Аборт и психологическая травма

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Влияние аборта на психическое здоровье является предметом острых политических дискуссий[1][2][3].

Было отмечено, что последствия для психического здоровья могут возникать не сразу, а спустя длительное время после аборта[4]. Существуют исследования, выявляющие статистическую корреляцию между абортом и переживанием печали или стресса[5]. В то время как ряд исследований указывает на корреляции между абортом и последующим ухудшением психического здоровья женщины, в 1990-х годах не все учёные были согласны с наличием причинно-следственных отношений между абортом и нарушениями психического здоровья[6][7]. В конце 2011 года в британском специализированном психиатрическом журнале появилась статья о масштабном исследовании, которое показало, что у женщин после аборта в несколько раз выше риск развития психического заболевания[8]. Есть мнение, что на вероятность появления негативных эмоций после аборта влияют такие факторы в жизни женщины, как положительное восприятие своей беременности, отсутствие социального обеспечения, наличие в анамнезе психиатрических заболеваний и консервативные взгляды на аборт[5][9][10][11].

В обзорной статье Американской психологической ассоциации (АПА), опубликованной в 1990 году, говорится, что «резко негативные реакции [после аборта] встречаются редко и соответствуют реакциям на другие стрессы, возникающие в нормальной жизни»[7]. В августе 2008 года АПА провела повторные исследования с учётом новых накопленных данных и снова пришла к выводу, что прерывание первой незапланированной беременности не приводит к увеличению риска нарушений психического здоровья. В случаях множественных абортов данные не столь однозначны, поскольку факторы, предрасполагающие женщину к множественным нежеланным беременностям, также предрасполагают её к проблемам с психическим здоровьем[12][13]. В обновлённом отчёте АПА от 2009 года указано, что в ряде стран (не в США) среди молодых женщин риск психических расстройств выше, если они делали аборт[14].

Британский Королевский колледж психиатров в 2008 году выступил с заявлением[15], что у женщин, сделавших аборт, есть риск нарушений психического здоровья, и что женщинам, которые собираются сделать аборт, должны сообщать о возможности таких нарушений. Колледж проводил систематический обзор медицинской литературы по данному вопросу и планировал опубликовать результаты осенью 2011 года[16].

Необъективность исследований[править | править вики-текст]

По мнению доктора Уильяма Уэста, исследования, на которые ссылается Американская Ассоциация планирования семьи, не отличаются качеством, краткосрочны и необъективны. Они отражают, что, как минимум, 10 % женщин сталкивается с «выраженными, тяжелыми или стойкими психологическими последствиями аборта». Уэст замечает, что для США 10 % означает 160 000 случаев ежегодно, и заявление о том, что «доказательства существенного влияния аборта на дальнейшее эмоциональное состояние женщины отсутствуют», по его мнению, «можно расценивать только как бред или невежество»[17].

Главный санитарный врач (Surgeon General) США С. Эверет Куп в своём письме к президенту Рейгану предложил провести пятилетнее исследование по изучению влияние аборта на психику женщины, бюджет которого мог составить от 10 до 100 миллионов долларов, так как, по его словам, результаты проводимых исследований, существующих на данный момент, не могут объективно оценить влияние аборта на психику женщины[18]. Прочитав письмо, сторонники прочойса немедленно сделали вывод о недоказуемости отрицательного влияния аборта на психическое здоровье, и следовательно, отсутствии такового. Они сочли предложение Купа заняться серьёзным исследованием данной проблемы пустой тратой денег налогоплательщиков. Так, Глория Фельдт, представительница Международной федерации планирования семьи в письме в редакцию журнала "The Wall Street Journal", в ответ на статью, обсуждающую негативные последствия аборта, заявила, что «доктором Купом был сделан вывод об отсутствии угрозы для женского здоровья после аборта»[19].

В свою очередь, доктор Куп постоянно доказывал несостоятельность подобных трактовок своих высказываний, постоянно заявляя, что современная методика исследований по данному вопросу крайне несовершенна и не может точно оценить масштаб отрицательных и (или) положительных последствий аборта. Свою позицию он высказал так:

Я уверен в том, что аборт оказывает отрицательное влияние на психологическое состояние женщины как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе… У меня нет сомнений в наличии каких-либо осложнений.

— John Whitehead and Michael Patrick, “Exclusive Interview: US Surgeon General C. Everet Koop”, The Rutherford Institute, Spring 1989, 31

Существуют четыре объективных трудностей исследования данной проблемы: 1. 50 — 60 % женщин, сделавших аборт, при проведении долгосрочных исследований скрывают факт абортов от исследователей[20]. При проведении краткосрочных исследований последующего наблюдения 20 — 60 % испытуемых выходит из исследования. По результатам сравнительного анализа данных об испытуемых было установлено, что выходят из исследования, как правило, женщины, имеющие наиболее выраженные симптомы посттравматического синдрома после аборта[21][22].

Несмотря на установленное в общественном сознании мнение, что прерывание беременности не есть проступок, многие женщины скрывают факт аборта от своего окружения, будь то семья, работа, друзья. Бывают случаи, когда в женской консультации пациентки признают факт прерывания беременности много лет спустя. Некоторые сразу после процедуры возвращаются на работу, чтобы никто не догадался о совершении аборта. Это объясняет тот факт, что в странах, где прерывание беременности легализовано, число абортов, совершённых тайно, не уменьшается, а даже увеличивается[23]. Под влиянием различных факторов (беременность явилась следствием до- вне- брачных связей, желание скрыть факт беременности от семьи или учреждения, в котором женщина работает, и др.), по мнению Жана Туле, объясняется нежелание многих женщин предать огласке факт прерывания беременности[24].

