Генерал Мороз

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Генерал Зима наступает на немцев. Первая полоса «Le Petit Journal» 9 января 1916 года

Генерал Мороз — расхожее представление о российском климате в зимний период как о решающем факторе, влияющем на неудачи западноевропейских армий во время военных (боевых) действий на территории России, мифический генерал. Одно из первых произведений в русской литературе на тему связи зимы и поражения неприятеля в России — военно-историческая статья 1835 года Д. В. Давыдова «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?»[1], где Давыдов опровергает данную теорию. Данные представления вошли в массовую культуру в виде клише генерал Мороз и генерал Зима[2][неавторитетный источник?], аналогичных генералу Грязь (распутица). Клише использовалось как противниками России (французскими генералами 1812 года), так и союзниками (во время войны 1812 года, Первой мировой войны).

Климатический фактор в истории войн в России[править | править вики-текст]

Вторжение шведских войск[править | править вики-текст]

Осенью 1708 года в ходе Северной войны войска Карла XII вели боевые действия против русской армии Петра I в Малороссии. Наступившая зима стала самой холодной в Европе за 500 лет[3]. Шведские войска, лишённые также снабжения, были загнаны на зимние квартиры и терпели жестокие лишения. Мороз был таким сильным, что даже птицы замерзали на лету[4].

Вторжение наполеоновской армии[править | править вики-текст]

«Отступление Наполеона из России». Адольф Нортен

Отечественная война 1812 года началась с вторжения 610-тысячной Великой армии Наполеона. По мере продвижения, главная часть войска таяла из-за оставления заслонов и гарнизонов, и к Бородинскому сражению Наполеон имел 150—160 тысяч человек. По мере отступления от Москвы потери росли и до морозов, но, грянув в конце октября, они застали французов в Смоленске, где были отмечены массовые случаи замерзаний насмерть и обморожений конечностей. Тысячи французов, изнурённые болезнями, плелись за немногими боеспособными частями[5][п 1] В мемуарах французских военачальников и исторических произведениях 1810 — 1830-х годов «русская зима» и «Генерал Мороз» нередко выступали как основные причины поражения Наполеона. Сам Наполеон и его маршалы позже искали «объективные» причины поражения, ссылаясь на мороз и на неправильное, с их точки зрения, «невоенное» ведение войны, пытаясь оправдаться в потере 552 тысяч человек и свыше 1200 орудий[7]. Однако, зима наступила не только не раньше обычного, но даже позже. Температура до сражения под Красным (15 — 18 ноября) изменялась от −3°С до −8°С, а 18 ноября наступила оттепель, продолжавшаяся до сражения на Березине (26 — 29 ноября). И только сразу после Березины ударил мороз ниже −20°С. В 1835 году против такой французской трактовки событий выступил генерал 1812 года и писатель Денис Давыдов в своей военно-исторической статье «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?», в которой, опираясь целиком на факты, показал, что решающий разгром французской армии произошёл при сравнительно мягкой погоде[п 2], а морозы наступили после того, как наполеоновское войско «в смысле военном» уже не существовало.

Итак, во все время шествия французской армии от Москвы до Березины, то есть в течение двадцати шести дней, стужа, хотя и не чрезвычайная (от двенадцати до семнадцати градусов), продолжалась не более трех суток, по словам Шамбре, Жомини и Наполеона, или пяти суток, по словам Гурго.

Между тем французская армия при выступлении своем из Москвы состояла, по списку французского главного штаба, отбитому нами во время преследования, из ста десяти тысяч человек свежего войска, а по словам всех историков кампании, представляла только сорок пять тысяч по прибытии своем к берегам Березины. Как же подумать, чтобы стодесятитысячная армия могла лишиться шестидесяти пяти тысяч человек единственно от трех- или пятисуточных морозов, тогда как гораздо сильнейшие морозы в 1795 году в Голландии, в 1807 году во время Эйлавской кампании, продолжавшиеся около двух месяцев сряду, и в 1808 году в Испании среди Кастильских гор, в течение всей зимней кампании, скользили, так сказать, по поверхности французской армии, не проникая в средину ее, и отстали от ней, не разрушив ни ее единства, ни устройства?

Все это приводит нас к тому уверению, что не стужа, а другое обстоятельство — причиною разрушения гигантского ополчения.

Давыдов Д. В. «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?»[1]

В этой статье Давыдов приводит слова генерала Гурго, адъютанта Наполеона: «Что касается до сильной стужи, то меру ее определить можно тем, что Березина не была еще покрыта льдом во время переправы чрез нее». Французский генерал маркиз де Шамбре (в 1812 году капитан гвардейской конной артиллерии), попавший в русский плен в сражении при Березине, в своём исследовании, на которое ссылаются почти все поздние историки по наполеоновским войнам, «История экспедиции в Россию»[8] приводит подробные климатические условия и утверждает:

Не одна стужа расстроила и истребила французскую армию, потому что второй[п 3] и девятый[п 4] корпуса сохранили совершенный порядок, невзирая на претерпение такой же стужи, как и главная армия. Стужа, сухая и умеренная, сопровождавшая войска от Москвы до первого снега[п 5], была более полезна, нежели гибельна.

