Эгофутуризм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ареопаг ассоциации Эго-Футуризм. Сидит Иван Игнатьев. Стоят: Дмитрий Крючков, Василиск Гнедов и Павел Широков

Э́гофутури́зм (от др.-греч. Εγώ — «я», лат. futurum — будущее) — русское литературное течение 1910-х гг., развившееся в рамках футуризма. Помимо общего футуристического письма для эгофутуризма характерно культивирование рафинированности ощущений, использование новых иноязычных слов, показное себялюбие. Является индивидуальным изобретением поэта Игоря Северянина.

История[править | править код]

В 1909 г. вокруг Игоря Северянина сложился кружок петербургских поэтов. Вспышка интереса читателей на творчество данного направления появилась неожиданно. В 1910 году Лев Толстой негативно высказался о современной поэзии, приведя в пример строки из книжки Северянина «Интуитивные краски». Не смутившись критикой поэт разъяснил, что стихотворение было сатирико-ироническим, но Толстой воспринял и истолковал его всерьез. После негативной критики Льва Толстого всероссийская пресса подняла популярность творчество Игоря Северянина, журналы стали печатать его стихи, устроители благотворительных вечеров усиленно приглашали принять в них участие поэта. В 1911 г. кружок принял название «Ego», и в том же году И. Северянин самостоятельно издал и разослал по конторам газет небольшую брошюру под названием «Пролог (Эгофутуризм)». Помимо Северянина в группу вошли поэты Константин Олимпов, Георгий Иванов, Стефан Петров (Грааль-Арельский), Павел Кокорин, Павел Широков, Иван Лукаш и другие. Все вместе они основывают общество эгофутуристов, издают несколько листовок и манифестов, сформулированных в крайне абстрактных и эзотерических выражениях (например, «Призма стиля — реставрация спектра мысли»); предтечами эгофутуристов были объявлены такие поэты «старой школы», как Мирра Лохвицкая и отец Олимпова Константин Фофанов. Свои стихотворения участники группы называли «поэзы». Первый коллектив эгофутуристов вскоре распадается. Осенью 1912 года Игорь Северянин отделился от группы, быстро набирая популярность среди русских писателей-символистов и затем широкой публики.

Организацию и пропагандирование эгофутуризма взял на себя 20-летний поэт Иван Игнатьев, основавший «Интуитивную Ассоциацию». Игнатьев деятельно взялся за дело: писал рецензии, стихи, теорию эгофутуризма. Кроме того в 1912 году он основал первое эгофутуристическое издательство «Петербургский глашатай», которое издало первые книги Рюрика Ивнева, Вадима Шершеневича, Василиска Гнедова, Грааль-Арельского и самого Игнатьева. Эгофутуристы печатались также в газетах «Дачница» и «Нижегородец». Идеологом движения был художник и поэт Л. В. Зак, публиковавшийся под псевдонимом Хрисанф.[1] В первые годы эгофутуризм противопоставлялся кубофутуризму (будетлянтству) по региональному (Петербург и Москва) и стилистическому признаку. В 1914 году состоялось первое общее выступление эгофутуристов и будетлян в Крыму; в начале этого года Северянин кратковременно выступает с кубофутуристами («Первый журнал русских футуристов»), но затем решительно отмежёвывается от них. После самоубийства Игнатьева «Петербургский глашатай» прекращает своё существование. Основными эгофутуристическими издательствами становятся московский «Мезонин поэзии» Вадима Шершеневича и петроградский «Очарованный странник» Виктора Ховина.

Эгофутуризм был явлением кратковременным и неровным. Бо́льшая часть внимания критики и публики была перенесена на Игоря Северянина, который достаточно рано отстранился от коллективной политики эгофутуристов, а после революции и полностью изменил стиль своей поэзии. Большинство эгофутуристов либо быстро изживали стиль и переходили в другие жанры, либо вскорости совершенно оставляли литературу. Имажинизм 1920-х гг. во многом был подготовлен поэтами-эгофутуристами.

