Четыре степени жестокости

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Уильям Хогарт. Автопортрет, 1745

«Четыре степени жестокости»[1] (также «Четыре стадии жестокости»[2], «Четыре сцены жестокости»[1], «Четыре поприща жестокости»[1], «Степени жестокости»[3]; англ. The Four Stages of Cruelty) — серия из четырёх гравюр, опубликованных британским художником Уильямом Хогартом в 1751 году. Каждая из гравюр изображает сцену из жизни вымышленного персонажа Тома Нерона (Tom Nero).

В «Первой стадии жестокости» юный Нерон истязает собаку; во «Второй стадии жестокости», уже будучи взрослым мужчиной, он избивает свою лошадь, а в «Совершенной жестокости» он грабит, совращает и убивает. Наконец, в «Воздаянии жестокости» его тело после казни на виселице отдано хирургам, которые препарируют его в анатомическом театре, — Хогарт предупреждает о неизбежности возмездия для всех, кто встал на путь преступления.

Гравюры задуманы как морализаторское наставление; Хогарт был обеспокоен жестокостью на улицах Лондона, ставшей обыденным делом. Серия печаталась на дешёвой бумаге и предназначалась в первую очередь для низших слоёв населения. Хогарт, желая достигнуть наиболее сильного воздействия на зрителя, в этой серии гравюр, в отличие от других своих произведений, отказался от юмористического смягчения сюжетов. Тем не менее, как и другие его работы, гравюры содержат множество интересных деталей и тонких аллюзий.

История[править | править вики-текст]

Подобно другим гравюрам Хогарта (например, «Пивной улице»), «Четыре стадии жестокости» были выпущены с воспитательной целью. В этой серии гравюр демонстрируется лёгкость, с которой жестокий ребёнок превращается в закоренелого преступника. Хогарт стремился привлечь внимание к варварскому обращению с животными, «сам вид которых на улицах нашей столицы тревожит каждый чувствительный ум» (англ. that barbarous treatment of animals, the very sight of which renders the streets of our metropolis so distressing to every feeling mind[4]). Хогарт любил животных, на автопортрете 1745 года он изобразил себя со своим мопсом[5], у дома художника в Чизике были устроены могилы его питомцев — собак и птиц[6].

Художник намеренно отказался от излишней детализации изображения на гравюрах, так как хотел, чтобы они были поняты «людьми низшего класса»[4], которые увидят их на стенах мастерских и таверн[7]. Тонкая проработка и печать хорошего качества сделали бы гравюры слишком дорогими для тех, кому они предназначались в первую очередь. Хогарт считал, что жирная, экспрессивная линия может быть очень выразительна, отмечая, что «большая точность рисунка или тонкая прорисовка были вовсе не так уж необходимы»[8].

Чтобы убедиться, что оттиски будут доступны по цене простому народу, Хогарт сначала заказал выполнение ксилографии резчику по дереву Дж. Беллу (J. Bell). Стоимость работы оказалась такой высокой, что были вырезаны только последние две из четырёх гравюр, а оттиски не продавались[7]. Вместо этого Хогарт сам выполнил гравюры и давал объявления об их публикации (вместе с «Пивной улицей» и «Переулком джина») в London Evening Post в течение трёх дней, с 14 по 16 февраля 1751 года[9]. Гравюры вышли 21 февраля 1751 года[10]; каждая из них сопровождалась поучительным комментарием, написанным преподобным Джеймсом Таунли (James Townley), другом Хогарта[10]. Вместе с более ранними гравюрами, такими как «Усердие и леность», оттиски на «обычной» бумаге продавались по 1 шиллингу за лист (6,70 фунтов стерлингов в ценах 2011 года), то есть достаточно дёшево, чтобы простые люди смогли приобрести эти поучительные произведения. Были выпущены и оттиски высокого качества для коллекционеров на «превосходной» бумаге по цене 1 шиллинг 6 пенсов (около 10 фунтов стерлингов на 2011 год)[4].

Оттиски выполненных Беллом третьей и четвёртой гравюр отмечены более ранней датой — 1 января 1750 года[4]. Повторно их отпечатал в 1790 году Джон Бойделл, эти оттиски являются в настоящее время редкостью[7][a].

После создания серии Хогарт более не обращался к гравюре[1].