2. Психопатологические симптомы у женщин после аборта различны и не при каждом исследовании рассматриваются отдельные категории. Различаются симптомы: тяжёлой депрессии, гнева, чувства вины, тревоги, наплывы воспоминаний, ассоциации, нарушение пищевого поведение, зависимости, сексуальные дисфункции, личностные расстройства, аутодеструктивное поведение[25][26][27].

3. Постабортные симптомы изменяются со временем. Часто сразу после аборта женщина чувствует горе и укоряет себя, а впоследствии получает психологическое облегчение. Другие, наоборот, быстро восстанавливаются после аборта, а через продолжительное время получают эмоциональный срыв. После исследования 260 женщин 63-76 % заявили, что был период, когда они отрицали всякую связь между абортом и болезненными состояниями, однако, в среднем, через 63 месяца, такие симптомы ярко проявились[28]. Этот факт влияет как на краткосрочные, так и на лонгитьюдные исследования.

4. Опросники, используемые при исследовании данной проблемы, не могут выявить всю гамму глубоко подавленных чувств, связанных с абортом[29] Психиатр И. Кент писал, что из 50 обратившихся к нему женщин ни одна не связывала свои психические проблемы с абортами, однако в ходе психотерапии всплыла связь данных проблем с глубокими чувствами горя и утраты[30]. По его мнению, такую связь можно обнаружить только клиническими методами, а не с помощью стандартных опросников, так как эмоциональная отгороженность исследуемых искажает результаты[31].

Отношение врачей к прерыванию беременности[править | править вики-текст]

Медики к прерыванию беременности относятся неоднозначно. Согласно исследованию доктора Эдме Кабо, 55 % английских врачей выразили протест против работы в клиниках, специализирующихся на прерывании беременности[32].

Против прерывания беременности выступают такие авторитетные личности, как лауреат Нобелевской премии Жан Ростан, утверждающий: «необходимо иметь мужество, чтобы посмотреть правде в глаза — введение любого различия между зародышем, эмбрионом и плодом искусственно»[33]. Женевская Декларация 1948 года гласит: «Буду безусловно уважать человеческую жизнь с момента зачатия». Также в первоначальной редакции клятвы Гиппократа был пункт: «Никогда никому не дам никаких средств умерщвления, ни женщине никаких абортивных средств».

Жан Туле выражает позицию медицины таким образом:

Задачей медицины является борьба с болезнью, и даже если сама природа приговаривает человека к смерти через болезнь, то врач должен за этого больного, за его жизнь, его здоровье бороться, а не лишать его жизни».

— Jean Toulet, Crime ou liberation, Fayard, Paris, 1973

Есть прямо противоположная точка зрения. Так, шведский профессор Геденис предлагал создать клинику, где люди, не желающие жить, могут расстаться с жизнью в комфортных условиях[23].

Показания по прерыванию беременности со стороны внутренних болезней[править | править вики-текст]

Что касается показаний по прерыванию беременности со стороны внутренних болезней, то, по мнению многих авторитетных авторов, они на сегодняшний день практически исчезли. Ещё в 1951 году на Конгрессе хирургов в США доктор Р. Дж. Хефферман сделал заявление[34]:

Если сегодня врач говорит о соматических показаниях к прерыванию беременности, то он либо неуч и не знает новейших методов лечения, либо не проявляет доброй воли и не хочет обеспечить тщательной опеки для беременной, чтобы не терять своего времени.

На симпозиуме в Анжере (Centre Catholique des Medicines) в 1971 году доктор Крер заявил, что за 20-летнюю врачебную практику он принял 40 тысяч родов с благополучным исходом и наблюдал единственный случай терапевтического прерывания беременности, после которого пациентка умерла через 8 дней[24]. Доктор Ж. Дельс засвидетельствовал, что за время его практики принятия 30 тысяч родов не было ни одного случая, чтобы для спасения матери нужно было пожертвовать жизнью ребёнка, и благодаря прогрессу в медицине, на сегодняшний момент не существует коллизии: жизнь ребёнка или жизнь матери[35].

Однако, большинство клиник, специализирующихся на прерывании беременности, навязывают мнение, что искусственное прерывание беременности не имеет никаких психических последствий. Психологами-консультантами игнорируются данные о потенциальной опасности аборта для психики. Многие сравнивают аборт по степени болевых ощущений и риска здоровья с удалением зуба или даже бородавки. Анализ данных о 252 женщинах, перенесших аборт, показал, что 66 % консультантов было крайне положительно настроены в отношении аборта. При этом, 40-60 % опрошенных до беседы с психологом не были уверены в необходимости аборта, а 44 % искренне надеялись на то, что психологическая консультация поможет найти им другой выход. 5 % заявили, что психологи приветствовали дополнительные вопросы, тогда как остальные 52-71 % опрошенных заявили, что ответы психологов-консультантов были неполными и уклончивыми. Около 90 % ощутили недостаток информации для принятия разумного, взвешенного решения[36].

Психологи, ставя перед собой задачу облегчить выбор женщин в пользу аборта, не вникают во внутренние нравственные и эмоциональные противоречия пациентки. На вопросы о возможных осложнениях после аборта и стадиях развития плода они отвечают уклончиво, боясь того, что правдивая информация вызовет у женщин тревогу и сомнения[37]. Кроме того, статистические данные свидетельствуют о том, что умышленное предоставление ложной или неполной информации приводит к более частым и острым психологическим негативным последствиям аборта[38][39][40].

Подобная позиция психологов-консультантов объясняется их финансовой ангажированностью, поскольку от их работы зависит доход клиники[41]. Другие мотивируют подобную политику «желанием помочь» пациенткам, искренне считая, что аборт является панацеей для решения многих проблем[42].