По мнению исследователя русского авангарда Андрея Крусанова попытку продолжить традиции эгофутуризма предприняли в начале 1920-х гг. участники петроградских литературных групп «Аббатство гаеров» и «Кольцо поэтов им. К. М. Фофанова». Если «Аббатство гаеров» было просто кружком, объединившим молодых поэтов Константина Вагинова, братьев Владимира и Бориса Смиренских, К. Маньковского и К. Олимпова, и о его деятельности мало что известно, то созданное в 1921 г. «Кольцо поэтов» (В. и Б. Смиренские, К. Вагинов, К. Олимпов, Грааль-Арельский, Д. Дорин, Александр Измайлов) пыталось организовывать громкие выступления, анонсировало широкую издательскую программу, но было закрыто по распоряжению петроградского ЧК 25 сентября 1922 г.

Игорь Северянин эмигрировал после революции в Эстонию, многие оставшиеся в России эгофутуристы были репрессированы (Василиск Гнедов, Константин Олимпов, Грааль-Арельский и др.).

Особенности литературного направления[править | править код]

В отличие от кубофутуризма, который появился благодаря творческому содружеству единомышленников, эгофутуризм был частным открытием поэта Игоря Северянина.

Кубофутуристы имели конкретные цели (атака на позиции символизма) и стремились обосновать их в своих манифестах, тогда как Северянин не имел конкретной творческой программы либо не желал ее обнародовать.Он сам позднее вспоминал: «В отличие от школы Маринетти, я прибавил к этому слову (футуризм) приставку „эго“ и в скобках „вселенский“… Лозунгами моего эгофутуризма были: 1. Душа — единственная истина. 2. Самоутверждение личности. 3. Поиски нового без отвергания старого. 4. Осмысленные неологизмы. 5. Смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы. 6. Борьба со „стереотипами“ и „заставками“. 7. Разнообразие метров».

Если сравнивать эти заявления с манифестами кубофутуристов видно, что никаких теоретических новаторств данная «программа» не содержит. В ней Северянин фактически провозглашает себя оригинальной и неординарной поэтической личностью.Встав во главе своего нового течения, он изначально противопоставляет себя литературным единомышленникам.

Наиточнейшую характеристику эгофутуризма дает С. Авдеев: «Это течение было какой-то смесью эпигонства раннего петербургского декадентства, доведения до безграничных пределов „песенности“ и „музыкальности“ стиха Бальмонта , какого-то салонно-парфюмерного эротизма, переходящего в легкий цинизм, и утверждения крайнего эгоцентризма <...> Это соединялось с заимствованным у Маринетти прославлением современного города, электричества, железной дороги, аэропланов, фабрик, машин (у Северянина и особенно у Шершеневича). В эгофутуризме, таким образом, было все: и отзвуки современности, и новое, правда робкое, словотворчество („поэза“, „окалошить“, „бездарь“, „олилиен“ и так далее), и удачно найденные новые ритмы для передачи мерного колыханья автомобильных рессор („Элегантная коляска“ Северянина), и странное для футуриста преклонение перед салонными стихами М. Лохвицкой и К. Фофанова, но больше всего влюбленность в рестораны, будуары <...> кафе-шантаны, ставшие для Северянина родной стихией. Кроме Игоря Северянина (вскоре от эгофутуризма отказавшегося) это течение не дало ни одного сколько-нибудь яркого поэта».

Поэты, примыкавшие к эгофутуризму[править | править код]

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Крусанов А. В. Русский авангард. Т. 1 — М.: Новое литературное обозрение, 1996.
  • Крусанов А. В. Русский авангард. Т. 2, кн.1 — М.: Новое литературное обозрение, 2003.
  • Крусанов А. В. Дороги и тропы русского литературного авангарда: эго-футуризм (1911—1922). // Русский разъезд № 1, СПб, 1993. С. 109—149

Ссылки[править | править код]

См. также[править | править код]