Гравюры[править | править вики-текст]

Первая стадия жестокости[править | править вики-текст]

Cruelty1.JPG
Уильям Хогарт
Первая стадия жестокости, 1751
First stage of cruelty

На первой из гравюр Том Нерон, чьё имя — отсылка к римскому императору или стяжение к «не герой» (Nero — no hero)[11][12], с помощью других мальчиков вставляет стрелу собаке в прямую кишку — эта пытка повторяет мучение грешника в «Искушениях святого Антония» Жака Калло[9]. Значок с инициалом на плече его выцветшего и рваного пальто указывает, что он учится в благотворительной школе района Сент-Джайлс. Этот печально известный трущобный район является местом действия многих работ Хогарта, в том числе «Переулка джина» и «Полдня» (из серии «Четыре времени суток»). Добрый мальчик, вероятно, хозяин собаки[13], предлагает Тому еду и просит его взамен перестать мучить животное. В роли доброго мальчика, вероятно, изображён молодой Георг III[14]. Позднее принцесса Уэльская вместе с Георгом возглавила подписной лист хогартовской серии «Выборы»[15]. В отличие от мрачных уродливых хулиганов, хозяин собаки благообразен. Текст, сопровождающий картину (приведён нелитературный перевод):

«

Пока разные виды шутливой Беды
Измышляет Раса Детей,
И мучение Жертв доходит до крови,
Тиран живёт в Мальчишке.

Смотрите! Юноша с добрым Сердцем
Чтоб избавиться от боли Создания
Возьмите! кричит, Пирог у меня,
Но Слёзы с Пирогом тщетны.

Учитесь на этом честном примере — Вы,
Кого восторгает дикий Спорт,
Как Жестокость отвращает взор,
Пока Жалость ласкает взгляд.

»

Два мальчика вверху справа от Нерона выжигают птице глаза горящим факелом; мальчики в нижней части гравюры закидывают петуха (вероятно, это намёк на вражду с французами, а также указание на то, что действие происходит в традиционный для таких забав с петухами день, в Жирный вторник)[14]. Ещё один персонаж привязывает к хвосту собаки кость так, чтобы она не могла её достать; пара дерущихся кошек подвешена за хвосты, группа мальчиков дразнит их. В нижнем левом углу на кошку натравили собаку, а на дальнем плане картины ещё одну кошку с привязанными к ней пузырями выбрасывают из окна верхнего этажа. Имя Тома Нерона написано под изображением повешенного (его рисует мелом один из мальчиков) — это предсказание участи главного персонажа. Отсутствие приходских офицеров, которые должны следить за детьми, — упрёк со стороны Хогарта. Художник был согласен с Генри Филдингом в том, что одной из причин роста преступности являлся плохой надзор за бедняками: приходские офицеры слишком часто были заинтересованы в своей должности только из-за социального статуса и денег, которые та могла принести[9].

Под текстом указывается авторство: «Создано У. Хогартом, опубликовано в согласии с Парламентским актом от 1 февраля 1751 года» (Designed by W. Hogarth, Published according to Act of Parliament. Feb. 1. 1751). Этот акт — «Закон об авторских правах гравюр» 1734 года. Многие из ранних работ Хогарта печатались в больших количествах без его контроля или выплаты авторских вознаграждений, поэтому он ради соблюдения своих интересов призвал друзей из Парламента Великобритании принять закон о защите прав гравёров. Хогарт был столь настойчив в проведении закона через Парламент, что тот стал известен как «Закон Хогарта» (Hogarth Act)[16].

Вторая стадия жестокости[править | править вики-текст]

Cruelty2.JPG
Уильям Хогарт
Вторая стадия жестокости, 1751
Second stage of cruelty
Джордж Тейлор торжествует над смертью

На второй гравюре — сцена у Тави Инн Гейт (это название иногда с иронией пишут как Thieves Inn Gate, «ворота у воровского притона»), одной из гостиниц канцелярии, где останавливались члены ассоциации юристов Лондона[17]. Том Нерон вырос и стал наёмным кучером. Его лошадь, измученная годами тяжёлой работы и жестоким обращением, упала, сломала ногу и разбила повозку. Том избил лошадь столь сильно, что выбил ей глаз. Хогарт изображает четырёх тучных адвокатов, пытающихся выкарабкаться из повозки. Вероятно, это карикатуры на известных в то время юристов, однако идентифицировать их не представляется возможным. Здесь же можно наблюдать, как пастух до смерти забивает ягнёнка, перегруженного осла бьют по крупу, а разъярённый бык подбрасывает одного из своих мучителей. Некоторые эпизоды описаны в сопроводительном тексте (приведён нелитературный перевод):

«

Усталый славный Старый Россинант
Без сил под ношей распростёрт.
Как горько видеть гнев Хозяина его,
Когда сама Природа Сил уж не даёт.

