Lauda Sion

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Секвенция «Lauda Sion» (начало) в версии Liber usualis. В аутентичных рукописях в качестве первой ноты чаще встречается ре (а не ми как здесь), отсюда первый интервал — восходящая кварта

Lauda Sion Salvatorem («Ла́уда Си́он Сальвато́рем», с лат. «Хвали, Сион, Спасителя») — секвенция, приуроченная к католическому Празднику Тела и Крови Христовых. Автор текста — Фома Аквинский. Автор музыки неизвестен. Древнейшие рукописи, содержащие нотированную секвенцию, относятся к XIII веку.

Текст[править | править код]

Стихи написаны четырёхстопным хореем. Первые 18 строф — типичные для поздней секвенции терцины с типичной рифмовкой: первые две строки на одну рифму, третья — на другую, единую с последней строкой следующей строфы. Строфы 19-22 четырёхстрочные, строфы 23-24 пятистрочные, с тем же принципом рифмовки (вся строфа на одну рифму кроме последней строки, которая рифмуется с последней строкой следующей строфы).

1. Lauda Sion Salvatorem,
Lauda ducem et pastorem
In hymnis et canticis.

2. Quantum potes, tantum aude,
Quia maior omni laude,
Nec laudare sufficis.

3. Laudis thema specialis
Panis vivus et vitalis
Hodie proponitur.

4. Quem in sacrae mensa cenae
Turbae fratrum duodenae
Datum non ambigitur.

5. Sit laus plena, sit sonora,
Sit iucunda, sit decora
Mentis iubilatio.

6. Dies enim solemnis agitur,
In qua mensae prima recolitur
Huius institutio.

7. In hac mensa novi Regis
Novum Pascha novae legis
Phase vetus terminat.

8. Vetustatem novitas,
Umbram fugat veritas,
Noctem lux eliminat.

9. Quod in cena Christus gessit,
Faciendum hoc expressit
In sui memoriam.

10. Docti sacris institutis
Panem, vinum in salutis
Consecramus hostiam.

11. Dogma datur Christianis,
Quod in carnem transit panis
Et vinum in sanguinem.

12. Quod non capis, quod non vides,
Animosa firmat fides
Praeter rerum ordinem.

13. Sub diversis speciebus,
Signis tantum et non rebus,
Latent res eximiae:

14. Caro cibus, sanguis potus,
Manet tamen Christus totus
Sub utraque specie.

15. A sumente non concisus,
Non confractus, non divisus
Integer accipitur.

16. Sumit unus, sumunt mille,
Quantum isti, tantum ille,
Nec sumptus consumitur.

17. Sumunt boni, sumunt mali,
Sorte tamen inaequali,
Vitae vel interitus.

18. Mors est malis, vita bonis,
Vide paris sumptionis
Quam sit dispar exitus.

19. Fracto demum sacramento,
Ne vacilles, sed memento
Tantum esse sub fragmento,
Quantum toto tegitur.

20. Nulla rei fit scissura,
Signi tantum fit fractura,
Qua nec status nec statura
Signati minuitur.

21. Ecce panis angelorum,
Factus cibus viatorum,
Vere panis filiorum,
Non mittendus canibus!

22. In figuris praesignatur,
Cum Isaac immolatur,
Agnus paschae deputatur,
Datur manna patribus.

23. Bone pastor, panis vere,
Jesu, nostri miserere,
Tu nos pasce, nos tuere,
Tu nos bona fac videre
In terra viventium.

24. Tu qui cuncta scis et vales,
Qui nos pascis hic mortales,
Tuos ibi commensales,
Cohaeredes et sodales
Fac sanctorum civium.

1. Хвали, Сион, Спасителя,
Хвали вождя и пастыря
В гимнах и песнях.

2. Дерзай, что есть мочи,
Ибо величие Его превыше всяких похвал,
Не переставай же хвалить.

