Полезависимость и поленезависимость

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Полезависимость и поленезависимость (англ. field dependence field independence; field dependent / field independent perceptual style) — когнитивные стили выявленные Г. Уиткином в 1954 году, во время изучения им особенностей ориентации в пространстве у лётчиков. Данные характеристики отражают индивидуальные различия в доверии к зрительной и вестибулярной информации. Поленезависимость понимается, как возможность субъекта преодолевать влияние контекста, полезависимость же как зависимость от него.

Обычно, зрительная и вестибулярная информация не противоречат друг другу: восприятие нами вертикальных и горизонтальных линий в пространстве может, в равной степени, основываться как на восприятии зрительной, так и вестибулярной информации. Однако летчики чаще всего находятся в ситуации, когда информация о положении тела в пространстве противоречит зрительной: видимые из кабины самолёта объекты, находятся в одной системе горизонтальных и вертикальных линий, а кабина самолёта и, соответственно, положение собственного тела в другой, не соответствующей ей системе. В данном случае и проявляется зависимость или её отсутствие от поля.

Экспериментальные исследования Г. Уиткина[править | править код]

Ещё в первых исследованиях было выявлено, что результаты выполнения испытуемыми методик «Стержень — рамка», «Регулирование положения тела» и «Включенные фигуры», при проведении корреляционного анализа, оказались тесно связанными между собой. Поэтому Уиткин стал определять полезависимость/поленезависимость как «структурирующую способность в восприятии». При факторизации результатов тестов пространственной ориентации и перцептивного теста, диагностирующих полезависимость/поленезависимость, получается единый фактор вместе с субтестами «Кубики», «Сложение фигур» и «Недостающие детали» шкалы Векслера. По мнению Г.Уиткина это говорило о существовании общего когнитивного стиля, который получил название аналитические способности.

Изучая эту характеристику, Г. Уиткин выявил, что поленезависимых испытуемых можно разделить на две группы: устойчиво демонстрирующих поленезависимый стиль в разных ситуациях — фиксированных поленезависимых, склонных переходить на полезависимый стиль поведения из-за требований ситуации — мобильных поленезависимых.[1]

Стержень и рамка[править | править код]

Испытуемый, помещённый в затемнённую комнату, видит перед собой светящуюся рамку и находящийся в ней светящийся стержень. Экспериментатор находится в другой комнате и по определенной программе изменяет положение рамки и стержня. Задачей испытуемого является установка стержня, с помощью пульта, перпендикулярно по отношению к полу. Начальная ориентация и стержня и рамки от пробы к пробе менялись. В ходе данного теста измеряются отклонения стержня от истинной вертикали при приведении его в вертикальное положение. Чем данный показатель меньше, тем сильнее выражен независимый от поля стиль. Это связано с тем, что независимые от поля при ответе, в большей степени полагаются на положение собственного тела и более точны в этом тесте. Те, чьим когнитивный стилем является полезависимость, ориентируются на положение рамки, из-за чего подстраивают стержень с большим отклонением от перпендикуляра, поскольку рамка отклонена от вертикали[2].

Тест регулирования положения тела[править | править код]

Испытуемый сидит на стуле в маленькой освещенной комнате. В эксперименте варьировались угол наклона стула и угол наклона комнаты, которая выступала как его зрительное поле. В трёх сериях из шести стены комнаты и стул наклонены в одну сторону, в остальных в разные стороны. После изменения наклона стен комнаты, испытуемому предлагается привести стул в вертикальное положение.

С помощью теста корректирования положения тела определялось, на основании чего испытуемый воспринимает свое положение в пространстве как вертикальное. Показателем «полезависимости — поленезависимости» является величина отклонения от реального вертикального положения относительно земной поверхности. Соответственно, чем меньше отклонение от истинной вертикали, тем более выражена поленезависимость.

Тест вращающейся комнаты[править | править код]

В тесте вращающейся комнаты, испытуемый должен был придать себе и комнате вертикальное положение, но в отличие от предыдущего эксперимента, поле менялось из-за вращения испытуемого. Комната и стул постоянно находились в вертикальном положении.

