Баткин, Фёдор Исаакович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Фёдор Исаакович Баткин
Баткин, ФедорИ.jpg
«Революционный оборонец», агент адмирала Колчака, агитатор матрос Ф. И. Баткин
Дата рождения 1892
Место рождения Российская империя
Дата смерти 1923
Место смерти Крым, РСФСР
Принадлежность  Бельгия
 Российская империя
 РСФСР
Годы службы 1914—1920
Сражения/войны Первая мировая война;
Гражданская война
Награды и премии RUS Imperial Order of Saint George ribbon.svg

Фёдор Исаакович Баткин (1892, Российская империя — 1923, Крым, РСФСР) — матрос 2-й статьи, агент Главнокомандующего Черноморским флотом адмирала А. В. Колчака, «революционный оборонец», агитатор. Участник Первой мировой и Гражданской войн, георгиевский кавалер, участник Белого движения, первопоходник. Агент ВЧК.

Происхождение и учёба[править | править код]

По происхождению еврей. Родился в семье коммерсанта. Учился в Севастопольском реальном училище, однако был исключён из него за эсеровскую агитационную деятельность.

Довоенный период[править | править код]

С молодых лет увлекался социалистическими идеями. По политическим убеждениям эсер. В связи со своей революционной работой в 1910 году был вынужден уехать из России за границу из опасения ареста.

В 1914 году учился в Льежском политехническом университете.

Участие в Первой мировой войне[править | править код]

С началом Великой войны, возмущенный нападением Германии на Бельгию, вступил в бельгийскую армию добровольцем. Был несколько раз ранен, по этой причине демобилизовался.

Накануне Февраля 1917 года вернулся в Россию и пошёл добровольцем на фронт, где был награждён Георгиевским крестом 4-й степени «за то, что своим присутствием внес подъём духа, вступив в ряды гренадер, и в тяжёлый момент обходил окопы под сильным артиллерийским, пулеметным и ружейным огнём, воодушевляя солдат 13-го Лейб-Гренадерского Эриванского полка».[источник не указан 2665 дней]

«Революционный оборонец». Агент адмирала А. В. Колчака[править | править код]

Борющийся с пораженческой агитацией большевиков Главнокомандующий Черноморским флотом адмирал Колчак призывал переломить текущую тенденцию разложения армии и флота, к изменению в лучшую сторону духа армии и воссозданию дисциплины в войсках и прекращению для достижения этих целей «доморощенных реформ, основанных на самомнении и невежестве» для продолжения борьбы на фронтах Первой мировой войны. В результате Колчаку удалось поднять дух во флоте, родилась «Черноморская делегация», которая могла бы донести до остальной страны идеи национального единства во имя победы, достигнутые в Севастополе усилиями А. В. Колчака единство офицерства, матросской массы и горожан.

Адмирал Колчак зачислил Федора Баткина во флот в ходе формирования Черноморской делегации. Важным обстоятельством при выборе агента для контрпропаганды пораженчеству явились боевые заслуги отправившегося на фронт вместо безопасной жизни в Москве или Петрограде Баткина, даже на роль пропагандиста адмирал Колчак выбрал отважного и храброго солдата.

Так, во главе флотской Черноморской делегации[1] матрос Баткин отправился в Петроград, где выступал на митингах и собраниях с идеей продолжения войны до победного конца, участвовал в создании ударных частей. «С тех пор в столицах — на всевозможных съездах и собраниях, на фронте — на солдатских митингах раздавались речи Баткина» — писал генерал Деникин.

Выступив на заседании Московского Совета против большевистской идеи братания, Баткин назвал лозунг «Отечество в опасности!» тем лозунгом, «который совершенно справедливо и вовремя брошен в русские сердца и Черноморский флот, гарнизон и рабочие не могли не поднять своего голоса по этому поводу. Но голоса мало — нужно дело. Вот, с чем мы едем. Мы едем не только затем, чтобы призвать всех к единению, мы едем затем, чтобы, если будет нужно, отдать наши жизни там, на позициях, чтобы показать, как нужно умереть за свободную Россию. Черноморский флот говорит: пока мы живы, сепаратного мира не будет. Мы выйдем в родное Чёрное море, и оно похоронит нас, если бы это случилось». Речь Баткина было решено отпечатать в 2 млн экземпляров и распространять по всей России и на фронте.

Комендант Смольного матрос-большевик П. Д. Мальков свидетельствовал[2]:

Как-то явилась в Гельсингфорс делегация от Черноморского флота во главе с Фёдором Баткиным, именовавшим себя моряком-черноморцем. Этот Баткин был настоящим монархистом, черносотенцем, хотя и состоял в партии эсеров. Надо отдать ему должное, говорил он здорово, оратор был хоть куда. По случаю приезда черноморцев созвали на центральной площади митинг. Народу собралось тьма, со всех судов. Тут-то Баткин и разошёлся. Он начал честить большевиков на все корки, заявляя, что, мол, «у себя», на Черноморском флоте, они давно «избавились от этой заразы». Баткин ратовал за продолжение войны «до полной победы», требовал безоговорочной поддержки Временного правительства

Участие в Гражданской войне[править | править код]

В ноябре 1917 года Ф. И. Баткин возглавил отряд черноморских матросов-ударников, который прибыл в Могилёв для охраны Ставки Верховного Главнокомандующего[3]. После захвата Ставки отрядом революционных матросов Балтийского флота Ф. И. Баткин перебрался на Дон в формируемую генералами Алексеевым и Корниловым Добровольческую армию. Участвовал в Ледяном походе армии с Кубани на Дон.

