Конфликт на Китайско-Восточной железной дороге

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Это старая версия этой страницы, сохранённая Agent-marge (обсуждение | вклад) в 02:34, 26 декабря 2009. Она может серьёзно отличаться от текущей версии.
Перейти к навигации Перейти к поиску
Конфликт на КВЖД
KVZHD 1929 01.jpgБойцы РККА с захваченными Гоминьдановскими знамёнами
Дата 12 октября22 декабря 1929
Место Китай
Итог Разгром китайских войск.
Хабаровский протокол.
Противники

 СССР

 Китайская Республика

Командующие

Союз Советских Социалистических Республик Блюхер Василий Константинович

Китайская Республика (Тайвань) Чан Кайши
Китай Чжан Сюэлян

Силы сторон

См. Силы сторон

См. Силы сторон

Потери

Союз Советских Социалистических Республик 281 человек убито
Союз Советских Социалистических Республик 729 человек ранено

Китайская Республика (Тайвань) 7 кораблей уничтожено
Китайская Республика (Тайвань) более 2000 человек убито
Китайская Республика (Тайвань) 1000 ранено
Китайская Республика (Тайвань) более 8550 взято в плен

Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Конфликт на КВЖД (Дальневосточный конфликт) — советско-китайский вооружённый конфликт, произошедший в 1929 году после захвата Чжан Сюэляном контроля над Китайско-Восточной железной дорогой, являвшейся совместным советско-китайским предприятием. В ходе последующих боевых действий Красная армия разгромила противника. Подписанный 22 декабря Хабаровский протокол положил конец конфликту и восстановил существовавший до столкновений статус дороги.

Предыстория конфликта

После революции в России Китайско-Восточная железная дорога стала объектом спора крупнейших мировых держав. В 19181920 Япония пыталась овладеть дорогой, на Вашингтонской конференции только протест Китая и не приглашенной к обсуждению РСФСР, а также разногласия среди стран-участниц конференции не позволили достигнуть соглашения об установлении интернационального контроля над ней.

1924 стал годом установления дипломатических отношений СССР со многими капиталистическими странами: Великобританией, Францией, Японией, Италией. 31 мая этот список был пополнен Китаем. При этом КВЖД признавалась совместным советско-китайским коммерческим предприятием. В Китае в то время продолжалась гражданская война. На юге страны с центром в Кантоне существовало правительство Гоминьдана, возглавляемое Сунь Ятсеном, на севере — в Пекине — другое правительство, бывшее, однако, игрушкой в руках десятка военных губернаторов, которые вели борьбу за контроль над ним на территории от Янцзы до границ СССР.

В марте 1925 Сунь Ятсен умер. Новый лидер Гоминьдана Чан Кайши начал поход на север. После того, как он завершил завоевание Северного Китая в июне 1928 года и перевел столицу в Нанкин, все Великие державы признали его правительство, кроме СССР. При этом Маньчжурия фактически оставалась под контролем сына Чжан ЦзолиняЧжан Сюэляна.

Чжан Цзолинь одно время получал от японцев товары и оружие, но в 1928 решил порвать с ними и был убит. Чжан Сюэлян присоединился к Чан Кайши, чтобы пользоваться его покровительством в отношениях с японцами (он отказался платить Японии по займам отца).

Именно силы Чжан Сюэляна были непосредственными участниками боевых действий против СССР. Считается, что к агрессии его подтолкнул Чан Кайши, которого, в свою очередь, вынуждали на это русские эмигранты-белогвардейцы и правительства западных держав, желающие испытать боевые качества Красной армии и ослабить позиции СССР в регионе. Характерно что незадолго до этого в 1927 году был проведён ряд враждебных акций против советских посольств и торговых представительств в Великобритании, Германии, Польше и Китае. Так 26 мая 1927 года Великобритания разорвала дипломатические и торговые отношения с Советским Союзом.

Силы сторон

Китайские войска в окопах, КВЖД, 1929 г.

Находящаяся под началом Чжан Сюэляна Мукденская армия насчитывала 300 000 человек. Она была сосредоточена в основном по четырём направлениям:

Также под командованием Чжан Сюэляна было 70 тыс. белогвардейцев и 11 кораблей Сунгарийской флотилии.