Ягнёнок нежный загнан и ослаб,
Отброшен из отары наземь он.
Выблеивает он невинную мольбу,
И смерть касается его крылом.

Бесчеловечный Негодяй! скажи, откуда происходит
Трусливая Жестокость эта?
Что Интересного проистекает из этих варварских деяний?
Что за Радость от Страданий?

»

Жестокость к животным сменяется жестокостью к людям; возчик спит, не замечая, что из его бочки выливается на мостовую пиво, а его подвода давит играющего мальчика. Плакаты на заднем плане рекламируют петушиные бои и бокс, что ещё более подчёркивает атмосферу безысходности. Согласно надписи на одном из плакатов, боксёрский поединок должен состояться в амфитеатре Бротон, месте, известном грубостью развлечений. Его основал «отец кулачного боя», Джек Бротон. По правилам того времени участники боёв дрались с привязанной к полу левой ногой. Победителем признавался тот, чьи раны признавались менее серьёзными[18]. На плакате видны имена участников боксёрских поединков — Джеймс Филд, повешенный за две недели до выпуска гравюр (он фигурирует в финальной картине серии), и Джордж «Брадобрей» Тейлор. Последний, бывший чемпион Англии, потерпел поражение от Бротона и вышел на пенсию в 1750 году. После смерти Тейлора в 1757 году Хогарт сделал ряд рисунков, изображавших его борьбу со смертью — вероятно, для надгробия[19][20][b].

Так же, как и в первой гравюре, лишь одного человека трогает вид мучений животного. Слева от Нерона изображён прохожий, записывающий номер извозчика, чтобы сообщить об его поведении[14].

Совершенная жестокость[править | править вики-текст]

Cruelty3.JPG
Уильям Хогарт
Совершенная жестокость, 1750
Cruelty in perfection
Оттиск Белла

Ко времени третьей сцены Том Нерон прошёл путь от жестокого обращения с животными до кражи и убийства. Он подбил свою беременную любовницу Энн Гилл (Ann Gill) ограбить её хозяйку и бежать. Встретив Энн, Нерон убивает её с особой жестокостью: запястье и указательный палец жертвы почти оторваны, шея глубоко разрезана. Её сундучок[c] и украденные ею товары валяются рядом с девушкой на земле. На книге, которая вместе с молитвенником выпала из сундучка, написано «Бог мстит за убийство», почти оторванный палец Энн указывает на эти слова[21]. Женщина, обыскивающая карманы Нерона, обнаруживает пистолеты и множество карманных часов — свидетельство того, что он превратился в разбойника (как Том Идл в «Усердии и лености»[22]), и письмо от Энн, которое гласит:

« Дорогой Томми,
Моя хозяйка была для меня лучшей из женщин, и моя совесть часто ударяет мне в лицо, когда я думаю о том, что обманула её; и всё же я решила довериться телом и душой, чтобы сделать всё так, как вы хотели того от меня, так что не пропустите же встречу со мной, о которой вы говорили, так как я принесу с собой все вещи, которые только смогу захватить. Настоящего нет; но я остаюсь ваша до самой смерти.
Энн Гилл.
»

Правописание совершенно, что для девушки того времени и из такой среды, пожалуй, нереально, но Хогарт намеренно избегает всего, что могло бы показаться в сцене смешным[14]. Письмо адресовано «To Thos Nero at Pinne…». Рональд Полсон видит параллели между забитым до смерти ягнёнком во второй из гравюр и беззащитной девушкой, убитой здесь[9]. Под сценой расположен текст, согласно которому Нерон если не раскаивается, то, во всяком случае, поражён своими действиями (приведён нелитературный перевод):

«

За беззаконной любовью, что однажды предана,
Вскоре следуют Преступление за Преступлением:
Соблазнился вскоре Кражей, и Дева
Своим Обманом кровоточит.

