этого потребовалось девять минут. Очередные девять побед в течение следующих 2 суток привели его всего лишь к шести, не хватавшим до магического числа 250.

Эти шесть — по паре ЛаГГ-3, Ла-5 и Р-40 — были одержаны на следующий день. 14 октября гауптман Новотны стал первым пилотом-истребителем в мире, одержавшим 250 побед! Через пять дней он снова прибыл в «Wolfsschanze», на этот раз, чтобы быть награждённым «Бриллиантами». Он был всего восьмым членом вермахта, удостоенным такой чести — и шестым, всего лишь из семи пилотов Jagdwaffe, получивших «Бриллианты» во ходе войны.

Хотя Новотны превозносился пропагандистской машиной Геббельса, он сам первым признал, что его экстраординарный успех никогда не был бы достигнут без неустанной поддержки товарищей, как на земле, так и в воздухе. На первом месте среди последних был его давний ведомый, и большой друг, Карл «Квакс» (Quax) Шноррер. Двое других, которые регулярно вылетали с Новотны были Антон «Тони» Дёбеле и Рудольф Радемахер. Этот квартет стал грозной командой. Как «Звено Новотны» они были известны на всем восточном фронте. За всеми четырьмя числится уничтожение 474 советских самолетов.

Один из членов II./JG54 на юге также предстояло стать национальной знаменитостью. Перебазировавшись на Киев-Западный 20 сентября, II./JG54 была занята, главным образом, вылетами на свободную охоту. Принцип последней, заключался в защите отступающих сухопутных войск путем отвлечения внимания вездесущих штурмовиков, и Группа выполняла охоту в течение октября. Но два десятка Фокке-Вульфов не могли остановить армию и к концу месяца советские войска угрожали украинской столице с обоих флангов.

II./JG54 было приказано перелететь в Белую Церковь, примерно в 75 км к югу-юго-востоку от Киева. Но одному звену было поручено обеспечить «прямую поддержку армейских войск, сражающихся в Киеве как можно дольше». Командир 5./JG54 лейтенант Эмиль Ланг призвал добровольцев. Каждый пилот поднял руку вверх. Ланг выбрал членов Звена, плюс одного в резерв, а оставшаяся часть Группы должным образом удалилась. Небольшая Kommando, состоящая из пяти Fw.190, плюс восемь членов наземного персонала, трех грузовиков и заправщика остались одни на пустынном аэродроме.

Спрятав 5 самолетов и три автомобиля в углу одного из пустых ангаров, партия поехала в бараки на окраине города, чтобы провести ночь под звуки стрельбы пулемета по-соседству и стрелкового оружия. Лейтенант Норберт Ханнинг описывал историю:

«С рассветом 3 ноября мы поехали обратно на аэродром. Едва мы прибыли, когда разверзся ад. Советское наступление на Киев началось артиллерийскими залпами с севера и юга, вместе с массой бомбардировщиков и штурмовиков при поддержке орд истребителей Ла-5 и Як-7. Куда бы вы ни смотрели советские самолеты заполнили небо, свободное он немецкой зенитной артиллерии или истребителей.

В один из немногих тихих моментов лейтенант Ланг взлетел с унтер-офицером Пашке (Paschke) в качестве ведомого. Они исчезли на западе. Вторая пара должна была оставаться на земле до их возвращения. Волна за волной проходили советские самолеты, сбросив бомбы на немецкие позиции в городе, а затем сразу же поворачивая назад в восточном направлении.

Внезапно два Fw.190 появились высоко с востока и спикировали на кучу истребителей сопровождения соединения Ил-2. Короткий всплеск огня, Ла-5 поражен, воспламеняется, падает вертикально волоча за собой шлейф дыма и врезается в землю к северу от нас. Fw.190 скользит в левом вираже под один из Ил-2, линии трассера, ещё один удар и второй советский самолет идет вниз. Вскоре беспорядочно отступающее соединение штурмовиков находится вне поля зрения. Советские истребители парят над головой. Ждем.

Примерно через час возвращается „Булли“ Ланг. Рулежка до ангара, он кричит „Правая пушка не работает. Выдать запасную готовую машин. Гросс (Gross), ты будешь моим ведомым“. Он поспешно меняет самолеты, и вскоре он и унтер-офицер Гросс уносятся прочь и весь Балаган начинается сначала. В то же время, Пашке описывает первый вылет. Ланг одержал четыре победы. В текущем втором он одержал шесть. В ходе третьего, опять же с Гроссом в качестве ведомого, он заявил ещё пять. В четвёртом вылете за день выпала очередь фельдфебеля Хоффмана (Hoffmann) лететь ведомым. Ланг был теперь только в трех победах от своей сотой, а „Большой“ Хоффман в двух от пятидесятой.

К этому времени наступила вторая половина дня, но до сих пор волны советских бомбардировщиков продолжали прибывать, к Ил-2 присоединились Бостоны. Ланг приземлился примерно через час с необходимыми тремя победами и его понесли на плечах от истребителя ликующие механики. Вскоре после этого благополучно вернулся Хоффман. Он тоже одержал свой дубль… „Поздравляем с 50-й, Хоффман!“… „Danke, господин лейтенант, и мои поздравления по случаю Вашей сотой!“»

На обратном пути к ангару, ещё не остывший от боевых действий дня, лейтенант Ланг описал свою заключительную победу:

«…и когда он увидел меня на хвосте, не отрываясь идиот выполнил скольжение. Я нажал на спусковой крючок и срезал крыло его правого борта. Он выпрыгнул и повис на своем парашюте. Это был сотый.»

Это стало кульминацией удивительных трех недель «Булли» Ланга. В течение этого времени бывший пилот Люфтганзы одержал не менее 72 побед возле Киева — в том числе дюжину 21 октября в одиночку. Но в этот день, 3 ноября, с 18-ю победами в один день, Эмиль Ланг установил мировой рекорд всех времен. Подвиг получил широкое освещение в немецких СМИ.

Фотографии лейтенанта Ланга на плечах его наземной команды появились на обложках журналов и события дня, захваченные любительским кинооператором, были показаны на еженедельных кинохрониках в кинотеатрах по всему рейху. Но немецкая публика не услышим о том, что произошло дальше.

Пилоты и наземная команда вернулась к заброшенным казармам, чтобы провести вторую ночь. И на этот раз их отдых был нарушен не звук огня стрелкового оружия, а полудюжиной танков Т-34 подтягивавшихся за воротами!

Сопровождающие танки пехотинцы обыскали комнаты на первом этаже, но не смогли обнаружить пятерых немецких пилотов крадущийся на верхней части лестницы, вооруженных только единственным пистолет-пулеметом и пистолетом и одной ручной гранатой на каждого. Наконец, советские солдаты поднялись на борт танков, и они двинулись далее. С первыми лучами проснулись механики (которые все проспали!) и группе удалось вернуться обратно на аэродром. Здесь все было относительно спокойно в течение ночи. Фокке-Вульфы перебазировались на время в Белую Церковь, куда наземная команда также прибыла поздно вечером того же дня.

Киев был окончательно освобожден Красной Армией 6 ноября. Именно в этот день командир II./JG54 гауптман Рудорффер, заявил 11 побед. Такие индивидуальные успехи были всего лишь каплей в море при подавляющем советском численном преимуществе в воздухе. Внедрение новых типов самолетов и новой тактики Советами также начали давать о себе знать:

«Старые дни нашего качественного превосходства, когда были случаи простого ввязывания прямо в воздушный бой с криком „Hussassa!“ (Традиционный боевой клич гусар), были закончены. К концу 1943 года он был больше вопросом борьбы за выживание — получить преимущество в высоте, сделать одну пикирующую атаку, а затем вернуться наверх как можно быстрее. То, что мы назвали „йо-йо“ тактикой».

На земле немецкие войска также сгибались под неустанным давлением СССР. На севере наступление Красной Армии отбросило немцев на расстояние менее чем в 70 миль (112 км) от старой латвийской границы. Группа армий Север, уже уменьшенная на 13 дивизий, переброшенных для поддержки других секторов, сталкивается с весьма реальной опасностью быть отрезанной вдоль прибрежной полосы Балтийского моря.

В центральном секторе, Stab и I./JG54 по-прежнему испытывали противоречивые состояния. 29 октября обер-фельдфебель Отто Киттель, тихий унтер-офицер, который, в конечном счете станет лучшим пилотом «Зеленых Сердец», был награждён Рыцарским крестом за 123 победы. Но дни знаменитого «Звена Новотны» пришли к концу. 11 ноября обер-фельдфебель Антон Дёбеле погиб в столкновении в воздухе — некоторые источники говорят, что с другим истребителем Люфтваффе, другие с советским Ил-2 — над шоссе Смоленск — Витебск. С его счетом в 94 победы на момент гибели, «Тони» Дёбеле был посмертно награждён Рыцарским крестом 26 марта 1944 года.

Через сутки после гибели Дёбеле, был тяжело ранен ещё один член Звена. Несмотря на ужасные погодные условия, фельдфебель Карл Шнорер вылетел из Витебска совместно с командиром Группы Новотны, в ответ на призыв о помощи от пехотной части, находящейся под атакой штурмовиков. Каждому из них удалось сбить по Ил-2, когда Новотны понял, что его ведомый горит (Шнорер на «Зеленая 2», был поражен «дружественным огнем» зенитной артиллерии). Повинуясь приказу своего лидера, прыгать, «Квакс» (Quax) Шнорер выпрыгнул из пылающей машины. Но на высоты менее 230 футов (70 м) у его парашют не было достаточно времени, чтобы должным образом раскрыться и Шнорер упав на стоящие деревья, получил тяжелое сотрясение мозга и сломал обе ноги.

15 ноября гауптман Новотны одержал свои последние две победы на восточном фронте. Он набрал 255 побед с момента вступления в «Зеленые сердца» (плюс, по некоторым данным, по меньшей мере, ещё 20 неподтвержденных), и теперь ему было приказано прекратить боевые вылеты. Однако, он по-прежнему находился во главе I./JG54 в течение ещё трех месяцев, прежде чем вступил в командование учебной эскадрой (JG101) в феврале 1944 года. Следующей осенью он сформировал оснащенное реактивным истребителем Me.262 Kommando, которое носило его имя, и это в конечном итоге привело к его гибели 8 ноября 1944 года.

К концу 1943 года ещё четыре пилота JG54 были награждены Рыцарскими крестами. Двое награждённых 22 ноября были членами II./JG54: командир 5./JG54 гауптман Эмиль Ланг за 119 побед и обер-фельдфебель Альбин Вольф из 6./JG54 за 117. Хороший друг Альбина Вольфа и его однополчанин из 6./JG54 обер-фельдфебель Генрих «Бази» (Bazi) Штерр одержал 86 побед к моменту своего награждения Рыцарским крестом 5 декабря. В то же время, по некоторым источникам, он одержал свою 100-ю победу ещё в предыдущем месяце.

Вторая из двух наград 5 декабря была посмертной. Весной 1943 года быстро зарекомендовал себя как летчик-истребитель экстра класса лейтенант Гюнтер Шеель, присоединившийся к I./JG54. Он редко возвращался из вылета без побед. Но его многообещающая карьера была прервана к концу Курского наступления. 16 июля, во время сопровождая Группы Ju.87, он протаранил на малой высоте Як-9 и разбился на смерть в тылу советских войск, в районе Орла.

15 декабря «Зеленые сердца» потеряли своего командира эскадры, погибшего в бою. Майор Хубертус фон Бонин был сбит под Витебском, на южном фланге нового советского наступления в направлении Латвии, фронт от которой к тому времени, находился менее чем в 65 км. При угрозе непосредственной опасности окружения их базы, Stab и I./JG54 перебазировались из Витебска в Оршу до конца текущего года.

В южном секторе такое же быстрое продвижение Красной Армии на запад от Киева, заставило II./JG54 покинуть Белую Церковь и на Рождество ей было приказано немедленно перебазироваться в Тернополь. Но густой туман задержал отлет на три долгих дня, в течение которых отступающие армейские подразделения следовали на запад мимо аэродрома. Незначительное улучшение погодных условий позволило наиболее опытным пилотам взлететь 28 декабря, а остальные сопровождали наземную колонну. Поэтапно, через Винницу, и только после больших трудностей и некоторых потерь, Группа воссоединилась в Тернополе в первую неделю января.

Подразделения JG54 на Западе. 1943 год[править | править код]

После вывода III./JG54 с русского фронта в начале 1943 года, она первоначально была развернута, в течение нескольких месяцев, на полуавтономной основе в Рейхе, до её перевода под контроль JG26. Таким образом, более позднюю историю Группы более справедливо считать частью истории JG26. И в самом деле, III./JG54 будет переименована и официально включена в эту эскадру в качестве IV./JG26 в феврале 1945 года. Но, поскольку истребители Группы продолжали нести знак «Зеленых сердец» на протяжении большей части этого периода, и её члены — по крайней мере в первые дни — сохраняли очевидное сходство со своей родительской эскадрой в России, деятельность Группы против RAF и USAAF составляет неотъемлемую часть общей истории Эскадры.

