Сексуальная культура Японии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Современная сексуальная культура в Японии тесно связана с традиционной японской культурой и теми социально-экономическими преобразованиями, которые нация пережила в XX веке.

Традиционная сексуальная культура[править | править вики-текст]

Сюнга периода Мэйдзи. Мужчина с европейской причёской занимается любовью с женщиной в традиционном японском костюме

Сексуальная культура в Японии на протяжении веков развивалась отдельно от континентальной Азии. В Японии доминирующей религией является синтоизм, который не считает сексуальную связь греховной и не воспрещает её. Японская официальная (конфуцианская) культура осуждала любовь как слепую страсть, но подконтрольный сознанию секс такого возмущения не вызывал. В отличие от христианского Запада, где проповедовалось сексуальное воздержание, в Японии придерживались другой точки зрения, базировавшейся на принципах даосизма. Чтобы достичь счастья долгой жизни, человеку необходимо стремиться к гармоничному взаимодействию инь и ян (японское «ин» и «ё»). Для этого надо было развивать тело, средством для чего служил секс. Женщина понималась как младший инь, то есть нечистый инь, потому что даже в самой пассивной женщине присутствует активный элемент ян. Дополнительный элемент питает и укрепляет основной. Инь олицетворяло влагалище и жидкость, увлажняющую женские половые органы. Поскольку совокупление было одним из главных путей к небесам, не было причин окружать его молчанием. Женщине при таком подходе уделялось огромное внимание. Женская инстанция инь считалась неисчерпаемой. Мужчина обязан был довести женщину до оргазма. Питание мужчины субстанцией инь должно было поступать от различных женщин. «Если мужчина постоянно меняет женщин, с которыми имеет сношения, от этого будет большая польза»[1]. В выборе женщин для этих целей существовали определённые правила. Девушка не обязательно должна быть красива, но она должна быть приятна, хорошо воспитана, маленького роста и с хорошими формами, с короткой шеей и маленькой ножкой. От неё требовалась мягкость, покорность, целомудренность и порядочность.

Гармонию инь и ян передавали откровенно эротические изображениями полового акта как в литературной, так и в изобразительной форме (работы Утамаро «Любовный сюжет», Корусай «Монахиня с любовником» и т. д.). Вместе с этим обнажённое тело, ровно как и любовные отношения, никогда не являлись предметом «высокого искусства», эстетического любования. Японцы не создали ничего подобного античной культуре, где предметом изображения являлось тело как таковое. Высокая литература и поэзия эпохи Токугава были напрочь лишены любовной составляющей, а столь популярные «весенние картинки» имели скорее сугубо практическое назначение, нежели эстетическое. Их никогда не вешали на стены, где традиционно главное место занимали картины и каллиграфические рисунки.

В Средние века элита широко практиковала полигамию, а в среде простого населения были широко распространены добрачные половые контакты (ёбай[ja])[2]. В Японии вплоть до Реставрации Мзйдзи целомудрие девушки не являлось обязательным условием брака. Более того, часто случалось, что девушка, имевшая «успех» у городских мужчин, становилась желанной для многих односельчан, мечтавших взять в жёны опытную женщину, которая смогла бы раскрыть радости городской жизни. Достаточно своеобразно к целомудрию подходили и аристократы, которые не осуждали жену, если её первым мужчиной становился более влиятельный человек. И только среди военного сословия целомудрие было одним из условий брака. Если же невеста оказывалась не девственницей, то позор в первую очередь ложился на всю семью, а общество особенно осуждало её мать, так как именно она не смогла дать должного воспитания дочери[3].

С появлением европейских миссионеров, проповедовавших греховность человеческой плоти, сексуальная культура в Японии обрела новые табу. В 1883 году был издан закон, запрещающий содержание наложниц. Под большим влиянием западных идей стали формироваться правила морали и этикета для женщин, которые раньше распространялись лишь на представительниц самурайского класса.


Разделение социальных ролей[править | править вики-текст]

«Невинные» мужчины[править | править вики-текст]

На протяжении веков в японском обществе с его строгими нормами поведения мужское сексуальное желание являлось естественным и само-собой разумеющимся. По этой причине в случаях с любыми проявлениями мужской похоти (японцы используют термин сукэбэ[ja], то есть распутность), включая даже девиантные, такие как свиданиями зрелых мужчин со школьницами, продажа ношенного белья половозрелых девушек (бурусэра[ja]), приставаниями в общественном транспорте (тикан), осуждение вызывают лишь сами девушки и женщины, которые обладают «порочными» телами, однако ни в коей мере не сами мужчины, чьи сексуальность поощряется в любых формах, даже маргинальных.