Прерывание беременности по психиатрическим показаниям[править | править вики-текст]

Такие авторы, как Ван Стрелен[43] и Гюи[44] считают, что психиатрические показания являются попросту социальными или психологическими, объективно не оправдывающими такого решения. По мнению Ван Стрелена, подобные решения принимаются психиатрами даже в случаях, если пациентка говорит: «плохое самочувствие», «отвращение к ребёнку», «плохие условия». Ведущий судебный психиатр Ланделюдек[45] утверждает, что никаких психиатрических показаний к прерыванию беременности не существовало и не существует. Клиническими испытаниями не было доказано, что беременность ухудшила психическое состояние больной при психозе, тем более, что прерывание беременности способствовало улучшению психического состояния больной.

Доктор Франк Эйд, известный психиатр, подчёркивает, что практически нет таких психиатрических болезней, которые бы оправдали прерывание беременности. Современные методы лечения психиатрических заболеваний позволяет довести каждую беременность к нормальному завершению при любом психиатрическом заболевании матери. Интеррупция не излечивает психическое заболевание, скорее — наоборот, именно прерывание беременности провоцирует психические расстройства[46].

На симпозиуме «Аборт» 1971 года в Гренобле группа авторитетных психиатров (доктор Готье, доктор Мулен, доктор Гедель и другие[47] констатировали, что прерывание беременности является причиной глубокой психической травмы. Даже послеродовой психоз, на который ранее ссылались некоторые авторы, в настоящее время не может считаться показанием к аборту, так как не существует оснований для предположения, что при последующей беременности этот психоз не повторится, скорее — наоборот.

Польский психиатр Кемпинский обнаружил, что беременность женщин, больных шизофренией, смягчает симптомы болезни, и такие женщины бывают хорошими матерями. Роды — это естественный физиологический процесс организма женщины, тогда как аборт является тяжелейшей психофизической травмой[48].

Решение о прерывании беременности, как правило, принимается уже при наличии существующей конфликтной ситуации, которая и провоцирует возникновение невроза, как при существующей внебрачной связи, так и в супружестве[44].

При принятии подобного решения в психике женщины наступает внутреннее раздвоение, и большинство женщин приходят к врачу уже с психическими расстройствами, относящимися к группе неврозов, реактивных синдромов и обострений расстройств личности[49].

Психические расстройства, предшествующие аборту[править | править вики-текст]

Многими авторами было отмечено, что женщина, решившаяся на аборт, действует не сознательно и разумно, но часто иррационально «подобно загнанному и затравленному зверю», который не находит другого выхода из сложившейся ситуации. Наблюдается так называемая «зашоренность сознания», то есть женщина видит себя наедине с собой и своей проблемой (материальной, психологической, семейной[50]. Как утверждает доктор Шошар, ни одна женщина в мире не согласилась бы на аборт, если бы отцы их детей приняли бы на себя полноту ответственности за ребёнка[51].

В то же время, подавляющее число женщин в первые месяцы беременности переживают невротические реакции, особенно фобии и депрессии, даже если женщина очень желала этой беременности. В момент душевного надлома и усталости беременная часто может иметь мысли против ребёнка, вызванные страхом перед «трудностями материнства». В этом случае, по мнению многих авторов, женщину следует окружить сердечной заботой и вниманием, чтобы женщина чувствовала себя и своего ребёнка защищенными и её решение стало однозначным, принимающим ребёнка[52].

Желанная и нежеланная беременность[править | править вики-текст]

По мнению профессора гинеколога Дж. Стелуорти, женщине никогда до конца невозможно понять, желанный ребёнок или нет, и неправда, что дети, которые рождаются в результате якобы нежеланной беременности, нелюбимы[53]. Из 207 женщин, исследованных в Швеции (Арен), 95 % изменили решение относительно прерывания беременности после того, как почувствовали движение ребёнка.

Сторонники абортов часто умалчивают о риске данной процедуры для психологического здоровья женщины, заявляя, что «нежелательная» беременность может привести к более серьёзным психологическим расстройствам, чем аборт. Однако, такое заявление всегда звучит в контексте отрицания того факта, что прерывание беременности вызывает психологические осложнения, не ссылаясь, однако, на результаты исследований подтверждающих то, что женщины, родившие ребёнка испытывают более сильное расстройство психики, чем те, которые совершили аборт[54].

В Женеве в 1972 году проводился эксперимент с 1200 женщинами, результат которого показал, что следует различать желание женщины забеременить от желания доносить ребёнка и воспитать его. Так, многие хотели бы иметь ребёнка, но не хотели бы рожать его. Состояние женщины на ранних сроках представляет собой сложный механизм психофизических реакций, с которыми женщина не в состоянии справиться. Женщина, находящаяся в состоянии депрессии, обращается к врачу, а он, вместо оказания ей психологической помощи, направляет её на аборт[55].

В Гренобле, на симпозиуме «Аборт» в 1971 году доктор Гедель заявил, что лучшей помощью женщине, которая испытывает страх перед появлением ребёнка, будет совет родить, потому как рождение этого ребёнка и последующих является лучшим выходом для снятия напряжения. В том случае, когда женщина уже имеет одного ребёнка, и ей посоветовали прервать беременность, она становится сверхвпечатлительною, ненормальной матерью, как её называет автор, «радиолокационной матерью», которая возьмет сверхопеку над своим единственным ребёнком и вырастит его капризной, инфантильной личностью. «Радиолокационный» настрой свекрови будет также мешать построению нормальных семейных отношений между мужем и женой[50].

Ощущение давления и беспомощности[править | править вики-текст]

Женщины, прерывающие беременность по так называемым социальным показаниям, с точки зрении психиатрии, находятся в тревожно-депрессивном состоянии, для которого характерны: страх, тревога, парализованность воли, ощущение давления извне, осознание собственной беспомощности. В таком состоянии женщины не видят иного выхода из ситуации, кроме прерывания беременности, в котором скрыт элемент истерической реакции, включающий в себя инфантилизм, отсутствие желания женщины думать рационально о последствиях своих действий. При этом характерно нежелание женщины думать о ходе операции (тогда как перед нормальной операцией характерен интерес пациента, что с ним будет происходить)[56].