Вывод III./JG54 из России стал результатом решения командующего дневными истребителями генерала Адольфа Галланда об обмене местами одной эскадры, базирующейся на западе, с другой, с Восточного фронта. Для этих целей были выбраны JG26 и JG54. Хотя обе были весьма опытными, каждая из них получила свой опыт на собственном конкретном театре военных действий, которые кардинально отличались друг от друга. Следовательно, требовался определённый период «акклиматизации», прежде чем обе могли стать полностью эффективными в новых условиях.

Не совсем понятно, чего Галланд надеялся добиться этим обменом на таком чувствительном этапе войны на два фронта (в период после Сталинграда, советская авиация начала завоевать господство на востоке, в то время как на западе Восьмая воздушная армия США только что приступила к своим дневным бомбардировкам в наступлении против рейха). По справедливости, две эскадры не должны были быть переведены целиком, а передавались по Группам, с тем чтобы свести неизбежную дестабилизацию к минимуму. Но либо Галланд одумался — либо более осторожные умы указали на его ошибку — эта схема была остановлена после того, как по одной Группе, плюс одной дополнительной эскадрильи от этих эскадр совершили свое перебазирование. И если для частей JG26, которые были переведены в Россию, командировка закончиться спустя четыре месяца кампании против СССР, для членов JG54, участвующих в обмене, перебазирование на запад стало постоянным.

В начале февраля 1943 года III./JG54, во главе с командиром гауптманом Рейнхардом Зейлером, отправилась на поезде из Смоленска, на центральном участке Восточного фронта, в Лилль-Вендевилль, на севере Франции. Примерно в то же время 4./JG54, под командованием обер-лейтенанта Зигфрида графа фон Матушки, покинула Красногвардейск, отправившись также по железной дороге в Вивельгейм, в Бельгии. Здесь, последняя станет действовать как часть III./JG26, замещая её 7./JG26, под командованием гауптмана Клауса Митуша, отправленную на восток примерно двумя неделями ранее.

Между тем, после прибытия в Лилль-Вендевилль 12 февраля, пилоты III./JG54 были доставлены на борту транспортных Ju.52 в Висбаден, чтобы получить свои новые Bf.109G-4. По возвращении, они были подвергнуты интенсивному обучению, предназначенному для подготовки их к фронтовым операциям на Канале. Это было сделано под критическим взором майора Йозефа «Пипс» Приллера, командира JG26, чей Штаб также занимал Лилль-Вендевилль.

Командирами эскадрилий в это время были:

  • 7./JG54 — гауптман Вальдемар Вюбке
  • 8./JG54 — гауптман Гюнтер Финк
  • 9./JG54 — гауптман Ганс-Эккехард Боб

Вскоре стало очевидным, что «Эксперты» восточного фронта Зейлера, больше действующие на малых высотах индивидуальными звеньями или парами против советских ВВС, были непригодны для того, чтобы занять место рядом с пилотами JG2 и JG26, являвшимися первой линией обороны Люфтваффе на западе. Эскадры, базирующиеся на Канале, выработали свой собственный набор навыков, необходимых для борьбы не только с англо-американскими истребителями и средними бомбардировщиками, но и с растущими числом высоко-летающих «тяжеловесов» США. Несмотря на все усилия, перфекционист майор Приллер стойко отказался объявить III./JG54 боеспособной. Именно его негативные сообщения в высшие инстанции, якобы вбили последний гвоздь в гроб схемы обмена Галланда.

В течение шести недель, проведенных Группой в ознакомлении с фронтом Канала, она потеряла около дюжины Bf.109, уничтоженных или поврежденных по множеству случайных причин, но, только с одной боевой потерей — унтер-офицер Эрих Твелкмейер (Erich Twelkemeyer) из 7./JG54 пропал без вести 26 февраля после воздушного боя близ Булони. Месяц спустя, 27 марта 1943 года, III./JG54 была переведена в Ольденбург, на севере Германии. Здесь, за пределами радиуса действия одномоторных истребителей союзников, Группа провела последующие три месяца, сосредоточившись исключительно на обороне Рейха.

В то время как III./JG54 была занята, в конечном счете неудачной, подготовкой действий на фронте Канала, две другие эскадрильи, носящие обозначение JG54, активно использовались против западных союзников. Однако ассоциация этих подразделений с «Зелеными сердцами» была минимальной. Каждая из двух эскадр, базирующихся на Канале (JG2 и JG26) уже давно имели по две отдельные специализированные эскадрильи каждая: 10.(Jabo)/ — истребительно-бомбардировочную, и 11./ — высотных истребителей, оснащенную истребителями с герметичными кабинами Bf.109G-1.

В конце января 1943 года 10.(Jabo)/JG26, базирующаяся на Сент-Омер — Везерн и оснащенная Fw.190, была переименована в 10.(Jabo)/JG54. В качестве выделенной в виде истребительно-бомбардировочного подразделения для операций по пересечению Канала, эта эскадрилья считалась непригодной для перевода в Россию и смена её наименования был просто опережающим шагом в планах обмена Галланда, до прибытия основной части JG54 с восточного фронта. Для того, чтобы показать их новую принадлежность, пилотов эскадрильи проинструктировали удалить эмблемы JG26 с названием «Schlageter» — хотя в действительности они продолжали действовать, как и прежде, находятся под контролем своей бывшей родительской эскадры.

Точно так же, специализированная высотная эскадрилья принесла бы мало пользы для действий на русском фронте, где ВВС Красной Армии летали преимущественно на низких высотах. Следовательно, когда 11./JG26 (которую расформировали в декабре 1942 года) была заново сформирована в Мервиле (Merville) в феврале 1943 года, ей присвоили обозначение 11./JG54.

В течение трех месяцев обе эскадрильи действовали под знаменем JG54. Для Фокке-Вульфов из 10.(Jabo)/JG54 это означало продолжение спорадических пересечений Канала в истребительно-бомбардировочных вылетах по целям в южной Англии, которые они до этого атаковали и ранее. После потери фельдфебеля Эмиля Бёша (Emil Bösch) 12 марта, сбитого Тайфунами RAF примерно в 10 км от Дюнкерка, эскадрилья нанесла 24 марта значительный ущерб в ходе утренней атаки на Эшфорд, в графстве Кент. Потери на земле были тяжелыми, но зенитная оборона города одержала один успех, попав в машину командира эскадрильи обер-лейтенанта Пауля Келлера (Paul Keller), которая взорвалась в воздухе.

Пять дней спустя унтер-офицер Йоахим Кох (Joachim Koch) пал жертвой Спитфайра над Брайтоном. И ещё три пилота из 10.(Jabo)/JG54, которой стал командовать обер-лейтенант Эрвин Буш (Erwin Busch) будут объявлены пропавшими без вести над Каналом, до момента второй реорганизации в середине апреля 1943 года, когда эскадрилья стала частью Schnellkapfgeschwader 10.

Меньше известно о высотных действиях 11./JG54 из Мервилля в течение этого периода. После списания пары Bf.109G-1 в авариях при взлете и посадке, эскадрилья стала получать новые G-3. Однако к началу мая, её высоковысотная роль была окончена, а сама эскадрилья была переведена в Вевельгем, в Бельгии, где её перевооружили на Fw.190. 21 мая 11./JG54 одержала свой единственный успех, когда обер-фельдфебель Рейнхольд Хоффманн (Reinheld Hoffmann) сбил Р-47 летящий низко над бельгийским побережьем близ Бланкенберга. До конца месяца эскадрилью расформировали, большинство её членов перевели в JG26.

В то же время, пилоты гауптмана Рейнхарда Зейлера из III./JG54, без сомнения, все ещё страдая от того, что попали недостаточно опытным для фронтовых операций над Каналом, оттачивали свои зубы на самолетах восьмой армии США.

Первый успех Группы произошел 17 апреля во время рейда США на Бремен, когда пилотам части были зачислены три из шестнадцати B-17, сбитых в тот день. III./JG54 имела единственную потерю. Командир 9./JG54 гауптман Ганс-Эккехард Боб, выпрыгнул из самолета раненым, после столкновения с «летающей крепостью», одновременно ставшей его 57-й победой. После ранения Боб уже не вернется в эскадру, став в августе командиром IV./JG51 на восточном фронте. Командиром 9./JG54 станет обер-лейтенант Шиллинг (Schilling). Три других Bf.109 вернулись в Ольденбург с незначительными боевыми повреждениями.

Первый из трех B-17 был сбит командиром Группы гауптманом Рейнхардом Зейлером над районом цели, вскоре после 13:00. Это был единственный четырёхмоторный бомбардировщик, оказавшийся в списке Зейлера из 100 побед, одержанных за время второй мировой войны, поскольку к тому моменту ему уже было приказано вернуться на восточный фронт и взять на себя командование I./JG54. Предыдущий командир этой Группы, гауптман Ганс Филипп, прибыл на запад несколькими днями ранее, приняв на себя командование JG1. Офицером, заменившим Рейнхарда Зейлера во главе III./JG54 стал гауптман Зигфрид Шнелл, ветеран JG2 «Рихтгофен», и один из самых успешных пилотов на фронте Канала.

15 мая в бою с тяжелыми бомбардировщиками пали сразу два кавалера Рыцарского креста: командир 8./JG54 гауптман Гюнтер Финк (46 побед) и лейтенант Фридрих Рупп из 7./JG54 (52 победы), причем второй, в этом бою одержал и свою последнюю победу. Вместо Финка, командиром 8./JG54 станет обер-лейтенант Рудольф Патцак.

После уничтожения Группой трех B-17, «Wumm» Шнелл привел III./JG54 через границу в соседнюю Голландию 23 июня. Базируясь сначала в Arnhem-Deelen, а затем в Амстердам-Схипхол с 24 июля, Группа вернулась в пределы действия истребителей RAF. А также продолжала сбивать случайных «тяжеловесов» — ведущим «Экспертом» по четырёх-моторным бомбардировщикам в этот период был обер-лейтенант Рудольф Патцак из 8./JG54, который заявил семь B-17 в период с мая по июль. III./JG54 также начала сталкиваться с самолетами истребительного командования. Их главными противниками стали Спитфайры и Тайфуны и гауптман Шнелл сбил по паре каждых 25 июля. Третий Спитфайр в тот день стал жертвой обер-фельдфебель Ойгена Цвейгарта из 9./JG54.

Шнелл и Цвейгарт снова отличились двое суток спустя, когда первый сбил один Тайфун, а второй двухмоторную Ventura. 27 июля оказался самым удачным днем двухмесячного пребывания III./JG54 в Нидерландах. В период чуть более пятнадцати минут пилотами группы было сбито семь машин RAF над районом Харлем, ценой ранений трех пилотов, одним из которых был командир 7./JG54 гауптман Вальдемар «Hein» Вюбке.

2 августа 9./JG54 воспользовалась своим опытом боем на малых высотах, когда её пилоты сбили пять «Бофайтеров» берегового командования, атаковавших сильно охраняемый конвой у голландского побережья. Но менее чем две недели спустя, 15 августа, III./JG54 получила приказ вернуться в Рейх и возобновить свою высотную войну против ВВС Восьмой армии над северной Германией.

Её новой базой стал Шверин, примерно в 90 км к востоку от Гамбурга. Здесь она будет оставаться в течение большей части года, медленно завершения перевооружение на новые Bf.109G-6, и неся материальные потери больше от случайных причин, чем от действий противника. Но 9 октября часть оказалась в состоянии претендовать на четыре B-17 из состава соединения, посланного против целей вдоль Балтийского побережья Германии.

Через пять дней Группа сама была направлена в дальний вылет, когда её призвали на усиление истребительной авиации Люфтваффе, противостоящей другому глубоко проникающему американскому рейду против Швайнфурта. Из 60 американских тяжелых бомбардировщиков, которые не вернулись из катастрофической «второй Швайнфуртской» миссии 14 октября, три были сбиты пилотами 8./JG54 над центральной частью Германии. Эскадрилья потеряла только фельдфебеля Генриха Босина (Heinrich Bosin), который погиб при попытке совершить аварийную посадку около Льежа, в Бельгии, после израсходования топлива.

По крайней мере, ещё пять пилотов погибнут в бою до конца года, в том числе двое 29 ноября, когда Группе записали три из тринадцати B-17, потерянных в налете на Бремен.

В начале декабря III./JG54 перебазировалась из Шверина в соседний Людвигслюст, примерно в 32 км южнее. Здесь она провела последующие три месяца.

Восточный фронт 1944 год[править | править код]

Выйдя из-под непосредственного удара Красной Армии, JG54 смогла сделать паузу и передохнуть. Снижение активности в начале 1944 года — в немалой степени благодаря многолетнему российскому противнику, «Генералу Зиме» — обусловливалась не только тем фактом, что Новотны оставаясь в качестве только номинального главы I./JG54, не позволял полностью реализовать потенциал Группы, но и то, что немедленной замены погибшего командира эскадры Хубертуса фон Бонина не предвиделось.

Несмотря на всепроникающий туман и обильные снегопады, действия, конечно же, полностью не прекратились. Одной из первых потерь нового года стал командир 2./JG54 обер-лейтенант Отто Винцент (Otto Vinzent), который часто лидировал Группу в воздухе после официального запрета Новотны на полеты, пропавший без вести 4 января. Через десять дней I./JG54 оказалась в состоянии претендовать на 30 сбитых самолетов противника, большинство из них Ил-2, поддерживающих локальную танковую атаку возле Орши.

