Казачество в России

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Казачество в России — казачество, проживавшее (или возрождённое) на территории Юга России и выделяемое в силу региональной специфики. Под казачеством в России, прежде всего, понимается казачество, появившееся на Дону, Нижнем Поволжье и Урале.

К казачеству в России также относится понятие кубанские казаки, которое официально появилось в 1796 году для обозначения запорожских казаков, переселенных Указом императрицы Екатерины Второй из Запорожской Сечи на Кубань.

История возникновения[править | править код]

Первое официальное упоминание в российских источниках о «казаках» относится к XVI веку, в частности, в грамоте ногайского князя Юсуфа русскому царю Ивану Грозному. В грамоте, датированной 1550 годом, князь пишет: «Холопи твои, нехто Сарыазман словет, на Дону в трех и в четырех местах городы поделали, да наших послов и людей наших, которые ходят к тебе и назад, стерегут, да забирают, иных до смерти бьют… Этого же году люди наши, исторговав в Руси, назад шли, и на Воронеже твои люди — Сары азманом зовут — разбойник твой пришел и взял их». Различные историки, опираясь на российские источники, до сих пор не могут прийти к единому мнению о происхождении казаков, единственное, что можно достоверно утверждать о происхождении казаков, это то, что казачество возникло в зоне этнических контактов различных этносов. В частности, этноним «казак» имеет однозначно тюркское происхождение.

Северские казаки или севрюки[править | править код]

Севрюки' (сиврюки, реже севруки, позже саяны) — потомки северян[1][2], в Московском государстве с конца XVI века считались служивым сословием из Северской земли[3]. Проживали на территории современных Украины и России, в бассейнах рек Десны, Ворсклы, Сейма, Сулы, Быстрой Сосны, Оскола и Северского Донца. Упоминаются в письменных источниках с кон. XV до XVII вв.

В XV—XVII веках севрюки представляли собой военизированное пограничное население, охранявшее границы смежных частей Польско-Литовского и Московского государств. Судя по всему, они были во многом похожи на ранних запорожских, донских и других подобных казаков, обладали некоторой автономией и общинной военной организацией.

Как представители служилого люда[3] (казаки), севрюки упоминаются ещё в начале XVII века, в эпоху Смутного времени, когда они поддержали восстание Болотникова, так, что война эта довольно часто называлась «севрюковской»[4]. Московские власти отвечали карательными операциями, вплоть до разгрома некоторых волостей[5]. После завершения смуты севрюкские города Севск, Курск, Рыльск и Путивль подверглись колонизации из Центральной России[4].

После раздела Северщины по соглашениям Деулинского перемирия (1619), между Московией и Речью Посполитой имя севрюков практически исчезает с исторической арены. Западная Северщина подвергается активной украинской экспансии (козацкой колонизации), северо-восточная (московская) заселяется служилыми людьми и крепостными из Великороссии. . Большая часть северских казаков перешла в положение крестьянства, некоторые влились в запорожское казачество. Некоторвая часть переселились на Нижний Дон.

Донские казаки[править | править код]

Донски́е казаки́ или донцы́, донско́е каза́чье во́йско — самое многочисленное из казачьих войск Российской империи. Размещалось на отдельной территории, называющейся Область Войска Донского, которая занимала часть современных Луганской и Донецкой областей Украины, а также Ростовской, Волгоградской, Воронежской областей. Историческое название связано с рекой Дон (бассейн Азовского моря). До 1708 года донское казачество было организованной структурой, абсолютно независимой от окружающих государств[6]. После подавления в 1708 году Булавинского восстания Петром Первым территория донского казачества была официально включена в Российскую империю. Не всегда просто складывались отношения донских казаков с Русским государством и позднее. Не последнюю роль в этом играл вопрос религии. Официально Донское казачество относилось к традиционному православию, хотя, даже на 1903 год минимум 150.000 из двух с половиной миллионов прихожан Донской епархии принадлежали к старообрядцам[7], а 30 000 казаков-калмыков тринадцати калмыцких станиц Сальского округа исповедовали буддизм. Так например атаман Матвей Платов был представителем поповского течения старообрядчества[8]. Впрочем, казаки частично сохранили свои привилегии в новом статусе, отстаивая их перед имперскими властями, примером чего может служить Есауловский бунт 1792−1794 годов.

Яицкие казаки[править | править код]

