Политическое участие

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Явка избирателей на президентских выборах в США с 1824 по 2008 год.
Тенденции к снижению участия населения развитых стран в конвенциональных формах политического участия стали предметом широкого внимания исследователей

Политическое участие (англ. participation) — понятие в политической науке и политической социологии, в самом широком смысле означающее деятельность граждан, направленную на выбор политиков, а также принятие и претворение в жизнь политических решений.

Проблемное поле политического участия включает такие темы, как теория гражданства, выборы, политический активизм и политическая мобилизация. В последнее время большое распространение получили исследования политического насилия и новых социальных движений. При этом в свою очередь, как правило, рассматривается как одна из форм политического поведения.

Концептуальные рамки[править | править код]

Наиболее влиятельное определение политического участия было дано в 1972 году С. Вербой и Н. Наем; оно понималось исследователями как легальная деятельность частных граждан, направленная на выбор правительственных работников и принятие политических решений[1]. Милбрэт и Гоэль определяли политическое участие схожим образом, как «деятельность, направленную на поддержку или влияние на правительственные решения»[2]. В те же годы, тем не менее, существовали и более расширительные толкования концепта. Ш. Арнстейн, разрабатывая свою лестницу гражданского участия, писала о политическом участии вообще как о «категориальном термине для власти граждан»[3].

В целом, классические определения политического участия сходятся на трёх отличительный чертах, присутствующих во всех определениях:

  1. Акцент на политической активности или конкретных политических действиях.
  2. Акцент на добровольности или по крайней мере необязательности этой активности.
  3. Акторы, вовлечённые в политическое участие, — это граждане, действующие на непрофессиональной основе.

В остальном большинство авторов расходится, из-за чего в литературе циркулируют отличающиеся по своим концептуальным рамкам определения политического участия[4].

Ранние определения не учитывали пассивные формы участия, а также политическое насилие и многое другое, и в литературе появились более широкие трактовки понятия, включавшие в себя пассивные, агрессивные, не связанные с работой правительственных структур и другие прежде не учитываемые формы политического участия[5].

Наиболее актуальные наблюдения акцентировали внимание на расширении не только круга форм политического участия, но и различения их по причинам и мотивации граждан. П. Норрис различала «citizen-oriented politcs», основанную на понятии гражданства и выражающуюся, соответственно, в поддержке политических партий и голосовании на выборах, и «cause-oriented politcs», связанную с конкретными событиями или информационными поводами или проблемами в общественно-политической повестке, но не с долговременной партийной привязанностью и направленностью на правительственную политику[6].

Формы политического участия[править | править код]

Ранние типологии политического участия тесно связаны с тем, что авторы включали в это понятие. Милбрэт и Гоэль в своём анализе американской политики выделяли 3 модуса политического участия по степени вовлечённости в политический процесс, каждому из которых соответствуют отдельные виды деятельности.

  • «Равнодушные» (англ. apathetics) — граждане, не включённые в политический процесс.
  • «Зрители» (англ. spectators) — граждане, поддерживающие своё участие в политике на низком (минимальном) уровне. К таковым относятся «коммуникаторы», «специализирующиеся» на личных контактах, а также голосующие на выборах и неравнодушные патриоты. В число «зрителей», согласно выводам Милбрэта и Гоэля, входило абсолютное большинство в американском обществе.
  • «Гладиаторы» — активные участники политического процесса. Участники политических протестов, общественные активисты, члены партий и участники предвыборных кампаний[2].

Верба и Най включали в число форм политического участия голосование на выборах, общественную работу, работу в предвыборных штабах и контакты с политическими лидерами[7].

В зависимости от характера политического участия Макс Вебер также создал классификацию участников политической сферы общества:

  1. Политики по случаю. Это люди, которые осуществляют своё политическое участие нецеленаправленно, а постольку, поскольку подобные политические действия совершаются массово. Обычно такими «политиками» становятся избиратели, которые вне процедуры голосования не заинтересованы в политической деятельности. К таким же политикам можно отнести и людей, участвующих в референдумах или иных массовых политических процессах.
  2. Политики по совместительству. Эти люди участвуют в политической жизни помимо выборов и референдумов, могут становиться членами избирательных комиссий и др. Однако политика не является их основной формой активности, они занимаются ею «по совместительству» с основным родом занятий.
  3. Политики по призванию. Такие люди занимаются целенаправленным политическим участием, баллотируются в ходе выборов, имеют чёткие мотивы и желания относительно политики.