За последние два с половиной года положение вокруг Ленинграда, оставалось удивительно для Восточного фронта, статичным. Некоторые даже сравнивали системы траншей в этом районе, с аналогичными, времен Первой мировой войны. Но в третью неделю января 1944 года все изменилось. Новое советское наступление между Ладожским и Ильменским озёрами прорвало немецкие линии. Мга была освобождена 21 января и Красная Армия наступала на юго-запад в сторону Красногвардейска. Была восстановлена возможность свободно перемещаться при помощи железнодорожного транспорта как в город, так и из него. Окончание блокады Ленинграда было официально объявлено 27 января.

На следующий день JG54 приветствовала нового Командира в лице оберст-лейтенанта Антона Мадера. Он имел давние связи с эскадрой, будучи ещё в 1938 году первым командиром 3./JG76. Награждённый Рыцарским крестом за 68 побед, Антон Мадер перед этим являлся Командиром JG11, действующей в системе обороны рейха. Ровно через неделю после прибытия Мадера в Оршу, Новотны передал командование I./JG54 командиру 6./JG54 гауптману Хорсту Адамейту вся карьера которого протекала вместе с JG54, с момента вступления в её ряды в качестве унтер-офицера в 1940 году. Последнего, на посту командира эскадрильи сменил лейтенант Альбин Вольф.

Последнее изменение в командовании, в течение этого периода, произошло 11 февраля обменом постами гауптманов Зигфрида Шнелла и Рудольфа Зиннера, в качестве командиров III./ и IV./JG54 соответственно. Причина этого индивидуального обмена восток/запад не совсем понятна, но перевод в Россию оказался фатальным для «Вумма» (Wumm) Шнелла. 25 февраля, всего через две недели после вступления в командование IV./JG54 в Пскове, ставший майором Зигфрид Шнелл, который был одним из ведущих «Экспертов» действующих на фронте над Каналом, погиб в бою над Нарвой против советских истребителей.

Место гибели Шнелла иллюстрирует, насколько далеко войска группы армий «Север» отступили с момента изгнания со своих позиций вокруг Ленинграда. К концу февраля они занимали самый северный участок «Линии Пантера» — подготовленной линии обороны, проходящей на 50 км вдоль реки Нарва от Чудского озера до Балтийского моря. Именно по этой самой территории продвигалась 18-я Армия из Эстонии, в конце лета 1941 года, во время своего похода на Ленинград. В настоящее время и 18-я и 16-я Армии (последняя располагалась южнее Чудского озера), были вынуждены отступать под давлением советской армии обратно в Прибалтику. И завершая круг, I./ и II./JG54 также вернулись на их «коренной» участок восточного фронта, в результате их перевода обратно в северный сектор, с целью обеспечения авиационной поддержки двух Армий в ходе последующих месяцев.

Stab и I./JG54 перебазировались в Дерпт и Везенберг, в Эстонии, до конца февраля. II./JG54 гауптмана Рудорфера последовала за ними до Печор (и Дерпта) в марте. Это прибавило примерно 45 исправных Fw.190 к более чем 20 Bf.109G из IV./JG54, бывшей в последнее время единственной истребительной частью в северном секторе. И настолько бедственном, на этой стадии войны, было состояние всего фронта на востоке, что даже последняя из Групп была вынуждена лишится трети своего состава, из-за недавнего временного перевода 12./JG54 в Умань, на Украине.

В марте 1944 года состоялись награждения «Зеленых сердец». 2 марта гауптман Адамейт получил дубовые листья за 120 побед (с момента награждения Новотны, с его 189 победами шестью месяцев ранее, критерии для награждения дубовыми листьями явно подверглись пересмотру!). В тот же день «Зеппл» (Seppl) Зейлер так же был награждён ими за свои 100 побед, одержанных до ранения в самом начале операции «Цитадель».

26 марта обер-лейтенант Роберт «Бази» Вейсс и обер-фельдфебель Вильгельм Филипп были награждены Рыцарскими крестами за 70 и 61 победу соответственно. Оба пилота ранее служили в составе JG26 на западе, но к настоящему моменту служили в составе I./JG54, и оба впоследствии погибли над Рейхом в составе III./JG54, в «Черный день». И, наконец, 28 марта обер-фельдфебель Фриц Тегтмейер, чья первая победа была достигнута в день начала операции «Барбаросса», получил Рыцарский крест за 99 побед.

Среди 223 побед заявленных тремя Группами в марте, и одержанных, в основном, в ожесточенных боях, ведущихся к югу от Псковского озера, была 135-я, одержанная 23 марта командиром 6./JG54 обер-лейтенантом Альбином Вольфом, ставшая одновременно 7000-й победой эскадры с начала войны. Сам Вольф смог добавить к ней ещё только девять побед, прежде чем был убит 2 апреля прямым попаданием зенитного снаряда около Пскова. 27 апреля он посмертно будет награждён дубовыми листьями. После него эскадрилью возглавит лейтенант «Бази» Штерр, а после реорганизации в августе, уже до конца войны — обер-лейтенант Веттштейн (Wettstein).

К этому времени «Тихий унтер-офицер» из 2./JG54 действовал в полном разгаре. Опровергая свое неперспективное начало, лейтенант Отто Киттель 8 апреля одержал свою 150-ю победу. Шесть дней и две победы спустя, он был награждён дубовыми листьями. В этом промежутке, 11 апреля, Эмиль Ланг и Эрих Рудорффер также получили подобные награды за 144 и 130 побед соответственно.

После потери Зигфрида Шнелла в феврале, «Густавы» IV./JG54 возглавлял и. о. командира Группы, гауптман Герхард Коалл, чью 12./JG54 соответственно возглавил гауптман Вальдемар «Хейн» Вюбке («Hein» Wubke). В апреле дополнительные подразделения IV./JG54 были посланы через Лемберг в состав Luftflotte 4 на крайнем юге в течение короткого, но оказавшегося для них катастрофическим, развертыванием в Румынии, наряду с JG52. Сообщается, что они прибыли на аэродром Мамая только с пятью исправными Bf.109! Передовая группа из основного технического персонала перелетала на двух транспортных Ju.52, но оба самолета разбились после того, как были обстреляны американскими истребителями дальнего действия над Дунаем.

В мае, Коалл был назначен командиром Ergänzungsjagdgeschwader 1 (EJG1 — базирующееся в Рейхе истребительное учебное соединение для боевой подготовки), а командование IV./JG54 передали майору Вольфгангу Шпёте.

Одной из первых задач Шпёте стал вывод Группы в Иллесхайм (через Ландау на Изаре) в начале июня, и организация её перевооружения на Fw.190A-8. После этого состав Группы составлял примерно 80 Fw.190 и 80 летчиков. Именно во время этого перевооружения, 22 июня (в третью годовщину нападения на СССР), советские войска начали большое летнее наступление в центральном секторе. Как только IV./JG54 объявили боеготовой на новых машинах, её перебросили в Люблин, в Польше, где она приняла бой с наступающими русскими. Она понесла ошеломляющие потери, почти половину от своей численности убитыми и ранеными.

Потери включали командира Группы Вольфганга Шпёте, который получил ранение и дважды за короткий промежуток времени был вынужден воспользоваться своим парашютом. Несмотря на то, что он получил ожоги лица, ему очень повезло, когда советские истребители обстреляли его, но промахнулись, во время его спуска на парашюте. Группа также потеряла трех командиров эскадрилий, двое из которых были убиты: командир 11./JG54 обер-лейтенант Деттера (Deterra), был убит в воздушном бою; его преемника, лейтенанта Хорста Хартампфа (Horst Hartrampf), вытащили мертвым из горящего самолета, который только что приземлился в Насельске; командир 12./JG54 обер-лейтенант Сигурд Хаала был сбит зенитным огнем и попал в плен.

Оставшиеся в живых были выведены в Деблин, а оттуда в Насельск, к северу от Варшавы. Состав Группы был пополнен и сама она была переформирована на основе четырёхэскадрильного состава. К началу июля командная структура Группы включала:

  • Командир IV./JG54: майор Шпёте;
  • Командир 10./JG54: обер-лейтенант Рудольф Клемм
  • Командир 11./JG54: обер-лейтенант Детерра (Deterra)
  • Командир 12./JG54: обер-лейтенант Сигурд Хаала (Haala)
  • Командир 13./JG54: лейтенант «Бази» Штерр («Bazi» Sterr)

Когда союзные воздушно-десантные войска высадились в Арнеме, в Голландии. IV./JG54, на бумаге комплектной и полностью перевооруженной, ещё раз было суждено стать частью ответа Люфтваффе на внезапную вражескую угрозу. Но среди её пилотов к этому моменту преобладали неподготовленные и неопытные молодые пилоты. И на западе они будут противостоять превосходящей мощи англо-американской авиации. Исход был неизбежен. Уже во второй раз в течение нескольких недель Группа Шпёте была выбита. Потребовалось очередное пополнение и перевооружение, прежде чем IV./JG54 смогла вернуться на фронт и возобновить операции против западных союзников.

В то же время Stab, I./ и II./JG54 остались на своем старом прибалтийском театре. Здесь также, давление их врага было неумолимым. На протяжении мая советские ВВС бомбардировали цели в Эстонии и Латвии в рамках очевидного подготовительного процесса для очередного наступления. Чуть более 60 боеспособным Fw.190 JG54 по оценкам противостояло 3500 самолетов ВВС КБФ и советских ВВС в северном секторе. Несмотря на это, часть заявила 83 вражеские машины уничтоженными в течение месяца, при потери всего четырёх пилотов.

Но советская деятельность не была направлена исключительно на прибалтийские республики. С деблокадой Ленинграда, Красная Армия смогла наконец обратить свое внимание на линию финского фронта на Карельском перешейке, примерно в 30 км к северу от города. Мощная атака на эти позиции была начата 9 июня. Вынужденные отступить, финны призвали своих немецких союзников о помощи.

Ровно через неделю, 16 июня, поспешно собрали боевое соединение Gefechtsverband Kuhlmey, прибывшую в Иммола, через Хельсинки. Эта специальное соединение, состояло в основном из пикирующих бомбардировщиков Ju.87 и штурмовиков Fw.190. Его истребительный элемент обеспечивали 4./ и 5./JG54 из состава Группы гауптмана Рудорфера.

В течение следующего месяца части Kuhlmey находились в воздухе почти без пауз, оказывая поддержку сражающимся финнам. Задания включали атаки войск противника и скопления танков, мостов вдоль линий снабжения и судов вдоль обоих побережий Карельского перешейка: в Финском заливе и на Ладожском озере. Фокке-Вульфы II./JG54 оказались в затруднении выдержать подобный уровень активности и Группа потеряла по меньшей мере семь пилотов по всевозможным причинам. 2 июля, при атаке аэродрома Иммола советской авиацией, Группа потеряла 3 Fw.190 уничтоженными и ещё 11 тяжело поврежденными. Но все эти жертвы были напрасны. Советским войскам удалось занять почти весь Карельский перешеек, в том числе Выборг на его северной оконечности, а Gefechtsverband Kuhlmey было распущено во второй половине июля.

На протяжении всего этого времени оборона Прибалтики легла на плечи всего 13 (!) Fw.190 из 2./ и 3./JG54. Это были все силы в распоряжении гауптмана Адамейта после того, как его 1./JG54 также откомандировали в Финляндию. С 19 июня по 15 июля 1./JG54 размещалась в Турку на входе в Ботнический залив для защиты немецких военно-морских сил, действующих в этом районе.

Возвращение 1./JG54 и II./JG54 из своей экспедиции в Финляндию — в последний раз «Зеленые сердца» действовали с финской земли — было вызвано сложившейся ситуацией вдоль восточных границ Прибалтики. Давно угрожавшая буря разразилась. Но даже воссоединенная JG54, собрала менее 50 исправных Фокке-Вульфов и мало что могла сделать, для препятствия этому наступлению Красной армии, чьею очевидной целью было освобождение трех прибалтийских республик Советского Союза. К концу июля 18-я армия была отброшена от Нарвы на позиции к северу от Чудского озера, а 16-я армия оставила позиции южнее Псковского озера. На крайнем правом фланге, Дюнабург (Даугавпилс), в южной части Латвии, пал 28 июля. JG54 ожесточенно сопротивлялась. Эскадра была ответствена за большинство из 504 самолетов противника — почти половина из них Ил-2 — уничтоженных Luftflotte 1 в течение месяца.

По сравнению с этим, её собственные потери оказались относительно низкими (хотя они и составляли около 25 процентов имеющихся у неё сил). В июле и августе эскадра потеряла 11 пилотов, погибших или пропавших без вести, и только одного получившего ранения. Эти цифры, однако, включали в себя двух кавалеров Рыцарского креста.

7 августа самолет гауптмана Хорста Адамейта был сбит огнем из стрелкового оружия возле Дюнабурга и упал в тылу противника. Командир I./JG54, на момент своего исчезновения, имел личный счет в 166 побед. Три недели спустя, 28 августа, обер-фельдфебель Вильгельм Филипп из 3./JG54 был ранен в столкновении с «Аэрокобрами». После своего выздоровления, Филипп будет переведен в III./JG54 на западе.

Несмотря на свою малочисленность, летчики JG54 продолжали наносить серьезные потери ВВС Красной Армии — 15 августа 2./JG54 претендовала на 1000-ю победу с начала войны.

