Смотрим на чужие страдания

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Смотрим на чужие страдания» (2003) (англ. Regarding the Pain of Others) – книга американской писательницы Сьюзен Зонтаг. Последняя из работ, опубликованных при жизни писательницы. Книга является продолжением одной из ключевых работ Зонтаг – сборника эссе «О фотографии». Зонтаг вновь обращается к феномену фотографии, изменив угол рассмотрения данного феномена - в книге «Смотрим на боль других» фотография исследуется как способ визуальной репрезентации военных действий и насилия в современном обществе. Зонтаг пытается понять, какое воздействие оказывает на нас изображения чужих страданий, растиражированные в прессе [2].

Книга была нормирована на Премию Национального круга книжных критиков (National Book Critics Circle Award)3

«Смотрим на чужие страдания» опубликована на русском языке издательством «Ад Маргинем» в переводе Виктора Голышева в 2013 году.

Содержание

В книге представлен обзор истории изображения войны: описаны изменение способов получения снимков, связанных с эволюцией фототехники, а также стилистических и композиционных приемов – от наиболее ранних фотографий, сделанных во время Гражданской войны в США, до репрезентации современных войн конца XX века. Другая тема проходящая сквозь всю работу – политизированный характер военной фотографии и ее влияние на формирование идеологических установок.

Первые военные фотографии: об инсценировке и роли пропаганды

История военной фотографии берет начало со снимков Роджера Фентона, сделанных в разгар Крымской войны по заказу правительства с целью популяризации кампании. На снимках отсутствовали военные действия как таковые и состояли из постановочных кадров военного лагеря. Инсценированными были и более поздние работы, среди них и свидетельства Второй мировой войны – таковыми являются «Знамя Победы над Рейхстагом» Евгения Халдея «Воодружение флага над Иводзимой» Джо Розенталя. Лишь во второй половине XX века с появлением независимых фотожурналистов число постановочных кадров несколько сократилось. Одновременно с этим возникла цензура в военной фотографии. Автор упоминает феномен самоцензуры фотографов, в рамках которой устанавливались определенные правила фотографирования двух сторон, участвующих в конфликте. Зонтаг ставит вопрос о возможности доверия к подобным свидетельствам и вновь обращается к функциям фотографии, описанных в сборнике эссе «О фотографии». Автор напоминает, что фотография – всегда интерпретация. Являющаяся способом фиксации опыта и потому воспринимаемая обществом как подтверждение событий, она в реальности лишь репрезентирует субъективный взгляд, одну из версии событий. Кроме того, военные снимки, лишенные какого бы то ни было контекста могут быть истолкованы двояко – достаточно поменять подписи, например, на фотографии пострадавших во время атаки.

Образы насилия в современной культуре

В современном медийном пространстве фотоснимки войн и свидетельств жестокости помещаются на первые страницы новостных изданий – подобные изображения неизменно привлекают внимание: «фотография нацелена на поиски все более драматических образов, и это стало нормой в культуре, где шок - ведущий стимул потребления и источник ценности» [1]. Зонтаг упоминает иное свойство военной фотографии, провоцирующее повышенный интерес к сценам насилия – фотография, призванная показать далекие, недоступные взгляду рядового гражданина события и стать их «живым подтверждением», на самом деле лишь отдаляет смотрящего на картинку от изображаемого и создает ощущение безопасности, выступая в качестве своеобразного барьера между миром и хаосом. В заключение Зонтаг призывает обратиться к проблеме ответственности и власти: «Эти изображения предлагают обратить внимание, задуматься, выяснить, чем оправдывают необходимость массовых страданий те, у кого сила? Кто устроил это? Кто за это в ответе?» [1].


Литература

  1. Зонтаг С. Смотрим на чужие страдания. М.: Ад Маргинем, 2014. – 96 С.
  2. Leonard John. Not What Happened but Why. The New York Times.
  3. Conrad Peter. "What the eye can't see..". The Observer