Хейзинг

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хейзинг (от англ. hazing — «злое подшучивание») — ритуализированное жестокое, унизительное обращение в ходе инициации при вступлении в определенную группу.

Особенности[править | править код]

Понятие хейзинга несколько размыто, имеется ряд определений, отличающихся друг от друга в нюансах и применяющихся в зависимости от контекста[1][2]. Хейзинг может быть связан не только с принятием в сообщество, но и с дальнейшим поддержанием иерархии в нём, но в любом случае направлен на недавно появившихся участников. В отличие от буллинга, хейзинг представляет собой чисто ритуальные, идейные действия[3].

Хейзинг принципиально не предусматривает возможности для жертвы отказаться от участия. Он может включать компоненты как физического, так и психологического насилия. Это понятие включает как единовременные акции, так и длительные периоды повторяющихся нежелательных действий. Проявления хейзинга могут иметь как насильственные, так и игровые черты (а также элементы эротики), и в зависимости от того, что из этого превалирует, хейзинг принимает разные формы — от относительно безвредных (например, купание в День Нептуна) до травматичных и опасных: употребление крепких алкогольных напитков, депривация сна, удушение, оголение, манипуляции с гениталиями вплоть до откровенного сексуального насилия и многие другие[3][1][4]. Регулярно происходят случаи смертей[5].

Проблема хейзинга существует в школьных, университетских, спортивных, армейских, криминальных сообществах. Те проявления дедовщины, что связаны не с эксплуатацией жертв, а с унижением их достоинства, относятся к хейзингу[3]. Классический пример сообществ, в которых существуют традиции хейзинга — североамериканские студенческие братства[6].

Психология хейзинга[править | править код]

В зависимости от характера хейзинга, он может оставлять у участников положительные впечатления как о весёлом времяпрепровождении или отрицательные впечатления вплоть до психологических травм; в обоих случаях участники не склонны сообщать о своём участии в хейзинге. Люди, проходящие через хейзинг, могут гордиться самим фактом прохождения тяжких испытаний, а подвергающие их хейзингу могут считать и заявлять, что дают им некий необходимый жизненный опыт. В то же время хейзинг, будучи частью инициации, увеличивает приверженность группе как жертв, так и тех, кто подвергает их жестокому обращению. Участники в большей степени чувствуют себя частью сообщества, отделёнными от остальных (тех, кто вне этого сообщества), встроенными в иерархию, у них повышается конформность. Полноценное членство в группе как результат инициации обычно ценится выше, если оно досталось нелегко. Прошедшие хейзинг члены группы, в свою очередь, подвергают хейзингу будущих новичков, утверждаясь в своём новом статусе[4][7][8].

Борьба с хейзингом[править | править код]

Ритуалы инициации, в том числе включавшие опасные испытания, существовали с древнейших времён. Явления в образовательных учреждениях, подобные хейзингу, отмечались на протяжении веков (для обозначения хейзинга в этом контексте используется термин «пеннализм»). Хотя действия членов сообщества, составляющие хейзинг, зачастую сами по себе нарушают закон или внутренние правила учреждений, в рамках которых существует сообщество, руководство этих учреждений может тайно или открыто одобрять хейзинг, разделяя позицию, что он сплачивает сообщество и даёт жертвам некий необходимый опыт. Однако в настоящее время, как и ранее нередко на протяжении истории, с хейзингом пытаются бороться административными и иными мерами. Так, в большинстве штатов США действуют законодательные акты, специально запрещающие хейзинг. Кроме того, предлагается увеличивать осведомлённость потенциальных жертв хейзинга об этой проблеме, работать над психологическим климатом в практикующих его сообществах, замещать хейзинг иными объединяющими активностями. Эффективность всех этих мер — предмет продолжающихся исследований и интенсивных дискуссий. Отдельную трудность представляет то, что и конкретные случаи, и вообще присутствие хейзинга как явления часто замалчивается и его участниками, и руководством учреждений, в которых он имеет место быть[5][4][2].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 П. В. Пучков. Хейзинг: краткий ретроспективный анализ // Вестник Юридического института МИИТ. — 2015. — № 2 (10). — С. 192—200.
  2. 1 2 3 Susan Lipkins. Preventing Hazing. — John Wiley & Sons, 2006. — ISBN 9780787986988.
  3. 1 2 3 И. С. Кон. Школьное насилие: буллинг и хейзинг // Мальчик — отец мужчины. — М.: Время, 2010. — ISBN 978-5-9691-0527-0.
  4. 1 2 3 Michelle A. Finkel. Traumatic Injuries Caused By Hazing Practices // American Journal of Emergency Medicine. — 2002. — Vol. 20. — P. 228—233. — DOI:10.1053/ajem.2002.32649.
  5. 1 2 B. B. Hollmann. Hazing: Hidden campus crime // New Directions for Student Services. — 2002. — No. 99. — P. 11—24. — DOI:10.1002/ss.57.
  6. Р. В. Дорохина. § 2.3. Проблема хейзинга в студенческих братствах. // Этические принципы и ценностные установки студенческих корпораций Европы и Северной Америки. — М.: Проспект, 2015. — ISBN 978-5-392-15506-4.
  7. National Survey of Sports Teams (1999), High School Hazing (2000) // Alfred University. Исследование 1999 года построено на опросе почти трети миллиона респондентов и считается образцовым в данной области[2].
  8. Caroline F. Keating, Jason Pomerantz, Stacy D. Pommer, Samantha J. H. Ritt, Lauren M. Miller, and Julie McCormick. Going to college and unpacking hazing: A functional approach to decrypting initiation practices among undergraduates // Group Dynamics: Theory, Research, and Practice. — 2005. — Vol. 9, no. 2. — P. 104—126. — DOI:10.1037/1089-2699.9.2.104.