Именно в августе, две Группы (и IV./JG54 в это время перевооружаемая в Польше) начали свою реорганизацию по созданию четырёх эскадрильных Групп, внедряемую по всем Jagdwaffe. Этот процесс не был полностью завершен до октября. Изменения в группах касались:

  • I./JG 54:
  • 1./JG54 — прежняя
  • 2./JG54 — новая
  • 3./JG54 — прежняя
  • 4./JG54 — бывшая 3./KG2
  • II./JG 54:
  • 5./JG54 — прежняя
  • 6./JG54 — новая, командир обер-лейтенант Гельмут Веттштейн (Wettstein), до конца войны
  • 7./JG54 — бывшая 4./JG54
  • 8./JG54 — бывшая 4./KG2
  • IV./JG 54:
  • 13./JG54 — бывшая 10./JG54
  • 14./JG54 — бывшая 11./JG54
  • 15./JG54 — бывшая 12./JG54
  • 16./JG54 — бывшая 6./JG54

Длительный период реорганизации не давал права снижать активность действий, но Красная Армия продолжала свое безжалостное движение в западном направлении. К концу августа Советы продвинулись к предместьям Риги и вышли на расстояние всего только около 120 км от побережья Балтийского моря, в Восточной Пруссии. 16-я и 18-я армии находились в опасности оказаться отрезанными в Эстонии, но в сентябре и начале октября обеим армиям удалось протиснуться через узкое горлышко между удерживаемой немцами Риги и правым флангом советских войск, подошедших на 30 км к югу от города. Для защиты прохода сухопутных войск Stab и I./JG54 (последняя, после потери Хорста Адамейта возглавлялась гауптманом Францом Эйзенахом) перебазировались из Якобштадта в Ригу-Скулте в самом основании узости.

Новый командир I./JG54 ранее служил командиром 3./JG54 до того, как был тяжело ранен в декабре 1943 года, когда его счет составляли 49 побед. После Эйзенаха 3./JG54 командовали лейтенант Фриц Тегтмейер (Tegtmeier), лейтенант Ульрих Верниц (Wernitz) и обер-лейтенант Эбервейн (Eberwein). Вернувшись обратно к боевым действиям в июле, в качестве командира 4./JG54, Франц Эйзенах только за несколько недель, смог почти удвоить свой счет. Девять побед, одержанные 14 сентября в районе Риги, довели его счет ровно до 100 побед.

Другим «сотенником» сентября стал лейтенант Герхард Тибен, который присоединился к II./JG54 перейдя из состава JG3, в предыдущем апреле, с 37-ю имевшимися на счету победами. Сотая побед Тибена, одержанная 30 сентября, совпала с вручением в 1./JG54 Рыцарского Креста, давно служившему лейтенанту Гейнцу Вернике, за его 112 побед.

К этому времени, Stab, I./ и II./JG54 занимали Ригу-Спилве — большой комбинированный аэродром и базу гидросамолетов, на противоположной (восточной) стороне латвийской столицы, в меньшем Скулте. Именно здесь оберст-лейтенант Антон Мадер снял с себя обязанности командира эскадры.

Офицером, прибывшим 1 октября, чтобы стать пятым и последним командиром JG54 стал Дитрих Храбак, который был вторым, после Мадера, командиром довоенной I./JG76, а также её первой потерей в войне — он сел за польской линией фронта 3 сентября 1939 года, но благополучно вернулся сутки спустя — и командиром II./JG54 с августа 1940 года по октябрь 1942 года. Отслужив с тех пор в качестве командира JG52 на южном участке, Дитер Храбак вернулся к «Зеленым сердцам» в чине оберста и кавалером Рыцарского креста с дубовыми листьями.

В начале октября состоялось два посмертных награждения Рыцарскими крестами пилотов эскадры, недавно потерянных на боевых операциях. Лейтенант Гельмут Гроллмус из 4./JG54, был одним из тех, кто погиб в бою во время базирования II./JG54 в Финляндии, в качестве части Gefechtsverband Kuhlmey. С окончательным счетом в 75 побед, он 19 июня был сбит огнем с земли к востоку от Выборга.

Спустя четыре дня, после объявления 6 октября о присуждении награды Гроллмусу, посмертно был награждён обер-фельдфебель Гельмут Мисснер. Это был Мисснер, которому 17 июля 1943 года зачислили 5000-ю победу JG54. В последнее время, он служил в качестве инструктора EJG1 в Германии. Поскольку их собственная Ergänzungsgruppe была расформирована, многие опытные пилоты JG54 были направлены в учебные центры рейха для передачи своих фронтовых навыков и знаний молодым людям пришедшим из летной школы. Воздушная война над самой Германией активизировалась и эти преподаватели начали втягиваться в вылеты на защиту рейха. Во время этой малопобедной части истории JG54 был заявлен ряд побед. Но, неизбежно, происходили потери и Гельмут Мейснера оказался одной из них. Он погиб 12 сентября, когда воткнулся в землю возле Сагана спикировав с высоты в 21 500 футов (6500 метров), предположительно из-за отказа его кислородной системы.

В то же время, на востоке, две Группы оберста Храбака продолжали сражаться с ВВС Красной Армии. 10 октября гауптман Франц Эйзенах получил Рыцарский Крест за 107 побед. И через пять дней, 15 октября, командир заново сформированной 6./JG54 обер-лейтенант Гельмут Веттштейн (Wettstein) одержал 9000-ю победу эскадры с начала войны.

Но, как это часто случалось в прошлом, отдельные успехи в воздухе мало как могли повлиять на ход наземных событий, которые быстро приближались к своему апогею. 9 октября советские войска вышли к Балтийскому морю близ Мемеля. Двое суток спустя пала Рига. Незадолго до этого, Stab и I./JG54 были переведены в Тукум, примерно в 60 км к западу от латвийской столицы, а II./JG54 перебазировалась в Либава-Гробин на побережье у Мемеля. Красная Армия вступив в Литву южнее них, и стоя теперь у ворот Восточной Пруссии, отрезала эскадру, вместе с её старыми братьями по оружию, 16-й и 18-й армиями, на Курляндском полуострове, от всех видов наземного контакта с основными силами немецких войск.

Курляндия должна была стать сценой для последнего акта в драме карьеры военного времени JG54. Куцый полуостров на востоке был ограничен Рижским заливом и на западе Балтикой. Советские войска крепко утвердились вдоль его южного края, и заняли остров Эзель в 25 км от его северной оконечности. Курляндский котел составлял примерно 150 км в диаметре и имел фронт около 250 км длиной.

Сначала существовала возможность порыва, но Адольф Гитлер запретил любое подобное действие. 21 октября он приказал всем войскам на полуострове перейти к обороне. Планы фюрера по их дальнейшему использованию состояли в контрнаступлении против правого фланга входящей в Германию Красной Армии. Ничего из этого не вышло. Когда немецкие войска оттеснили на запад к Берлину, Советский Союз развернул наступление для уничтожения раздражающей за их спинами курляндской колючки.

На самом деле, не менее шести отдельных крупных наступлений были предприняты против курляндского кармана в завершающие месяцы войны. Но все они были отбиты с кровавыми потерями, и полуостров держался до самого конца войны.

К началу ноября более 60 боеспособных Fw.190 JG54 были развернуты на западной части латвийского полуострова, Stab и I./JG54 в Шрундене (Schrunden) и Виндау и II./JG54 в Либаве. Цели были многочисленны, поскольку Советский Союз начал первое из своих наступлений. 27 октября эскадра сбила 57 вражеских машин. На следующий день Гауптман Рудорфер в одиночку записал ещё 11, которые превысили его 200-ю победу, доведя их в общей сложности до 202.

1 ноября фельдфебель Ульрих Верниц из 3./JG54 был награждён Рыцарским крестом за свои 82 победы, последней из которых стал Пе-2 уничтоженный 28 августа, до того, как тяжелая болезнь сделала его непригодным для полётов. «Пипифакс» (Pipifax) Верниц часто летал ведомым Отто Киттеля и тот 25 ноября стал последним награждённый «Мечами», за достигнутый счет в размере около 230 побед. Менее чем две недели спустя, 6 декабря, Рыцарские кресты были присуждены лейтенантам Ульриху Вёнерту и Герхарду Тибену за 86 и 116 побед соответственно.

Как показывают приведенные выше награды, личные счета продолжали расти — но и Советские войска продолжали прибывать. 14 декабря две волны бомбардировщиков провели тяжелую атаку на город и портовые объекты Либавы. Истребители JG54 сбили 44 из них. Однако на следующий день рейдеры вернулись. Несмотря на то, что потери на этот раз оказались ещё больше — «Зеленые сердца» заявили 56 сбитых — они нанесли значительный ущерб. Одиннадцать немецких самолетов были уничтожены на земле и кадровые потери оказались высоки.

21 декабря около 2000 самолетов ВВС Красной Армии, при поддержке советских сухопутных войск, предприняли ещё одну крупную попытку разбить группу армий "Север", состоящую из двух армий. Так же, как и первые два натиска, это наступление разбилось об упорное сопротивление немцев. В день начала «третьей битвы за Курляндию» эскадра сбила 42 советские машины. Опытный фельдфебель Ганс-Йоахим Крошински из 3./JG54 заявил пять Пе-2 в короткий сроки, но оборонительный огонь заднего стрелка его последней жертвы — 76-й в списке — тяжело ранил Крошински. 17 апреля 1945 года «Кроши» (Kroschi) Крошински, страшные травмы которого лишили его зрения и одной из его ног, будет награждён Рыцарским крестом.

Также, среди декабрьских жертв, оказался командир 1./JG54 лейтенант Гейнц Вернике, который 27 декабря погиб в результате столкновения в воздухе со своим ведомым, унтер-офицером Волленом (Wollien). Двое суток спустя унтер-офицер Карл Хагель (Karl Hagel) из 8./JG54 пропал без вести после того, как атаковал формирование Ил-2. Он же стал последней потерей года, и только единственным погибшим в обеих Курляндских Группах 29 декабря — резком контрасте с потерями III./JG54 над Рейхом в этот же день.

Позже было подсчитано, что к концу декабря 1944 года JG54 уничтожила 9141 самолет противника с начала военных действий. Это сделало «Зеленые сердца» второй самой успешной Jagdgeschwader. Только грозная JG52 на южном фланге уничтожила больше.

«Зеленые сердца» на Западе 1944—1945 годы[править | править код]

Хотя новый год принес III./JG54 рост успехов, с точки зрения числа уничтоженных вражеских самолетов, также резко возросло и число потерь в Группе. За первые восемь недель 1944 года, погибло более десятка пилотов, многие получили ранения. Первое крупное сражение года, состоявшееся 11 января, привело к уничтожению 11 B-17 без собственных потерь. Первые два P-51 на счету Группы, были также заявлены в этот день, хотя истребители данного типа (изначально эксплуатируемые 9-ми ВВС США), по сообщениям американцев, не были потеряны.

1 февраля гауптман Зигфрид Шнелл оставил командование III./JG54, чтобы встать во главе IV./JG54 на восточном фронте. Место Шнелла временно исполняющим обязанности, занял обер-лейтенант Рудольф Патцак, ранее возглавлявший 8./JG54.

20 февраля Восьмая воздушная армия США начала широкомасштабное наступление «Большая неделя» против немецких промышленных объектов. В этот день III./JG54 сбила шесть B-17. Её пилотам также приписывают два Herausschüsse (HSS). Этот термин, использовался люфтваффе для описания повреждений тяжелого бомбардировщика до такой степени, что он уже не был в состоянии сохранять место в пределах боевого построения своей эскадрильи — то есть он отставал, и, таким образом, становился легкой мишенью для последующего уничтожения. Потери Группы составили двоих пилотов погибшими, одного пропавшим без вести и одного, получившим ранения.

Сутки спустя, 21 февраля, III./JG54 потеряла ещё четырёх пилотов погибших в бою. Одним из них стал обер-лейтенант Рудольф Патцак, который был сбит над Хильдесхаймом. Патцака, в свою очередь, сменил другой исполняющий обязанности командира Группы, командир 7./JG54 гауптман Рудольф Клемм.

Группа была сильно занята в два других дня наступления «Большой Недели». 22 февраля она заявила шесть B-17 плюс один HSS. Через два дня её список побед состоял из пяти B-24 (и 1 HSS), одного B-17 и пары истребителей P-38 Lightning. Этого она добилась ценой одного пилота раненым.

25 февраля III./JG54 перебазировалась в Люнебург, к юго-востоку от Гамбурга. Именно здесь гауптман Рудольф «Rudi» Зиннер, ранее командовавший IV./JG54 на восточном фронте, принял на себя командование.

Гауптман Зиннер возглавлял III./JG54 в следующем крупном бою 6 марта. В этот день Восьмые ВВС США впервые бомбили Берлин — 730 тяжелых бомбардировщиков, в сопровождении 801 истребителя, были направлены на цели вокруг столицы Третьего рейха. Группа Зиннера была только одной маленькой частью ответа Люфтваффе. В двух вылетах III./JG54 сбила девять B-17 (включая один отставший) и один B-24. Взамен она потеряла четырёх пилотов погибшими и трех ранеными. Среди трех последних был Зиннер. Тяжело раненый оборонительным огнем B-17, который был выбит из соединения задолго до достижения района цели, Зиннер смог выпрыгнуть из своего пылающего истребителя возле Бассума (Bassum), к югу от Бремена.

