Дискурс

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ди́скурс или диску́рс[1][2] (фр. discours) в общем смысле — речь, процесс языковой деятельности.

В специальном, социогуманитарном смысле — социально обусловленная организация системы речи, а также определённые принципы, в соответствии с которыми реальность классифицируется и репрезентируется (представляется) в те или иные периоды времени. Это специальное значение слова «дискурс» впервые ввёл Эмиль Бенвенист, противопоставляя discours (речь, привязанная к говорящему) и récit (речь, не привязанная к говорящему).

Термин часто используется в семантике, социолингвистике, дискурсивной психологии, в различных вариантах теорий дискурса (например, теория дискурса Эрнесто Лакло и Шанталь Муфф) и аналитического подхода к изучению дискурса, в частности в дискурсном анализе, дискурсивном анализе, дискурс-анализе (и его разновидности — критическом дискурс-анализе), анализе дискурса и др.

История понятия и его вариации[править | править исходный текст]

Дискурс — многозначное понятие:

  1. в истории классической философии использовалось для характеристики последовательного перехода от одного дискретного шага к другому, и развертывания мышления, выраженного в понятиях и суждениях, в противовес интуитивному схватыванию целого до его частей;
  2. в современной французской философии постмодернизма — характеристика особой ментальности и идеологии, которые выражены в тексте, обладающем связанностью и целостностью и погруженном в жизнь, социокультурные, социально-психологические и др. контексты.

В классической философии дискурсивное мышление, развертывающееся в последовательности понятий или суждений, противопоставляется интуитивному мышлению, схватывающему целое независимо и вне всякого последовательного развертывания. Разделение истин на непосредственные (интуитивные) и опосредованные (принимаемые на основе доказательства) проведено уже Платоном и Аристотелем. Платон проводит различие между всеобщим, целостным, не частичным и неиндивидуальным единым Умом и дискурсивным умом, в своем движении охватывающем все отдельные смыслы. Фома Аквинский противопоставляет дискурсивное и интуитивное знание, рассматривая дискурсивное мышление как движение интеллекта от одного объекта к другому.

Развитие науки в XVII—XVIII вв. привело к построению различных интерпретаций интуитивного и дискурсивного познания. Для Декарта, Спинозы и Лейбница всеобщность и необходимость научного познания гарантируется интеллектуальной интуицией, лежащей в основе доказательства, и обеспечивающей дискурсивному мышлению и созерцанию последовательное доказательство. Гоббс, определяя специфику человеческого понимания, связывает её с пониманием последовательности (или исследования) представлений одного за другим, которое называют (в отличие от речи, выраженной словами) речью в уме. Он связывает дискурсивность мышления со способностью слов языка быть знаками общих понятий. Локк полагал, что фундаментальные истины постигаются интуитивно, другие же через посредство других идей, с помощью демонстрации или последовательного рассуждения, и чем больше шагов в этой последовательности, тем более ясным оказывается вывод. Ясность сложных идей зависит от количества и расположения простых идей, причем существуют три способа образования сложных идей (предметов, отношений и общих понятий). В немецкой философии эпохи Просвещения сложились две линии в трактовке дискурсивного мышления, одна из которых (Х. Вольф, М. Мендельсон) преувеличивала роль дискурсивного мышления, а другая (Ф. Т. Якоби, И. Г. Гаман) противопоставляла опосредованному знанию интуицию, чувство, веру. Кант в «Критике чистого разума» противопоставляет дискурсивную ясность понятий интуитивной ясности, достигаемой посредством созерцаний, называя рассудочное познание посредством понятий дискурсивным мышлением. Понятие тактируется им как дискурсивная репрезентация того, что является общим для многих объектов. Гегель противопоставляет дискурсивное мышление, отождествляемое им с формальным и рассудочным, спекулятивному мышлению, постигающему единство непосредственного и опосредованного, многообразие абстрактных определений в конкретно жизненном понятии. Трактовка дискурсивного познания в качестве антитезы интуитивному сохранялась и в 20 в.

Неоднозначность трактовки дискурса в философии 20 в. выражается в том, что под ним понимается развиваемая в монологе языково-речевая конструкция, напр. речь или текст. Вместе с тем нередко под дискурсом понимается последовательность совершаемых в языке коммуникативных актов. Такой последовательностью может быть диалог, разговор, письменные тексты, содержащие взаимные ссылки и посвященные общей тематике и т. д. Дискурс связывают с такой активностью в языке, которая соответствует специфической языковой сфере и обладает специфической лексикой. Кроме того, продуцирование дискурса осуществляется по определенным правилам (синтаксиса) и с определенной семантикой. Дискурс тем самым создается в определенном смысловом поле и призван передавать определенные смыслы, нацелен на коммуникативные действия со своей грамматикой. Решающим критерием дискурса оказывается особая языковая среда, в которой создаются языковые конструкции. В соответствии с этим пониманием дискурс — это «язык в языке», то есть определенная лексика, семантика, прагматика и синтаксис, являющий себя в актуальных коммуникативных актах, речи и текстах.

