Распад атома (роман)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Распад атома
Автор Георгий Иванов
Жанр поэма в прозе
Издатель Дом книги (Париж)
Выпуск 1938
Страниц 80
Носитель книга

«Распад атома» — прозаическое произведение Георгия Иванова, изданное в Париже в 1938 году (по авторской датировке завершено 24 февраля 1937 года). Жанр автор определял как «поэма»; поэмой в прозе его склонен считать и В. Ходасевич[1]; в то же время А. Ранчин склонен считать его повестью[2]:прим. 52. Публикация встретила весьма противоречивые оценки; повествование изобилует натуралистическими деталями, в частности, содержит сцену педонекрофилии.

Место в творчестве автора[править | править код]

По воспоминаниям Ирины Одоевцевой, во время «создания» «Распада атома» Г. Иванов «был так захвачен темой, что работал сутки напролёт, переделывая чуть ли не каждую фразу. Чтобы ему не мешали телефонные звонки и навещавшие его знакомые и друзья, он даже поселился в отеле»[3].

После создания произведения Иванов шесть лет не писал стихов; в большой мере он в нём возвестил конец своей собственной поэзии, позднюю он создавал уже на новых основаниях[4].

Художественные особенности[править | править код]

Уже в рецензии В. Ходасевича отмечены важнейшие жанровые и композиционные особенности произведения: «„Распад атома“ называют то повестью, то даже романом — оснований для этого нет решительно никаких, кроме неразборчивости в употреблении слов. В „Распаде атома“ нет фабулы, как нет прямых действующих лиц, за исключением того единственного „я“, от имени которого книга написана. Построена она на характернейших стихотворно-декламационных приемах, с обычными повторами, рефренами, единоначатиями и т.д. Словом, эта небольшая вещь... представляет собою не что иное, как несколько растянувшееся стихотворение в прозе или, если угодно, лирическую поэму в прозе. ...Во всяком случае, её стихотворная и лирическая природа вполне очевидны»[5].

По мнению современного исследователя, «композиция поэмы в прозе построена по законам, напоминающим музыкальную сонатную форму с её  принципом гармонизации нескольких тем, когда сначала задаётся одна тема, затем — контртема, после чего идёт их слияние, разработка и далее — финал. При ослаблении фабулы главным структурообразующим началом поэмы является сложная система лейтмотивов. Уже в экспозиции произведения заданы его главные образно-тематические линии: образ бездушного и жестокого мира, светлая тема любви и надежды, связанная с ускользающим и возникающим вновь на протяжении всего повествования образом возлюбленной, и «человека-ноля», человека-атома (ключевой символ поэмы), закованного в непроницаемую броню одиночества, за которой разрастается и перегорает огромная духовная жизнь. Динамичное, напряженное взаимодействие и развитие этих линий определяет идейно-эмоциональный строй всей лирической поэмы в прозе» [6].

Отсылки к литературной среде современников[править | править код]

Есть обоснованное мнение, что в этом произведении открыто проявляется конфликт Г. Иванова с Владимиром Набоковым (тогда известным как Сирин), в частности, цитируется рассказ Сирина «Драка» (1925)[7].

Автор издевается над «массовым» петербургским эстетизмом Серебряного века, который он сам и многие другие эмигранты пытались иногда «воскрешать»[7].

«Но в «Распаде атома» он дал и духовно-психологический рисунок этого эстетического «середняка» в виде неких зверьков-размахайчиков
Роман Гуль[8]
»

Критики о поэме[править | править код]

В немногочисленных отзывах на книгу, появившихся в эмигрантской печати, преобладали негативные оценки. Довольно пренебрежительно отозвался о ней В. Сирин (Набоков): «…Эта брошюрка с ее любительским исканием Бога и банальным описанием писсуаров (могущим смутить только неопытных читателей) просто очень плоха. …Георгию Иванову …никогда не следовало бы баловаться прозой»[9].