Так знай, Соблазнитель! даже Ночь,
При всей собольей черноте Облаков,
Не может скрыть Дело из виду;
О злодейском Убийстве кричит.

Зияют Раны, окровавлена сталь,
И в шоке его Душа трепещет:
Но Ох! те Угрызенья, что должна чувствовать его Грудь,
Когда Смерть познал его Нож.

»

Различные детали гравюры призваны усилить мрачную атмосферу: убийство произошло на кладбище, возможно, в Сент-Панкрасе, или, по предположению Джона Айрленда — в Мэрилебоне[14]; пролетают сова и летучая мышь; луна освещает место преступления; часы бьют колдовской час. Построение композиции сходно с «Арестом Христа» Антониса Ван Дейка[23]. Среди тех, кто окружает Тома, вновь находится одинокий добрый самарянин: с выражением жалости на лице он обращается к небесам.

На гравюре Белла Том показан со свободными руками. Имеются отличия в тексте письма[4]; некоторые предметы, например, фонарь и книга, бо́льшего размера и изображены гораздо проще; кусты не подстрижены, отсутствует персонаж слева от Тома[24].

Воздаяние жестокости[править | править вики-текст]

Cruelty4.JPG
Уильям Хогарт
Воздаяние жестокости,
The reward of cruelty

Осуждённого Нерона, признанного виновным в убийстве, повесили, а его тело подвергли позорному процессу публичного рассечения. Согласно принятому через год после выхода гравюр «Закону об убийцах» (1752), органы преступника могли предоставляться хирургам для изучения. Считалось, что это обстоятельство вместе с отказом в захоронении будет дополнительным сдерживающим фактором[25]. Во то время, когда Хогарт работал над серией гравюр, передача органов убийц не была закреплена законодательно, однако хирурги иногда получали тела для исследований[9].

Тома Нерона можно узнать по татуировке на руке. Верёвка, которая всё ещё висит на шее, указывает на способ казни. Прозекторы, чьи сердца закалены долгими годами работы с трупами, столь же равнодушны к Нерону, сколь он был равнодушен к своим жертвам. У Нерона вынимают глаз, что в гравюре является напоминанием о том, что лошадь лишилась глаза по его вине, а собака ест его сердце — это возмездие за жестокость, которую он проявлял ещё мальчиком[9]. Лицо Нерона искажено от боли. Эту неправдоподобную деталь Хогарт добавил, чтобы произвести впечатление на зрителя. Палец Тома согнут так же, как палец Энни в предыдущей сцене; он указывает на варящиеся кости — такая судьба уготована и телу Нерона.

Пока хирурги работают с телом под надзором учёного в квадратной академической шапочке, врачи, которых можно узнать по парикам и тростям, не обращая внимания на процесс, оживлённо беседуют друг с другом[26]. Мужчина, восседающий в кресле в центре картины, — Джон Фреке, бывший в то время президентом Английского королевского хирургического колледжа[14][d]. Известно, что в 1749 году Фреке выступал против вскрытия тела осуждённого заговорщика Босаверна Пенлеза[9].

Если не считать чрезмерно увлечённого процесса рассечения тела и кипящих in situ костей, картина передаёт действительный ход подобной процедуры[27].

Слева и справа на дальнем плане стоят два скелета. Надписи над ними указывают, что один из них — скелет Джеймса Филда, боксёра, имя которого можно видеть на второй гравюре серии, а другой — скелет Маклейна, печально известного разбойника. Оба они были повешены незадолго до публикации отпечатков (Маклейн — в 1750 году, а Филд — в 1751). Скелеты будто бы указывают друг на друга. Надпись над скелетом Филда, находящимся слева, в последнюю минуту могла быть изменена на «GENTL HARRY» (Молодой джентльмен Гарри), прозвище Генри Симмса. Он был осуждён за разбой и казнён в 1747 году[19]. Мотив одинокого доброго человека сохраняется и в этой, последней, гравюре — один из учёных указывает на скелет Джеймса Филда: это неизбежный конец того, кто встанет на путь жестокости[9].

Композиция четвёртой гравюры серии схожа с композицией этой гравюры на дереве (1495)

Композиция сцены — пастиш по мотивам иллюстрации с фронтисписа учебника Андреаса Везалия «О строении человеческого тела» и, возможно, Quack Physicians' Hall (около 1730 года) голландского художника Эгберта ван Хеемскерка, жившего в Англии. Работами последнего восхищался Хогарт[26]. Возможно, источником вдохновения могла быть гравюра 1495 года Fasciculus Medicinae Йоханнеса де Кетхама, которая проще по композиции, но имеет сходство с гравюрой Хогарта[23].

