Белорусский свободный театр

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск


«Белорусский свободный театр» (англ. Belarus free theatre; белор. Беларускі свабодны тэатр)[1] — белорусская театральная труппа, которая позиционируется как единственный подпольный театр[2][3] в последней диктатуре Европы[4] и представляет себя в качестве авангарда художественного сопротивления[5][6] официальной эстетике и культуре, насаждаемым в Беларуси диктаторским режимом Александра Лукашенко[7].

Театр не имеет юридического лица[2][8] и объединяет нескольких актеров, одного режиссёра и нескольких администраторов.

Бренд «Белорусский свободный театр» был запущен в марте 2005, во время второго президентского срока А. Лукашенко, журналистом, политконсультантом и консультантом по маркетингу некоммерческих организаций, новообращенным в драматургию[9], Николаем Халезиным, а также его женой Натальей Колядой[10].

Проект стартовал как независимый конкурс современной драматургии[11] в период, когда вследствие усиления государственного контроля над процессами в сфере культуры властями был закрыт основной независимый театр страны «Вольная сцена» (белор. Вольная сцэна), а отдельные режиссёры академических театров начали работать со своими актерами на частных квартирах. В мае 2005 года к двум основателям конкурса «Белорусский свободный театр», которые заручились поддержкой таких мировых знаменитостей как Вацлав Гавел и Том Стоппард[12], присоединился молодой режиссёр Национального театра имени Янки Купалы Владимир Щербань вместе с собранным им коллективом актеров. Спектакли «Откровенные полароидные снимки» по пьесе Марка Равенхилла и «4.48 Психоз» по пьесе Сары Кейн, которые Владимиру Щербаню удалось поставить без финансирования на частных квартирах до своего вступления в «Белорусский свободный театр», создавались в перспективе найти под них «крышу»[13] постфактум.

В рамках образовавшегося таким образом коллектива между 2005 и 2010 гг. было выпущено около десяти спектаклей, почти все из которых были поставлены Владимиром Щербанем в сотрудничестве с актерами. Работа трупы апеллирует к документальному, социальному и политическому театру, претендуя на воплощение радикальной, или фронтальной, формы искренности[14]. Основываясь на своих собственных жизненных трагедиях, актеры «Белорусского свободного театра» часто сами пишут те тексты, которые они играют, с декларируемой целью изучения своих личных травм, и чтобы прикоснуться к душевным ранам зрителя, в силу чего показы труппы обычно несут терапевтическую нагрузку и ярко выраженный исповедальный характер[15].

Благодаря акцентированию идеи художественного сопротивления диктатуре, которая позволила оправдать применение техник социального и сетевого маркетинга, деятельность «Белорусского свободного театра» получила значительное освещение в международной прессе. В начале 2010 г. этот коллектив насчитывает пять профессиональных актеров, одного режиссёра, два директора и два техника. Он сосредотачивает наиболее значительную долю грантов, предоставляемых белорусским артистам правительствами западных стран[16]. Начиная с 2007 г. «Белорусский свободный театр» снимает в скромном квартале белорусской столицы обветшалый одноэтажный домик, переоборудованный в рабочее пространство, где проходят все репетиции, все показы местной публике и большинство интервью, даваемых представителями труппы для международной и независимой белорусской прессы.

В конце 2008 г. благодаря финансовой поддержке посольства Великобритании в Республике Беларусь[17] при «Свободном театре» открылся образовательный проект под названием «студия Fortinbras», предназначенный для молодых белорусов, не имеющих театрального опыта. Наталья Коляда и Николай Халезин сами преподают в нём маркетинг, менеджмент и драматургию. Декларируемой целью студии является «формирование универсального творца: человека, который будет уметь всё: писать, ставить, играть — и сможет предложить свой художественный продукт для воплощения в любой стране мира»[18]. При этом «Белорусский „Свободный театр“ заинтересован только в подготовке кадров для работы в собственном коллективе»[19]. В декабре 2009 г. руководители коллектива объявили об очередном наборе в студию, заявив, что из тридцати студентов, набранных с начала существования проекта «Fortinbras», почти все были «отсеяны»[20].

Первой страной, выразившей свою солидарность с «Белорусским свободным» театром, была Латвия. Первые зарубежные выступления труппы состоялись в ноябре 2005 г. в Новом рижском театре по приглашению Алвиса Херманиса. Сегодня коллектив активно гастролирует в западных странах, является членом американского Lark Play Development Centre и Европейской театральной Конвенции, лауреатом Премии Французской Республики по правам человека и «специального упоминания» 12-ой Премии «Европа — театру».