Советские войска насчитывали лишь 18 521 чел., однако были лучше вооружены и подготовлены.

Хронология событий

Начальный этап

Самолёты Р-1 19-го авиационного отряда «Дальневосточный Ультиматум», 1929 г.

Начиная с декабря 1928 года маньчжурские власти начали предпринимать попытки по захвату КВЖД. После пропагандистской кампании в прессе китайская полиция Харбина 22 декабря захватила телефонную станцию КВЖД.

29 декабря был спущен флаг КВЖД, состоящий из китайского, пятицветного наверху и советского красного внизу. Вместо него был вывешен флаг Гоминьдана.

В начале 1929 года китайские власти потребовали, чтобы распоряжения советского управляющего дорогой согласововались с китайскми советниками. 2 февраля 1929 года советская сторона предложила правительству в Мукдене обсудить наметившиеся разногласия. Но встреча советского генерального консула в Харбине Бориса Мельникова с Чжан Сюэляном окончилась взаимными обвинениями и ссорой.

27 мая 1929 года китайская полиция ворвалась в помещение советского генерального консульства в Харбине и захватила часть документов. Некоторые из них были наполовину сожжены. Среди захваченного имущества были найдены две искусно сделанные печати, которые использовались для того, чтобы запечатывать письма и посылки с пропагандистскими материалами и отсылать их под видом американских и японских почтовых отправлений. Под предлогом того, что в консульстве проходила встреча работников {[Коминтерн]]а, были арестованы 80 человек, в том числе 42 сотрудника консульства.

31 мая заместитель Наркоминдела Карахан передал китайскому поверенному в делах в Москве Hsia Wei-sung ноту протеста и потребовал немедленного освобождения арестованных и возвращения захваченного имущества.

1 июня китайские дипломаты покинули Москву.

9 июля президент совета директоров КВЖД Lu Jung-huan назначил члена совета директоров Fan Chikuan заместителем управляющего КВЖД. Лю потребовал, чтобы начальниками всех ключевых отделов на дороге стали китайцы, и чтобы все распоряжения советского управляющего заверялись подписью Фэна. Когда управляющий КВЖД Емшанов отказался выполнять распоряжение Лю, китайские власти 10 июля захватили телеграф, через который советские работники направляли сообщения в Москву, закрыли Торгпредство, Далгосторг, Совторгфлот, нефтяной и текстильный синдикаты и штаб-квартиру железнодорожного профсоюза. Начались аресты советских работников КВЖД под предлогом того, что они занимались коммунистической пропагандой.

11 июля Лю уволил Емшанова и всех начальников отделов и немедленно заменил их китайцами или принявшими китайское подданство белоэмигрантами. Это было сделано под предлогом нарушения Емшановым и другими советскими служащими статьи 6 Советско-китайского соглашения от 1924 года (пропаганда, направленная против политической и социальной системы Китая, планы по свержению китайского правительства, уничтожение КВЖД и пр.).

Британский военный атташе полковник Г. Бэдхэм-Торнхилл (G.Badham-Thornhill) утверждал, что истинная причина захвата дороги китайцами заключалась в том, что КВЖД под управлением Советов начала приносить намного меньше прибыли. В 1924 году доход КВЖД составлял 11 миллионов рублей, в 1926 г. -- почти 20 млн. руб., а начиная с 1927 года начал неудержимо падать. В 1927 г. - меньше 10 млн. рублей, в 1928 году - менее 5 млн. руб., хотя канадские и американские эксперты утверждали, что КВЖД способна приносить до 50 млн. золотых рублей ежегодно. (Данные Otto Mossdorf, "Der Mandschuriche Konflikt des Jahres 1929, 50-63).

13 июля Карахан выслал китайской стороне (правительствам в Мукдене и Нанкине) ноту протеста. В ней указывалось на незаконность действий китайских властей. Там же отмечалось, что маньчжурские войска предвинулись к советской границе и есть основания предполагать, что Мукден планирует заслать на территорию СССР отряды белогвардейцев. В связи с этим СССР заявлял решительный протест и обращал внимание китайской стороны на исключительную серьезность положения. Там же выражалась готовность советской стороны решить конфликт мирным путем, если граждане СССР будут освобождены, а противоправные действия прекращены. В противном случае Китаю будут грозить серьезные последствия.