Под отпечатком расположены следующие слова:

«

Вот тяжкая кончина Подлеца!
Сама Смерть не может закончиться.
Он не находит мирного Погребения,
Его бездыханный Труп, нет, друг.

Вырван с Корнем тот злой Язык,
Что каждый день ругался да чертыхался!
Выдавлены из Глазниц те Глазные яблоки,
Что светились беззаконной похотью!

Его Сердце изучают чужие глаза,
Для Жалости нет жалоб;
И ужас! Из его костей воздвигнут
Памятник его Позора.

»

Критика[править | править вики-текст]

Хогарт был очень доволен результатом. European Magazine сообщал, что он сказал торговцу из Корнхилла (мистеру Сивиллу, Sewell)[9]:

« Нет такой части моей работы, которой я гордился бы и из-за которой чувствовал бы такое же счастье, как из-за серии «Четыре стадии жестокости», потому что я верю, что её выход сдержит дьявольский дух варварства к простой скотине, который, к моему сожалению, когда-то был так распространён в этой стране.

European Magazine, июнь 1801 года
»

В своей незавершённой работе Apology for Painters Хогарт отмечал:

« Я предпочёл бы, если бы жестокость могла быть остановлена четырьмя гравюрами, быть создателем их, нежели картонов [Рафаэля], иначе я жил бы в римско-католической стране.
»

По мнению Михаила Германа, эти слова — самоутешение, так как особого успеха на «рафаэлевском» пути Хогарт не имел[1].

В своей книге «Шекспир и его времена» (1817 год) Натан Дрейк объясняет включение сцены закидывания петухов в первую гравюру желанием художника изменить отношение публики к этой забаве, обычной в те времена, и побудить чиновников принять более жёсткую позицию в отношении её любителей. Большая часть критиков приняла серию прохладно. Чарлз Лэм считал серию карикатурной, не достойной быть принятой в ряд работ Хогарта и претендующей лишь на звание произведения со «своенравным юмором», обычно художнику не свойственным[29]. Искусствовед Аллан Каннингем резко отозвался о серии[30]:

« Я хотел бы, чтобы она никогда не была нарисована. Конечно, есть большое мастерство в композиции и глубокое знание характеров; но весь результат груб, жесток и отвратителен. Дикий мальчик превращается в дикаря, и делает карьеру в жестокости и поругании жестоким убийством, за которое он был повешен и расчленён.
»

По мнению Дженни Аглоу, фигура мальчика с картины Джозефа Райта «Эксперимент с птицей в воздушном насосе» перекликается с фигурой с последней из гравюр «Четырёх стадий жестокости» (мальчик, указывающий на скелет слева)[31].

Рассечение убийц прекратилось с принятием Закона об анатомии 1832 года, большинство пыток животных было запрещено Законом о жестокости к животным 1835 года. С середины XIX века «Четыре стадии жестокости» рассматривались как изображение эпизодов из прошлого, хотя и имеющее на зрителя достаточно сильное эмоциональное воздействие[32], что присуще и для современной публики[27].

Примечания[править | править вики-текст]

Комментарии

a. ^ Пара оригинальных оттисков с доски Белла была приобретена за 1600 фунтов стерлингов Хантерианским музеем и художественной галереей Университета Глазго в 2005 году[33].

b. ^ Существует некоторая путаница насчёт дат карьеры и смерти Джорджа Трейлора. В своей ранней работе Полсон указывает его в качестве ученика Бротона, убитого в бою с ним в 1750 году, и галерея Тейт датирует эскизы Хогарта примерно 1750 годом[34]. В «Хогартской „Проститутке“» он утверждает, что Тейлор вышел на пенсию в 1750 году, но в 1757 году пришёл на последний бой, в котором был жестоко избит, и умер от полученных травм через несколько месяцев. Большинство записей датирует чемпионство Тейлора периодом до середины 1730-х гг.

c. ^ Инициалы на сундучке обычно читаются как «A. G.», то есть «Энн Гилл», но G напоминает D, что намекает на то, что сундучок тоже мог быть украден.