Вторжение гитлеровской коалиции[править | править вики-текст]

Марка «Разгром немецких войск под Москвой». Немец от мороза закутан в женскую одежду и платок

Воспоминания Гудериана: По плану «Барбаросса», войска Третьего рейха должны были завершить блицкриг до зимы 1941/1942. По этой причине зимнее обмундирование не было заготовлено в надлежащем количестве, а когда всё же войска оказались накрыты морозами, существующая одежда не могла быть доставлена с польских складов за сотни километров на фронт. Автомашины, локомотивы, орудия и бронетехника также не были готовы к жутким холодам, ознаменовавшим ту зиму, и регулярно выходили из строя или не заводились. Критический момент застал немцев в нескольких десятках километров от Москвы, когда у оставшихся танков закончилось горючее, а пехотинцы не могли заставить себя выйти на открытый воздух[9].

Однако, Гудериан в своих воспоминаниях явно лукавит. Согласно графику температур под Москвой в 1941 году впервые температура воздуха понизилась до −7° 4 ноября. Эта температура продержалась 3 дня, и затем поднялась до нуля. Температура воздуха опустилась на 15 — 18 градусов лишь на 3 дня (11 — 13 ноября) и в дальнейшем вновь находилась между границами в −5 — −10 градусов, значительно снизившись лишь к началу контрнаступления РККА[10].

В культуре[править | править вики-текст]

  • После поражения Наполеона 1 декабря 1812 года в Англии вышла карикатура «Генерал Мороз бреет маленького Бони» (англ. General Frost shaving little Boney), давшая начало образу непобедимого союзника русской армии[2].
  • В черновом тексте так называемой Десятой главы «Евгения Онегина» (1830) Пушкин упомянул русскую зиму в соответствующем контексте:

Гроза 12 года
Настала — кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский бог?

  • Роль русской зимы, губительной для немцев и австрийцев, возникала также в массовой культуре стран Антанты в Первую мировую войну (карикатура «Генерал Зима наступает на немцев» на первой странице французской газеты Le Petit Journal в 1916 году).
  • В фантастическом контексте выступает русская (преждевременная) зима в повести Михаила Булгакова «Роковые яйца». В главе этой повести под названием «Морозный бог на машине» аномальные русские морозы в августе уничтожают вылупившихся в лаборатории профессора Персикова мутантов — змей, крокодилов и страусов, размножившихся в чудовищных количествах, заполонивших ряд областей и наносящих поражения Красной Армии. Этот сюжет в изменённом виде заимствован[11] Булгаковым из романа Герберта Уэллса «Война миров», где начавшие уничтожать человечество марсиане внезапно гибнут от земных бактерий.
  • В романе Тома Кленси "Оперативный центр: Зеркальное отражение" упоминается, что в 1941 году немцы были разгромлены под Москвой "не без помощи морозов, доходивших до – 200° по Фаренгейту". Это составляет -128,9° по Цельсию, и на 39,6° ниже абсолютного рекорда холода, зафиксированного в Антарктиде

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Именно с этим временем связывается начало обыкновения называть голодных и замёрзших французов, как и прочих солдат-оборванцев Великой армии, словом «шаромыжник», созвучным фр. cher ami (любезный/дорогой друг) – стандартным обращением во французском языке. Само слово «шаромыжник», вопреки расхожему мнению, существовало и ранее (шарить, шаромыга)[6].
  2. Ряд сражений, в том числе: Тарутинский бой 18 октября, под Полоцком 18 — 20 октября, под Малоярославцем 24 октября, под Вязьмой 3 ноября, под Ляхово 9 ноября, под Красным 15 — 18 ноября, на Березине 26 — 29 ноября.
  3. 2-й корпус Удино (7 — 9 тыс.), стоявший против Витгенштейна около Полоцка и не ходивший на Москву.
  4. 9-й корпус Виктора (10 — 14 тыс.), только в сентябре прибывший в Россию и брошенный против Витгенштейна.
  5. 4 ноября, на следующий день после сражения под Вязьмой пошёл первый снег. На переходе от Москвы до Вязьмы температура от 0°С до −3°С.

Источники[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Давыдов Д. В. «Мороз ли…», 1835
  2. 1 2 Генерал Мороз. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. Составитель Вадим Серов (9 декабря 2011). — Локид-Пресс, 2005 г. ISBN 5-320-00323-4, 2003 г. ISBN 5-320-00427-3. Проверено 6 февраля 2013. Архивировано из первоисточника 12 февраля 2013.
  3. Luterbacher, Jürg; Dietrich, Daniel; Xoplaki, Elena; Grosjean, Martin; Wanner, Heinz. European Seasonal and Annual Temperature Variability, Trends, and Extremes Since 1500 (англ.). Science Magazine Vol. 303 no. 5663 pp. 1499-1503 (5 March 2004). doi:10.1126/science.1093877. Проверено 6 февраля 2013. Архивировано из первоисточника 12 февраля 2013.
  4. Северная война (1700—1721)
  5. Тарле Е. В. «Нашествие»
  6. Орлов Денис. Правда ли, что слова «шаромыжник» и «шваль» появились благодаря французам (31 августа 2012). Проверено 6 февраля 2013. Архивировано из первоисточника 12 февраля 2013.
  7. Клаузевиц «1812 год», 1937
  8. Histoire de l’expédition de Russie by Georges marquis de Chambray
  9. Гейнц Гудериан. Воспоминания немецкого генерала. — М.: Центрполиграф, 2008. — С. 268-292. — 574 с.
  10. График изменения температур в Москве ХI-XII 1941 г
  11. «Роковые яйца» // Б. В. Соколов. Булгаковская энциклопедия, М., «Локид-МИФ», 1996

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]