Нота протеста осталась без последствий. По словам американского консула в Харбине китайские власти "заставили себя поверить в то, что советкие власти никогда не перейдут от слов к делу".

15 июля генерал Chang Ching-hui, гражданский администратор особой зоны, приказал передать все библиотеки КВЖД с сотнями тысяч ценных книг в распоряжение Китайской администрации по просвещению. ПО его распоржению подразделение КВЖД, отвечающее за вопросы земельной собственност, присоединялось к Китайской земельной администрации, а 12 скотобоен и 2 санитарные станции национализировались. Между тем заместитель управляющего Фэн закрыл отделы по делам пароходств и рационализации труда, после чего последовало массовое увольнение советских служащих.

16 июля китайская сторона прислала ответ на ноту Карахана, в котором говорилось о том, что Китай вынужден пойти на меры по поддержанию общественного порядка, и действия властей северных провинций являются ответными мерами на противоправные действия советской стороны с тем, чтобы "локализировать конфликт". Там же указывалось, что в СССР были арестованы без предъявления обвинений тысячи китайских эмигрантов и торговцев и тысячи оставшихся на свободе китайцев поставлены в условия, в которых они не имеют возможности зарабатывать себе на жизнь. Аресты советских граждан и захват КВЖД направлены на то, чтобы прекратить коммунистическую пропаганду в Китае и предпринять должные меры к защите общественного порядка и спокойствия. Китай согласен отпустить советских служащих КВЖД, если СССР отпустит всех китайских граждан, арестованных по политическим мотивам, и если всем китайским гражданам, торговцам и организациям будет гарантирована должная защита.

17 июля советская сторона направила ответ, в котором нота нанкинского правительства признавалась неудовлетворительной. Действия китайской администрации на КВЖД не порицались, а оправдывались и истинная причина всего случившегося не коммунистическая пропаганда, а захват железной дороги. В виду невозможности решить конфликт, СССР отозвал всех своих дипломатических, консульских и торговых представителей и выслал из страны китайских официальных лиц. Ответственность за случившееся была возложена на Нанкинское правительство.

19 июля китайское правительство опубликовало манифест, в котором объясняло другим державам свою позицию в конфликте.

Движение на железной дороге в районе станции Пограничная было остановлено 14 июля, а 17 июля на границе был остановлен транссибирский экспресс, следовавший из Харбина.

20 июля нанкинское правительство объявило о разрыве дипломатических отношений с СССР.

Военные действия

В течение следующих недель на границе велись активные маневры советских войск. Баражировали аэропланы, в районе станции Приграничной были установлены мощные прожектора. Под Благовещенском были проведены артиллерийские учения. Китайская сторона не делала никаких особых военных приготовлений, и приграничные районы в Китае охватила паника -- жители были уверены в скором советском вторжении.

22 июля Tsai Yun-sheng, поверенный мукденского правительства по иностранным делам в Харбине, обратился к советкому консулу Мельникову и предложил соглашение: советские служащие КВЖД будут освобождены, а конфликтная ситуация решена в порядке переговоров. В течение нескольких недель советская и китайская сторона обменивались депешами, что не дало результата (нанкинское правительство послушало немецких военных советников, которые утверждали, что СССР не в состоянии начать войну). Дальнейшие переговоры велись при посредничестве немецкого министерства иностранных дел.

7 августа была образована Особая Дальневосточная Красная Армия (ОДКА). В новой ноте от 28 августа СССР заявил что действия китайской стороны провоцируют войну. Она, как и ноты от 9 сентября и 25 сентября оставались без ответа в течение длительного времени. Между тем на границе постоянно происходили мелкие вооруженные конфликты, которые провоцировались поочередно каждой из сторон. Многие жители приграничной полосы организовали отряды самообороны, чтобы давать отпор как китайским, так и советским войскам.

С обоих сторон велась активная пропаганда: китайцы обвиняли красноармейцах в зверствах, а СССР китайцев - в субсидировании отрядов белогвардейцев. В обоих случаях имело место преувеличение. Независимое следствие не подтвердило фактов военных преступлений со стороны Красной армии, в то же время обвинения мукденского правительства в науськивании белогвардейцев на советские приграничные поселки были несостоятельны: Чжан Сюэлян фактически не контролировал партизанское движение на своей территории.

