Эта статья входит в число хороших статей

Pollice verso (картина)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Jean-Leon Gerome Pollice Verso.jpg
Жан-Леон Жером
Pollice verso (лат.). 1872 год
«Пальцы вниз»
Холст, масло. 96,5 × 149,2 см
Художественный музей Финикса, Финикс, Аризона, США
(инв. 1968.52)

Pollice verso (с лат. — «Пальцы вниз») — картина французского художника Жана-Леона Жерома, написанная им в 1872 году.

Жан-Леон Жером достиг значительного уровня мастерства в жанре академизма и стал любимцем французской аристократии, однако решил пересмотреть своё творчество и взяться за более основательный и историчный подход к написанию своих полотен. Решив проверить границы выбора сюжетов, дозволенных в довольно пуританском искусстве XIX века, темой для будущей картины он выбрал гладиаторский поединок. Жером писал полотно по фактическим материалам, в частности на основе чертежей арен и подлинных доспехов гладиаторов. Работа над картиной была закончена в 1872 году. На ней изображено как победитель попирает побеждённого на арене римского Колизея в ожидании вердикта толпы — жеста Pollice verso. С несвойственной им кровожадностью служительницы храма богини Весты — весталки в белых одеждах — уже вынесли своё решение, повернув большие пальцы вниз, фактически приговорив побеждённого гладиатора к смерти. Сидящий в отдельной ложе римский император кажется совершенно равнодушным к происходящему, но именно он манипулирует беснующейся толпой. После Всемирной выставки 1873 года в Вене полотно было куплено у Жерома американским миллионером и долгое время выставлялось по всей Америке. В настоящее время картина находится в коллекции художественного музея Финикса (Аризона, США).

История и контекст[править | править код]

Жан-Леон Жером, автопортрет, 1886 год

Французский художник Жан-Леон Жером (1824—1904) был учеником известных живописцев Поля Делароша и Шарля Глейра, от которых воспринял страсть к странствиям, исследованию обычаев разных народов. На фоне зарождения массовой культуры провинциал Жером пошёл навстречу желаниям новой публики формирующейся буржуазной Франции и стал знаменитым у салонной аристократии, познакомив её как со своими академическими портретами и мелодраматическими полотнами, так и с картинами о наполеоновских походах и жизни на арабских базарах, а также работами на мифологические и эротические темы. Находясь на вершине своей творческой карьеры, Жером был желанным гостем императорской семьи и профессорствовал в Школе изящных искусств[1][2][3][4].

В это время во Франции возник спрос на новый подход к исторической живописи, сформулированный историком Проспера де Баранта, писавшим, что «мы все хотим знать о том, как жили более ранние общества и отдельные личности. Мы требуем того, чтобы их образ был ясно виден в нашем воображении, и чтобы они предстали живыми перед нашими глазами». В конце 1850-х годов Жером проявил необычайную предприимчивость в выборе популярных исторических сюжетов, начиная от Древней Греции и Рима. Он будто ответил на призыв Баранта, взявшись за несколько эклектичное переосмысление своего академизма, во многом из-за влияния Жан-Огюст-Доминика Энгра и его картин на древнегреческие темы, написанных через призму личной и повседневной жизни, а также своего учителя Делароша, вставшего на более понятный общественности театральный подход в живописи на исторические сюжеты. Жером приступил к поиску баланса между почти документальным реализмом и научным подходом к образной реконструкции исторических событий, научившись мастерски управлять повествовательными возможностями сюжетов своих картин, ввиду чего они оставляли неизгладимое впечатление у зрителей. Отказавшись от поэтических обобщений и идеализации главных героев, с помощью уравновешенной и дотошной в деталях живописной техники Жером практически делал людей непосредственными свидетелями событий прошлого[5][6][7]. Однако он часто обвинялся в работе на потребу публике и пренебрежении будущей востребованностью сюжетов своих картин и в ответ решил проверить границы выбора дозволенных и законом разрешённых тем в основном пуританском изобразительном искусстве XIX века, выбрав сюжетом нескольких своих новых работ гладиаторский поединок[8][9].

Фреска с изображением гладиаторского поединка на римской вилле[en] в Ненниге[en], IIIII век н. э.