Одним из четырёх погибших был новый командир 8./JG54 обер-лейтенант Герхард Лоос. Всего за месяц до этого, 5 февраля, Лоос стал первым членом III./JG54 на западе, награждённым Рыцарским крестом (за 85 побед, все, кроме полдюжины из которых, были одержаны в России). Истребитель Лооса был атакован P-51 в районе Рейнфелдена после того, как бомбардировщики повернули домой. Лоос смог выпрыгнуть — на высоте около 2000 футов (600 м) — но дальнейшее описание событий разнятся. Один из источников описывает, что купол его парашюта «развалился», как только открылся. Другой утверждает, что он намеренно погасил купол на высоте около 60 футов (18 м) над землей, когда понял, что его сносит на электропровода высокого напряжения. Герхард Лоос достиг 92 побед на момент гибели, в том числе по крайней мере две из них были «четырехмоторниками» США. Командиром 8./JG54 стал обер-лейтенант Ойген-Людвиг Цвейгарт.

В течение последующих шести недель Группой командовал майор Вернер Шроер — ранее командовавший II./JG27. В этот период Группа начала нести возрастающие потери от воздействия союзников.

23 марта ей удалось сбить пять тяжелых бомбардировщиков без потерь. Однако шесть дней спустя, семь пилотов погибли (из них два в столкновении в воздухе) или не вернулись из вылета.

8 апреля уничтожение пары В-24 и P-38 стоило Группе пятерых убитых и четверых раненых.

На этом этапе войны существовали планы перевооружения III./JG54 на Fw.190. За ними последовал перевод на юг Германии. Но старт вышел неудачным, после того как 15 апреля шести-двигательный Me.323, перевозивший передовой отряд, разбился на взлете из Люнебурга. Двадцать пять человек технического персонала погибло, в том числе почти все специалисты наземного персонала 7./JG54.

20 апреля пилоты III./JG54 перелетели на юг в Ландау, в Баварии, чтобы начать перевооружение на Fw.190A-8. После потери во время переобучения нескольких Фокке-Вульфов, в результате несчастных случаев, состоялось первое серьезное испытание Группы на новых самолетах. Оно произошло 19 мая, во время крупного налета на Брауншвейг В-24 из 8-х ВВС США. Группа заявила 2 Либерейтора сбитыми, а также уничтожение пяти отставших от строя, и трех истребителей P-38 из состава их эскорта. Но бой привел к потере пяти Фокке-Вульфов, с одним пилотом погибшим и четырьмя получившими ранения.

Через пять дней, 24 мая, Группа сыграла важную роль в уничтожении не менее чем десяти B-17 — в том числе трех HSS и одного отставшего — плюс одиночного P-51, во время очередного рейда 8-х ВВС США на Берлин. Группа вновь потеряла одного пилота погибшим. Лейтенант Рейнхольд Хоффманн из 9./JG54 погиб, когда его машина перевернулась при попытке совершить аварийную посадку на северо-западе столицы. Хоффман, одержавший 60 побед с III./JG 54 в России и добавивший на Западе шесть «четырехмоторника», посмертно будет награждён Рыцарским крестом 28 января 1945 года.

23 мая III./JG54 была перебазирована в Иллесхайм (Illesheim), к западу от Нюрнберга. Но её пребывание здесь было кратким. 6 июня силы союзников высадились на пляжах Нормандии. Вторжение во Францию уже давно ожидали, и люфтваффе имели планы на случай непредвиденных обстоятельств в различных местах. При получении фразы из кодовых слов «Доктор Густав Запад», почти каждая Jagdgruppe в Германии должна была перебазироваться во Францию. Каждой части был назначен определённый аэродром, и для III./JG54 местом назначения был Виллакублэ — большая довоенная база на западной окраине Парижа. Группа должна была занять южную половину аэродромного комплекса, который был разрезан на две части оживленной трассой, в то время как на северной размещались Bf.109 из III./JG26. Поскольку майор Шроер в это время находился на лечении в больнице, 15 боеспособных Fw.190 Группы покинули Иллесхайм под временным командованием гауптмана Роберта Вейсса. Кавалер Рыцарского креста (присужденном ещё в марте за 70 побед, к которым он с тех пор добавил ещё 30), «Бази» (Bazi) Вейсс был новичком на западе, проведя предыдущие 12 месяцев с I./JG54 в России.

Поэтапно, через Кёльн и Нанси, небольшое соединение Вейсса прибыло в Виллакублэ утром 7 июня. Но не все смогли сделать это. Сочетание в виде противодействия противника и навигационных ошибок большинства молодых пилотов, привело к тому, что многие части завершили перелет во Францию в значительно уменьшенном состоянии. Некоторые из них были уменьшены вплоть до отдельных самолетов. Одна Группа, якобы, доложила о своей готовности к действию с одним исправным истребителем!

Командирами эскадрилий на начало вторжения являлись:

  • 7./JG54 — обер-лейтенант Альфред Тоймер
  • 8./JG54 — обер-лейтенант Ойген-Людвиг Цвейгарт
  • 9./JG54 — гауптман Эмиль Ланг
  • 2./JG54 — лейтенант Хорст Форбиг

III./JG54 совершила свой первый боевой вылет в Нормандии в начале второй половины дня 7 июня. Гауптман Вейсс заявил две победы, его 101-ю и 102-ю — Спитфайр возле Кана и Р-51 над Гиянкуром. Унтер-офицер Отто Веньякоб (Otto Venjakob) также сбил Спитфайр несколькими секундами спустя, вслед за первой жертвой Вейсса. При этом обер-фенрих Эрих Рейтер (Erich Reiter) из 8./JG54 был потерян близ Байё (Bayeux).

На день Д+2 (8 июня), пять побед Группы включали по одному P-51 сбитых обер-лейтенантом Альфредом Тоймером (Alfred Teumer) и гауптманом Эмилем Лангом, командирами 7./ и 9./JG54 соответственно. Как и Вейсс, «Фред» (Fred) Тоймер и «Булли» (Bully) Ланг также недавно прибыли из состава родной эскадры с востока. Ланг был особенно успешным против ВВС Красной Армии, одержав рекорд люфтваффе уничтожив за один день 18 советских самолетов и щеголял дубовыми листьями, врученными за 144 победы.

В противоположность им, третий командир эскадрильи, 8./JG54, обер-лейтенант Ойген-Людвиг Цвейгарт действовал с III./JG54 на западе на протяжении более года. За это время он добавил 15 побед к тем 54, за которые был награждён своим Рыцарским крестом в России ещё в январе 1943 года. Тем не менее, эскадрилья Цвейгарта потеряла 8 июня четырёх погибшими, сбитых P-51 вблизи от мест высадки, включая и самого командира. Его место занял лейтенант Альфред Гросс.

Потери, подобным эскадрильи Цвейгарта, в первые 72 часа действий истребителей люфтваффе над Нормандией, установили общую картину на недели вперед. Преимущество в воздухе, которое порой доходило до 40 к 1 в пользу противника, оспаривалось единичными топ-«Экспертами» вместе с небольшим, но крепким ядром из опытных пилотов унтер-офицеров, которые смогли пережить кровавую баню над Францией и одерживали победы, в то время как недостаточно обученные молодые пилоты — составляющие большую часть Jagdwaffe к моменту вторжения союзников, пополняли списки потерь. И поскольку эти списки увеличивались, а новые подкрепления вливались с ещё меньшим количеством тренировочных вылетов, то ситуация ухудшалась. Это был порочный круг, из которого не было выхода, и из которого истребительные силы Люфтваффе на западе никогда полностью не вырвались. Позже было подсчитано, что от 30 до 40 из этих молодых пилотов — численный эквивалент полной Группы — были сбиты в каждом соединении, действующем над Нормандией. Было широко распространено мнение, что выжив в первых шести боевых вылетах, молодой пилот имел хороший шанс выжить в дальнейшем. Но большинство не могли этого сделать. Многие не вернулись из своего первого вылета.

Для III./JG54 самыми ранними подкреплениями стали восемь Fw.190 — из числа 20-ти отправленных из Кельна — приземлившихся на Виллакублэ посреди истребительно-бомбардировочной атаки вечером 9 июня. Лидер соединения, обер-лейтенант Вильгельм Хейлманн (Wilhelm Heilmann) прибыл на следующее утро, сначала приземлившись по ошибке на соседнем Buc, и сразу же получил под командование 7./JG54, заменив раненого «Фреда» Тоймера.

Для того, чтобы увеличить скудные силы Группы, гауптман Вейсс ввел четвертую эскадрилью — прибывшую с Восточного фронта в начале июня 2./JG54. Как бы подчеркивая разницу между двумя театрами, эскадрилья сразу же стала нести регулярные потери. Среди последних был командир, лейтенант Хорст Форбиг (Horst Forbig), который пропал без вести близ Кан, 12 июня, после того, как заявил Р-47 (его 58-я и единственная победа в Нормандии). Вместо него командиром эскадрильи стал лейтенант Ганс Дортенманн.

Превосходство союзников было настолько подавляющим, что люфтваффе не были в безопасности даже на земле. 15 июня B-24 8-х ВВС США совершили ряд рейдов на аэродромы к западу от Парижа, и нанесли обширный ущерб. На Виллакублэ это снова оказалась несчастная 7./JG54, которая наиболее пострадала, потеряв уничтоженным практически все свое оборудование. Части получили большую безопасность после того, как были рассредоточены по более мелким взлетно-посадочным полосам, не имеющих дорожного сообщения, в окружающей сельской местности. Тем не менее, в течение всей кампании самолеты Jagdwaffe будут продолжать становиться жертвами блуждающих групп истребителей-бомбардировщиков союзников, которые атаковали при малейшем признаке активности.

Перед лицом всех этих трудностей, Группа продолжала сражаться. 21 июля, имея боеспособность примерно в 15 самолетов, несмотря на все попытки усиления в этот период — командиром III./JG54 был официально назначен гауптман Роберт Вейсс. К концу месяца, хотя Группа лишилась более 50 человек (32 пилота погибли или пропали без вести, а также 19 было ранено), «Зеленые сердца» в Нормандии уничтожили более 90 вражеских самолетов. К середине августа, их численность значительно превысило сотню, что сделало III./JG54 самой успешной Jagdgruppe на фронте вторжения. Самый высокий счет побед, из пилотов Группы, одержанных на этом фронте, имел командир — 18. Кроме того, двузначных цифр достигли командир 9./JG54 гауптман Эмиль Ланг, который заявил 14 побед до своего назначения командиром II./JG26 (с которой он одержит ещё 14) и командир 8./JG54 лейтенант Альфред Гросс — ещё один пилот впоследствии переведенный в II./JG 26 — с 11 победами.

Но отдельные успехи не могли переломить ход войны, и во второй половине августа, оставшиеся в живых бойцы из III./JG54 медленно отступали в Ольденбург, на севере Германии, через Бове, Florennes в Бельгии и Бонн-Хангелар. После прибытия в Ольденбург, в первую неделю сентября, Группа была переформирована по четырёхэскадрильному штату:

  • 9./JG54 — осталась прежней, командир обер-лейтенант Хейлманн;
  • 10./JG54 — на основе 7./JG54, командир лейтенант Прагер (Prager)
  • 11./JG54 — на основе 8./JG54, командир лейтенант Крамп (Crump), после гауптман Боттлёндер (Bottlander).
  • 12./JG54 — на основе 2./JG54, выведенной с восточного фронта и переданной ранее под командование лейтенанта Хорста Форбига (Horst Forbrig), командир лейтенант Ганс Дортенманн.

Большая часть сентября Группа провела в Ольденбурге, восстанавливая полную численность. Прибыли новые пилоты. Большинство из них, однако, были молодыми людьми, выпущенными из истребительной школы. Но были так же и опытные пилоты — некоторые с коллекцией наград — из расформированных подразделений бомбардировщиков. Хотя их звания и выслуга лет, могли представить их на командные позиции, их предыдущий опыт полетов на многодвигательных самолетах котировался немного, в действующих на переднем крае Jagdgruppe. Поэтому, большинство из них первоначально летало в качестве ведомых, чтобы получить необходимую практику на одномоторных истребителях. И у них был новый истребитель — возможно, самый лучший поршневой самолет, введенный в строй Люфтваффе во время войны — на котором они были способны доказать свою состоятельность. III./JG54 была выбрана в качестве первой Jagdgruppe оснащенной самой последней версией Fw.190D-9, или «длинноносым».

В то время как Группа «Бази» Вейсса был занята собственной реструктуризацией — новые обозначения, новые пилоты, новые машины — другая Группа «Зеленых сердец» вступила в борьбу против западных союзников. IV./JG54 была сформирована чуть более года назад для службы на восточном фронте, чтобы компенсировать дефицит в численности, вызванной убытием III./JG54. Незадолго до этого, она сильно пострадала во время крупного советского летнего наступления 1944 года на центральном участке и была выведена в Германию, на переоснащение.