Альфред Бем, сравнив «Распад атома» с «Записками из подполья» Ф.М . Достоевского, обвинял Иванова в нарочитой эстетизации безобразного: «Волнуясь и спеша выворачивает подпольный человек свое нутро, его мысль путается где-то в закоулках сознания, не находя слов для передачи своих мыслей и переживаний. Не то у Г. Иванова. Необычайно гладко и изысканно-литературно повествует его герой о предельных падениях человеческой души, об извращениях, вызывающих при одном чтении чувство тошноты. И вот это сочетание литературной приглаженности с „подпольщиной“ оставляет от книги Георгия Иванова самое тягостное впечатление»[10].

Негативным был и отклик В. Ходасевича,: «И вот тут становится жутковато: как бы не взяли в Москве да не перепечатали бы всю книгу полностью, как она есть, — с небольшим предисловием на тему о том, как распадается и гниет эмиграция от тоски по „красивой жизни“ и по нетрудовому доходу»[11].

Эмоциональнее всех высказался рецензент парижского журнала «Грань»: «Книга, вероятно, найдет свой заслуженный интерес в качестве клинико-патологического случая для опытного психиатра. В острой форме негодования возникает вопрос о цели и назначении подобного не произведения, а просто странного литературного преступления»[12].

Тем не менее «Распаду атома» был посвящён один вечер литературного общества «Зелёная лампа». Зинаида Гиппиус в докладе «Черты любви» дала самую высокую оценку книге Г. Иванова, которая, по её мнению, «не хочет быть „литературой“. По своей внутренней значительности она и выливается за пределы литературы. Но она написана как настоящее художественное произведение … И если правда, что „жизнь начинается завтра“, — завтрашний живой человек скажет: не все книги, написанные в эмиграции, обратились в прах, вот одна замечательная, она остаётся и останется»[13].

Высоко оценил «Распад атома» В. Злобин: «Книга очень современная и для нас, людей тридцатых годов нашего века, бесконечно важная»[14].

Интересные факты[править | править код]

Отрывок из «Распада атома», повествующий о зверьках-размахайчиках, был опубликован в детском журнале «Трамвай» (№ 9, 1990).

Примечания[править | править код]

  1. Ходасевич, Владислав Фелицианович. Распад атома (Георгий Иванов) (28 января 1938). Дата обращения 14 мая 2013.
  2. Андрей Ранчин. Экзистенциализм по-русски, или Самоубийство Серебряного века: «Распад атома» Георгия Иванова // Нева. — 2009. — № 9.
  3. Одоевцева И. На берегах Сены. М.: Худож. лит., 1989. С. 188.
  4. Андрей Арьев. Виссон. Георгий Иванов и Владимир Сирин: стихосфера // Звезда. — 2006. — № 2.
  5. Ходасевич В. Собр. соч. В 4 т. М.: Согласие, 1996. Т.2. С. 416. ISBN 5-86884-043-7
  6. Мельников Н.Г. «Распад атома». В кн.: Литературная энциклопедия русского зарубежья (1918-1940). М., 1999. Т.3 . Часть 2. С.45.
  7. 1 2 Николай Мельников. «До последней капли чернил...»: Владимир Набоков и «Числа» // Литературное обозрение. — 1996. — № 2.
  8. Роман Гуль. Георгий Иванов // Новый журнал. — 1955. — № 42.
  9. Сирин В. [Набоков В.В.] Рец.: Литературный смотр. Свободный сборник. Париж, 1939 // Современные записки. 1940. №70. С.284.
  10. Бем А. Литература с кокаином // Меч. 1938. № 31 (7 августа)
  11. Ходасевич В. Указ. изд. С. 418.
  12. Грань. 1939. №2. С. 80 http://www.emigrantika.ru/images/pdf/gran2.pdf
  13. Гиппиус З. Черты любви (Доклад в О-ве "Зеленая лампа") // Круг. 1938. № 3. С. 143, 149. http://www.emigrantika.ru/images/pdf/krug3.pdf
  14. Злобин В. Человек в наши дни // Литературный смотр. Свободный сборник. Париж, 1939. С.158.