Танк МС-1 (Т-18), КВЖД, 1929 г.

12 октября началась Сунгарийская наступательная операция ОДКА. В ходе боя под Лахасусу 12-13 октября Амурская флотилия уничтожила 7 из 11 вражеских кораблей (в свое время конфискованных китайцами у Германии по окончании Первой мировой войны. На следующй день Лахасусу был взят. Китайские войска начали отступать в беспорядке по направлению к Фучину и советская кавалерия и пехота во время преследования уничтожили более 500 солдат и офицеров противника. Всего китайские потери составляли почти 1000 человек убитыми и ранеными.

Китайские солдаты, добравшись до Фучина принялись за грабежи магазинов и убийства гражданских лиц. В то же время Красная армия захватила крупные военные склады, в том числе большое количество продовольствия, но жалоб на ее действия от гражданских лиц не поступало. Более того, 16 октября на митинге было объявлено, что китайские солдаты могут вступить в ряды Красной армии и идти вместе с ней в направлении Хабаровска.

Существовала опасность, что китайские войска могут превзойти советские по численности в соотношении 3 к одному, поэтому командование Красной армии приняло решение начать наступательную операцию, чтобы разгромить противника до того, как он соберется с силами. Была выпущена директива, согласно которой советская сторона отказывается от каких-либо территориальных притязаний и намеревалась только разгромить армии милитаристов и освободить заключенных. Был сделан особый упор на то, что гражданские строения и организации не будут подвергаться нападению.

Вопреки ожиданиям мукденских властей и их западных союзников моральный дух красноармейцев был весьма высок. Политработники разучивали с солдатами специально сочиненные песни:

Вьются рельсы вдалеке

И колечком вьется дым.

Мы свою КВЖД никому не отдадим.


Мы дрались и будем драться,

Хоть не хочем воевать,

Мы заставим Чжана сдаться

И права наши признать.


Также в ходу были частушки:


Чан Кайши всегда воюет,

Но напрасно ждет побед:

Он воюет как торгует -

С перерывом на обед.


Показала свою прыть

Наша кавалерия.

Чан Кайши ночей не спит -

Стала дизинтерия.


Метко бьют винтовки наши,

Хорошо свистят клинки,

Эх, и всыпали мы каши

Вам, буржуйские сынки.


30 октября3 ноября в 60 км выше по течению Сунгари проведён второй этап Сунгарийской операции — Фугдинская операция.

Советское наступление на Трансбайкальском фронте было направлено на два укрепленных региона с центрами в Манчули (Manchuli) и Чалайноре (Chalainor). В этих района китайцы прорыли многие километры противотанковых рвов и построили мощные укрепления. Наступление в ходе Мишаньфусской операции началось в ночь на 17 ноября. Мороз стоял - около -20 градусов. Чтобы обеспечить эффект внезапности, были предприняты все меры к должной маскировке. Перейдя замерзшую реку Аргун, Красная армия атаковала китайцев на рассвете. Первая линия обороны была захвачена в течение нескольких минут. В то же время кавалерия перерезала железную дорогу у Чалайнора, так что китайские войска не могли ни отступить по ней, ни получить подкрепления. Оказавшись в ловушке, китайцы оказали бешеной спопротивление, несмотря на потери - почти весь китайский 14-й полк был убит. 18 ноября бойцы 35-й и 36-й стрелковых дивизий КА при поддержке танков сумели сломить сопротивление противника - прежде, чем замеченные с воздуха подкрепления успели подойти. Остатки китайских солдат были порублены кубанской кавалерийской бригадой.

Когда советские части вошли в Чалайнор, город находился в состоянии хаоса. Все окна выбиты, на улицах брошенное военное имущество. 19 ноября Красная армия повернула на Манчули; китайские укрепления южнее и юго-западнее Чалайнора были взяты через полтора часа.

Утром 20 ноября силы Вострецова окружили Маньчули и предъявили китайскми властям ультиматум. Город был захвачен; китайские потери составляли 1500 чел. убитыми, 1000 раненными и 8300 пленными. КА потеряла 123 человека убитыми и 605 ранеными. Командующий Северо-Западным фронтом Лян Чжуншян со своим штабом и более 250 офицеров Мукденской армии попал в плен.

