Философская дискуссия 1947 года

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Филосо́фская диску́ссия 1947 го́да (январь, июнь 1947 г.) — публичная научная дискуссия общесоюзного масштаба в советской философии.

История[править | править вики-текст]

Философию развивали революционеры и учёные. Что же касается наших философов-профессионалов, заполняющих институты философии и философские кафедры учебных заведений, партийных школ, то никто из них за тридцать лет советской власти и торжества марксизма в нашей стране не высказал ни одной новой мысли, которая вошла бы в сокровищницу марксистско-ленинской философии. Более того, никто из наших философов-профессионалов не высказал ни одной мысли, которая обогатила бы какую-либо конкретную область знания. Это в равной степени относится к Деборину и Митину, Юдину и Александрову, Максимову и Кедрову и всем остальным.

Ю. А. Жданов, сентябрь 1949 года [1]

Работа Г. Ф. Александрова по марксистской философии стоит на весьма высоком научно-исследовательском уровне.

П. Н. Поспелов, 26 ноября 1946 года [2]

  • 18 ноября 1946 года профессор З. Я. Белецкий обратился с письмом к И. В. Сталину, где критиковал содержание учебника, в частности указывал, что в книге не учитываются решения ЦК партии 1944 года по третьему тому «Истории философии».

    Позиция Белецкого была жесткой и последовательной. Он отвергал философию как науку о «чистом познании, чистой истине, благе, добре и т. д.— ...философия при таком представлении изображается как самостоятельный процесс, где формируются общие законы мира и познания», а история философии «начинает излагаться... как чистая филиация идей... Такое изложение истории философии доставляет автору наслаждение. Он погружается в сферу чистой мысли и конструирует там мир». «Марксистский подход,— пишет Белецкий,— требует умения понять (философскую фразу.— Авт.) как идеологию определенного общества, класса, государства... Только при таком изложении история философии приобретает смысл и перестает быть сборником философских терминов, она предстает как наука партийная» [3]

  • 30 ноября 1946 года Г. Ф. Александров избран действительным членом АН СССР.
  • В декабре 1946 года в адрес книги последовали серьёзные критические замечания И. В. Сталина «о существенных, крупных недостатках и ошибках в освещении истории философии» [2].
  • В конце 1946 года ЦК партии предложил подвергнуть «Историю западноевропейской философии» обсуждению.
  • В январе 1947 года по указанию Г. Ф. Александрова его заместителями М. Т. Иовчуком и П. Н. Федосеевым было организовано обсуждение в Институте философии АН СССР. В президиуме заседания присутствовал А. Н. Поскрёбышев.
  • В апреле 1947 года ЦК партии признало организацию проведённой дискуссии и способ подведения её итогов неудовлетворительными, и назначило повторную дискуссию, поручив её организацию и проведение секретарю ЦК партии А. А. Жданову.[4]

    Дискуссия в том виде, в каком она была проведена, оказалась бледной, куцей, неэффективной, а поэтому и не имела должных результатов. В связи с этим ЦК решил организовать новую дискуссию с тем, чтобы к этой дискуссии были привлечены не только работники из Москвы, но и работники из республик и крупных городов РСФСР (А. А. Жданов) [5]

    .
  • Дискуссия под руководством А. А. Жданова состоялась с 16 по 25 июня 1947 года. На дискуссии присутствовало около 500 человек, в том числе секретари ЦК партии А. А. Кузнецов и М. А. Суслов.
Причина отставания на философском фронте не связана ни с какими объективными условиями… Причины отставания на философском фронте надо искать в области субъективного.

А. А. Жданов, 24 июня 1946 г.[6]

  • 17 сентября 1947 года начальником Управления пропаганды и агитации ЦК партии вместо Г. Ф. Александрова назначен М. А. Суслов. Первый заместитель Г. Ф. Александрова — П. Н. Федосеев также был отстранен и его пост занял Д. Т. Шепилов.[7] Через пять дней Г. Ф. Александров получил должность директора Института философии АН СССР.[8]

Реакция на дискуссию[править | править вики-текст]

  • По мнению философа З.А. Каменского :

    Оценивая в целом теоретико-методологические идеи, выдвинутые в речи Жданова, следует сказать, что они сыграли глубоко реакционную роль в дальнейших судьбах советской истории философии как науки. Во-первых, докладчик, полностью утвердившись в старых, сформулированных до него догмах, ввел догмы дополнительные.
    К их числу следует отнести прежде всего три: о том, что философия становится наукой только со времени возникновения марксистской философии, об изменяемости предмета философии и об отпочковании от философии всех прочих наук. Все они были восприняты философской общественностью как основоположения для научной работы, как генеральные установки, которые следует реализовывать в преподавании философии, при написании статей и монографий.[9]

  • Результаты дискуссии обсуждались и в зарубежной прессе. 20 августа 1948 года «Вашингтон пост» назвала Г. Ф. Александрова «самым выдающимся советским философом» [2].

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Батыгин Г.С., Девятко И.Ф. Дело академика Г.Ф.Александрова. Эпизоды 40-х годов // Человек,1993. № 1. С.134-146.
  • Плимак Е.Г. "Надо основательно прочистить мозги": (К 50-летию философской дискуссии 1947 г.) // Вопросы философии. 1997. № 7. С. 10-20.
  • Волынец А.Н. "Жданов" (глава "Философский съезд", С. 522-531). — Серия ЖЗЛ — М.: Молодая гвардия, 2013. ISBN 978-5-235-03633-8