3. Особый предмет хвалы —
Хлеб живой и животворный —
Ныне возвещается,

4. Который на трапезе святой
Двенадцать собратьев
Вкушали непременно.

5. Пусть же вознесутся полнозвучные хвалы,
Пусть веселым и нарядным будет
Ликование души.

6. Ибо грядет день торжественный,
Когда отмечается
Первое учреждение этой трапезы.

7. Этой трапезой нового Царя
Новая Пасха нового завета
Кладет конец старой пасхе[1].

8. Молодость [вытесняет] старость,
Истина изгоняет тьму,
День упраздняет ночь.

9. Тем, что Христос совершил в трапезе,
Он указал, что нужно делать
В память о себе.

10. Наученные священным обычаям,
Как священную жертву, во избавление
Мы вкушаем хлеб и вино.

11. Христианам дан догмат о том,
Что хлеб превращается в плоть,
А вино — в кровь.

12. То, что не понимаешь, чего не видишь,
Утверждает глубокая вера
Прежде порядка вещей.

13. В различном обличье,
Только в символах, а не в предметах
Таятся высшие сущности.

14. Плоть в еде, кровь в питье —
Так предстает весь Христос
В двояком виде.

15. Вкушающий воспринимает Его
Целиком: нераздробленного,
Безраздельного.

16. Вкушает один, вкушает тысяча,
Сколько людей, столько и вкушают,
И не исчерпается Вкушаемый.

17. Вкушают добрые, вкушают злые,
Но с неравной участью:
Одним уготована жизнь, другим погибель.

18. Смерть — злым, жизнь — добрым.
Смотри, при равной предпосылке
Какой неравный исход!

19. Совершив же таинство преломления,
Не дай себе усомниться, но помни:
В части содержится всё то,
Что сокрыто в целом.

20. Сущее неразделимо,
Дробь — лишь проявление [целого] знака,
В ней ни состояние, ни величина
Означаемого не преуменьшается.

21. Вот хлеб ангелов,
Сотворенный в пищу странникам,
Воистину хлеб сыновей [Израилевых],
Который нельзя бросать псам.

22. В прообразах возвещенный,
Когда был заклан Исаак,
Агнец предназначается для Пасхи,
Манна воздается отцам.

23. Благой пастырь, хлеб истины,
Иисусе, помилуй нас,
Паси нас, оберегай нас,
Направь нас по пути истинному
На земле живущих.

24. Ты, всезнающий и всемогущий,
Ты, что пасешь нас, смертных, здесь,
Сделай так, чтобы там мы стали сотрапезниками,
Сонаследниками и товарищами
Твоих святых собратьев[2].

Возноси, Сион, хваленья,
Гимны, славу, песнопенья
Нашему Спасителю,

Чье величие превыше
Похвалы любой и высшей,—
Пастырю, Учителю.

Восхваления бесспорны:
Хлеб живой и животворный
Ныне возвещается,

Что на трапезе священной,
На вечере непременно
Братьями вкушается.

Так звучи, хвала, полнее,
Будь нарядней, веселее,
Духа ликование!

Скоро день наступит торжественный,
Светлый день, когда мы отпразднуем
Это начинание.

Новый Царь на встрече этой:
Пасхой Нового завета
Старая кончается.

Юный старых вытеснит,
Тьма бежит от истины,
Светом ночь сменяется.

Там Христос в своем величье
Показал один обычай —
Памяти знамение.

Долг священный совершаем:
Хлеб, вино теперь вкушаем
Мы во избавление.

Знают догму христиане:
Кровию вино предстанет,
Плотью хлеб является.

Все, что трудно разуменью,
Что темно простому зренью,
Верой утверждается.

Так, свои меняя лица,
Сущность высшая таится,
Выявляясь знаками.

Плоть едой пресуществится,
Кровь питьем, и здесь явится
Суть Христа двоякая.