Многие женщины, оказавшиеся под социальным давлением, прерывают беременность против своей воли. Родственники, мужья, сексуальные партнёры, забывая, к каким тяжёлым последствиям может привести прерывание беременности, вынуждают, якобы «ради общего блага» пойти на этот шаг. Согласно исследованиям, 53 % женщин, испытывающие психические осложнения после аборта, подтверждают, что пошли на прерывание беременности под давлением окружающих[57].

Между тем, многие полагают, что аборт — универсальное и быстрое решение проблемы «нежелательной беременности», благодаря которому можно вернуть то время, когда зачатие ещё не произошло. На самом деле, сторонники такой точки зрения замалчивают тот факт, что для беременной вопрос стоит не в том, рожать ей или не рожать, а делать аборт или не делать. Оба эти варианты могут привести к далеко идущим психологическим последствиям, которые будут либо положительными, либо отрицательными[44].

Беременность не является кратковременным событием — она развивается в течение продолжительного времени, изменяется как соматическое, так и психическое состояние матери. Если для женщины создаются благоприятные психологические условия, то страх и амбивалентность, характерные для раннего периода беременности, через полгода уходят. Врач, к которому обратилась беременная, по мнению доктора Дж. Уиллке, обязан знать эти психические особенности и уметь предвидеть её реакции[46].

Выбирая между сохранением ребёнка и абортом, женщина часто становится чрезмерно восприимчивой к мнению третьих лиц, в первую очередь — авторитетных, и находится в состоянии повышенной психологической внушаемости[58][59].

Зачастую оба супруга, столкнувшись с проблемами, обращаются к врачу и напрямую спрашивают, как им быть. По мнению Летхелло и Поль Джорджа, врач обязан проинформировать обоих, не оставаясь безучастным. Мнение врача часто бывает именно тем фактором, который окончательно укрепляет выбор женщины. Социальное давление в настоящее время чаще всего приводит к тому, что от женщины ожидают не рождение ребёнка, а то, что она сделает аборт[60].

Как показали многие исследования, большинство женщин, после рождения «незапланированного» ребёнка проникаются к нему любовью и нежностью. Совместно с членами своих семей они начинают ценить радость материнства, которая перевешивает горечь проблем и тяжесть изменения жизненных планов. Таким образом, психологическая травма, связанная с рождением «нежеланного» ребёнка проходит очень быстро и бесследно. Также молодые родители могут надеяться на поддержку со стороны родственников и государства. Вышеперечисленного нельзя сказать об аборте[44].

Термином «Постабортный синдром»[править | править вики-текст]

Термином «постабортный синдром» обычно обозначают такие явления и состояния, как связанные с абортом флешбеки, кошмарные сновидения, депрессии; избегание ситуаций, напоминающих об аборте. Это выражение впервые употребил в 1981 году противник абортов и семейный психотерапевт Винсент Ру, давая показания в Конгрессе США. Он заявил, что наблюдал посттравматическое стрессовое расстройство, развившееся как реакция на стресс в результате перенесённого аборта, и предложил обозначать это явление как «постабортный синдром»[61][62].

Затем выражение «постабортный синдром» было популяризовано и широко использовалось англоязычными противниками абортов для описания разнообразных негативных психологических реакций, возникновение которых они связывают с абортами[1][63]. Понятие «постабортного синдрома» не нашло широкой поддержки за пределами сообщества пролайферов: ни Американская психологическая ассоциация, ни Американская психиатрическая ассоциация не признают существования ПАС как диагноза или состояния, и он не включён в официальные справочники и списки нарушений психического здоровья. Некоторые врачи и сторонники права на аборт считают, что настойчивое обращение к «постабортному синдрому» является тактикой, которую противники абортов используют в политических целях[64][65].

Хотя некоторые исследования свидетельствуют о статистической корреляции между абортом и депрессией, тревогой, суицидальным поведением, нарушениями сексуальной функции у небольшого числа женщин, эти исследования, как правило, методологически небезупречны и не учитывают вмешивающихся факторов. Более качественные исследования неизменно устанавливают отсутствие причинно-следственных отношений между абортом и проблемами эмоционального благополучия[66]. Выявленные в некоторых работах корреляции могут объясняться социальными обстоятельствами и факторами психологического здоровья, предшествовавшими аборту[67]. Установлено, что вероятность переживания негативных реакций увеличивают такие факторы, как эмоциональная привязанность к беременности, недостаток внешней поддержки и консервативное отношение к аборту.

Авторы-сторонники употребления понятия «постабортный синдром» утверждают, что его исследования осложняются такими факторами, как недостаток мотивации к участию в исследованиях у перенесших аборт женщин, большое разнообразие негативных эмоциональных реакций, которые трудно учесть в одном исследовании, разное время возникновения реакций и непригодность таких стандартных методов, как опросы и тесты, для анализа глубоких душевных травм[68].

Между тем, в 2008 году группа специалистов в Университете Джонса Хопкинса провела системный анализ медицинской литературы и пришла к заключению, что «наиболее качественные исследования указывают на отсутствие значимых различий в долгосрочном состоянии психического здоровья между женщинами США, принимавшими решение о прерывании беременности, и женщинами, не принимавшими такого решения»[66][69]. Как заявил ведущий автор этого исследования, доктор Роберт Блум, «лучшие исследования не подтверждают существования „постабортного синдрома“, подобного посттравматическому стрессовому расстройству». Исследователи также отметили, что «негативные последствия абортов для психического здоровья систематически выявляются в исследованиях с наибольшими методологическими недочётами», и констатировали: «учёные продолжают проводить исследования, исходя из политически ангажированной постановки проблемы».