Под командованием майора Вольфганга Шпёте, IV./JG54 базировалась на Лёбниц (Löbnitz), к северу от Лейпцига, когда союзные войска произвели авиа-высадку в Арнеме 17 сентября. Эта амбициозная операция, предназначенная для открытия пути на северо-запад Германии, в конечном счете закончилась неудачей. Но до того, как войска союзников ушли от их «слишком далекого моста», район Арнема станет свидетелем одних из самых ожесточенных боев осени. Реакция Люфтваффе на эту внезапную угрозу не очень хорошо задокументирована, но среди известных частей, вовлеченных в операцию, была IV./JG54, которая перебазировалась в Плантлюнне (Plantlünne), недалеко от немецко-голландской границы, сутки спустя после начала высадки.

Попытка Группы противостоять Арнемскому «коридору» была подобна настоящей катастрофе, её тщательным образом переформированный состав был просто задавлен подавляющим числом истребителей союзников, действующих с баз на континентальной Европе. Чуть более чем за две недели IV./JG54 была практически уничтожена. Начиная с фельдфебеля Ойгена Голдштейна (Eugen Goldstein) из 14./JG54, чей Fw.190 был сбит во время малоовысотной атаки союзнических войск к югу от Арнема 19 сентября, Группа потеряла не менее 17 пилотов погибшими или пропавшими без вести, плюс ещё 6 получивших ранения. Двадцать семь из её истребителей было потеряно, списано или повреждено. 7 октября немногие оставшиеся в живых были отозваны обратно в район Лейпцига, на этот раз в Mörtitz. Здесь, под командованием гауптмана Рудольфа Клемма, переведенного из III./JG54 на замену Вольфганга Шпёте, который вернулся к оперативной службе по развитию истребителя с ракетным двигателем Me.163 — IV./JG54 начала переоснащение с нуля снова, во второй раз за месяц!


В то же время, перевооружение III./JG54 на Fw.190D-9 в Ольденбурге проходило относительно гладко и без происшествий. Гауптман Роберт Вейсс, лидирующий Группу, заявил первую победу на новом типе истребителя 28 сентября, когда перехватил и сбил разведывательный Спитфайр из состава RAF к югу от Бремена. Ровно через две недели, 12 октября, гауптман Вейсс «потерял» две из своих эскадрилий, когда 9./ и 12./JG54 были размещены в Hesepe и Ахмере соответственно. Эти два аэродрома, расположенные к северу-северо-западу от Оснабрюка на расстоянии около 10 км друг от друга, в последнее время стали домом для двух эскадрилий Команды Новотны, оснащенных Me.262. Как следует из названия, эта новаторская часть реактивных истребителей носила имя командира, Вальтера Новотны, чья звездная карьера с «Зелеными сердцами» на восточном фронте простиралась от лейтенанта Ergänzungsgruppe до командира I./JG54. На этом пути он одержал 255 побед, и этот подвиг привел к запрету на дальнейшее боевые вылеты. После всего лишь нескольких месяцев командования учебной эскадрой (JG101) во Франции, он 20 сентября 1944 года был назначен руководителем Kommando реактивных самолетов, носившей его имя.

Хотя основная функция Kommando заключалась в оценке истребителя Me.262 в боевых условиях, предыдущий опыт уже показал, что революционный двухмоторный реактивный самолет был наиболее уязвим во время взлета и посадки — турбореактивные двигатели требовали ультра-четкого управления дроссельной заслонкой, что в свою очередь диктовало затяжной, постепенный подъём при взлете и длительный, с плавным снижением, подход при посадки. Защищать Me.262 Новотны от вездесущих истребителей союзников во время взлета и посадки, были призваны две эскадрильи из IV./JG54 чьи «длинноносые» делили свои аэродромы с подопечными.

Это не было легкой задачей, поскольку 9./JG54 обер-лейтенанта Хейлманна на Hesepe понесла первые потери всего через три дня после прибытия. Вступив 15 октября в бой с P-47 из состава 8-й воздушной армии США, эскадрилья потеряла шесть Fw.190D-9, с четырьмя пилотами погибшими и пятым раненым. Но не только вражеские истребители представляли опасность. Собственные зенитные средства защиты на аэродромах также создавали угрозу. За один двухсуточный период 12./JG54 потеряла три машины сбитые «дружественным» огнем, поскольку они преследовали противника сквозь зенитные позиции.

В дополнение к конкретным задачам 9./ и 12./JG54 по обороне Аэродромов, все четыре эскадрильи гауптмана Вейсса — хотя до сих пор числящиеся якобы переучивающимися на «длинноносые» — были вскоре задействованы во фронтовых операциях, как только началось англо-американское наступление на западном фронте. 2 ноября обер-лейтенант Ганс Дотенманн, командир 12./JG54, заявил один из двух тяжелых бомбардировщиков, которые были зачислены на счет Группы в период использования Fw.190D-9. Второй сбил фельдфебель Вилфрид Хут (Walfried Huth) во время действий в том же Оснабрюкском районе. Главная сила нового Фокке-Вульфа была в превосходстве в воздухе над истребителями противника. Все из 38 оставшихся побед, заявленных III./JG54 во время её заключительной кампании, будут — за исключением одного разведчика Mosquito — истребителями.


С другой стороны IV./JG54, будучи заново перевооружена новым комплектом Fw.190A-8 и переведена в Мюнстере-Хандорф 19 ноября (а оттуда в Vorden спустя двое суток), наконец-то смогла занять свое место в обороне рейха — участие в которой было сорвано её задействовании в отражении Арнемской операции в середине сентября.

26 ноября IV./JG54 понесла первые потери в своей новой роли. Одним из двух пилотов, погибших в этот день, стал командир 16./JG54 лейтенант Генрих «Бази» (Bazi) Штерр, «Эксперт» со 130-ю победами и Рыцарским Крестом полученным на Восточном фронте, которого при попытке сесть в Vorden сбила выскочившая пара P-51. Сутки спустя Группа потеряли ещё троих убитыми и одного раненым. Но вскоре деятельность части ещё раз откорректирована событиями, разворачивающимися на земле.

16 декабря Гитлер развязал свою последнюю большую азартную игру на западе — контрнаступление через Арденны. Действуя под контролем JG27, IV./JG54 гауптмана Клемма была призвана обеспечить воздушное прикрытие войск над полем боя и прилегающих к нему районах, а также осуществлять вылеты на штурмовку, в качестве непосредственной поддержки наступающих танков. И, как и под Арнемом тремя месяцами ранее, она была обескровлена в ходе данных боев. За последние две недели декабря 25 пилотов погибли или пропали без вести.

Потери включали также двух командиров эскадрилий. Заменивший «Бази» Штерра в во главе 16./JG54, лейтенант Пауль Брант (Paul Brandt) — который, в качестве унтер-офицера был награждён Рыцарским крестом 29 сентября (за 30 побед), две трети из которых были достигнуты на западе — был сбит 24 декабря Темпестами из 2 TAF к северу от Арденского выступа. Три дня спустя командир 14./JG54 лейтенант Альфред Будде (Alfred Budde) стал жертвой P-47 над Арденнами, недалеко от немецкой границы.


24 декабря 9./ и 12./JG54 покинув Хеспе и Ахмер, вернулись в состав III./JG54, воссоединившись со Штабом Группы гауптмана Вейсса и двумя другими эскадрильями в Varrelbusch. III./JG54, начиная с 7 ноября (день когда командир 10./JG54 лейтенант Петр Крамп заявил разведчик Москито к юго-западу от Ольденбурга) не одержала ни одной победы и не понесла потерь. Но это должно было измениться.

Воссоединившись, 25 декабря Группа была передана под командование командира JG26 оберст-лейтенанта Йозефа «Пипс» Приллера, эскадра которого к этому времени также действовала на Fw.190D-9. 27 декабря «Длинноносые» из III./JG54 столкнулись с эскадрильей Новозеландских Темпестов, близ Мюнстер-Хандорфа. За лейтенантом Крампом числилось два из трех заявленных Темпеста (хотя, фактически, был уничтожен только один). Группа потеряла троих убитыми и ещё двое получили ранения. Это не было благоприятным возвращением к боевым действиям. Однако, было ничем, по сравнению с бурей, которая разразилась двое суток спустя.

Следующий раз Fw.190D-9 столкнулись с истребителями RAF из состава 2-го TAF в районе к северу от Мюнстера. Несмотря на то, что Группа должна была взлетать полным составом, по какой-то причине, штаб дивизии специально приказал каждой эскадрильи подниматься отдельно, с часовыми интервалами, и лететь на малой высоте. При известном численном превосходство противника, применение по частям относительно небольших соединений, являлось рецептом катастрофы — и катастрофа именно то, что за этим последовало.

Первой стала 9./JG54 обер-лейтенанта Вильгельма Хейлманна. Как и ожидалось, она встретилась с вражескими истребителями во главе с эскадрильей канадских Спитфайров. Хотя «Вилли» (Willi) Хейлманну удалось посадить на живот поврежденную машину, шесть из его пилотов были убиты.

Зная о ситуации, но не желая подчиняться строгим приказам сверху, гауптман Роберт Вейсс взлетел со своим штабным звеном час спустя, как раз перед 11./JG54 гауптмана Вильгельма Боттландера (Wilhelm Bottländer), в надежде предотвратить полную катастрофу. Вместо этого, командир Группы и его ведомый, обер-лейтенант Эрнст Беллэйр (Ernst Bellaire), погибли, как и четыре пилота из 11./JG54. Несмотря на то, что он выждал полагающийся час, командир 12./JG54 обер-лейтенант Ганс Дортенманн проигнорировал полет на малой высоте и, таким образом, потерял только одного убитым и ещё одного раненым. Только 10./JG54 Петера Крампа полностью избежала потерь.

Хотя Группа, в свою очередь, заявила шесть Спитфайров и два Тайфуна, гибель тринадцати человек и двоих получивших ранения, стали тяжелейшими потерями III./JG54 когда-либо понесенными в течение одного дня. Отныне, 29 декабря для неё навсегда будет называться «der schwarze Tag» — «Черный день».

Принимая во внимание высокие темпы потерь (III./JG54 у голландской границы, IV./JG54 над Арденнами), обе Группы, только благодаря неутомимым членам наземного персонала, оказались в состоянии принять участие в операции «Боденплатте». Эта согласованная атака более чем 900 самолетами, аэродромов союзников в странах Бенилюкса, назначенная на утро 1 января 1945 года, была своеобразным эквивалентом контрнаступления в Арденнах — «последний бросок», попытка Jagdwaffe изменить свое положение на западе.

Под руководством и. о. Ганса Дортенманна 17 боеспособных Fw.190D-9 из состава III./JG54 перебазировались из Varrelbusch в Фюрстенау (Fürstenau). Отсюда они сопровождали примерно 160 истребителей JG26 к назначенным им целям — аэродромам вокруг Брюсселя. Конкретной целью III./JG54 был Гримберген (Grimbergen). После 50-минутного зигзагообразного полета к цели, который стоил им первой жертвы от «дружественного» зенитного огня, к западу от Роттердама, Группа помчалась к аэродрому на высоте чуть более 650 футов (200 метров) и нашла его практически пустынным!

Около полудюжины самолетов на стоянке между пустыми ангарами были плохим возмещением собственных потерь Группы. Девять пилотов не вернулось с операции, а ещё один был ранен. Среди пяти погибших был «Вилли» (Willi) Боттландер, командир 11./JG54. Другие Группы, принимающие участие в атаке первого дня Нового года имели более высокие потери, но никто не пострадал более пропорционально успехамв III./JG54. Группа потеряла около 60 процентов своего состава с очень малыми результатами. Разбитая Группа не вернется к боевым действиям до четвёртой недели января.


В сравнении, IV./JG54 гауптмана Рудольфа Клемма в Vorden смогла внести свой вклад в размере 25 Fw.190A-8 и A-9 увеличивших атакующие силы JG27 на Брюссель-Мелсброк. Эта атака была более успешной, по крайней мере 11 Веллингтонов и три Спитфайра были уничтожены на земле. IV./JG54 расплатилась за это одним погибшим, одним пропавшим без вести и одним попавшим в плен.

Несмотря на то, что Группа отделалась в операции «Боденплатте» так легко, прошло две недели, прежде чем IV./JG54 приняла участие в своей следующей крупной операции. Это произошло 14 января, и удар был направлен на атакующие Оснабрюк «четырехмоторники» из 8-й воздушной армии США. Из Vorden взлетело 16 Fw.190A под общим руководством командира 15./JG54 лейтенанта Реша. Но Фокке-Вульфы из IV./JG54 оказались неспособны прорваться через прикрывающие бомбардировщики истребители P-51 и потеряли 14 самолетов. На базу вернулись только унтер-офицер Вальтер и унтер-офицер Кемпкен (Kempken). Восемь пилотов было убито, в том числе два командира эскадрилий, ещё два пилота получили ранения. Среди погибших был и лейтенант Реш, который после аварийной посадки был расстрелян «Мустангами» при попытке выбраться из своего самолета. Это оказалось последним ударом для Группы.

На этот раз Группа не имла передышки, которую имела в трех предыдущих случаях, когда она восстанавливалась почти после полного уничтожения — в России, в Арнеме и над Арденнами. После перебазирования в Гарделеген (Gardelegen), IV./JG54 12 февраля была переименована в III./JG7. Группа перешла под командование майора Германа Штайгера, который должен был следить за переучиванием пилотов на самолет Ме.262. Процесс не был завершен до окончания войны.