Кроме того, была составлена классификация участников политической жизни и на основе более полного списка характеристик: заинтересованности в политике, осведомлённости и степени вовлечённости. Автор классификации - Е. Вятр.

  1. Активисты. Эти люди сильно заинтересованы в политике, их политическая активность осуществляется на разных уровнях и в разных сферах.
  2. Наблюдатели. Такие субъекты заинтересованы в политике, активно изучают новости, однако не принимают прямое участие в политической жизни.
  3. Критики. От наблюдателей отличаются критики, обладающие высокой осведомлённостью о политических реалиях, однако также активно обсуждающие, критикующие проводимый властью курс.
  4. Пассивные участники. Данные субъекты политики обычно не выражают активного интереса к политической жизни, не участвуют в политических акциях, однако могут участвовать в качестве избирателей в выборах, а также выражать недовольство, если политика власти будет активно противоречить их интересам и влиять на уровень жизни.
  5. Аполитичные. В отличие от пассивных участников, аполитичные субъекты могут активно выражать свою позицию против политики, дистанцироваться от неё, чтобы не принимать в ней никакого участия. [8]
В качестве новых форм политического участия признаются и политические граффити

Принципиально иной подход использовал М. Ольсен[9]. Будучи сторонником плюралистской теории власти, исследователь использовал в качестве главного критерия классификации ролей в политическом участии распределение политической власти между этими ролями: политические лидеры обладают доступом к широкой власти, активисты обладают ею по узким вопросам, тогда как большинство граждан пользуются ею коллективно, посредством выборов; маргиналы не участвуют в распределении власти[10].

Мотивы политического участия:

  1. Защита собственных интересов индивидом, повышение уровня благосостояния;
  2. Приверженность определённой идеологии;
  3. Рационально-правовой мотив: подчинение политическим нормам;
  4. Действия в соответствии с социальным статусом;
  5. Гуманистические мотивы, стремление к совершенствованию социальной и политической системы;
  6. Стремление к достижению социального равенства;
  7. Стремление к распределению социальных благ и расширению доступа к материальным и социальным благам;
  8. Депривация — недовольство нынешним положением дел.

По характеру политических действий политическое участие также можно условно разделить на традиционное и нетрадиционное. Под первым понимаются такие действия, которые обсуловлены самими институтами подитической сферы жизни общества (участие в выборах и референдумах, митингах, демонстрациях и т.д., обращения граждан к представителям органов власти и др.) Нетрадиционное же участие выражается в действиях, которые нетипичны для политических процессов, часто не вытекают логически из целей участников, являются необычными (например, многие формы ненасильственного протеста, такие как сидячие забастовки, организованное молчание и др. являются примерами такого нетрадиционного поведения).[8]

Эмпирические выводы[править | править код]

За прошедшие десятилетия политическая наука сделала некоторые наблюдения относительно паттернов политического участия в различных культурных, социальных и политических контекстах и в разные временные промежутки.

Ещё в сравнительном исследовании Вербы, Ная и Кима 1978-го года было показано, что даже в либеральных демократиях уровень политического участия относительно невысокий, и, к тому же, оно распределено неравномерно: в формы активности, помимо выборов, вовлечена незначительная часть населения[11].

Исследование Марша (2008) на данных из современной Великобритании сфокусировалось на проверке концепции Бэнга и принципа «Think globally, act locallyruen» и привело к положительным результатам[12].

Определённый массив литературы посвящён исследованиям политического участия в условиях «cause-oriented politics». Исследование движения «Захвати Уолл-стрит» показало, что оно совмещало в себе как старые формы участия с их ориентацией на оппозиционные установки и тенденции к солидарности, так и новые, не-идеологичные, а также «проективные идентичности»[13][14].

Факторы политического участия[править | править код]

Существует ряд переменных, в зависимости от которых представители различных обществ и государств проявляют разный уровень политической вовлечённости.