Гладиаторские бои не были придуманы римлянами, но именно в Риме их довели до совершенства, превратив их в своего рода спортивные соревнования того времени — приблизительно во III веках до н. э. Гладиаторы, в число которых входили осуждённые преступники и рабы, а также добровольцы, жили в специальных школах и подвергались постоянным тяжёлым тренировкам. Под началом бывших гладиаторов новички практиковались на небольшой арене[en], постепенно дорастая до того, чтобы биться с другими гладиаторами. Все гладиаторы делились на несколько классов, наиболее известными из которых были секуторы, ретиарии и мурмиллоны. Все они были членами гладиаторских семей, однако на большинстве публичных поединков сражались друг с другом и часто убивали своего же товарища. После образования Римской империи гладиаторские поединки, как и школы, оказались под контролем государства. В конце I века н. э. в Риме насчитывалось уже четыре имперских школы, самой известной из которых была «Людус Магнус[en]». По всей империи насчитывалось более 180 гладиаторских арен, в дополнение к которым для боёв использовались также амфитеатры — залы полукруглой формы, на которых поединки принимали форму театрализованного представления. Самым главным местом для поединков был построенный императором Титом в 80 году н. э. римский Колизей, где помимо боёв между гладиаторами публике предлагались также схватки людей с диким животными, привозившимися со всего Средиземноморья[10][11].

«Ave Caesar! Morituri te salutant», Жером

Гладиаторскую арену, а именно Колизей, Жером впервые увидел в 1843 году во время пребывания в Риме и с тех пор неоднократно изображал на своих картинах гладиаторские поединки[12]. Ещё в 1859 году он создал работу «Ave Caesar! Morituri te salutant», где несколько стоящих на арене гладиаторов приветствуют римского императора, но данное полотно самому художнику не очень нравилось из-за недостаточной историчности[13][9][14][15]. Сохранив прежнюю композицию, перед новой работой он обратился к историческим письменным источникам, что было довольно обычной практикой для художников того времени. Описание гладиаторского поединка Жером почерпнул из второй главы пятой части изобилующего кровавыми сценами романа Бульвер-Литтона «Последние дни Помпеи», ставшего известным после перевода на французский язык ещё в 1838 году[16][17][18]. Воссозданная Жеромом архитектура арены основана на подлинных чертежах, оформление императорской ложи навеяно архитектурой мавзолея в Глануме[fr], а на своих натурщиков для правдоподобности изображения художник надевал копии доспехи гладиаторов, найденных в Помпеях[9][13]. Картина была закончена в 1872 году, сразу после возвращения Жерома из Лондона во время франко-прусской войны, но критики впоследствии отмечали, что не сто́ит рассматривать данную работу как аллюзию именно на этот конфликт[12][19].

Композиция[править | править код]

Бой ретиария и мурмиллона, реконструкция

Картина написана маслом на холсте, а её размеры составляют 96,5 × 149,2 см[19][20].

Лучи света проникают сквозь велариум на песок арены монументального Колизея, испещрённый свежими следами колесниц. Победивший мускулистый гладиатор в доспехах мурмиллона гордо ставит ногу на шею побеждённого ретиария, лежащего подле него. В левой руке мурмиллон держит щит, а в правой — короткий меч, которым готовится нанести смертельный удар. Его голова прикрыта огромным забралом шлема и повёрнута в ожидании к зрительному залу, где будет оглашён приговор — жизнь или смерть. Поверженный ретиарий — обнажённый юноша женственного вида — одет лишь в набедренную повязку; он протягивает правую руку вверх в мольбе за жизнь. Его оружие — сеть и трезубец — валяются рядом на песке. Толпа на трибунах единогласно жаждет крови. Весталки в белых одеждах, ответственные за сохранение огня в храме Весты на римском форуме, с кровожадностью, несоответствующей их сакральному статусу, одновременно повернули большие пальцы вниз, показав победителю жест Pollice verso, требующий смерти проигравшего. Полный равнодушия император сидит в своей личной ложе около весталок и спокойно жуёт инжир, манипулируя толпой, жаждущей его решения — казнить или миловать гладиатора[9][21][22][23][24][18].

Жером умело использовал освещение и перспективу для изображения мелких деталей сюжета, эффектно собрав все возможные составляющие гладиаторских поединков, обыкновенно фигурирующие в представлении публики, а также смешал вуайеризм, причудливую экзотику и садизм с демонстрацией чувства морального превосходства[9]. По мнению Жана-Поля Тюилье[fr], в своей картине Жером объединил пять веков истории гладиаторских поединков и неверно истолковал древние источники, так как зрители приходили посмотреть лишь на театрализованные представления с использованием оружия, во время которых погибал только один из десяти гладиаторов[25]. Кроме этого, можно заметить расхождения в экипировке реальных и изображённых на картине гладиаторов, хотя и в настоящее время довольно сложно определить, кто использовал тот или иной вид оружия, а некоторые историки и вовсе утверждают, что помпейские артефакты были всего лишь парадным вооружением[9]. В изображении жеста Жером допустил историческую неточность, вызвавшую значительные дебаты среди учёных, взявшихся за трактовку классических текстов римских поэтов Ювенала, Пруденция и Марциала; согласно распространённой среди исследователей точке зрения, «большие пальцы вниз» означали помилование гладиатора, а «большие пальцы вверх» — смерть[11][20][23][24][26][27][9].