III./JG54 просуществует ещё две недели. Группа возобновила свою личную войну против 2-х TAF 23 января 1945 года, потеряв восемь Fw.190D-9 (четыре пилота погибли) над северо-западной Германией, но взамен сбила только один Темпест и пару Спитфайров. Изменение месторасположения принесло лучшие результаты 13 февраля, когда ценой двух погибших, III./JG54 одержала по меньшей мере восемь побед над P-47 из состава девятой воздушной армии США, совершавших авиационную разведку в районе Монтабаура восточнее Кобленца.

На следующий день, и. о. командира обер-лейтенант «Вилли» Хейлманн был заменен майором Рудольфом Клеммом (бывшим командиром IV./JG54). 21 февраля пилоты III./JG54 сбили по три P-47 и P-51, потеряв одного из своих пилотов. Но это был последний бой со 2-м TAF. 24 февраля фельдфебель Эрих Ланге (Erich Lange) из 10./JG54 погиб в бою против Темпестов, а унтер-офицер Бриш (Brisch) из 9./JG54 сбил пилотируемый канадцами Спитфайр, в районе Рейна. Сутки спустя III./JG54 был официально переименована в IV./JG26.


В конце февраля 1945 года «новая» IV./JG54 была создана на основе II./ZG76. Базируясь на Гросенхайн (Großenhain), к северу от Дрездена, под командованием гауптмана Карла-Фрица Шлоссштейна (Karl-Fritz Schloßstein) эта Группа была перевооружена с Me.410 на Fw.190. В Гросенхайне Группу проинспектировал командир JG54 майор Дитрих Храбак, но новое подразделение так и не попало под непосредственное управление эскадры. После перебазирования на Еггерсдорф (Eggersdorf), к востоку от Берлина, оперативные приказы Группе исходили непосредственно из местного штаба Jagddivision в соседнем Бад-Зарове (Bad Saarow).

Потеряв свой первый Fw.190A-8 от наземного огня 9 марта, и ещё два от воздействия противника двое суток спустя, неопытная IV./JG54 22 марта была подловлена на взлете из Еггерсдорфа ветеранами на P-51 из 4FG 8-й воздушной армии США. Шесть из Фокке-Вульфов были сбиты, на пять из которых претендовал заместитель командира группы, подполковник S.S. Woods. На следующий день ещё полдюжины Fw.190 были повреждены, когда их летное поле обстреляли наземные войска. В начале апреля Группа была расформирована.

Хотя история «Зеленых сердец» на западе закончилась переформированием, две Группы восточного фронта продолжали стоически бороться до самого конца.

1945 год. Конец[править | править код]

Новый год на курляндском фронте не предполагал амбициозных операций подобных «Боденплатте», только мрачную решимость продолжать сопротивление на фоне почти постоянного советского давления. В течение последних 18 недель войны на востоке, двум Группам JG54 будет зачислено ещё более 300 побед. Они также ежемесячно будут нести потери и получат свои заключительные награды.

25 января майор Рудорффер был награждён Мечами за 210 побед. Именно в этот день, группа армий «Север», которой неделей ранее Гитлер приказал выделить пять подразделений, на укрепление центрального сектора, была переименован в группу армий «Курляндия» (Heeresgruppe «Курляндия»). 3 февраля, успешно отразив четвёртое крупное наступление Советской армии, ослабленные 16-я и 18-я армии выделили дополнительные подразделения.

К этому времени JG54 также стала страдать от нехватки припасов — особенно топлива. Все поставки должны были осуществляться морем и, в меньшей степени, по воздуху, а ограничения начинают сказываться на действиях эскадры. Ей было разрешено вылетать на фронт при условии, что сухопутные силы находились под прямым воздействием вражеских сил. Но летчики продолжали патрулирование жизненно важных морских коммуникаций ведущих в Либаву и Виндау, защищая небольшие конвои, и даже одиночные корабли, от нападения советской авиации и торпедных катеров. Эти линии снабжения были также сильно заминированы русскими и другой задачей JG54 стали вылеты на прикрытие уязвимых авиационных тральщиков Ju.52 из Minensuchgruppe 1 (MSGr1), поскольку они стремились держать открытым морской коридор в западную часть Балтики.

Но именно на линии фронта «Зеленые сердца» понесли самые печальные потери 1945 года. В течение второй недели февраля ВВС Красной начали массированное наступление на немецкие позиции вокруг Джуксте, к югу от Тукума, в рамках подготовки к началу пятого крупного советского наступления. JG54 делала что могла, чтобы прикрыть подразделения 16-й армии. Вскоре после полудня 14 февраля звено из 2./JG54 на Fw.190, во главе с командиром эскадрильи обер-лейтенантом Отто Киттелем, взлетело с Сабиле и взяло курс на юго-восток пролетев 50 км до Drukste. Обер-фенрих Реннер (Renner) был одним из трех членов звена:

«На высоте 150 м мы встретили формирование из 14 Ил-2, летящих в линию друг за другом, атаковать наземные цели. Звено ворвалось в линии Ил-2 со стороны. Находясь в 100 м от правого крыла обер-лейтенанта Киттеля, я видел его атаку на Ил-2 сзади и снизу, пока в нашем тылу ещё два Ил-2 поднялись и круто отвернули. Через мгновение появились вспышки вокруг его кабины (Киттеля) и машина накренился вправо, спускаясь в неглубоком скольжении. Самолет ударился правым крылом об землю и сразу же загорелся. Он скользил около 200 метров до соседней рощицы, где сгорел полностью. Я не наблюдал парашюта.»

Предполагалось, что Киттель был сбит огнем стрелков с одного из Ил-2. С момента присоединения к JG54 осенью 1941 года, Отто Киттель уничтожили по меньшей мере 267 советских самолета. Он являлся самым результативным пилотом эскадры. И с его смертью, как прокомментировал один из пилотов 2./JG54, «Наступила для нас темнота в Курляндском мешке».

Но борьба продолжалась. 19 февраля лейтенант Герман Шлейнеге из 8./JG54 получил Рыцарский крест примерно за 90 одержанных побед. Через пять дней командир 7./JG54 обер-лейтенант Герхард Тибен одержал четыре победы, достигнув личного счета в 150. II./JG54 некоторое время назад совершила короткий перелет из Либава-Гробин в Либава-Северный. Хотя и гораздо меньшее — оно было расположен на крошечном пятачке открытой местности между двумя входными каналами в военно-морской порт Либавы и торговый порт — данное летное поле имело одно неоспоримое преимущество. Большие бетонные бункеры вдоль его края, предназначенные для размещения ВМФ во время Первой мировой войны, предложили совершенную защиту от все более частых советских воздушных атак.

Именно в Либава-Северный, в феврале, майор Рудорффер отбыл из II./JG54, чтобы принять командование над II./JG7 в Рейхе, оснащенной Me.262. Его заменой на последние несколько недель войны стал кавалер Рыцарского креста гауптман Герберт Финдейзен, который одержал 42 победы во время своей предыдущей службы в качестве тактического пилота-разведчика.

По мере того как приближался конец, эскадра, по-прежнему со значительной силой в более чем 70 исправных Fw.190, сохраняла свои связи с товарищами на земле. Stab оберста Храбака и II./JG54 базировались на Cirava и Либаву в западной части полуострова — территории, обороняемой 18-й армией и I./JG54, продолжала занимать Zabeln в восточном секторе, защищаемый 16-й армией.

JG54, возможно, была обильно оснащена самолетами, но ей не хватало топлива, чтобы летать на них. Когда операции проводились, пилоты неизменно вылетали силами звена или пары. Хотя летали мало, способности эскадры по-прежнему порождали здоровое уважение у своих противников, как это показывает свидетельство от советского летчика-истребителя, захваченного в то время:

«Истребители с зелёным сердцем, как правило, находятся в меньшинстве в любом воздушном бою. Но когда они вокруг, становится всегда горячо. Они все асы!»

Последние двумя награждёнными асами стали лейтенант Хуго Брох из 8./JG54, который был награждён Рыцарским крестом 12 марта за 79 побед и командир 7./JG54 обер-лейтенант Герхард Тибен, чье недавнее достижение 150 побед, принесло ему 8 апреля дубовые листья.

Ровно через месяц все было кончено. Порядок капитуляции всех германских вооруженных сил, подписанный гросс-адмиралом Дёницем 7 мая (Адольф Гитлер покончил с собой в своем берлинском бункере неделей раньше), содержал специальное дополнение с указанием конкретно Группе армий «Курляндия». В ней, в частности, было написано: «…должны быть предприняты максимальные усилия, чтобы реализовать все возможности эвакуации морским путем».

«Зеленые сердца», однако, имел собственные способы провести эвакуацию. Весь незначимый наземный персонал давно был отправлен к двум другим Группам базирующимся на Нойхаузен и Хайлигенбаайль, в Восточной Пруссии. В Fw.190 заливали последние оставшиеся капли топлива для длительного полета в западном направлении через Балтийское море с целью последующей сдачи британским войскам в Шлезвиг-Гольштейне и Дании. Из задней части фюзеляжа истребителей были удалены радиостанции, и каждый пилот взял с собой своего главного механика, посаженного в узкое пространство позади пилота.

Последними пилотами, взлетевшими из Курляндского котла утром 8 мая стали командир 2./JG54 Хейно Кордес (Heino Cordes), Артур Лотц (Arthur Lotz), Ганс Гётт (Hans Gott) и Оскар Реннер (Oskar Renner). Среди последних уходящих утром 8 мая, были обер-лейтенант Герхард Тибен и его ведомый фельдфебель Фридрих Хангебраук (Friedrich Hangebrauk). Адаптировавшись к непривычному весу за их спинами, пара отправилась через открытое море. Как только дым от сжигаемой Либавы остался за горизонтом, Герхард Тибен заметил одинокий разведчик Пе-2 летевший на север, пересекая их путь. Он, очевидно, намеревался искать признаки морской эвакуации. Инстинкт взял свое. Делом секунд, оказалось пикирование со стороны восходящего солнца, а за два быстрых прохода, отправить машину противника в сверкающие воды Балтики.

Жертва обер-лейтенант Тибена стала одной из последних жертв воздушной войны в Европе. Это была последняя из почти 9500 побед JG54 за время войны. Последний официальный доклад эскадры, в котором содержатся среди прочего перечень успехов пилотов Штабов, Групп и эскадрилий, датируется 31 декабря 1944 года. Согласно отчету, по состоянию на 31 декабря 1944 года (то есть за четыре месяца до окончания войны) Grunherzgeschwader были зачислено 9141 воздушная победа, из которых 8502 были одержаны на Востоке. Остальные доклады, продолжающиеся вплоть до капитуляции 8 мая 1945 года, были утеряны.

Тем не менее, в результате исчерпывающего исследования общие успехи Gcschwader к концу войны могут быть обеспечены с некоторой степенью точности. Это исследование показывает, что общее количество побед было по крайней мере равно 9400, а вероятно и ещё выше.

Две Группы, в основном действующие на Востоке имели наибольшее количество побед: I./JG54 — 3564 и II./JG54 — 3621. III./JG54 достигла 1500 и IV./JG54 в общей сложности 550 побед. 165 побед были засчитаны пилотам Geschwaderstab JG54 и 51 пилотам EJG54.

Лидером среди пилотов эскадры стал обер-лейтенант Отто Киттель с 267 победами. За ним следовали майор Вальтер Новотны — 255 побед, майор Эрих Рудорфер — 222 победы и Ганс Филипп с 206 победами. Ещё 20 пилотов одержали более 100 побед, 58 более 50 и 114 более 20 побед.

Ценой успехов «Зеленых сердец» и их предшественников стали около 1000 человек погибшими или пропавшими без вести, из которых почти 650 являлись пилотами. Это означает, что среди пилотов эскадры должна была 5 раз полностью пройти ротация.

Из 68 человек в составе эскадры, награждённых Рыцарским крестом, 47 погибли, пропали без вести или умерли в годы войны.

Эмблема[править | править код]

Название эскадры и её эмблема «Зелёное Сердце» — связаны с Тюрингией, родиной командира эскадры Ханнеса Траутлофта. Данный регион, из-за его расположения в центре страны и обилия лесов часто называют «зелёное сердце Германии». Впервые эта эмблема появилась на истребителе He-51, тогда ещё лейтенанта Траутлофта, в Испании в 1937 году. Став командиром эскадры, Траутлофт сделал её официальной эмблемой.