Симптомы «постабортного синдрома»[править | править вики-текст]

Чувство вины[править | править вики-текст]

По итогам опроса, в котором приняло участие 3 583 человека, было установлено, что 56 % женщин, «признавшихся в совершении аборта», испытывали чувство вины, а 26 % — сожалели о принятом решении. Среди мужчин, которые, по их собственным словам, столкнулись с абортом, негативное отношение к этой проблеме наблюдалось даже более часто: две трети опрошенных чувствовали себя виноватыми, и больше одной трети заявляли о том, что сожалеют о сделанном выборе[70].

Некоторые сторонники прочойса считают, что чувство вины, возникающее у женщин после аборта, является следствием религиозного воспитания или консервативных взглядов. Доктор Жан Дельсас[71] считает, что нормы религии или закона «вызывают чувство вины», а так как вины объективно не существует, достаточно освободить женщин от этого давления. Однако опыт, проведённый в Японии, противоречит такому суждению. Синтоизм, государственная религия Японии, не осуждает аборт. В Японии аборты никогда не были запрещены законодательно. Тем не менее, исследования проведённые доктором Касеко говорят о том, что подавляющее большинство японок не только испытывает чувство вины, но и признаётся в этом. Так, 8 % анкетированных женщин считают, что поступили плохо, 73,1 % стыдились того, что сделали. Также подобные чувства наблюдались и у их мужей[72].

Доктор Джулиус Фогель, психиатр и акушер, лично выполнивший более 20 000 абортов, так комментирует данный аспект:

Для каждой женщины, независимо от её возраста, воспитания или сексуального здоровья, прерывание беременности представляет собой психологическую травму и затрагивает основу человеческого бытия. Ребёнок — это часть её жизни. Убивая ребёнка, она убивает часть себя, что не может пройти бесследно. Женщина вступает в борьбу с жизнью. И совсем не важно, верит ли она в то, что у плода есть душа, или нет. Невозможно отрицать физически ощущаемый процесс создания живого существа… Часто травма переходит на бессознательный уровень и больше никогда не проявляется. Но нельзя считать аборт таким безобидным, каким его считают многочисленные сторонники этой процедуры. Совершая аборт, женщина ставит под угрозу своё душевное спокойствие: платой за аборт может быть одиночество, отчуждённость или притупление материнского инстинкта. Искусственное прерывание беременности обязательно вызывает какие-то изменения в глубоких слоях женского сознания. Заявляю это как психиатр.

— Colman McCarthy, “A Psychological View of Abortion”, Washington Post, March 7, 1971

Исследователи данной проблемы Гюи[44], Туле[24], ван Стрелен[53] обращают внимание на то, что женщины, даже сторонницы абортов, не в состоянии избавиться от чувства вины. Симона Бовуар, яростно выступавшая «за освобождение женщины от материнства», признается, что сделала аборт, и возвращается к этому событию снова и снова[24], неся в памяти данные события, постоянно ищет себе оправдания.

Как считает доктор Лидц[73],

…уничтожая ребёнка, женщина уничтожает нечто великое, что могло бы стать целью жизни, что было принесено на алтарь более низких целей, удобства, в результате чего понизилась также и самооценка… …это закон природы, записанный на скрижалях человеческой совести.

Чувство вины могут усиливать следующие факторы:

  1. Бесплодие — усиливает чувство вины, если женщина остаётся бездетной. Приходит осознание того, что в бездетности виновата она сама. Если рождение последующих детей может ослабить чувство вины, то бесплодие — усугубить.
  2. Выкидыши, ставшие следствием ранее перенесенных абортов. Известно, что аборты повышают в разы вероятность последующего невынашивания. Чем чаще случаются выкидыши, тем более усиливается чувство вины.
  3. Количество и частота прерывания беременностей.

Чувство вины влияет на поведение женщины, тяжесть его бывает столь невыносима, что женщина ищет оправдания и часто пытается перебросить ответственность на отца ребёнка, при этом возникают семейные конфликты, часто приводящие к прекращению отношений или разводу[74].

Депрессия[править | править вики-текст]

Были проведены сравнительные исследования женщин, которые выносили незапланированную беременность (без абортов в прошлом), и женщин, сделавших аборт. Было выявлено, что у женщин, которые сделали аборт, впоследствии была более выражена депрессия и тревога[75].

Многие авторы описывают депрессивную реакцию женщин, возникшую после прерванной беременности — от обычных неврозов до глубоких психозов, нередко доводящих женщин до самоубийств. Ван Стрелен приводит данные, что в Англии на восемь абортов, заканчивающихся смертью, два приходится на самоубийства. Ещё чаще, чем депрессивный синдром, имеют место реактивные неврозные синдромы, которые, однако, имеют тенденцию к нарастанию и закреплению, обострения часто возникают в период климакса. Если прерывание беременности вызывает бесплодие, это углубляет депрессию[53].

Репереживание аборта[править | править вики-текст]

Репереживание представляет собой воспроизведение или повторное переживание травмирующего события, то есть аборта. Репереживание может проявляться в следующих формах:

  • в виде повторяющихся и навязчивых мыслей об аборте или нерождённом ребёнке;
  • флэшбеков, в которых они за секунды заново переживают аборт;
  • в виде кошмарных сновидений, связанных с абортом или ребёнком;
  • а также сильного горя или депрессии в годовщину аборта или предполагаемого дня рождения ребёнка[44].

Эмоциональная отгороженность[править | править вики-текст]

Эмоциональная отгороженность представляет собой сужение спектра эмоциональных реакций или формирование моделей поведения, которые позволяют свести к минимуму возникновение зрительных, слуховых, обонятельных и прочих ассоциаций с психологической травмой.

