Гармосты

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Гармосты (др.-греч. ἁρομοσταί, ед. ч. ἁρμοστής) — 1) В Спарте, числом 20, вероятно, управляющие областями периэков; 2) наместники, посылавшиеся спартанцами в период вновь приобретенной через Пелопоннесскую войну гегемонии в подвластные города, чтобы в качестве начальников спартанских гарнизонов поддерживать преданные спартанцам олигархические партии. Заносчивость и своеволие этих Г. главным образом сделались причиною тому, что спартанская гегемония стала столь же ненавистна, как прежде — афинская.

В Древней Греции были военными губернаторами. Спартанский генерал Лисандр отправил несколько гармостов после Пелопоннесской войны 404 г. до н.э. в завоеванные города, чтобы держать их в подчинении и частично упразднить демократическую форму правления. Хотя во многих случаях они были якобы отправлены с целью отмены тиранического правительства города, и для восстановления свободы людей, пока они сами действовали как короли или тираны, поэтому Дионисий считает, что гармосты просто другое название королей. Лакедемоняне обязались вновь установить свободные правительства в различных городах, но они оставили их в руках гармостов (Polyb. IV . 27).

Ксенофонт Книга 6. Гл. 3. 18:

Афиняне с союзниками (в том числе фиванцы) вели войну с лакедемонянами. На беотийском театре Лакедемоняне в течение 2 лет подряд не смогли вторгнуться в Фиванскую область. В результате фиванцы покорили беотийские города и начали ходить походами на фокейцев. Так как фиванцы шли походами и покоряли дружественные Афинам города, отношения между Афинянами и Фиванцами становились всё неприязненнее. Афины послали послов в Лакедемон для заключения мира. В результате «…лакедемоняне приняли постановление согласиться на мир, по которому стороны обязались вывести из союзных городов гармостов, распустить сухопутные и морские силы и предоставить автономию всем городам»

Ксенофонт Книга 5. Гл. 4.13:

После восстания в Фивах лакедемоняне казнили фиванского гармоста (командира спартанского гарнизона в Кадмее) «за то, что он покинул крепость, не дождавшись, пока к нему придут на выручку»и объявили поход на фиванцев.

Ксенофонт. Греческая история. 7.1.12:

Желая склонить на свою сторону ахейцев, до этого бывших нейтральными, Эпаминонд предпринял в 367 году до н. э.поход в Ахайю. Аргосское войско по его просьбе заняло Оней, победив стоящих там спартанцев и афинян. Фиванцы беспрепятственно перешли Онейские горы и вторглись в Ахайю. Эпаминонд заставил ахейцев вступить в союз с ним, но олигархию в ахейских городах оставил. Когда Эпаминонд уже отступил из Ахайи, аркадяне попросили его послать гармостов (наместников) в ахейские города. Гармосты с помощью народа установили демократию и изгнали олигархов. Но изгнанники собрали войско, овладели своими городами и вновь установили олигархическое правление, но теперь они уже явно были на стороне Спарты.

Само слово "гармост" и должность, обозначаемая этим термином, по-видимому, существовали в Спарте уже в период архаики. Во всяком случае в схолиях к Пиндару упоминается о двадцати спартанских гармостах (Схолии к Пиндару. Олимп., VI, 154). Возможно, первоначально гармостами в Спарте назывались должностные лица, ежегодно посылаемые в города периеков для наблюдения за состоянием дел в этих общинах и поддержания в них порядка. Двадцать гармостов, о которых идет речь в схолиях, скорее всего и были такого рода магистратами.

Модификацией уже давно существующего корпуса гармостов можно считать новый их тип, который появился и сформировался в ходе Пелопоннесской войны. Уже в период Архидамовой войны Спарта сделала первые шаги по выработке методики ведения военных действий на отдаленных от Спарты территориях. Так Брасид и подчиненные ему офицеры в 424-422 гг. полностью реализовали практику посылки в союзные города особых командиров с гарнизонами, которые, по сути дела, были уже прообразом лисандровых гармостов.

Фукидид, говоря об офицерах Брасида - командирах отрядов и комендантах союзных городов, нигде не употребляет термина "гармост", а, как правило, использует слово с более общим значением – архонт (IV, 132,3). Отсутствие термина "гармост" у Фукидида объясняется только тем, что он вообще избегал употреблять какие-либо технические термины и предпочитал заменять их на слова с более нейтральным и общим значением.

Судя по данным просопографии, гармостами в период с 413 по 407 г. становились главным образом крупные спартанские офицеры. К ним можно отнести Клеарха, Деркилида и Этеоника. Все они без исключения были спартиатами, некоторые происходили из видных спартанских семей, например, Алкамен, сын эфора Сфенелаида.

Новой ступенью в развитии института гармостов можно считать период, начавшийся с 407 г. и связанный с именем Лисандра. Недаром сам термин "гармост" в традиции чаще всего ассоциируется с Лисандром, хотя гармосты существовали и до и после него. Однако традиция совершенно справедливо делает акцент на гармостах Лисандра, признавая, что после 407 г. этот государственно-правовой институт начал претерпевать известные изменения путем привнесения в него новых элементов.