Состав эскадры[править | править код]

Geschwaderkommodoren (командиры эскадры)[править | править код]

командующий период примечания
майор Мартин Меттиг 1 февраля 1940 — 25 августа 1940
оберст-лейтенант Ханнес Траутлофт 25 августа 1940 — 5 июля 1943 назначен Инс­пектором (командующим) истребительной авиации Восточного фронта
майор Хубертус фон Бонин 6 июля 1943 — 15 декабря 1943 погиб
оберст-лейтенант Антон Мадер 28 января 1944 — сентябрь 1944
оберст Дитрих Храбак 1 октября 1944 — 8 мая 1945

Gruppenkommandeure I./JG54 (командиры группы I./JG54)[править | править код]

командующий период примечания
майор Рудольф Штолтенхофф 1 — 15 мая 1939 года В 1942 году командир NJG4
майор Ганс-Юрген фон Крамон-Траубадель 13 сентября — 31 декабря 1939 года назначен командиром JG53
гауптман Хубертус фон Бонин 1 января 1940 — 1 июля 1941 года назначен начальником JFS4
гауптман Эрих фон Зелле 2 июля — 20 декабря 1941 года позже назначен командиром JG1
гауптман Франц Эккерле 20 декабря 1941 — 14 февраля 1942 года погиб
гауптман Ганс Филипп 17 февраля 1942 — 1 апреля 1943 года назначен командиром JG1
майор Рейнхард Зейлер 15 апреля — 6 июля 1943 года ранен
майор Герхард Хомут 1 — 3 августа 1943 года погиб
обер-лейтенант Ханс Гёц 4 августа 1943 года погиб
гауптман Вальтер Новотны 10 августа 1943 — 4 февраля 1944 года
гауптман Хорст Адемайт 4 февраля — 8 августа 1944 года пропал без вести (погиб)
гауптман Франц Эйзенах 9 августа 1944 — 8 мая 1945 года

биография Франца Эйзенаха

Gruppenkommandeure II./JG54 (командиры группы II./JG54)[править | править код]

командующий период примечания
обер-лейтенант Рихард Краут 4 июля 1940 — 10 июля 1940
гауптман Винтерер 11 июля 1940 — 14 августа 1940
гауптман Дитрих Храбак 26 августа 1940 — 27 октября 1942 назначен командиром JG52
майор Ханс Хан 19 ноября 1942 — 21 февраля 1943 попал в плен
гауптман Генрих Юнг 21 февраля 1943 — 30 июля 1943 погиб
гауптман Эрих Рудорфер 1 августа 1943 — февраль 1945 назначен командиром I./JG7
гауптман Герберт Финдейзен февраль 1945 — май 45

Gruppenkommandeure III./JG54 (командиры группы III./JG54)[править | править код]

командующий период примечания
гауптман Фриц Ульч 6 июня — 5 сентября 1940 года погиб
и. о. обер-лейтенант Гюнтер Шольц 6 сентября — 4 ноября 1940 года
гауптман Арнольд Лигнитц 4 ноября 1940 — 30 сентября 1941 года погиб
гауптман Рейнхард Зейлер 1 октября 1941 — 15 апреля 1943 года назначен командиром I./JG54
гауптман Зигфрид Шнелль май 1943 — 1 февраля 1944 года назначен командиром IV./JG54
и. о. обер-лейтенант Рудольф Патцак февраль 1944 года командир 8./JG54, погиб
и. о. гауптман Рудольф Клемм февраль — март 1944 года командир 7./JG54
гауптман Рудольф Зиннер март — 10 марта 1944 года ранен
майор Вернер Шроер 14 марта — 20 июля 1944 года переведен в школу истребителей в качестве инструктора
гауптман Роберт Вейс 21 июля — 29 декабря 1944 года погиб
и. о. обер-лейтенант Ганс Дортенман январь 1945 года командир 12./JG54
и. о. обер-лейтенант Вильгельм Хайльман январь 1945 года командир 9./JG54
майор Рудольф Клемм февраль — 17 апреля 1945 года

Gruppenkommandeure IV./JG54 (командиры группы IV./JG54)[править | править код]

командующий период примечания
гауптман Эрих Рудорффер июль 1943 — 30 июля 1943 назначен командиром II./JG54
гауптман Рудольф Зиннер 30 июля 1943 — февраль 1944
гауптман Зигфрид Шнелль 11 февраля 1944 — 25 февраля 1944 погиб
и. о. гауптман Герхард Коалл март 1944 — май 1944 назначен командиром группы в JG101
майор Вольфганг Шпете май 1944 — 30 сентября 1944
гауптман Рудольф Клемм 1 октября 1944 — февраль 1945 назначен командиром III./JG54
гауптман Фриц-Карл Шлоссштайн март 1945 — апрель 1945

Кавалеры Рыцарского креста награждённые в JG 54[править | править код]

дата звание имя часть кол-во примечания
21 октября 1940 гауптманн Дитрих Храбак III./JG54 РК 16
22 октября 1940 обер-лейтенант Ганс Филипп 4./JG54 РК 20
5 ноября 1940 обер-лейтенант Арнольд Лигнитц III./JG54 РК 19
7 марта 1941 обер-лейтенант Ганс-Эккехард Боб 9./JG54 РК 19
27 июля 1941 майор Ханнес Траутлофт JG54 РК 20
6 августа 1941 обер-лейтенант Хуберт Мютерих 5./JG54 РК 35
6 августа 1941 лейтенант Йозеф Пёс 5./JG54 РК 28
24 августа 1941 обер-лейтенант Ганс Филипп 4./JG54 ДРК 62
4 сентября 1941 лейтенант Макс-Гельмут Остерманн 7./JG54 РК 28
18 сентября 1941 гауптманн Франц Экерле 6./JG54 РК 30
5 октября 1941 обер-лейтенант Вольфганг Шпёте 5./JG54 РК 45
20 декабря 1941 гауптманн Рейнхард Зейлер III./JG54 РК 42
4 февраля 1942 обер-фельдфебель Карл Кемпф III./JG54 РК 41
10 марта 1942 лейтенант Макс-Гельмут Остерманн 7./JG54 ДРК 62
12 марта 1942 гауптманн Ганс Филипп I./JG54 МРК 82
12 марта 1942 гауптманн Франц Экерле I./JG54 ДРК 59 посмертно
23 апреля 1942 обер-лейтенант Вольфганг Шпёте 5./JG54 ДРК 72
9 мая 1942 лейтенант Ганс Бейссвенгер 6./JG54 РК 47
9 мая 1942 лейтенант Хорст Ханниг 6./JG54 РК 48
17 мая 1942 обер-лейтенант Макс-Гельмут Остерманн 8./JG54 МРК 100
16 июня 1942 обер-фельдфебель Макс Штотц II./JG54 РК 53
21 августа 1942 гауптманн Йоахим Вандель 5./JG54 РК 64
4 сентября 1942 лейтенант Вальтер Новотны 3./JG54 РК 56
19 сентября 1942 гауптманн Карл Саттиг 6./JG54 РК 53 посмертно
30 сентября 1942 лейтенант Ганс Бейссвенгер 6./JG54 ДРК 100
10 октября 1942 обер-фельдфебель Вильгельм Шиллинг 9./JG54 РК 46
30 октября 1942 обер-фельдфебель Макс Штотц II./JG54 ДРК 100
3 ноября 1942 фельдфебель Петер Зиглер 3./JG54 РК 48 посмертно
25 ноября 1942 лейтенант Ганс-Йоахим Хейер 8./JG54 РК 53 посмертно
23 декабря 1942 обер-лейтенант Ганс Гётц 2./JG54 РК 48
22 января 1943 обер-фельдфебель Ойген-Людвиг Цвейгарт 5./JG54 РК 54
24 января 1943 лейтенант Фридрих Рупп 7./JG54 РК 50
14 марта 1943 обер-фельдфебель Герберт Брённле 4./JG54 РК 57
14 марта 1943 обер-лейтенант Гюнтер Финк 8./JG54 РК 46
16 апреля 1943 лейтенант Хорст Адемайт 6./JG 54 РК 53
4 сентября 1943 обер-лейтенант Вальтер Новотны I./JG54 ДРК 189
22 сентября 1943 обер-лейтенант Вальтер Новотны I./JG54 МРК 218
19 октября 1943 гауптманн Вальтер Новотны I./JG54 БРК 250
29 октября 1943 обер-фельдфебель Отто Киттель 2./JG54 РК 123
12 ноября 1943 гауптманн Генрих Юнг II./JG54 РК 68 посмертно
22 ноября 1943 лейтенант Эмиль Ланг 5./JG54 РК 119
22 ноября 1943 обер-фельдфебель Альбин Вольф 6./JG54 РК 117
5 декабря 1943 лейтенант Гюнтер Шеель 2./JG54 РК 71 посмертно
5 декабря 1943 обер-фельдфебель Генрих Штерр 6./JG54 РК 86
5 февраля 1944 лейтенант Герхард Лоос III./JG54 РК 85
2 марта 1944 гауптманн Рейнхард Зейлер I./JG54 ДРК 100 после ранения
2 марта 1944 гауптманн Хорст Адемайт I./JG54 ДРК ок 120
26 марта 1944 лейтенант Антон Дёбеле 1./JG54 РК 94 посмертно
26 марта 1944 обер-фельдфебель Вильгельм Филипп 3./JG54 РК 61
26 марта 1944 обер-лейтенант Роберт Вейсс 3./JG54 РК 70
28 марта 1944 обер-фельдфебель Фриц Тегтмейер РК 99
11 апреля 1944 майор Эрих Рудорфер II./JG54 ДРК 130
11 апреля 1944 обер-лейтенант Эмиль Ланг 9./JG54 ДРК 144
14 апреля 1944 обер-фельдфебель Отто Киттель 3./JG54 ДРК 152
27 апреля 1944 обер-лейтенант Альбин Вольф 6./JG54 ДРК 144 посмертно
19 августа 1944 обер-лейтенант Альфред Тоймер РК 76
29 сентября 1944 обер-фельдфебель Пауль Брандт 16./JG54 РК 30
30 сентября 1944 лейтенант Гейнц Вернике 1./JG54 РК 112
6 октября 1944 лейтенант Гельмут Гролльмус 4./JG54 РК 75 посмертно
10 октября 1944 гауптманн Франц Эйзенах I./JG54 РК 117
10 октября 1944 обер-фельдфебель Гельмут Мисснер РК 82 посмертно
1 ноября 1944 фельдфебель Ульрих Вернитц 3./JG54 РК 82
18 ноября 1944 гауптманн Рудольф Клемм IV./JG54 РК 40
25 ноября 1944 обер-лейтенант Отто Киттель 3./JG54 МРК ок. 230
6 декабря 1944 лейтенант Герхард Тибен 7./JG54 РК 116
6 декабря 1944 лейтенант Ульрих Вёнерт РК 86
25 января 1945 майор Эрих Рудорфер II./JG54 МРК 210
28 января 1945 лейтенант Рейнхольд Хоффманн 9./JG54 РК 66 посмертно
19 февраля 1945 лейтенант Герман Шлейнеге 8./JG54 РК ок. 90
12 марта 1945 лейтенант Хуго Брох 8./JG54 РК 79
12 марта 1945 гауптманн Роберт Вейсс III./JG54 ДРК 123 посмертно
8 апреля 1945 лейтенант Герхард Тибен 7./JG54 ДРК ок. 150
17 апреля 1945 лейтенант Ганс-Йоахим Крошински 3./JG54 РК 76

Легенда:

  • дата — дата награждения
  • звание — звание награждаемого
  • имя — имя награждаемого
  • часть — подразделение, где служил
  • кол-во — количество побед на момент награждения
  • РК — рыцарский крест
  • ДРК — рыцарский крест с дубовыми листьями
  • МРК — рыцарский крест с дубовыми листьями и мечами
  • БРК — рыцарский крест с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами

Победы JG54[править | править код]

Всего за годы Второй мировой войны пилоты JG 54 одержали 9451 победу, из них:

  • Stab JG 54 — 165
  • I./JG54 — 3564
  • II./JG54 — 3621
  • III./JG54 — 1500
  • IV./JG54 — 550
  • Erg./JG54 — 51

Потери личного состава JG54[править | править код]

потери JG 54 за 1941 год составили ? лётчиков (к 22.07.41 37 лётчиков из 112 человек списочного состава были убиты или числились пропавшими без вести).
потери JG 54 за 1942 год составили 93 лётчика.
потери JG 54 за 1943 год составили 112 лётчиков.
потери JG 54 за 1944 год составили 109 лётчиков.
потери JG 54 за 1945 год составили ? лётчиков.
Всего за время войны в JG54 погибло 416 летчиков.

Из 112 лётчиков, начинавших войну, до конца войны дожило только 4 человека.

Потери самолётного парка JG54[править | править код]

Общие боевые потери: 831 самолёт

Общие эксплуатационные потери: 669 самолётов

Потери на советско-германском фронте составили 1117 самолётов (из них 1019 безвозвратно и 98 ремонт)

Потери на остальных фронтах составили 563 самолёта (из них 481 безвозвратно и 82 ремонт)

Итого общие потери JG-54 с марта 1942 г. по декабрь 1944 г. включительно составили 1680 самолётов (из них 1500 безвозвратно и 180 ремонт)

Потери самолётного парка JG54 по данным BA-MA RL 2 III / 874—882

Интересные факты[править | править код]

Самолёт аса Отто Юргенса в сериале Небо в огне несет эмблему JG 54. Притом бортовые обозначения самолета говорят о том, что Юргенс одновременно является адъютантом эскадры и летает во II-й группе.

Литература[править | править код]

  • Werner Held, Hannes Trautloft, Ekkehard Bob. = JG 54 a photographic history of the Grunherzjaeger. — P. 196.
  • John Weal. = Jagdgeschwader 54 ‘Grünherz’ / Tony Holmes. — Oxford: Osprey Publishing, 2009. — P. 130. — (Aviation Elite Units • 6). — ISBN 978 1 84176 286 9.

Ссылки[править | править код]