У женщин, перенесших аборт, эмоциональная отгороженность или избегание может проявляться в виде следующих симптомов:

  • попытки избежать действий или ситуаций, которые могут вызвать воспоминания об аборте;
  • прекращение взаимоотношений с противоположным полом, например, отстранение от мужчин, повлиявших на решение сделать аборт;
  • стремление минимизировать контакт с детьми;
  • снижение способности испытывать чувства любви или нежности;
  • избегание или вытеснение мыслей или переживаний, связанных с абортом;
  • снижение интереса к занятиям, которые раньше приносили удовольствие;

Агрессия[править | править вики-текст]

Обида, вызванная чувством вины, порождает агрессию. В первую очередь объектом агрессии становится, как правило, отец ребёнка. Объективно здесь есть логика: как правило именно он принимает решение об аборте, иногда оказывая на женщину давление. Иногда женщина без ведома своего сексуального партнёра совершает аборт, но это свидетельствует либо об отсутствии согласия между партнёрами, либо о наличии страха, часто возникающего после прерывания предыдущих беременностей под давлением своего партнёра[24]. На основании исследований, проведённых в Польше, все женщины, прервавшие беременность до брака под давлением своих половых партнёров, не заключили с ними брака впоследствии и порвали с ними всяческие отношения. Как отмечает доктор Велли, прерывание беременности может привести к фригидности женщины или смене сексуальной ориентации на лиц своего пола[76].

Агрессивность к врачу[править | править вики-текст]

Согласно исследованиям профессора Майера, чувства благодарности к врачу, характерного после для обычной операции, после аборта женщина не испытывает — наоборот, обида и злость. По Маеру, женщина приходит к врачу за консультацией, чтобы услышать «нет». Женщина приходит к врачу с депрессивным синдромом, лечением которого прерывание беременности не является. Наоборот, если врач отказывает в совершении аборта, женщина никогда не будет иметь к нему претензии, но будет испытывать лишь чувство благодарности[77].

Агрессивность к окружению[править | править вики-текст]

Рядом исследований подтверждается, что очень часто в семье, где жена совершила аборт, рвутся семейные связи. Также женщина, совершившая аборт, питает чувство агрессии к окружающим, особенно к тем, кто посоветовал ей сделать аборт. Прекращаются контакты с окружением, возникает чувство одиночества, быстро нарастающее. По мнению Нойса, большое количество женщин реагирует на прерывание беременности тяжелыми и длительными психопатологическими изменениями, которые не всегда смягчаются позднейшими родами[78]. Часто агрессия проявляется по отношению к беременным женщинам, которые ещё не сделали аборта. Так, Симона де Бовуар, известная активистка проабортного движения, часто заявляла: «Я сделала это (аборт), и ты сделай то же самое». Данный тип поведения свидетельствует о желании переложить чувство вины на других, получить облегчение («не я одна») либо оправдание («все так делают»)[79][80].

Агрессивность и неадекватное отношение к детям[править | править вики-текст]

Как правило, беременность прерывают женщины, имеющие одного-двух детей, а многодетные матери абортов не делают. Матери, делавшие аборты, по мнению доктора Геделя, как правило, питают чувства неприязни и агрессии как к чужим, так и собственным детям, либо — наоборот, становятся матерями «радиолокационного» типа, что крайне отрицательно сказывается на развитии ребёнка[50][81][82].

Связь с самоубийствами[править | править вики-текст]

Исследования, провёденные в Финляндии, показали, что уровень самоубийств у женщин, совершивших аборт (34,7 на 100 000), значительно превышает таковой у женщин, чья беременность закончилась родами (5,9 на 100 000). Для исследования использовались документы, хранившиеся в государственных архивах Финляндии. Исследователи рассматривали только случаи самоубийства, зарегистрированные за 7 лет до начала исследования. Выявив все случаи, они изучали медицинскую документацию женщин на предмет наличия записей об аборте или рождении ребёнка, сделанных в течение года до самоубийства. По результатам исследования был сделан вывод о том, что частота самоубийств среди женщин, перенесших аборт, была в три раза выше, чем среди женщин без подобной процедуры в анамнезе, и в шесть раз выше, чем среди женщин, родивших ребёнка[83].

Согласно результатам исследования, проведённого университетом штата Миннесота, вероятность попытки самоубийства у девочек подросткового возраста в десять раз выше в течение полугода после аборта[84].

Связь с употреблением алкоголя и наркотиков[править | править вики-текст]