Особое преимущество КА заключалось в использовании боевой авиации, которая сеяла панику среди китайцев. Когда начинались бомбежки, они разбегались кто куда и зачастую начинали грабить местных жителей.

Красная армия за все время конфликта потеряла убитыми и умершими от болезней 281 чел., ранено — 729 чел.

Хабаровский протокол

Чжан Сюэлян был готов подписать мир на советских условиях через 48 часов после начала вторжения. 19 ноября поверенный по иностранным делам Tsai Yun-sheng направил телеграмму представителю Наркоминдела в Хабаровске Симановскому о том, что два бывших сотрудника советского консульства в Харбине отправляются в сторону фронта Пограничная-Гродеково и просят, чтобы их встретили. 21 ноября двое русских Кокорин, прикомандированный к немецкому консульству в Харбине с тем, чтобы помогать советским гражданам после разрыва дипломатических отношений с Китаем, и Нечаев, бывший переводчик КВЖД, перешли на советскую сторону в районе станции Пограничной вместе с китайским полковником. Кокорин передал советским властям послание Tsai Yun-sheng, что тот уполномочен мукденским и нанскинским правительством приступить к немедленным мирным переговорам и просит СССР назначить официальное лицо для встречи с ним.

22 ноября Симановский передал им ответ советского правительства и три посланники направились назад в Харбин. В ответной телеграмме было сказано, что СССР готово пойти на мирное урегулирование конфликта, но считает невозможным вступать в переговоры на прежних условиях, которые были оглашены через правительство Германии 29 августа, пока Китай не признает status quo ante на КВЖД на основе Пекинского и Мукденского соглашений 1924 г, не восстановит в должности советского управляющего дорогой и не отпустит всех арестованных. Как только СССР получит подтверждение выполнения данных условий, все китайские заключенные, попавшие под арест в связи с конфликтом на КВЖД, также будут отпущены, а советская сторона примет участие в мирной конференции. Чжан Сюэлян выразил согласие - его ответ пришел в Наркоминдел 27 ноября. Литвинов ответил в тот же день и попросил Чжан Сюэляна направить своего представителя в Хабаровск.

3 декабря 1929 года представитель Китая Tsai Yun-sheng и Симановский подписали предварительное соглашение. 5 декабря Чжан Сюэлян телеграммой подтвердил согласие с его условиями. 13 декабря Tsai Yun-sheng прибыл в Хабаровск, имея при себе документы, уполномочивающие его вести переговоры от мукденского и нанкинского правительства. Было объявлено, что полномочия Lu Jung-huan как президента КВЖД прекращаются с 7 декабря, его замещает Ho Fu-mian. Симановский объявил, что советское правительство назначает генеральным управляющим дорогии Юлия Рудого, а Денисова - его заместителем. 22 декабря был подписан Хабаровский протокол по которому КВЖД вновь признавалась совместным советско-китайским предприятием. 30 декабря Рудый и Денисов приступили к выполнению своих обязанностей.

Последствия

После подписания Хабаровского протокола все военнопленные и арестованные в связи с конфликтом на КВЖД были отпущены на свободу, а советские войска выведены с территории Китая. Последний отряд вернулся в СССР 25 декабря 1929 года. Одной из челей советской стороны в данной войне было убеждение китайского населения в том, что Советский Союз - друг китайского народа. Военнопленных, перевезенные под Читу, хорошо кормили; среди них работали опытные политические работники, которые агитировали китайских солдат за советскую власть. На бараках красовались лозунги на китайском языке "Мы и Красная армия - братья!". В лагере выходила стенгазета под названием "Красный китайский солдат". Уже через два дня 27 китайских военнопленных подали заявления о вступлении в Комсомол, а 1240 человек подали заявление с просьбой оставить их в СССР. Вскоре нормальная работа КВЖД была восстановлена. В 1931 Манчжурия была окончательно оккупирована Японией и после многочисленных провокаций в районе дороги КВЖД была продана Маньчжоу-Го в 1935.

Литература

См. также

Шаблон:Войны России