Согласно дискурсу, который руководители белорусского коллектива Наталья Коляда и Николай Халезин формулируют в интервью международной прессе и в текстах, публикуемых ими на Интернет сайте «Свободного театра» под псевдонимами Анна Маковская и Никита Ярин, деятельность руководимой ими организации вписывается в рамки «эстетического конфликта»[21] с символической системой советской направленности, используемой белорусскими властями; эта деятельность направлена на продвижение современного и актуального театра, как средства стимулирования гражданской позиции, глубокого вопрошания белорусского общества, отражения серьёзных проблем современного мира и человеческих обществ в целом; эта деятельность также задается целью включить белорусский театр в европейский театральный процесс, продвигать идеи открытого общества, культурного разнообразия и европейской идентичности; она инспирируется от чехословацкого и польского примера, где протестные движения взяли начало в художественной среде, и где контркультура выступила как важнейший механизм процессов демократического перехода.

Подконтрольная властям официальная белорусская пресса о «Свободном театре» не пишет. Несмотря на то, что «Белорусский свободный театр» действительно создает актуальный театр в условиях репрессивного общества, распространенная в международной прессе оценка репрессий со стороны белорусских властей в отношении членов труппы, равно как и степень подпольности последней, значительно завышены.

Руководители труппы указывают в большинстве интервью, что «Белорусский свободный театр» 22 августа 2007 г. был «арестован»[2] вместе со зрителями. В действительности, по оценкам местной независимой прессы имело место административное задержание для установления личности[22], несмотря на то, что оно проходило с нарушениями правовой процедуры, и действия представителей правоохранительных органов выглядели довольно абсурдно, что вызвало однозначную реакцию осуждения со стороны белоруской демократической общественности и серию статей в международной прессе. В частности, на задержании присутствовали представители трех различных структур, координация действий и раздел компетенций между которыми носили импровизированный и дезорганизованный характер; группа около пятидесяти задержанных, включая актеров, местных зрителей и иностранных граждан, была перевезена в актовый зал УВД Советского района г. Минска на автобусе ОМОНа для переписи личных данных, которая продлилась для некоторых задержанных около пяти часов, то есть с нарушением административно-процессуальных норм. Руководители «Белорусского свободного театра» представляют данный эпизод, как спланированную акцию и пример систематических репрессий против их коллектива. Однако, действия правоохранительных органов в данном эпизоде свидетельствуют скорее об их неподготовленности к ситуации задержания. В интервью для местной независимой прессы чиновники МВД уточнили, что отряд милиции специального назначения был отправлен на место задержания по анонимному звонку, в котором сообщалось о большом размере группы собравшихся и о слышащихся хлопках (что неудивительно, так как в спектакле «Одиннадцать рубах» по пьесе Эдварда Бонда, который приглашенный французский режиссёр Кристиан Бенедетти ставил с актерами «Белорусского свободного театра», использовались пневматические ружья в действии); органы милиции не исключали также, что речь шла о собрании религиозной секты[23]. Государственные средства массовой информации никак не осветили происшествие, и уточнения относительно ситуации задержания были озвучены представителями МВД только в отдельных интервью для независимой белорусской прессы, тогда как версия о запланированном «аресте» и систематических репрессиях, сформулированная руководителями «Свободного театра», была воспроизведена в международной прессе[24] и стала доминирующей.