В 403 г. во время борьбы Спарты с Фрасибулом гармостом Афин был назначен Лисандр. По словам Ксенофонта, "он исходатайствовал афинянам ссуду в сто талантов и добился того, что сам был послан гармостом во главе сухопутного войска, а брат его Либий – навархом" (Гр. ист., II, 4,28). Это первый случай в истории, когда командующий значительной армией назван в источниках гармостом. И в самом деле, задачи Лисандра были во многом схожи с задачами обычных гармостов. Кроме того, он командовал не регулярным спартанским ополчением, а наемниками, которых, подобно Брасиду, нанял за плату (Ксен. Гр. ист., II, 4,30; Лисий, XII, 58). Миссия Лисандра в Афинах, а также метод набора армии очень походят на аналогичные приемы Брасида. Этот тип командующего хорошо засвидетельствован в спартанской истории более позднего периода. Такими командирами были, например, Фиброн и Деркилид, которых наши источники также называют гармостами (Ксен. Гр. ист., III, 1,4; IV, 8,3).

Из этих немногих примеров становится ясным, что при Лисандре институт гармостов еще находился в стадии развития. И в количественном, и в качественном отношении он не достиг еще той универсальности и обязательности, которые стали свойственны этой должности в начале IV в. По-видимому, институт гармостов еще пребывал в начале своего пути к регулярной магистратуре, ежегодно сменяемой и назначаемой эфорами. При Лисандре, насколько нам известно, посылка гармостов не стала еще абсолютно обязательной процедурой. Срок их пребывания в должности точно не фиксировался и определялся, как правило, только военной необходимостью. Эпоха Лисандра - это время становления института гармостов, превращение прежних чисто военных командиров в военных администраторов, делающих свои первые шаги в новой для них области управления.

Что касается личной роли Лисандра в формировании этого института, то тут, по-видимому, невозможно дать однозначный ответ, как это было с декархиями. Большинство примеров, относящихся к гармостам, относятся к уже более позднему времени. Следовательно, отставка Лисандра никак не повлияла на развитие этого института, окончательное оформление которого произошло уже после Лисандра. Таким образом, Лисандр лишь удачно использовал уже существующие до него формы и методы, поставив институт гармостов на службу своим личным интересам и назначая на эту должность своих доверенных лиц.

Сомнение вызывает традиция об илотском происхождении гармостов Лисандра. Первые следы этой версии мы находим в рассказе Ксенофонта о посольстве беотийцев в Афины перед битвой при Галиарте (395 г.). В своей речи беотийские послы ставили в вину спартанцам среди прочего и то, что "они не стесняются назначать гармостами своих илотов" (Ксен. Гр. ист., III, 5,12). Исократ в "Панегирике" также говорит об этом (IV, 111). Таким образом, по крайней мере два писателя-современника говорят о гармостах илотского происхождения, хотя их заявления носят слишком общий характер и в силу самого жанра речей не обладают силой бесспорного доказательства. И Исократ, и Ксенофонт оперировали скорее не фактами, а общим впечатлением от спартанской гегемонии в среде греческих полисов. Во всяком случае мы не знаем ни одного абсолютно надежно засвидетельствованного примера назначения на эту должность человека негражданского происхождения.

Краткий очерк развития института гармостов позволяет прийти к следующим выводам: во-первых, этот институт был порождением исключительной ситуации военного времени. Появившись в начале Пелопоннесской войны как чисто военная магистратура, он и позже не терял своего экстраординарного характера, находясь по сути дела вне регулярной военной организации. Далее, слабость и недолговечность спартанской державы во многом определялась тем, что основным связующим звеном в ней стали гармосты. Наличие военных комендантов и гарнизонов в союзных городах вполне оправдывало себя в период Пелопоннесской войны. Сохранение и расширение системы гармостов после войны было одной из причин быстрой гибели спартанской державы. Невозможно было долгое время поддерживать систему, основанную исключительно на насилии. Недаром по единодушному мнению всего греческого мира самым ненавистным элементом державной системы Спарты считались именно гармосты. Негативное отношение к гармостам засвидетельствовано всей нашей традицией. И, наконец, для спартанского государства институт гармостов был во многом чужеродным элементом. Он так и не вписался в общий контекст ординарных полисных магистратур. Насколько мы знаем, гармосты назначались и эфорами, и навархами, и царями. Срок их деятельности не был точно зафиксирован. Носители этой должности самим ходом вещей скоро теряли связь с пославшим их полисом. Военная и финансовая самостоятельность гармостов неизбежно ставила их над полисом и нередко приводила к перерождению этой военной магистратуры в тиранию.

Литература[править | править вики-текст]

  1. Любкер. Реальный словарь классических древностей
  2. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона
  3. Печатнова Л.Г. КРИЗИС СПАРТАНСКОГО ПОЛИСА(КОНЕЦ V – НАЧАЛО IV В. ДО Н.Э.)