«Непорочные» женщины[править | править вики-текст]

С начала эпохи Эдо японские мужчины стали строго разграничивать женщин на тех, которые могут являться объектом сексуального желания (гейши и проститутки), и тех, чьи тела лишены сексуальности (матери и жёны). «Женская сексуальность не могли идти рука об руку с материнством, — писала японская исследовательница Тиэко Арига. — Сексуальные женщины не должны были становиться матерями, а матери не могли быть сексуальными»[4].

В начале XX века в Японии стала насаждаться представления о «хорошей жене и мудрой матери»[en]. Согласно новым законам и сформированному в массовом сознании образу, положение благочестивой и целомудренной жены в семье сводилось к выполнению исключительно семейных обязанностей. Причём с юридической точки зрения даже внутри семьи женщина не обладала какими-либо правами: без согласия мужа она не могла занимать деньги, дарить и получать подарки т. д. По выражению профессора Хидэо Танаки[ja], правоспособность женщины мало чем отличалась от правоспособности умственно отсталого[5]. Женщины не могли подавать на развод, за измену мужу предусматривалось лишение свободы, тогда как в отношении подобных правонарушений со стороны мужчин закон оставался немым[6]. Слегка забитые и инфантильные жёны в представлении японцев выступали как партнёры по жизни, но не как объекты сексуального вожделения. Их участие в политической жизни страны осуществлялось посредством рождения и воспитания сыновей — новых солдат Империи. По этой же причине дом и внутренние покои не выступали в качестве сферы интимной, приватной жизни, а секс с женой был направлен на выполнение репродуктивной функции, а не на получение плотского удовольствия.

В послевоенное время строгое разграничение социальных ролей («жена-домохозяйка» и «муж-кормилец») привело к кризисному явлению в японских семьях, которое с одной стороны проявилось в кризисе отношений между супругами (в том числе и в сексуальном плане), а с другой — в смещении сексуального желания мужчин на молодых «девиантных» девушек, которые были продуктом тех самых несчастливых семей.

«Порочные» женщины[править | править вики-текст]

Институт проституток существовал в Японии на протяжении многих веков. В 1872 году был издан «Закон об освобождении проституток[ja]», позволявший последним уйти от эксплуатации сутенёрами. Впрочем дыра в законе привела к тому, что проститутки стали предоставлять услуги в частном порядке. В тот же период был наложен запрет на совместное купание в банях, продажу сюнги, а также оголение в публичном месте.

Сразу после окончания войны в Японию начали прибывать американские оккупационные войска. При совместном финансировании японского правительства и предпринимателей для них была учреждена Ассоциация специальных развлечений (Токусю иан сисэцу кёкай), а именно — сеть публичных домов, женщины для которых подбирались в сельской местности. Однако в связи с быстрым распространением венерических заболеваний военнослужащим было запрещено пользоваться этими заведениями. В январе 1946 г. оккупационные власти направили японскому правительству памятную записку об отмене системы проституции в Японии (Нихон ни окэру косе сэйдо хайси ни кансуру обоэгаки), Министерство внутренних дел уведомило губернаторов о необходимости введения запрета проституции. В январе 1947 г. был опубликован Императорский указ № 9 о наказании лиц заставляющих женщин заниматься проституцией (Фудзе ни байин сасэта моно надо-но сёбацу ни кансуру текуго). Таким образом в законодательном порядке система проституции была ликвидирована В ноябре 1951 г. 80 женских организаций по инициативе Христианского женского общества трезвости создали Совет против возрождения системы лицензированной проституции Косё сэйдо фуккацу кёгикай) и начали движение за преобразование Императорского указа № 9 в зякон Это движение продолжалось до 1956 года, когда был принят Закон о предотвращении проституции (Байсюн босихо).

В современной Японии в связи с действующим законом, который запрещает совершение полового акта за денежное вознаграждение, платные сексуальные услуги предоставляются в завуалированной форме.

Школьницы как социальный слой и их сексуальный образ[править | править вики-текст]

25-летняя порнозвезда Ай Химэно[ja]. Эксплуатация образа невинных школьниц — отличительная черта японской массовой культуры