Eugène Delacroix - La Mort de Sardanapale.jpg Delaroche - Assassinat du duc de Guise (Musée Condé).jpg
«Смерть Сарданапала» кисти Делакруа «Убийство герцога Гиза» кисти Делароша

Равнодушие римского императора напоминает сюжет картины «Смерть Сарданапала» кисти Эжена Делакруа, на которой царь остаётся в стороне от насилия, организованного им же самим для собственного удовольствия[28]. Аллюзии просматриваются и при взгляде на довольно театральную композицию работы «Убийство герцога Гиза[fr]» Делароша, в отличие от которого Жером будто сделал зрителей непосредственными участниками гладиаторского поединка[29]. По мнению Ги Дебора, таким образом в своей картине Жером вскрыл корни старейшего из социальных барьеров — «барьера насилия»[16].

Судьба[править | править код]

Портрет Стасова работы Ильи Репина, 1873 год

В 1873 году картина экспонировалась на частной выставке, известной как «Круг Союза художников» (фр. Cercle de l'Union artistique), на Вандомской площади в Париже, а затем на Всемирной выставке в Вене[30]. Примечательно, что на Всемирной выставке 1878 года в Париже Жером представил скульптурную группу «Гладиаторы», ставшую его первой работой в области скульптуры; в основу этой работы легла центральная группа картины Pollice verso[31]. В том же году зять Жерома, Эме Моро[en], изваял своего тестя лепящим статую «Гладиаторов»[32][33]. Степень бесчеловечности, насилия и кровожадности сюжета полотна Жерома буквально гипнотизировали и потрясали зрителей[15]. Так, русский критик Владимир Стасов пришёл в восторг от «одного из высших художников современной Европы»[34]:

««Гладиаторы» Жерома — это одна из значительнейших страниц древней истории, переданных когда-либо художеством. Победоносный гладиатор, наступив ногою на побеждённого противника, в предсмертном ужасе бьющегося под его пятой, поворотив голову свою, в громадном, рогатом шлеме, к публике, спрашивая: что, убивать этого человека или нет? — и тысячи свирепых физиономий наклонились к нему из всех этажей цирка; мужчины, женщины, с распалёнными лицами и зверскими глазами, показывают ему опрокинутым вниз большим своим пальцем: «Убей, убей!». Это картина поразительная, страстная, захватывающая; таких не найдёшь в музеях прежнего искусства трёх последних столетий, вот того, что мы с пелёнок привыкли считать великим и «классическим».»

Несмотря на свою известность, картина получила довольно мало отзывов от критиков и никогда не выставлялась на публичное обозрение за всё время существования Второй империи по причине того, что её сюжет расценивался как тонко завуалированная критика социально-политических условий имперского режима[15]. Сам Жером считал именно эту картину лучшей в своём творчестве[13] и некоторое время держал её в мастерской как образец для учеников[15], однако вскоре выставил на продажу[30]. В 1873 году картина была куплена за 80 тысяч французских франков (16 тысяч долларов США) у Жерома через фирму «Boussod, Valadon & Cie[en]» одним из богатейших людей Америки — миллионером и владельцем сети универмагов Александером Стюартом[en], который выставил её в Нью-Йорке[15][20][35]. После этого полотно путешествовало по США и пользовалось огромным успехом у публики, а в цирке Барнума по сюжету работы даже ставили «живые картины»[24][17]. В настоящее время картина находится в коллекции художественного музея Финикса[en] (Финикс, Аризона, США)[19].

Влияние[править | править код]

«Эта картина показала мне Римскую империю во всей её славе и порочности. Я сразу всё понял, меня это здорово зацепило».

Ридли Скотт[36].

Баланс между историческим знанием, воображением и иллюзией реальности спустя несколько десятилетий будет почерпнут из картин Жерома постановщиками студий Голливуда для своих фильмов[5][20]. В частности, сцену из данной работы Жерома можно заметить в фильмах «Quo vadis?» Энрико Гуаццони, «Спартак» Стэнли Кубрика и «Гладиатор» Ридли Скотта, а также в сериале «Спартак: Кровь и песок»[37][36][38][11][23][39].