Первое официальное упоминание о пребывании казаков на реке Яик относится к 1584 году когда несколько сотен донских казаков под руководством атаманов Матвея Мещеряка и Барабоши обосновались на берегах реки Яик(Урал) по берегам которой кочевала Ногайская орда. В «Истории Пугачевского бунта» под редакцией Пушкина А. С. собраны устные предания яицких казаков об их появлении на Яике. В частности там говорится о том что казаки появились на Яике под руководством атамана Гугни и были они с Дона. Вначале они отбивали у окружавшей их Ногайской орды женщин, а в случае выступления в поход убивали прижитых ими детей от женщин, а женщин бросали, чтобы не привязываться к земле. Но атаман Гугня первым нарушил запрет и пощадил свою женщину, вследствие чего остальные казаки последовали его примеру и осели на Яике. До 19 века казачки ставили в церквях свечки в память о бабке Гугнихе. Основными занятиями яицких казаков были рыболовство, добыча соли, охота и набеги за добычей и «ясырем» на окружающие народы. Набеги были как успешными, так и крайне неудачными. Так например упоминаются походы двух яицких атаманов, Нечая и Шамая . Первый, набрав вольницу, отправился в Хиву, в надежде на богатую добычу. Счастие ему благоприятствовало. Совершив трудный путь, казаки достигли Хивы. Хан с войском своим находился тогда на войне. Нечай овладел городом без всякого препятствия; но зажился в нем и поздно выступил в обратный поход. Обремененные добычею, казаки были настигнуты возвратившимся ханом и на берегу Сыр-Дарьи разбиты и истреблены. Не более трех возвратилось на Яик с объявлением о погибели храброго Нечая. Несколько лет после другой атаман, по прозванию Шамай, пустился по его следам. Но он попался в плен степным калмыкам, а казаки его отправились далее, сбились с дороги, на Хиву не попали и пришли к Аральскому морю, на котором принуждены были зимовать. Их постигнул голод. Несчастные бродяги убивали и ели друг друга. Большая часть погибла. Остальные послали наконец от себя к хивинскому хану просить, чтоб он их принял и спас от голодной смерти. Хивинцы приехали за ними, забрали всех и отвели рабами в свой город. Там они и пропали, Шамай же, несколько лет после, привезен был калмыками в яицкое войско, вероятно для размена. С тех пор у казаков охота к дальним походам охладела. Они мало-помалу привыкли к жизни семейной и гражданственной. Впервые в совместный с регулярной армией поход в Хиву яицкие казаки отправились с экспедицией князя Бековича-Черкасского в 1714—1717 годах. Яицкие казаки составляли 1500 человек из четырёхтысячного отряда, отправившегося из Гурьева вдоль восточного берега Каспия к Аму-Дарье. Поход, бывший одной из авантюр Петра I, сложился крайне неудачно. Более четверти из состава отряда погибли из-за болезней, жары и жажды, остальные либо погибли в боях, либо пленены и казнены, в том числе и начальник экспедиции. К яикским берегам смогли вернуться лишь около сорока человек. После поражения астраханский генерал-губернатор Татищев решил вывести воинские гарнизоны с Яика. Но казаки смогли убедить царское правительство оставить Яик под своим контролем, взамен обещали за свой счёт обустроить границу. Началось строительство крепостей и форпостов вдоль всего Яика. С этого времени началась пограничная служба яицкого войска, время вольных набегов закончилось. Впоследствии, после подавления русскими войсками под руководством Суворова восстания Пугачева в котором яицкое казачество приняло активное участие, в 1775 году Екатерина II издала указ о том, что в целях полного предания забвению случившейся смуты Яицкое войско переименовывается в Уральское казачье войско, Яицкий городок в Уральск (был переименован и ещё целый ряд населённых пунктов), даже река Яик была названа Уралом. Уральское войско окончательно утратило остатки былой автономии. В ходе Гражданской войны 1917—1921 годов уральское казачество поддержавшее Белое движение было ликвидировано и упразднено Советской властью. Большинство уральских казаков были физически ликвидированы или оказались в числе белоэмигрантских беженцев в Иране, Манчжурии и Китае.

Дальневосточное казачество[править | править код]

Первопроходцами Дальнего Востока были казаки, которые не только раздвинули пределы Русского Царства на Востоке, но и сформировали самобытные культурные традиции. Среди них можно выделить нескольких войсковых групп — амурских, забайкальских, уссурийских, камчатских и якутских казаков.

Возрожденное казачество[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Багновская, 2002.
  2. Голубовский, 1881.
  3. 1 2 Садиков, 1947, с. 132—166.
  4. 1 2 Ракитин.
  5. Гойзман.
  6. Facts about Cossack: habitation of Don River basin, as discussed in Don River (river, Russia): History and economy: — Britannica Online Encyclopedia
  7. Отчет о деятельности Противораскольнической и противоеретической миссии Донской епархии за 1903 г.
  8. Вургафт С. Г., Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, события, предметы и символы. Опыт энциклопедического словаря — М., 1996.

Литература[править | править код]

  • Пушкин А. С. История Пугачёва.
  • Краснов П. Н. История войска Донского. Картины былого Тихого Дона. — М.: Вече, 2007. — 448. — ISBN 5-9533-1614-3.
  • Алмазов Б. А. Казаки. — СПб: Золотой век; Диамант, 1999. — 79 с.
  • Астапенко М. П. Донские казаки 1550—1920. — Ростов н/Д: Логос, 1992.
  • Астапенко М. П. Край донской казачий… — Ростов н/Д: 1994.
  • Винников Н. Парадоксы донской истории — Ростов н/Д: 2005.
  • Корягин С. В. Генеалогия и семейная история Донского казачества
  • Лазарев С. Е. Советская власть и казачество: трансформации взаимоотношений (конец 1920-х – начало 1930-х годов) // Гражданин и право. 2016. № 11. С. 3–16.
  • Лазарев С. Е. Сергей Михайлович Сивков о жизни и о себе (Наши интервью с известными учёными) // Военно-исторический архив. 2016. № 6 (198). С. 75–84.