Одним из главных факторов является социальный статус человека, а также уровень его доходов, жизни в целом. Так, люди более высокого положения в целом сильнее заинтересованы в политике, более склонны участвовать в ней, прежде всего потому, что зачастую социальный статус коррелирует с уровнем образования, а также с наличием ресурсов, необходимых для политического участия.[8]

Факторы снижения политического участия[править | править код]

Существует целый ряд причин, по которым политическая вовлечённость граждан может снижаться. Одним из факторов такой тенденции может стать демократизация общества в том смысле, что она способствует большей прозрачности жизни политических элит. Если в предшествовавшие эпохи жизнь людей, обладавших властью, была практически полностью скрыта от народа, что способствовало сакрализации властепредержащих, то сегодня все негативные стороны жизни элиты находятся в свободном доступе. Это вызывает негативную оценку элиты гражданами, которая экстраполируется на всю политическую сферу жизни, что приводит к дистанцированию от неё и неучастию.

Кроме того, сильно снижается политическое участие и от излишней бюрократизации государственного аппарата. Многоуровневая система сдержек политической инициативы граждан приводит к инертности политической системы по отношению к их запросам, что делает попытки влиять на неё бессмысленными. Кроме того, чиновничий аппарат берёт на себя подавляющее число всех функций по регуляции общественной жизни, и политическое участие граждан перестаёт быть необходимым.[15]

Примечания[править | править код]

  1. Verba, Nie, 1972, p. 2.
  2. 1 2 Milbrath, Goel, 1977.
  3. Arnstein, 1969, p. 216.
  4. van Deth, 2016.
  5. Conge, 1988, p. 242.
  6. Norris, 2007.
  7. Dobratz, 2012, p. 202.
  8. 1 2 3 Н. Баранов. Политическое участие.
  9. Olsen, 1982.
  10. Dobratz, 2012, pp. 202-204.
  11. Verba et al., 1978.
  12. Marsh, 2008.
  13. Проективная идентичность (англ. project identity) — новая идентичность, переопределяющая позицию её носителей в обществе и стремящаяся к резким сменам социальной структуры. См. Castells M. The Power of Identity: The Information Age: Economy, Society, and Culture. — New York: John Wiley & Sons, 2010.
  14. Jensen, Bang, 2013, pp. 457-458.
  15. Миронов А. В. Социальное дистанцирование и политическое участие // Идеи и идеалы. — 2016.

Литература[править | править код]

  • Arnstein S. R. A Ladder Of Citizen Participation // Journal of the American Planning Association. — 1969. — № 4. — P. 216-224. — doi:10.1080/01944366908977225.
  • Conge P.J. The Concept of Political Participation: Towards a Definition // Comparative Politics. — 1988. — № 2. — С. 241-249. — doi:10.2307/421669.
  • van Deth J. What is Political Participation? // Oxford Research Encyclopedia of Politics. — 2016. — doi:10.1093/acrefore/9780190228637.013.68.
  • Dobratz B., Waldner L.K., Buzzell T. Chapter 6: Political Participation // Power, Politics, and Society: An Introduction to Political Sociology. — Routledge, 2012. — С. 189-225. — ISBN 9780205486298.
  • Jensen M.J., Bang H.P. Occupy Wall Street: A New Political Form of Movement and Community? // Journal of Information Technology & Politics. — 2013. — № 10. — С. 444–461. — doi:10.1080/19331681.2013.803948.
  • Marsh D. New Forms of Political Participation: Searching for Expert Citizens and Everyday Makers // British Journal of Political Science. — 2008. — № 38. — С. 247-272. — doi:10.1017/S0007123408000136.
  • Milbrath L.W., Goel M.L. Political Participation: How and Why Do People Get Involved in Politics?. — Chicago: Rand McNally College Pub. Co., 1977. — ISBN 0528650955.
  • Norris P. Political Activism: New Challenges, New Opportunities // R. J. Dalton, H.-D. Klingemann The Oxford Handbook of Political Behavior. — New York: Oxford University Press, 2007. — P. 724–743.
  • Olsen M. Participatory Pluralism: Political Participation and Influence in the United States and Sweden. — Chicago: Nelson-Hall, 1982. — 318 p. — ISBN 9780882297118.
  • Verba S., Nie N.H. Participation in America: Political Democracy and Social Equality. — New York: Harper and Row, 1972. — 428 p.
  • Verba S., Nie N.H., Kim J. Participation and Political Equality: A Seven-Nation Comparison. — Chicago: University of Chicago Press, 1978. — 394 p. — ISBN 9780226852980.