Примечания[править | править код]

  1. Jean-Léon Gérôme. Центр Гетти. Проверено 12 октября 2016.
  2. Jean-Léon Gérôme. Департамент парков и заповедников Калифорнии[en]. Проверено 12 октября 2016.
  3. Art review: 'The Spectacular Art of Jean-Léon Gérôme'. The Los Angeles Times (21 июня 2010). Проверено 12 октября 2016.
  4. "Бассейн в гареме" и другие произведения Жана-Леона Жерома в собрании Эрмитажа. Государственный Эрмитаж. Проверено 12 октября 2016.
  5. 1 2 The Spectacular Art of Jean-Léon Gérôme (1824-1904). Gérôme, painter of stories  (недоступная ссылка — история). Музей Орсе. Проверено 10 октября 2016. Архивировано 12 октября 2016 года.
  6. The Getty Museum Debuts First Major Monographic Exhibition of Gérôme In Nearly Fort Years. Музей Гетти (20 января 2010). Проверено 12 октября 2016.
  7. Lewis et al, 2013, с. 366.
  8. Allan, Morton, 2010, с. 65.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 Köhne et al, 2000, с. 31.
  10. Köhne et al, 2000, с. 31—35.
  11. 1 2 3 John Barczynski. Pollice Verso: Gladiators in Ancient Rome. Университет штата Пенсильвания (15 октября 2014). Проверено 12 октября 2016.
  12. 1 2 Illusions of reality: the paintings of Jean-Léon Gérôme. The Eclectic Light Company (23 февраля 2016). Проверено 12 октября 2016.
  13. 1 2 3 Ackerman, 1997, с. 100—102.
  14. Hopkins, Beard, 2005, с. 60.
  15. 1 2 3 4 5 Jean-Léon Gérôme (1824-1904). Selection of texts  (недоступная ссылка — история). Музей Тиссена-Борнемисы. Проверено 12 октября 2016. Архивировано 18 октября 2016 года.
  16. 1 2 Wolf, 2012, с. 151.
  17. 1 2 Dunkle, 2013, с. 4.
  18. 1 2 Christopher Knight. Art review: 'The Spectacular Art of Jean-Léon Gérôme' @ J. Paul Getty Museum. Los Angeles Times (21 июня 2010). Проверено 12 октября 2016.
  19. 1 2 3 Pollice Verso. Художественный музей Финикса. Проверено 9 октября 2016.
  20. 1 2 3 4 Pollice Verso, 1872. World Classic Gallery Ltd.. Проверено 12 октября 2016.
  21. Lafont-Couturier, 1998, с. 42.
  22. The Story in Paintings: Jean-Léon Gérôme and the spectacular. The Eclectic Light Company (7 февраля 2016). Проверено 12 октября 2016.
  23. 1 2 3 Cristine Spier. Thumbs Up or Thumbs Down? Looking at Gérôme’s “Pollice Verso”. Музей Гетти (6 августа 2010). Проверено 12 октября 2016.
  24. 1 2 3 Lorena Patlan. Jean-Léon Gérôme, from “Gladiator” to “The Matrix”. Музей Гетти (7 сентября 2010). Проверено 12 октября 2016.
  25. Jean-Paul Thuillier. Les dieux vivants de l’arène. — Historia, 2000. — № 643. — С. 48-53.
  26. The Gladiator and the Thumb. Чикагский университет. Проверено 12 октября 2016.
  27. Teyssier, 2009, с. 121.
  28. Allan, Morton, 2010, с. 63.
  29. Vacche, 2012, с. 44.
  30. 1 2 Jean-Léon Gérôme (1824-1904). Biography  (недоступная ссылка — история). Музей Тиссена-Борнемисы. Проверено 12 октября 2016. Архивировано 18 октября 2016 года.
  31. Hardie, 2002, с. 225.
  32. Jean-Léon Gérôme, Aimé Morot Monument à Gérôme. Музей Орсе. Проверено 14 октября 2016.
  33. Gérôme exécutant "Les Gladiateurs". Monument à Gérôme. Музей Орсе. Проверено 14 октября 2016.
  34. В. В. Стасов. Нынешнее искусство в Европе // Художественные заметки о Всемирной выставке 1873 г. в Вене. — Москва: Государственное издательство «Искусство», 1952. — Т. 1. — 560 с. — (Избранные сочинения в трёх томах).
  35. Thumb Up or Thumb Down? From Gladiator to FB, the Roman Roots of Pollice Verso. Italy Magazine (25 января 2014). Проверено 12 октября 2016.
  36. 1 2 Hopkins, Beard, 2005, с. 58.
  37. Allan, Morton, 2010, с. 57—58.
  38. Cashmore, 2002, с. 252.
  39. Pollice Verso ("Turned Thumb"), by Jean-Léon Gérôme, 1872. Колумбийский колледж[en]. Проверено 12 октября 2016.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]