Мария Склирена

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Мария Склирена (греч. Μαρία Σκλήραινα; ум. ок. 1045, Константинополь) — византийская севаста, любовница императора Константина IX Мономаха.

По одной из версий — мать Мономахини и бабушка русского князя Владимира Мономаха.

Биография[править | править код]

Константин IX Мономах

Мария происходила из аристократического рода Склиров и была племянницей или двоюродной сестрой второй жены Константина Елены. С Марией Константин сошёлся после смерти Елены в середине 1030-х годов. Константин не вступил с ней в брак и по словам Пселла «склонил к незаконному сожительству племянницу покойной, красивую и вообще-то целомудренную девушку… то ли он соблазнил её подарками, то ли обольстил любовными речами, то ли воспользовался какими-то иными средствами».[1] Мария проявляла самоотверженную любовь к Константину и после его опалы и ссылки на Лесбос продала все свои имения, последовала за ним и прожила на острове семь лет.[2]

Мария надеялась, что Константин взойдёт на престол и вступит с ней в брак, но её надежды не оправдались. В 1042 году Константин становится византийским императором благодаря браку с Зоей Порфирородной. При этом он не забыл свою давнюю любовь и уговорил Зою вернуть Марию в столицу. Императрица направила любовнице своего мужа письмо, пообещав «благосклонный прием».[3] По приезде Марии выделии скромное жилище и небольшую свиту. Её дом император, чтобы иметь возможность навещать Марию, объявил своими палатами и начал его перестройку, приезжая надзирать за работами.

Вскоре Константин добился чтобы Мария была поселена в императорском дворце. Он даже уговорил Зою составить «грамоту о дружбе» и даровать Склирене титул севасты, в результате чего во дворце её стали именовать госпожой и царицей[4]. Иоанн Скилица сообщает, что 9 марта 1043 года народ начал протестовать против возвышения Склирены и вышел на улицы с криками: «Не хотим Склирену царицей, да не примут из-за неё смерть матушки наши Зоя и Феодора!»[5]. Усмирить толпу удалось только вышедшим на балкон дворца Зое и Феодоре.

Современник Марии Михаил Пселл дал ей следующую характеристику:

В её внешности не было ничего замечательного, но не давала она поводов и для осуждения или насмешек; что же касается её нрава и ума, то первый мог смягчить и камень, а другой способен был постичь что угодно; несравненной была и её речь: утончённая, украшенная цветами красноречия, ритмизированная, как у искусных ораторов; сладостные слова сами собой струились с её уст и придавали говорящей несказанную прелесть. Нередко покоряла она и моё сердце вопросами об эллинских мифах и сама добавляла, если ей довелось что-нибудь услышать по этому поводу от знатоков. Слух у неё был чутким, как ни у какой другой женщины, и связано это, как я полагаю, не с её природой, а с тем, что все кругом, и она знала это, судачили на её счет; слово, процеженное сквозь зубы, было для неё уже молвой, а шепот давал основания для подозрений.

— Михаил Пселл. Хронография. 6.LX

Около 1045 года Мария заболела и умерла: «лечение не помогало, грудь у неё болела, дышать ей было очень больно».[6] Константин тяжело переживал смерть своей возлюбленной, он похоронил её в Манганском монастыре рядом с гробницей, подготовленной для его погребения[7]. Пселл посвятил Марии длинную и выспреннюю стихотворную эпитафию.

Примечания[править | править код]

  1. Михаил Пселл. Хронография. 6.L.
  2. Литаврин Г. Г. Как жили византийцы
  3. Михаил Пселл. Хронография. 6.LIII.
  4. Михаил Пселл. Хронография. 6.LVIII-LIX.
  5. Иоанн Скилица. Обозрение истории, 434
  6. Михаил Пселл. Хронография. 6.LXIX.
  7. Норвич Д. История Византии — М.: АСТ, 2010. — С. 322.