Строгая теория

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Стро́гая програ́мма или стро́гая социоло́гия — концепция в социологии научного знания, развиваемая Дэвидом Блуром (David Bloor), Барри Барнсом (S. Barry Barnes), Гарри Коллинзом (Harry Collins), Дональдом Маккензи (Donald A. MacKenzie) и Джоном Генри (John Henry). Строгая программа критически относится к предшествующей социологии науки и исследует не только ошибочные или ложные научные теории и технологии, не нашедшие дальнейшего применения, но и успешные теории и технологии симметричным образом.

При рассмотрении ошибочных теорий социология науки до строгой программы подчёркивала субъективные с точки зрения научной методологии позиции исследователей — их приверженцев, в отличие от истинных теорий, для которых подчёркивались объективные факторы. Строгая программа же требует, чтобы как истинные, так и ошибочные научные теории трактовались одинаковым образом — это принцип симметрии. Как в случае истинной научной теории, так и в случае ошибочной теории, научные теории обуславливаются социальными факторами и условиями, такими как культурный контекст и собственные интересы исследователей. Субъективные позиции, учитываемые в рамках строгой программы, включают, например, политические и экономические аспекты научных теорий. Любое человеческое знание — поскольку оно является результатом человеческого познания — включает при своём формировании социальные компоненты (это позиция называется социальным конструкционизмом). Сами по себе социальные факторы познания не порочат познавательный процесс и его результат — научное знание.

Латур (1999) считает, что строгая программа оказала беспрецедентное влияние на всё поле STS — Science and Technology Studies.

Характеристика[править | править исходный текст]

Дэвид Блур в книге «Знание и социальное представление» (Knowledge and Social Imagery (1976)) формулирует четыре необходимых компонента строгой программы:

  • Причинность (каузальность) — необходимо выявлять условия (психологические, социальные и культурные), которые устанавливают критерии научной объективности и достоверности определенного вида знания.
  • Беспристрастность — следует исследовать как признанные и принятые в конечном счете в научном сообществе знания, так и те, которые были отвергнуты.
  • Симметрия — подходы в объяснении как принятых, так и отвергнутых научных теорий должны быть идентичны. Сторонники концепции строгой теории отмечают склонность историков науки объяснять успех успешных теорий торжеством объективной истины или преимуществами техники и технических знаний, тогда как в объяснении появления и развития заблуждений и ложных представлений или не нашедших широкого применения технических достижений исследователи чаще опираются на социологические закономерности, рассматривают влияние политических или экономических предпосылок. Принцип симметрии концепции строгой теории призван разрешить эту несбалансированность в объяснениях. Всегда можно выделить множество конкурирующих теорий и технологий в решении той или иной технической или научной задачи. Выбор и дальнейшее преобладание одной из них во многом объясняется социальными факторами.
  • Рефлексивность — данные компоненты должны применяться и к анализу самой социологии, в том числе социологии научного знания.

Критика[править | править исходный текст]

Строгая программа в объяснении научного знания с точки зрения социологии придерживается радикального релятивизма. Алан Сокал подверг критике радикальный релятивизм в ходе «Научных войн» между постмодернистами и реалистами, развернувшихся в 1990-х годах и касавшихся природы научной теории. Сокал считал, что радикальный релятивизм неизбежно ведет к солипсизму и постмодернизму. Приверженцы строгой программы в свою очередь полагали, что обращение к радикальному релятивизму носит исключительно методологический характер.

Литература[править | править исходный текст]