Результаты более десятка исследований свидетельствуют о том, что между прерыванием беременности и наркотической зависимостью существует связь[85][86]. Одно из этих исследований проводилось среди женщин, которые ранее не страдали от наркотической зависимости или токсикомании. Результаты его показали, что женщины, сделавшие аборт во время первой беременности, в 4,5 раза чаще начинают употреблять алкоголь и наркотики, чем женщины, сохранившие первую беременность[87].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Bazelon, Emily. Is There a Post-Abortion Syndrome?, 'New York Times Magazine' (21 января 2007). Проверено 11 января 2008.
  2. Post-Abortion Politics, NOW with David Brancaccio, PBS (20 июля 2007). Проверено 18 ноября 2008.
  3. Position Statement on Women’s Mental Health in Relation to Induced Abortion. Royal College of Psychiatrists (14 марта 2008). Проверено 20 ноября 2008. Архивировано из первоисточника 24 августа 2011.
  4. Psychiatric admissions of low-income women following abortion and childbirth // Canadian Medical Association Journal, 13 мая 2003, том 168, номер 10, стр. 1253—1256.
  5. 1 2 Adler NE, David HP, Major BN, Roth SH, Russo NF, Wyatt GE (1990). «Psychological responses after abortion». Science 248 (4951): 41–4. DOI:10.1126/science.2181664. PMID 2181664. An abstract of this article is available for free, and the full text is available for a fee.
  6. Joyce, Christopher. Reagan's officials 'suppressed' research on abortion, 'New Scientist' (16 декабря 1989). Проверено 18 февраля 2008.
  7. 1 2 (1990) «More on Koop's study of abortion». Fam Plann Perspect 22 (1): 36–9. DOI:10.2307/2135437. PMID 2323405.
  8. Priscilla K. Coleman (September 2011). «Abortion and mental health: quantitative synthesis and analysis of research published 1995-2009». The British Journal of Psychiatry: 180-86. DOI:10.1192/bjp.bp.110.077230.
  9. «APA research review finds no evidence of 'post-abortion syndrome' but research studies on psychological effects of abortion inconclusive. Press release from the American Psychological Association, dated 18 January 1989.
  10. Edwards, S (1997). «Abortion Study Finds No Long-Term Ill Effects On Emotional Well-Being». Fam Plann Perspect 29 (4): 193–194. DOI:10.2307/2953388.
  11. Steinberg JR, Russo NF (July 2008). «Abortion and anxiety: what's the relationship?». Soc Sci Med 67 (2): 238–52. DOI:10.1016/j.socscimed.2008.03.033. PMID 18468755.
  12. APA Task Force on Mental Health and Abortion. American Psychological Association. Проверено 28 августа 2008.
  13. Carey, Benedict. Abortion Does Not Cause Mental Illness, Panel Says, 'New York Times' (12 августа 2008). Проверено 12 августа 2008.
  14. http://www.apa.org/pubs/journals/features/amp-64-9-863.pdf Раздел „Conclusions“. Third, the relative risk of mental health problems among young women in New Zealand, Australia, and Norway appears to be slightly but significantly higher if they report one or more abortions than if they report no abortions, delivering a baby, or no pregnancies.
  15. Royal college warns abortions can lead to mental illness — Times Online
  16. http://www.rcpsych.ac.uk/members/nccmh/consultations.aspx Induced Abortion and Mental Health: A systematic review of the mental health impact of induced abortion
  17. William West, M.D., „Honesty at issue“, The Dallas Morning News, Feb. 12, 1995, 3J:1
  18. Surgeon General C. Everet Koop, Department of Health and Human Services, Letter to President Ronald Reagan, Jan . 9, 1989
  19. Gloria Feldt, „AntiChois Spinmaster“, The Wall Street Journal, letters section, circa Aug. 31, 1996; responding to Canadace C. Crandall, „Legal but not Safe“, The Wall Street Journal, guest editorial, July 1996.
  20. E. F. Jones, J.D. Forrest, „Under reporting of Abortion in Surveys of U.S. Women: 1976 to 1988“, Demography, 29 (1): 113—126 (1992).
  21. Söderberg et. al., „Selection bias in a study on how women experienced induced abortion“, op. cit. (ch. 2, no. 28)
  22. Adler, „Sample Attrition in Studies of Psychosophicial Sequelae of Abortion“, op. cit. (ch.2, no 22).
  23. 1 2 Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 7. — 44 с.
  24. 1 2 3 4 5 Jean Toulet, Crime ou liberation, Fayard, Paris, 1973
  25. Angelo, Psychiatric Sequelae of Abortion», op. cit. (ch. 13, no 13)
  26. D. Brown, T.E. Elkins, and D.B. Lardson, «Prolonged Grieving After Abortion», J. Clinical Ethics 4(2): 118—123 (1993)
  27. Speckhard and Rue, «Postabortion Syndrome:,» op. cit. (Appendix A, no 9)), (Barnard, The Long-Term Psycho social Effects of Abortin, op. cit. (ch. 3, no. 2).
  28. David Reardon, "Psychological Reactions Reported After Abortion, "The Post-Abortion Review, 2(3): 4-8 (1994). www.afterabortion.info
  29. A. Lazarus and R. Stern, "Psychiatric Aspects of Pregnancy Termination, " Clin. Obstet. Gynaecol., 13: 125—134 (1986)
  30. I. Kent et. al., «Emotional Sequelae of elective Abortion», BC Med. J. 20: 118—119 (1978)
  31. I. Kent, W. Nicholls, "Bereavement in Post-Abortion Women: A Clinical Report, « World J. Psychosyn. 13: 14-17 (1981)
  32. Edmee Cabeaux, Considerations medicales sur l’avortement, Annales de droit — revue trivestrielle de droit belge, t XXXI, 1971; s. 355.
  33. Жан Ростан в „Recherches“ — X. 1971
  34. Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 8. — 44 с.
  35. L.A. Peteghen, Respect poul’ enfant a naitre, Imprimerie L. Vanmelle, S/A/ Mariekerke, Geneve.
  36. Reardon, Aborted Woman, Silent No More (introduction no 1), 15-19
  37. Paul Marx, The Death Peddlers: War on the Unborn (Collegeville, MN: St. John’s University Press, 1971) 18-21
  38. Wanda Franz and David Reardon, «Differential Impact of Abortion on Adolescents and Adults», Adolescence, 27 (105): 161—172 (1992)