Для вкушающих Он целен,
Нераздроблен, безразделен —
Он един, Вкушаемый.

Сотни, тысячи вкушают,
Но Его не уменьшают:
Он неисчерпаемый.

Злые, добрые вкушают,
Но различно завершают
То, что равно начато.

Жизнью добрых отмечают,
Злые смертию кончают,
Исчезая начисто.

В миг святыни разделенья
Твердо помни без сомненья:
Все, что полнит единенье,
В части сохраняется.

Сущее неразделимо,
В дроби целость проявима,
Ни значение, ни имя
В ней не уменьшается.

Хлеб сей ангелов питает,
Пища странников святая,
Хлеб сынов, что не бросают
Псам на поругание.

Нам прообразами данный,
В Исааке был закланный
Агнец — Пасхе дар, а манна —
Отцам воздаяние.

Хлеб наш верный, пастырь милый,
Иисус Христос, помилуй,
Береги нас, дарствуй силы
От рожденья до могилы
Добрый путь избрати нам.

Всеблагий и всемогущий,
Ты, всех смертных здесь пасущий,
Там, на трапезе грядущей,
Посади нас среди кущей
Со святыми братьями[3].

Музыка[править | править код]

Мелодия секвенции, написанная в VII церковном тоне, по всей вероятности, более древнего происхождения, чем её текст. Она обнаруживает большое сходство с мелодией, на которую распета секвенция «Laudes crucis» Адама Сен-Викторского[4] (XII век). Распев текста преимущественно силлабический. Как обычно в поздней секвенции, одна и та же мелодия используется для двух соседних строф (структурное единство которых подчёркивается единой для последних строк рифмой), затем обновляется в каждой последующей паре строф. Своеобразие мелодическому контуру и музыкальной форме секвенции придаёт фраза, на которую распета третья строка в строфах 1-2 — мало того, что она охватывает тритон в прямом движении (a-h-a-g-f-g-g), она ещё и точно повторяется в 3-5, 7, 9 и 10 строфах.

Рецепция[править | править код]

На текст секвенции писали многие композиторы, в том числе А. Брюмель (в технике alternatim; нечётные строфы — традиционная монодия, чётные — полифоническая обработка cantus firmus), О. ди Лассо (мотеты на отдельные строфы), Дж. П. да Палестрина (три мотета и месса на тему секвенции), Т. Л. де Виктория, К. Монтеверди, Д. Букстехуде (кантата BuxWV 68), Л. Керубини, Ф. Мендельсон, Э. Раббра[5]. Фрагмент оригинальной мелодии включён в III часть симфонии «Художник Матис» П. Хиндемита.

Примечания[править | править код]

  1. В переводе неизбежно теряется семантическое различие между ветхозаветной и новозаветной Пасхой, заложенное в оригинале (по-латыни, соответственно, phase и Pascha).
  2. Перевод С. Н. Лебедева. Цит. по: Musica Latina. СПб., 2000, с. 166-168.
  3. Поэтический перевод О. С. Лебедевой. Цит. по: Musica Latina. СПб., 2000, с. 168-170.
  4. Caldwell J. Lauda Sion // The New Grove Dictionary of Music and Musicians. L., N.Y., 2001. Мелодию секвенции «Laudes crucis» см., например, в книге Дж. Стивенса «Words and music in the Middle Ages: Song, narrative, dance and drama, 1050-1350» (Cambridge, 1986, p. 102-103).
  5. Расширенный список композиторов, писавших на текст секвенции, см. в онлайновой нотной библиотеке CPDL.

Литература[править | править код]

  • Johner D. Zur Melodie der Fronleichnam-Sequenz // Benediktinische Monatsschrift 21 (1939), SS. 270–277.
  • Hiley D. Western plainchant: a handbook. Oxford: Oxford University Press, 1993, pp.172–195.
  • См. также литературу см. при статье «Секвенция».

Ссылки[править | править код]