Интересна характеристика, данная ему участником Ледяного похода

Кстати сказать, что «матрос» Баткин никогда не был матросом. Еврей или караим по происхождению, он явился в первые же дни революции на Черноморское побережье и устроился во флоте на должность «штатного оратора», по каковой должности и носил матросскую форму. На такое же амплуа он поступил и к Корнилову, непонятно по каким причинам терпевшему темного проходимца, далеко не чуждого большевистским правительственным сферам.

Александров Я. Белые дни, Часть 1-я – Вюнсдорф: Типография артели «Печатное искусство» в Вюнсдорфе, 1922. – 19-20с

После гибели генерала Корнилова был изгнан возглавившим Добровольческую армию Деникиным и препровождён в расположение большевиков[4].

Выгнанный же к большевикам Федор Баткин благополучно уцелел и весною 1920 года, чуя слабость Деникина, — красовался на митинговых подмостках волновавшегося Новороссийска.

Александров Я. Белые дни, Часть 1-я – Вюнсдорф: Типография артели «Печатное искусство» в Вюнсдорфе, 1922. – 19с

Некоторое время работал в «ОСВАГе» и проявлял активность в пропагандистской деятельности против большевиков.

В эмиграции[править | править код]

В 1920 году эмигрировал в Турцию, где работал журналистом и был завербован ЧК. По поручению советских властей помогал в убеждении генерала Слащёва вернуться в советскую Россию, организовал его приезд в Севастополь. В 1922 году нелегально приехал в Россию, в Крым, где Украинским ГПУ в июне того же года был арестован по обвинению в шпионаже и расстрелян.

Стихотворение Максимилиана Волошина, в котором упоминается Баткин[править | править код]

Матрос

Широколиц, скуласт, угрюм,
Голос осиплый, тяжкодум,
В кармане — браунинг и напилок,
Взгляд мутный, злой, как у дворняг,
Фуражка с лентою «Варяг»,
Сдвинутая на затылок.
Татуированный дракон
Под синей форменной рубашкой,
Браслеты, в перстне кабошон,
И красный бант с алмазной пряжкой.
При Керенском, как прочий флот,
Он был правительству оплот,
И Баткин был его оратор,
Его герой — Колчак.
Когда ж Весь черноморский экипаж
Сорвал приезжий агитатор,
Он стал большевиком, и сам
На мушку брал да ставил к стенке,
Топил, устраивал застенки,
Ходил к кавказским берегам
С «Пронзительным» и с «Фидониси»,
Ругал царя, грозил Алисе;
Входя на миноноске в порт,
Кидал небрежно через борт:
«Ну как? Буржуи ваши живы?»
Устроить был всегда непрочь
Варфоломеевскую ночь,
Громил дома, ища поживы,
Грабил награбленное, пил,
Швыряя керенки без счёта,
И вместе с Саблиным топил
Последние остатки флота.
Так целый год прошёл в бреду.
Теперь, вернувшись в Севастополь,
Он носит красную звезду
И, глядя вдаль на пыльный тополь,
На Инкерманский известняк,
На мертвый флот, на красный флаг,
На илистые водоросли
Судов, лежащих на боку,
Угрюмо цедит земляку:
«Возьмем Париж… весь мир… а после
Передадимся Колчаку»[5][6].

Примечания[править | править код]

  1. Смолин А. В. Два адмирала: А. И. Непенин и А. В. Колчак в 1917 г. — СПб.:"ДМИТРИЙ БУЛАНИН", 2012. — 200 с.: ил. ISBN 978-5-86007-700-3, стр.163
  2. Баткин Федор Исаакович
  3. Елизаров М. А. Левый экстремизм на флоте в период революции 1917 года и гражданской войны: февраль 1917 — март 1921 гг.. — СПб., 2007. — 578 с.
  4. Александров Я. Белые дни, Часть 1-я — Вюнсдорф: Типография артели «Печатное искусство» в Вюнсдорфе, 1922. — 19с (недоступная ссылка)
  5. Матрос
  6. По другой версии прототипом стихотворения являлся И. А. Назукин (Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Без победителей. Из истории Гражданской войны в Крыму. — Симферополь: Антиква, 2008. — С. 301. — 728 с. — 800 экз. — ISBN 978-966-2930-47-4.)

Библиография[править | править код]

Кручинин А. С. Адмирал Колчак: жизнь, подвиг, память. — М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2010. — 538+6 с. — ISBN 978-5-17-063753-9 (АСТ), ISBN 978-5-271-26057-5 (Астрель), ISBN 978-5-4215-0191-6 (Полиграфиздат)

Ссылки[править | править код]