Образ школьниц как представительниц модернизованного общества был сформирован в Японии ещё в начале XX века. В послевоенное время привлекательных для мужской аудитории образ молодых невинных девушек стал активно эксплуатироваться деятелями масс-культуры как в музыке, так и в кинематографе. Поп-идол 1970-х Момоэ Ямагути[en] приобрела известность в 13 лет, когда исполнила песню «Зелёный персик[ja]» с припевом «Делай со мной, что хочешь. Пусть все говорят, что я плохая». В кинематографе образ школьниц, подвергающимся насилию, в том числе сексуальному, стал активно эксплуатироваться с начала 70 гг. Одними из первых «розовых фильмов», произведённых крупнейшей кинокомпанией Nikkatsu[en], стали трилогия «Женская старшая школа» с Дзюнко Нацу[ja] в главной роли и «Доклад о старшей школе: Белая грудь Юко[en]» (1971). В следующем году компания Toei, главный конкурент Nikkatsu, запустила серию сексплотейшнов «Пугающая женская школа[en]» (1972—1973). Режиссёр Норибуми Судзуки[en] признавал: «Я делал то, что требовала от меня компания. Пожалуйста, не ищите в этих фильмах какого-то авторского самовыражения. Я был торговцем от индустрии низкопробного кино, ремесленником, свободным от идеологии». Кинокритик Тосио Такасаки[ja] так объяснял всплеск интереса киноиндустрии к школьницам: «Взять нечто чистое и невинное, вроде школьниц, и поместить их в не безневинную ситуацию — это мечта каждого мужчины». По его мнению, фильмы с голыми, подвергнутыми насилию школьницами были идеальной приманкой для киноаудитории, которая на 100 % состояла из мужчин. С начала 1990-х годов образ школьниц начала активно использоваться в порнографии.

В начале 1990-х годов на фоне острого экономического кризиса новое поколение молодых школьниц осознало «рыночную стоимость» своих тел, в результате чего распространение получила практика эндзё-косай — оплачиваемых свиданий, на которых мужчины среднего и старшего возраста проводят время с девушками, покупая их время за деньги и/или подарки. Среди причин этого явления исследователи называют становление общества потребления в Японии, которое повлекло за собой стремление молодых девушек к повышению социального статуса путём приобретения дорогих брендовых вещей, деньги на которые они не могут получить от родителей. Другой причиной стал неблагополучный семейный фон: во многих японских семьях отцы и матери редко принимают совместное участие в решении домашних проблем и воспитании детей.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Тэннэхилл Р. Секс в истории / Пер. с англ. А. И. Блейз. — М., 1995. — С.160.
  2. Ochiai, Emiko. Love and Life in Southwestern Japan: The Story of a One-Hundred-Year-Old Lady (англ.) // Journal of Comparative Family Studies. — 2011. — Vol. 42. — № 3.
  3. Дикарёв. С. В. Положение женщины в Японии в период правления сёгуната Токугавы // Гендерная история: pro et contra: Межвузовский сборник материалов и программ. СПб., 2000. С. 108—111
  4. Ariga, Chieko. Dephallicizing Women in Ryūkyō Shinshi : A Critique of Gender Ideology in Japanese Literature : [англ.] // The Journal of Asian Studies. — 1992. — Vol. 51, no. 3. — P. 576—577.
  5. Tanaka, Hideo (1980) 'Legal Equality Among Family Members in Japan — The Impact of the Japanese Constitution of 1946 on the Traditional Family System', South Carolina Law Review 53(2): 611—644.
  6. Garon, Sheldon (1997) Molding Japanese Minds: The State in Everyday Life, Princeton: Princeton University Press. — С. 99

Литература[править | править вики-текст]

  • Мещеряков, А. Н. Японское тело: к вопросу о приличиях // История и культура традиционной Японии 3 : сб. мат. конф. — М. : РГГУ, 2010. — С. 280—296.
  • Burns, Catherine. Sexual Violence and the Law in Japan : [англ.]. — L. : RoutledgeCurzon, 2005. — 215 p.
  • Ikenushi, Masako. Mizushobai Literature, Prostitution, and Comfort Women : [англ.] : [дис. … Doctor of Philosophy in East Asian Languages and Literatures] / Ikenushi, Masako (Ph.D.). — Irvine : University of California, 2007. — 280 p.
  • Inoue, Mariko. Kiyokata’s Asasuzu : The Emergence of the Jogakusei Image : [англ.] // Monumenta Nipponica. — 1996. — Vol. 51, no. 4. — P. 431—460.
  • Kinsella, Sharon. Schoolgirls, Money and Rebellion in Japan : [англ.]. — N. Y. : Routledge, 2014. — 238 p. — (Nissan Institute/Routledge Japanese studies series). — ISBN 9780415704106.
  • Ryang, Sonia. Love in Modern Japan : Its Estrangement from Self, Sex, and Society : [англ.]. — N. Y. : Routledge, 2006. — 176 p. — (Anthropology of Asia series). — ISBN 9780415770057.
  • Shamoon, D. M. Seductive Innocents, Beautiful Friends : Representations of Teenage Girls in Modern Japanese Fiction and Film : [англ.] : [дис. … Doctor of Philosophy in Japanese Language] / Shamoon, Deborah Michelle (Ph.D.). — Berkeley : University of California, 2005. — 357 p.
  • Suzuki, Michiko. Becoming Modern Women : Love and Female Identity in Prewar Japanese Literature and Culture : [англ.]. — Stanford, CA : Stanford University Press, 2010. — 248 p. — ISBN 9780804761970.