Культурный поворот

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Культурный поворот — это изменения, произошедшие в начале 1970-х годов в гуманитарных и социальных науках, в ходе которых культура оказалась в центре современных дискуссий; понятие культурного поворота также описывает сдвиг от позитивистской эпистемологии в сторону смысла. Согласно Линетт Спиллмен и Марку Д. Джейкобсу (2005), культурный поворот является одной из основных тенденций в гуманитарных и общественных науках в последнее время[1]. По другой характеристике, культурный поворот включил в себя «огромное количество новых теоретических импульсов из областей, ранее лишь косвенно относимые к социальным наукам»[2], в особенности из постструктурализма, культурных исследований, литературной критики и различных форм лингвистического анализа, которые подчёркивали «причинную и социально конститутивную роль культурных процессов и систем сигнификации»[3].

Общая характеристика[править | править код]

Культурный поворот в конце XX века можно отнести либо к социальным изменениям, либо к изменению научного подхода в рамках академического знания. Согласно первому взгляду, в развитых обществах культура играет более значимую роль, что соответствует понятию постсовременности (постмодерну) как исторической эпохи, в которой «подчеркивается важность искусства и культуры для образования, морального развития, социальной критики и изменений»[3]. Согласно второму подходу, культурный поворот относится к изменениям в академических кругах, в ходе которых учёные помещают культуру и такие связанные с ним понятия, как смысл, познание, эмоции и символы в центр методологических и теоретических исследований. Некоторые утверждают, что изменения в академическом знании в сущности являются частью социальных изменений[3].

Культура определяется как «социальный процесс, посредством которого люди обмениваются смыслами, делают свой мир осмысленным, выстраивают идентичности и определяют свои убеждения и ценности»[3]. Или, согласно Георгу Зиммелю, культура относится к «формированию человека посредством внешних форм, которые были объективированы в ходе истории». Таким образом, культура интерпретируется довольно широко: от чисто индивидуалистического солипсизма до объективных форм общественной организации и взаимодействия.

В 1980-е годы культурный поворот привёл к настоящему «взрыву» различных форм «культурных исследований», «политики идентичности» и «мультикультурализму», что было ответом на изменения в структуре капитализма и в экономических, социальных и политических институтах[3].

Изменения в академическом знании[править | править код]

Одна из первых работ, где встречается термин «культурный поворот», — статья Джеффри Александера «Новое теоретическое движение» в энциклопедическом справочнике по социологии Нила Смелзера (1988).[4] Ещё до появления названия, в 1970-х годах появились основополагающие работы, способствующие и облегчающие поворот к культурным формам анализа: «Метаистория: историческое воображение в Европе XIX века» Хейдена Уайта (1973), «Интерпретация культур» Клиффорда Гирца (1973), «Надзирать и наказывать» Мишеля Фуко (1975), и «Набросок теории практики» Пьера Бурдьё (1972)[5].

Ранее в XX веке произошёл лингвистический поворот, возникший на основе работ Людвига Витгенштейна и Фердинанда де Соссюра, чьи критические идеи вбирает и развивает культурный поворот. Культурный поворот помог культурным исследованиям получить академический статус. Как утверждает британский историк Хизер Джонс, культурный поворот способствовал активному изучению Первой мировой войны. Ученые задались совершенно новыми вопросами о военной оккупации, радикализации политики, расах и мужском теле[6].

Социальные изменения[править | править код]

Культурный поворот можно рассматривать как исторический период, который означает отказ от прошлого и лишь косвенно связан с культурным поворотом в науке. С этой точки зрения[7],

Сама область культуры расширилась, соседствуя теперь с рыночным обществом таким образом, что культура больше не ограничена ранними, традиционными или экспериментальными формами, а повсеместно потребляется в повседневной жизни, в шоппинге, в профессиональной деятельности, в различных, часто телевизионных формах досуга, в производстве для рынка и в потреблении продуктов рынка, фактически в самых потаённых уголках повседневности. Социальное пространство сегодня полностью заполнено образом культуры.

После политизированных 1960-х годов возникли такие формы СМИ, как реклама, любительская фотография, жёлтая пресса и другие. Кроме того, СМИ стали мультикультурными, начали затрагивать все расы, этносы и возрастные группы, в противоположность более узко направленным СМИ, существовавшим ранее. Эти «новые медиа» постмодернистской Америки вызвали экспансию и дифференциацию культуры, которая стремительно расширилась через Интернет и социальные медиа.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Jacobs, Mark; Spillman, Lynette. Cultural sociology at the crossroads of the discipline (англ.) // Poetics : journal. — 2005. — Vol. 33, no. 1. — P. 1—14.
  2. Steinmetz, G. State/Culture: State-Formation after the Cultural Turn. — Ithaca, NY : Cornell University Press (англ.), 1999. — P. 1–2.
  3. 1 2 3 4 5 Steven, Best. Culture Turn (неопр.) // Blackwell Encyclopedia of Sociology. — 2007. — DOI:10.1111/b.9781405124331.2007.x.
  4. Alexander, Jeffrey. The New Theoretical Movement // Handbook of Sociology / Smelser, N. J.. — Beverly Hills, CA : Sage Publications, 1988. — P. 77–101.
  5. Beyond the Cultural Turn. — Berkeley : University of California Press (англ.), 1999.
  6. Heather Jones, «As the centenary approaches: the regeneration of First World War historiography.» Historical Journal (2013) 56#3 pp: 857—878
  7. Jameson, Fredric. The Cultural Turn: Selected Writings on the Postmodern, 1983-1998. — Brooklyn : Verso, 1998. — P. 111.

Ссылки[править | править код]