Дискурс в 60—70-х гг. XX века понимался как связанная последовательность предложений или речевых актов[3]. В таком понимании он может трактоваться как близкий понятию текст.

Уже к концу 80-х гг. ХХ века под дискурсом начинают понимать сложное коммуникативное явление, сложную систему иерархии знаний, включающую, кроме текста, ещё и экстралингвистические факторы (знания о мире, мнения, установки, цели адресата и др.), необходимые для понимания текста[3].

Кроме того, существуют также и другие традиции понимания дискурса, в частности традиция, идущая от М. Фуко, связанная с включением в контекст рассмотрения дискурса властных отношений и идеологии, в поле которых дискурс приобретает то или иное социальное значение. В этом смысле дискурсы имеют социальные последствия для отдельных стран и народов, локальных и корпоративных социальных групп[4]. Эта традиция в настоящее время развилась в социально-конструкционистские подходы к дискурс-анализу. Как отмечают его представители, М. В. Йоргенсен и Л. Дж. Филлипс, под дискурсом нередко понимают «общую идею о том, что язык структурирован в соответствии с паттернами, которые обуславливают высказывания людей в различных сферах социальной жизни. Известные примеры — „медицинский дискурс“ или „политический дискурс“»[5].

Дискурсивное поле[править | править исходный текст]

Дискурсивное поле — смесь интеллектуального и социального полей, где социальное взаимодействие переходит в определенный тип практики[6].

Основателями дискурсивности можно считать Карла Маркса и Зигмунда Фрейда.

Процессы, обеспечивающие дискурсивные поля[править | править исходный текст]

  1. Воспроизводство общего категориального аппарата — язык общения
  2. Поддержание границы дискурсивного поля — где границы, являются зонами ограниченного понимания или полного непонимания.
  3. Наличие общего теоретического каркаса, представляющего собой единый интеллектуальный поток
  4. Силовой характер дискурсивного поля
  5. Тенденция к институализации
  6. На основе дискурсивного поля формируется дискурсивное сообщество.

Иерархия дискурсивного поля[править | править исходный текст]

  • Основоположники — основатели (в каждом поле свои)
  • Лидеры-интерпретаторы — последователи-наследники, которые развивают и адаптируют идею к конкретному периоду времени и месту.
  • Активисты — энергичные деятели дискурсивного поля
  • Приверженцы — следуют правилам, рассуждают в категориях, часто просто потребители.
  • Попутчики — «случайные прохожие»;

Максимальный интерес к обсуждаемым темам в центре поля, чем ближе к границам тем больше гаснет интерес и интенсивность общения.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Демьянков В. З. Текст и дискурс как термины и как слова обыденного языка // IV Международная научная конференция «Язык, культура, общество» . Москва, 27-30 сентября 2007 г.: Пленарные доклады. — М.: Московский институт иностранных языков; Российская академия лингвистических наук; Институт языкознания РАН; Научный журнал «Вопросы филологии», 2007. — С.86-95.
  2. Кибрик А. А., Паршин П. Б. Дискурс в энциклопедии «Кругосвет»
  3. 1 2 Караулов Ю. Н., Путров В. В. От грамматики текста к когнитивной теории дискурса / ван Дейк Т. А. Язык. Познание. Коммуникация: Пер. с англ./Сост. В. В. Петрова; Под ред. В. И. Герасимова; Вступ. ст. Ю. Н. Караулова и В. В. Петрова. — М.: Прогресс, 1989. — С. 8
  4. Чижевская М. Б. Культурно-исторические основы формирования западного и российского социально-политического дискурса., Материалы II-й международной конференции «Альтернативы регионального развития» (Шабунинские чтения), Волгоград, 7-8 октября 2011 г.
  5. Йоргенсен, Марианне В., Филлипс, Луиза Дж. Дискурс-анализ. Теория и метод/ Пер. с англ. — 2-е изд., испр. — Х.: Изд-во «Гуманитарный центр», 2008. — С. 17.
  6. Ильин В. И. Потребление как дискурс: Учебное пособие — СПб.: Интерсоцис, 2008. — С. 64

Ссылки[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • ван Дейк, Теун А. Язык. Познание. Коммуникация: Пер. с англ./Сост. В. В. Петрова; Под ред. В. И. Герасимова; Вступ. ст. Ю. Н. Караулова и В. В. Петрова. — М.: Прогресс, 1989. — 312 с.
  • Йоргенсен, Марианне В., Филлипс, Луиза Дж. Дискурс-анализ. Теория и метод/ Пер. с англ. — 2-е изд., испр. — Х.: Изд-во «Гуманитарный центр», 2008. — 352 с. — ISBN 966-8324-06-4
  • Ильин В.И. Потребление как дискурс: учебное пособие. СПб.: Интерсоцис, 2008, 446 с. - ISBN 978-5-94348-049-2
  • Гутнер Г. Б., Огурцов А. П. Дискурс // Новая философская энциклопедия из-ства. — Мысль — М. 2010.- Т. 1. — С. 670—671. — ISBN 978-5-244-01115-9