В данном случае, к большей точности должна была приводить ориентация на зрительное поле, а не на собственное положение в пространстве. Поэтому, чем меньше угол отклонения от вертикального положения, тем больше выражен стиль полезависимости.

Тест включённых фигур[править | править код]

Тест «Включенных фигур»[1][3] — наиболее часто используемая методика для диагностики полезависимости-поленезависимости. Г. Уиткин создал его основываясь на аналогичной методике, разработанной К. Готтшальдом в рамках гештальт-психологии для изучения особенностей восприятия. Часть фигур из оригинального теста была усложнена, также были добавлены новые фигуры, для повышения сложности заданий использовалась цветомаскировка.

Испытуемым предлагается в тридцати замаскированных фигурах найти одну из пяти эталонных фигур и указать ее. Сложные фигуры предъявляются по одной. Фиксируется время поиска фигуры и количество ошибок. Быстрое и точное определение необходимой фигуры говорит о выраженной поленезависимости, а медленное и ошибочное характеризует полезависимость.

Проявления полезависимости и поленезависимости в общении[править | править код]

В обзорной статье Г.Уиткина и Д.Гуденафа[4] показано, что поленезависимые индивиды предпочитают держать большую дистанцию от собеседника, менее склонны к демонстрации своих чувств и раскрытию черт личности при общении с людьми. В ходе интервью склонны подчеркивать свою независимость скрещиванием pук на гpуди и принятием pасслабленной позы, показывают меньшую чувствительность к социальным намекам и худшую память на лица. Было показано, что полезависимые люди выбирают сферы деятельности, требующие частых социальных взаимодействий, тогда как поленезависимые, чаще предпочитают профессии, связанные с индивидуальным трудом, и соответственно, не требующих большого количества социальных контактов.

В той же статье Г.Уиткина и Д.Гудинафа приводятся результаты исследований авторов, использовавших социометрический метод, которые свидетельствуют о влиянии на выбор предпочтительного собеседника факторов пола и критерия выбора. Д.Карден выявил, что в группе детей 11 лет наибольшей популярностью обладали полезависимые девочки и поленезависимые мальчики. Похожие результаты были получены у дошкольников. Для подростков и взрослых более предпочтительными собеседниками, также оказывались полезависимые женщины и поленезависимые мужчины. Подобные результаты могут объясняется совпадением чеpт, присущих полезависимым (например, ориентация на общение, конформность, стремление быть ведомым) с чертами, которые общество определяет как типичные для женского пола, независимо от их возраста. И наоборот, от мужчин общество требует ориентации на интеллектуальную деятельность, независимость, доминантность, характерные для поленезависимых. Если пол и стиль совпадают, человек оценивается высоко, как соответствующий социальному стандарту.

Ш. Коpчин[5] обнаружил, что люди с одинаковым когнитивным стилем быстро находят общий язык и более приятны друг другу, как в процессе психотерапии, так и в обычных ситуациях общения. Например, соседи по палате показывают большую удовлетворенность друг другом, если их когнитивные стили совпадают. Большая часть пациентов уходит от психотерапевта с противоположным когнитивным стилем к концу второго месяца. Клиенты испытывают большую удовлетворенность консультациями, если имеют сходный когнитивный стиль с психотерапевтом. Однако, Ш. Коpчин отмечает, что сходство когнитивного стиля не является гарантией успеха психотерапии. Наблюдаются хорошие результаты и при несовпадении когнитивного стиля.

Взаимосвязь когнитивного стиля полезависимость — поленезависимость с интеллектуальными способностями[править | править код]

В исследовании М. Ниаз[6], наряду с групповым вариантом методики «Включенные фигуры», использовалась методика «Пересекающиеся фигуры». Испытуемому, отдельно друг от друга, в верхней части листа предъявляются простые геометрические фигуры, в нижней — те же фигуры, но одна наложена на другую так, что они образуют одну общую секцию. Задачей испытуемого является нахождение области взаимного пересечения простых фигур. По сочетанию высоких и низких показателей этих двух тестов были выделены четыре группы испытуемых.

