Хлеб и солдаты

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хлеб и солдаты (яп. 麦と兵隊 Муги то хэйтай) — песня времён второй японо-китайской войны (1937—1945). В ней рассказывается о солдате японской армии, который вместе со своей частью марширует через равнины Китая к городу Сюйчжоу, который планируется захватить. В названии упоминается слово «муги», обозначающее любой хлебный злак: пшеница, ячмень, рожь, овёс и т. п. В контексте песни — характерные для Китая и непривычные для японцев обширные поля злаковых культур.

Песня основана на одноимённой военной повести писателя Асихэя Хино, сопровождавшего японские войска на фронте[1]. Повесть Хино публиковалась по главам в журнале «Кайдзо» (яп. 改造) и описывала личные впечатления автора от изнурительных маршей и боёв за Сюйчжоу, охватывая период с 4 по 22 мая 1938 года[2]. Осознав популярность повести, армейский информационный корпус заказал поэту-песеннику Масато Фудзите написать на её основе песню о войне в Китае. Фудзита подчинился и написал слова для песни из пяти куплетов. Армейское начальство осталось очень недовольно первой строчкой, которая в начальной редакции читалась как «о, я жив, я жив, я жив, мама…» (яп. ああ生きていた生きていた生きていましたお母さん аа, икитэ ита, икитэ ита, икитэ имасита, окаа-сан). Такие мысли, по мнению начальства, были недостойны японского солдата, которому надлежало помышлять исключительно о смерти за императора, поэтому первая строчка была изменена. Музыку для «Муги то хэйтай» написал композитор Носё Омура. Певец Таро Сёдзи записал песню на лейбле Polydor Records, и в декабре 1938 года пластинки с ней поступили в продажу[3][4].

Песня, по мнению некоторых армейских чинов, оказалась недостаточно воинственной и пропагандистской даже несмотря на правку слов. В ней не высказывалась ни надежда на победу, ни стремление захватить город, ни даже одобрительные слова в адрес солдат, совершающих изматывающий ночной переход по грязи и под дождём. Делались попытки отделить такие «немужественные» песни от официальной песенной пропаганды, которая только и имела право называться словом «гунка», путём именования их «песни воюющей страны» (яп. 軍国歌謡 гункоку каё:), «песни военного времени» (戦яп. 時歌謡 сэндзи каё:) или «песни нации» (яп. 国民歌謡 кокумин каё:). Однако в народной памяти японцев эти бюрократические различия не сохранились: по японской традиции и одобренные, и неодобренные правительством песни относятся к жанру «гунка»[5].

Текст[править | править код]

Оригинальный текст Нормализация Построчный перевод

「徐州徐州と人馬は進む
徐州居よいか住みよいか」
洒落た文句に振り返りゃ
お国訛のおけさ節
髯が微笑む麦畑

友を背にして道なき道を
往けば戦野は夜の雨
「すまぬすまぬ」を背中に聞けば
「馬鹿を言うな」とまた進む
兵の歩みの頼もしさ

腕をたたいて遥かな空を
仰ぐ瞳に雲が飛ぶ
遠く祖国を離れ来て
しみじみ知った祖国愛
友よ来て見よあの雲を

眼ひらけば砲煙万里
鉄の火焔の狂う中
夕陽ゆらゆら身に浴びて
独り平和の色染める
麦の静けさ逞しさ

往けど進めど麦また麦の
波の深さよ夜の寒さ
声を殺して黙々と
影を落として粛々と
兵は徐州へ前線へ

«Дзёсю: Дзёсю: то дзимба ва сусуму,
Дзёсю: иёи ка, сумиёи ка»
Сярэта монку ни фурикаэря
О-кунинамари но окэсабуси
Хигэ га хохоэму мугибатакэ

Томо о сэ ни ситэ мити наки мити о
Юкэба сэнъя ва ёру но амэ
«Суману, суману» о сэнака ни кикэба
«Бака о иу на» то мата сусуму
Хэй но аюми но таномосиса

Удэ о татаитэ харука на сора о
Аогу хитоми ни кумо га тобу
То: ку сококу о ханарэкитэ
Симидзими ситта сококуаи
Томо ё, китэ миё ано кумо о

Манако хиракэба хо: эн банри
Тэцу но хоно: но куруу нака
Ю:хи юраюра ми ни абитэ
Хитори хэйва но иро сомэру
Муги но сидзукэса, такумасиса

Юкэдо сусумэдо муги мата муги но
Нами но фукаса ё, ё но самуса
Коэ о короситэ мокумоку то
Кагэ о отоситэ сюкусюку то
Хэй ва Дзёсю: э, дзэнсэн э

«На Сюйчжоу, на Сюйчжоу идут люди и лошади,
Хорошо ль житьё в Сюйчжоу?»
Оборачиваешься на переделанную фразу
Из народной песни, исполняемой провинциальным говором[комм. 1],
И улыбаешься в усы, а кругом хлебные поля.

Неся на спине товарища, идёшь
По бездорожью, и на поле битвы льётся ночной дождь.
«Извини, извини», — доносится из-за спины.
«Не мели чушь», — отвечаешь ты и идёшь дальше.
Поступь солдата надёжна.

Хлопая руками, поднимаешь глаза
На далёкое небо и видишь, что в нём плывёт облако.
Уехав далеко от родины,
Испытываешь к ней проникновенную любовь.
Эй, дружище, поди посмотри на это облако.

Разинутыми глазами смотришь на бескрайние пространства, объятые пороховым дымом,
Где бушует огонь и железо.
А дрожащее солнце заливает
Тебя одного мирным светом,
И среди хлебных полей царит непоколебимый покой.

Сколько ни иди вперёд, всё будут поля да поля
С бегущими по ним волнами злаков, и ночной холод.
Над этими полями умирает голос
И тени опускаются на них в торжественной тишине,
А солдаты идут на Сюйчжоу, на фронт.

Примечания[править | править код]

  1. Переделанная фраза происходит из народной песни «Садо окэса» (яп. 佐渡おけさ). Окэса — тип народных песен, обычно представляющих собой диалог между влюблёнными мужчиной и женщиной, «Садо окэса» — наиболее известная из них. Первая строчка её выглядит так: «К острову Садо, к острову Садо склоняются даже деревья и травы. Хорошо ль житьё на Садо?» (佐渡へ、佐渡へ佐渡へと草木もなびくよ。 佐渡は居良いか、住み良いか). Садо (остров) расположен у западного побережья Японии и административно относится к префектуре Ниигата. В средние века считался очень удалённым местом.
  1. 現在は、社会批評社から『土と兵隊』と併せて出版されている(ISBN 4-907127-02-2
  2. Karen Laura Thornber. Empire of texts in motion: Chinese, Korean, and Taiwanese transculturations. Harvard University Press, 2009, ISBN 978-0-674-03625-3, p. 189
  3. NHKスペシャル 従軍作家たちの戦争 - NHK名作選(動画・静止画) NHKアーカイブス
  4. NHK従軍作家たちの戦争」(14.08.2013放送)に詳細が取り上げられている
  5. Junko Oba To Fight the Losing War, to Remember the Lost War: The Changing Role of Gunka, Japanese War Songs in Richard King Global Goes Local: Popular Culture in Asia, 2002, UBC Press, ISBN 978-0-7748-0875-0, p. 236

Ссылки[править | править код]