VII закрытый Пленум Центрального Комитета Компартии Латвии (7-8 июля 1959 г.)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Национал-коммунисты в Советской Латвии, Эстонии и Литве[править | править код]

Советская Латвия[править | править код]

11 июня 1953-го года в рамках ещё неотмененных «национальных реформ» по коренизации республик Запада СССР вышел приказ Л. Берия о незамедлительном открытии в Риге оперативного училища МВД (150 курсантов годичного цикла) и школы милиции (350 человек в год). Все места предназначались для латышей-комсомольцев или членов партии, обучение должно было начать с 1 сентября 1953 года только на латышском языке.

В послевоенной Советской Латвии сформировалась группа «национал-коммунистов», идеологами которой стали послевоенный комсомольский лидер Паулс Дзерве, 1-й секретарь Рижского горкома партии, а затем 1-й заместитель председателя Совета Министров ЛССР Эдуардс Берклавс, 2-й секретарь ЦК КПЛ Вилис Круминьш. Дзерве П. составил и распространили документ «Перспективы народного хозяйства Латвийской ССР», где выступал против строительства в республике крупных предприятий, и, соответственно, завоза рабочей силы, считая что Латвия должна остаться аграрной страной с преимущественно хуторским типом ведения хозяйства.

Под лозунгами национал-коммунизма, руководители Советской Латвии в тесение всех 1950-х гг. проводили в республике политику «мягкой силы»: всем руководящим кадрам, а также лицам, общающимся с населением (милиция, коммунальные службы, торговля) в 2-летний срок освоить латышский язык, под законодательной угрозой понижения в должности или увольнения, была ограничена прописка в Риге военных и членов их семей.

На XIV съезде КПЛ, состоявшемся в конце января 1956 года, незадолго до доклада Хрущева на XX cъезде, «национал-коммунисты» Советской Латвии открыто оппонировали гостям сьезда из Москвы — заместителю заведующего отделом партийных органов ЦК КПСС по союзным республикам Ф. Яковлевым, заведующему сектором того же отдела В. Гориным. В том же ключе выспупил и министр сельского хозйства ЛССР Александр Никонов. На съезде был «национализирован» состав Центрального Комитета — из 118 человек латышами стало 82 (69,5 %).

Республиканская партийная организация во главе с ЦК КП Латвии выступила против ряда работников, проводивших откровенно националистическую линию в вопросах подбора и расстановки кадров. Эти «работники, прикрываясь заботой о выдвижении национальных кадров, игнорировали ленинский принцип подбора кадров — по их политическим и деловым качествам и исходили прежде всего из их национальной принадлежности. Такое механическое выдвижение кадров по национальному признаку принесло немало вреда. Националистически настроенныеработники добивались того, чтобы в г. Риге была прекращена прописка граждан из других республик. По вине Э. Берклава в 1956 году Рижским горкомом партии было принято совершенно ошибочное решение об обязательном изучении руководящими работниками в двухгодичный срок латышского языка. В вузах Латвии значительно, не пропорционально национальному составу населения, было сокращено обучение на русском языке. Националистически настроенные работники выступали против подготовки кадров в вузах республики для других районов нашей страны. Они выступали против открытия в г. Рига Политехнического Института, несмотря на то, что многие отрасли промышленности республики остро нуждались в высококвалифицированных специалистах. Выразители коммунистических националистических взглядов не понимали прогрессивных процессов слияния социалистических наций, не понимали прогрессивности миграции и ассимиляции населения нашей страны, без чего развитие отдельных советских республик привело к национальной замкнутости, затормозилось продвижение к коммунистическому обществу. Все эти националистически настроенные лица после июльского Пленума ЦК КП Латвии 1959 г. получили строгие партийные взыскания и были освобождены от руководящей работы. Решения Пленума были обсуждены во всех первичных партийных организация х республики. Среди населения республики была проведена широкая разъяснительная работа по разоблачению буржуазного национализма и узколобого местничества. Была проведена большая работа по улучшению пропаганды принципов пролетарского интернационализма.»[1]

9 июня 1959 года в Латвию прибыл председатель Совета Министров СССР Н. С. Хрущев вместе с руководителем ГДР Вальтером Ульбрихтом. 10 июня 1959 года Хрущев и Ульбрихт посетили завод ВЭФ и колхоз «Сарканайс октобрис» в Цесиском районе. Хрущев принял участие в совещании руководящих партийных работников Латвии. Прямо во время визита Хрущев получил огромное количество жалоб на увольнения и лишения жилья по национальному признаку от лиц не титульной нациии нации.[2]

В июле в Латвии началась большая чистка руководства. На пленуме ЦК Компартии Советской Латвии многие высокопоставленные партийные и советские чиновники были обвинены в проведении буржуазно-националистической политики и вскоре лишились своих высоких постов. В отставку отправились первые лица Латвии: партийный секретарь Янис Калнберзин и председатель правительства Лацис.

«Письмо 17 латышских коммунистов»[править | править код]

В январе 1972 года письмо было опубликовано на латышском языке в январском номере социал-демократической газеты «Свобода». В то же время его содержание начали передавать на Радио Свобода . Письмо было опубликовано 29 января в крупнейшей шведской ежедневной газете Dagens Nyheter.[3], о том, что в Латвии политика Компартии отошла от «истинного» социализма, под которым Национал-коммунисты Советской Латвии, авторы письма, понимали крайне упрощённо трактуемую ими политику «коренизации».

В мае 1988 года ЦК Латвийской Компартии (ЛКП) создал комиссию, закончившую свою деятельность осенью того же года с сообщением, в котором были оценены события 1959 года и часто высказывались предложения по их предотвращению. Однако из всех предложений реализовано было только одно — опубликовать стенограмму пленума 7-8 июля 1959 года. На 25-ом конгрессе ЛКП 6-7 апреля 1990 года было выдвинуто предложение отменить постановления июльского пленума, но это не получило поддержки большинства.

«Эстонское дело»: «борьба с национализмом» и кадровая чистка в Эстонии конца 1940-х — начале 1950-х гг. [4][править | править код]

Смотри также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. А. Пельше. Об интернациональном воспитании трудящихся // Коммунист Советской Латвии. № 9, 1959; А. Э Восс. Воспитывать трудящихся в духе пролетарского интернационализма и дружбы пародов // Газ. «Советская Латвия» от 10 июня 1960 г.; В. Круминьш. Деятельность Коммунистической партии Латвии по подготовке кадров в период завершения строительства социализма (1953—1958) // Учёные записки Латвийского Государственного Университета им. П. Стучки. Т. 50. 1963, с. 195—198
  2. «Новости дня», Рига, № 24/1959
  3. The 17 Latvian Communist Protest Letter
  4. Национализм в послевоенной Эстонии

Источники[править | править код]