Типы испытуемых в зависимости от соотношения показателей методик «Включенные фигуры» и «Пересекающиеся фигуры»
Методика «Включенные фигуры» Методика «Пересекающиеся фигуры»
Фиксированные ПНЗ Высокие Высокие
Фиксированные ПЗ Низкие Низкие
Мобильные ПНЗ Высокие Низкие
Мобильные ПЗ Низкие Высокие

В результате исследования было выявлено, что фиксированные поленезависимые показывали наиболее высокие результаты при выполнении теста Равена, то есть в аналитической интеллектуальной деятельности, тогда как мобильные полезависимые и поленезависимые были наиболее успешны в реальном интеллектуальном поведении, имели более высокие показатели тестов учебных достижений по биологии, математике и химии.

Д. Каннингхейм, С. Ридли и А. Кэмпбелл в своем исследовании[7] сравнивали показатель группового варианта методики «Включенные фигуры» с показателями когнитивной ригидности — гибкости по методике «Выбор формы». Испытуемому предъявляли 15 пар абстрактных визуальных символов, каждая из них включала фигуру с «хорошей формой» и дисгармоничную фигуру. Задачей испытуемого было выбрать более приятную фигуру. По сочетанию этих двух показателей были выделены четыре группы испытуемых, каждая из которых выполняла задания по интерпретации пословиц.

Типы испытуемых в зависимости от соотношения показателей методик «Включенные фигуры» и «Выбор формы»
Методика «Включенные фигуры» Методика «Выбор формы»
Фиксированные ПНЗ Высокие Предпочтение хорошей формы
Фиксированные ПЗ Низкие Предпочтение хорошей формы
Мобильные ПНЗ Высокие Предпочтение дисгармоничной формы
Мобильные ПЗ Низкие Предпочтение дисгармоничной формы

В результате исследования было выявлено, что поленезависимые испытуемые более успешны в интерпретации содержания пословиц, чем полезависимые. Однако, самые высокие показатели в этом виде интеллектуальной деятельности имели мобильные поленезависимые, а самые низкие результаты оказались у фиксированных полезависимых.

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

  1. Холодная М. А. Когнитивные стили. О природе индивидуального ума. 2-е изд.- СПб.: Питер, 2004.- 384 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»). ISBN 5-469-00128-8
  2. Егорова М. С. Психология индивидуальных различий. Издательство «Планета детей», 1997. ISBN 5-86065-016-7.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Witkin, H.A., Oltman, P.K., Raskin, E., & Karp, S. A manual for the embedded figures test. California: Consulting Psychologists Press, 1971.
  2. Witkin, H. A., & Asch, S. E. (1948). Studies in space orientation. IV. Further experiments on perception of the upright with displaced visual fields. Journal of Experimental Psychology, 38(6), 762—782. doi:10.1037/h0053671
  3. Witkin, H. A., Moore, C. A., Goodenough, D. R., & Cox, P. W. (1975). Field-dependent and field-independent cognitive styles and their educational implications. ETS Research Bulletin Series, 1975(2), 1-64. doi:10.1002/j.2333-8504.1975.tb01065.x
  4. Witkin, H. A., & Goodenough, D. R. (1977). Field dependence and interpersonal behavior. Psychological Bulletin, 84(4), 661—689. doi:10.1037/0033-2909.84.4.661
  5. Korchin, S. J. (1986). Field dependence, personality theory, and clinical research.
  6. Niaz, M. (1987). Mobility-Fixity Dimension in Witkin’s Theory of Field-Dependence/Independence and its Implications for Problem Solving in Science. Perceptual and Motor Skills, 65(3), 755—764. doi:10.2466/pms.1987.65.3.755
  7. Cunningham, D. M., Ridley, S. E., & Campbell, A. (1988). Performance of Field-Independent and -Dependent College Students, and Their «Fixed» and «Mobile» Subtypes, on Two Formats of a Cognitive Task. Perceptual and Motor Skills, 66(1), 311—317. doi:10.2466/pms.1988.66.1.311