Только двое членов «Свободного театра» подвергались ограничению свободы, и в обоих случаях в форме административного ареста на срок до семи суток за участие в уличных акциях, а не за участие в деятельности труппы. Ни одному из членов коллектива административные органы не отказывали в обновлении паспорта или разрешительном штампе на выезд. Труппа активно гастролирует и перемещается через государственную границу без препятствий со стороны таможенных органов и органов пограничного контроля, несмотря на транспортировку театрального реквизита. «Белорусский свободный театр» не предпринимал процедуру государственной регистрации в своей собственной стране или в одной из пограничных стран-членов Европейского союза в отличие от большинства действующих в Беларуси независимых ассоциаций.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Сайт «Белорусского свободного театра»
  2. 1 2 3 «„Свободный белорусский театр“ в Нью-Йорке», Поверх барьеров, Американский час, Радио Свобода, 08 апреля 2008 [1].
  3. Либор Кукал, «Пьесы Вацлава Гавела в Беларуси никогда не шли», Радио Прага, Český rozhlas, 17 сентября, 2007 [2].
  4. WILLIAMS, David, «Belarus free theatre: an aesthetic opposition first of all», RealTime, n°89, Feb-March 2009, p. 9 [3].
  5. М. Жбанков, А. Клинов, А. Сарна, Н. Халезин, «Реанимация контркультуры: белорусский вариант», Наше Мнение, 20 ноября, 2008 [4].
  6. RAVENHILL, Mark, «My highlight of 2008? Hooking up with the scary and unstoppable Free Theatre of Belarus», The Guardian, Monday 5 January 2009 [5].
  7. По некоторым оценкам «Белорусский свободный театр» и «диктатура Лукашенко» функционируют, как два взаимосвязанных бренда: Андрей Федорченко, «Театр, пришедший с холода», Наша Газета / NashaGazeta.ch, 02 декабря 2009 [6]; Онлайн-конференция с Андреем Курейчиком, Белорус.by, 9 октября 2008 [7].
  8. HESSE, Monica, " Belarusans Basking in — Not Hiding From — the Spotlight’s Glare ", Washington Post, September 15, 2009 [8]
  9. Сайт всероссийского драматургического конкурса «Действующие лица», биография автора пьесы «Я пришел», 2004 [9]
  10. белор. Пакаленне Jeans: п'есы маладых драматургаў Беларусі ў перакладзе Андрэя Каляды / Укл. М. Халезіна, Н. Каляды. Мінск, 2007, УДК 821.161.3-6; ББК 84 (4 Беи)-4 (Поколение Jeans: пьесы молодых драматургов Беларуси в переводе Андрея Коляды / Сост[авители] Н. Халезин, Н. Коляда, Минск, 2007); сс. 3-4 содержат предисловие Павла Руднева; с. 97 содержит краткую биографию Натальи Коляды (белор. Наталля Каляда) в качестве автора текста «Им снились сны» (белор. Ім сніліся сны); с. 264 содержит: " Printed in EU "; с. 2 содержит: «„Свободный театр“, международное гражданское объединение „Союз белорусов мира ´Бацькаўшчына´“ и Андрей Коляда выражают искреннюю благодарность госпоже Ирене Коляде-Смирновой, главе благотворительного фонда „Ethnic Voice of America“ (Парма, США) за энергичную помощь в издании этой книги»; сс. 175—176 содержат краткую биографию Николая Халезина (белор. Мікалай Халезін) в качестве автора пьес «Я пришел» (белор. Я прыйшоў), «День Благодарения» (белор. Дзень Удзячнасці) и «Поколение Jeans» (белор. Пакаленне Jeans).
  11. «Первый Международный конкурс современной драматургии „Свободный театр“», Хартия’97, 02 марта 2005 [10].
  12. «Театральное окно в Европу», Хартия’97, 22 марта 2005 [11].
  13. Ольга МИКША, Виктор МАРТИНОВИЧ, «Театр одного цензора», БелГазета, 7 июня 2004 [12]. (недоступная ссылка)
  14. [Николай Халезин под псевдонимом] Анна Маковская, «„Свободный театр“. Цветок для Пины Бауш», сайт «Белорусского свободного театра»: www.dramaturg.org, 20 ноября 2009 [13].
  15. Павел Селин, «Свобода пахнет шоколадом», Хартия’97, 21 января 2010 [14].
  16. Например, бюджет спектакля «Eurepica.Challenge», составленный «под финансовым патронажем» мэрии шведского города Лунд, достигает по словам Николая Халезина «полумиллиона долларов»: см. «Свободный Халезин», Каскад № 21/345, ноябрь 2009 [15]. А посольство Великобритании в Республике Беларусь финансировало создание при «Белорусском свободном театре» студии звукозаписи, образовательного проекта «Fortinbras», а также издание сборников пьес и аудиоспектаклей на компакт-дисках.
  17. Сайт посольства Великобритании в Республике Беларусь
  18. Римма Ушкевич, «Театр в системе „Realpolitik“», 29 января 2010 [16] (недоступная ссылка); см также в блоге Николая Халезина: «Театральная лаборатория Fortinbras» [17]
  19. Николай Халезин, «Белорусский „Свободный театр“ ищет таланты», Хартия’97, 1 декабря 2009 [18].
  20. Николай Халезин, «Итоги. Общее и частное», Хартия’97, 1 января 2010 [19]
  21. Николай Халезин, «Эстетический конфликт. Знаки и символы», Хартия’97, 04 июля 2007 [20].
  22. Наталья Провалинская, «Они заявили, что догуливают второй день свадьбы», БелГазета, 27 августа 2007 [21] (недоступная ссылка).
  23. «Милиция приняла зрителей „Свободного театра“ за религиозных сектантов», 28 августа 2007, Naviny.by, [22].
  24. См., например: Tom Parfitt, «50 arrested as police storm play in Belarus», The Guardian, 24 august 2007 [23]; Ekaterina Dvinina, «Le Théâtre libre de Minsk résiste toujours aux intimidations du pouvoir biélorusse», Le Monde, 02 septembre 2007 [24].

Ссылки[править | править исходный текст]