  39. Vaughan, Canonical Varietes of Post Abortion Syndrome (Portsmouth, NH: Institute for Pregnancy Loss, 1990)
  40. Steinberg, «Abortion Counseling: To Benefit Material Health», American Journal of Law & Medicine 15 (4): 483—517 (1989)
  41. Zeckman and Warrick, «Abortion Profeeters», Special Reprint, Chicago Sun-Times, 1978.
  42. Reardon, Aborted Woman, Silent No More, op. cit. (introduction no. 1) 215—243
  43. Henri van Straelen, Abtreibung die Grosse Entscheidung, Habbel, 1974
  44. 1 2 3 4 5 6 Francois Michele Guy, L’avortement, Le Cerf, 1971
  45. Albrecht Landeluddeke, Gerichtliche Psychiatrie, Walter de Gruyter, Berlin, 1959
  46. 1 2 J. C. Willke, Le livre rouge de l’avornement, Editions France-Empir, 1973
  47. Session de travail sur l’avornement, Grenoble, lutymarzec, 1971)
  48. Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 11. — 44 с.
  49. Melanie Klein, Essai de Psychanalise, Payot, 1967
  50. 1 2 3 Session de travail sur l’avornement, Grenoble, lutymarzec, 1971
  51. Paul Chauchard. L’avortement, «Revie Thomiste», 1973, nr. 3, s. 33-46.
  52. Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 12. — 44 с.
  53. 1 2 3 Henri van Straelen, Abtreibund die GrosseEntscheidung, Habbel, 1974
  54. Т. Бёрк, Д. Риардон Запрещённые слезы: О чём не рассказывают женщины после аборта = Forbidden Grief: The Unspoken Pain of Abortion. Theresa Burke with David C. Reardon. — Санкт-Петербург: Каламос, 2010. — 325 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-86064-021-4.
  55. Jean Kellerhals, L’avortement vu par un sociologique «Amour et famille», 1972, nr. 73-74, s. 29
  56. J.N. Nicola OP. L’avortement devant la conscience chretienne. «nova et Vetera», XLVIII, 2/1973, s. 104—126.
  57. Reardon, Aborted Women, Silent No More, 15-19
  58. Gerald Caplan, Principles of Preventive Psychiatry. (New York: Basic Books, 1964)
  59. Howard W. Stone, Crisis Counseling (Minneapolis: Fortress Press, 1976
  60. Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 17. — 44 с.
  61. Vincent Rue, "Abortion and Family Relations, " testimony before the Subcommittee on the Constitution of the US Senate Judiciary Committee, U.S. Senate, 97th Congress, Washington, DC (1981).
  62. Speckhard A, Rue V (1992). «Postabortion Syndrome: An Emerging Public Health Concern». J Soc Issues 48 (3): 95–119. DOI:10.1111/j.1540-4560.1992.tb00899.x.
  63. Kranish, Michael. Science in support of a cause: the new research, 'Boston Globe' (31 июля 2005). Проверено 27 ноября 2007.
  64. Cooper, Cynthia. Abortion Under Attack, 'Ms.' (August/September 2001). Проверено 18 ноября 2008.
  65. Russo NF, Denious JE (2005). «Controlling birth: science, politics, and public policy». J Soc Issues 61 (1): 181–91. DOI:10.1111/j.0022-4537.2005.00400.x. PMID 17073030.
  66. 1 2 Charles VE, Polis CB, Sridhara SK, Blum RW (December 2008). «Abortion and long-term mental health outcomes: a systematic review of the evidence». Contraception 78 (6): 436–50. DOI:10.1016/j.contraception.2008.07.005. PMID 19014789.
  67. Abortion on Demand, 'TIME' (29 января 1973). Проверено 18 ноября 2008.
  68. Т. Бёрк, Д. Риардон Запрещённые слезы: О чём не рассказывают женщины после аборта = Forbidden Grief: The Unspoken Pain of Abortion. Theresa Burke with David C. Reardon. — Санкт-Петербург: Каламос, 2010. — 325 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-86064-021-4.
  69. Abortion not seen linked with depression, MSNBC (December 04, 2008). «Review of studies found no evidence of emotional harm after procedure».
  70. George Skelton, "Many in Survey Who Had Abortion Cite Guilt Feelings", Los Angeles Times, March 19, 1989, 28.
  71. Jean Delsace, Anne-Marie Doulain Rollier. L’avortement, Caterman — poche.
  72. Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 22-23. — 44 с.
  73. Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 23. — 44 с.
  74. Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 29. — 44 с.
  75. D.C. Reardon and J.R. Cougle, «Pregnancy Outcome Related to Subsequent Anxiety in the National Survey of Family Growth.»
  76. Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 32. — 44 с.
  77. Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 33-34. — 44 с.
  78. Arthur P. Noyes, Lawrance C. Kolb, Nowoczesna psychiatria klinichna, PZWL, Warszawa, 1969
  79. Ванда Пултавская Влияние прерывания беременности на психику женщины = Wanda Półtawska, Wpływ przerywania ciąży na psychikę kobiety. — Москва, 2002. — С. 5. — 44 с.
  80. (Reardon, Aborted Woman, Silent No More, op. cit. (introduction no. 1) 256
  81. Philip G. Ney, T. Fung and A.R. Wickett, "Relationship Between Induced Abortion and Child Abuse and Neglect: Four Studies, " Pre- and Perinatal Psychology Journal, 8(1):43-64 (1993)
  82. M. Benedict, R. White, and P. Cornely, "Material Perinatal Risk Factors and Child Abuse, " Child Abuse and Neglect, 9:217-224 (1985)
  83. Mika Gissler, Elina Hemminki, Jouko Lonnqvist, "Suicides after pregnancy in Finland: 1987-94: register linkage study, " British Medical Journal, 313: 1431-4 (1996)
  84. B. Garfinkle et. al, Stress, Depression and Suicide: A Study of Adolescents in Minnesota (Minneapolis: University of Minnesota Extension Service, 1986)
  85. R.W. Wilsnack, S.C. Wilsnack and A.D. Klassen, «Women’s drinking and drinking problems: Patterns from a 1981 national survey», Am. J. Public Health 74:1231-1238 (1984)
  86. K. Yamaguchi, "Drug use and its social covariates from the period of adolescence to young adulthood. Some implications from longitudinal studies, "Recent Dev. Alcohol 8:125-143 (1990)
  87. David C. Reardon and Philip G. Ney, «Abortion and subsequent substance abuse», Am. J. Drug Alcohol Abuse 26(1):61-75 (2000).