d. ^ Джон Айрленд опознаёт председателя как «Мистер Фрик, мастер Норс, у которого был учеником мистер Поттс». Поскольку Айрленд идентифицирует его как мастера Норса, это определённо означает Джона Фреке, знакомого Хогарта и хирурга в больнице Святого Варфоломея в 1729—1755 годы и губернатора в период 1736—1756 годов. Рассечение может происходить в больнице Святого Варфоломея, в которой работали все три хирурга, но место также имеет черты Кутлерианского театра Королевского колледжа врачей возле Ньюгейта (в частности, трон) и ниши зала Парикмахеров и цирюльников (которая не использовалась для вскрытия после того, как хирурги отделились, основав Компанию хирургов в 1745 году).

Источники
  1. 1 2 3 4 5 Михаил Герман. Борец. Проповедник. Философ // Уильям Хогарт и его время. — Искусство, 1977. — С. 180—181. — 226 с. — 25 000 экз.
  2. История пыток. — Olma Media Group. — С. 184. — ISBN 9785224033232
  3. Гогарт // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. 1 2 3 4 5 William Hogarth. Remarks on various prints // Anecdotes of William Hogarth, Written by Himself: With Essays on His Life and Genius, and Criticisms on his Work. — J. B. Nichols and Son, 1833. — P. 64—65, 233—238, 336.
  5. «Автопортрет с собакой Трампом», 1745 Лондон, Галерея Тейт.
  6. Jenny Uglow. Hogarth: a life and a world. — Faber and Faber, 1997. — P. 501. — ISBN 0-571-16996-1
  7. 1 2 3 Art of William Hogarth. Haley and Steele (2003). Проверено 15 января 2007. Архивировано из первоисточника 6 апреля 2005.
  8. Цитируется по Uglow, p. 506.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Ronald Paulson. Hogarth: Art and Politics, 1750—64 Vol 3. — Lutterworth Press, 1993. — P. 596. — ISBN 0-7188-2875-5
  10. 1 2 I. R. F. Gordon. The Four Stages of Cruelty. The Literary Encyclopedia (5 November 2003). Проверено 15 января 2007. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  11. Jonathan Jones. A Georgian invention. Guardian (22 November 2004). Проверено 28 января 2007. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  12. Roy Porter. Dr Doubledose: a taste of one's own medicine // British Medical Journal. — 24 декабря 1994. — В. 6970. — Vol. 309. — P. 1714—1718. — DOI:10.1136/bmj.309.6970.1714 — PMID 2542682.
  13. Sean Shesgreen. Engravings by Hogarth: 101 Prints. — New York: Dover Publications, Inc., 1974. — ISBN 0-486-22479-1
  14. 1 2 3 4 5 6 John Ireland. Four stages of cruelty // Anecdotes of William Hogarth, Written by Himself: With Essays on His Life and Genius, and Criticisms on his Work. — J. B. Nichols and Son, 1833. — P. 233—240.
  15. Михаил Герман. Примечания // Уильям Хогарт и его время. — Искусство, 1977. — С. 220. — 226 с. — 25 000 экз.
  16. I. R. F. Gordon. A Rake's Progress. The Literary Encyclopedia (19 July 2003). Проверено 15 января 2007. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  17. The Inn of Chancery. Проверено 27 февраля 2007. Архивировано из первоисточника 2 октября 2006.
  18. Uglow, p. 503.
  19. 1 2 Ronald Paulson. Hogarth’s Graphic Works. — New Haven & London: Yale University Press, 1965. — ISBN 0-9514808-0-4
  20. Ronald Paulson. Hogarth's "Harlot": Sacred Parody in Enlightenment England. — Johns Hopkins University Press, 2003. — P. 424. — ISBN 0-8018-7391-6
  21. Uglow, p. 504.
  22. Было высказано предположение, что Том стал разбойником с отчаяния, лишившись должности кучера из-за того, что избил лошадь, а также за другие проступки.
    « As a hackney-coachman, his barbarity did not pass unnoticed; his treatment of his horses became publicly known, and was attended with a discharge from his place: being therefore at a loss for a maintenance, his wicked turn of mind soon led him upon the road, which is shewn by this pistols and watches found upon him »

    Samuel Ireland. William Hogarth, Marriage A La Mode And other Engravings. — Lear Publishers.

  23. 1 2 Bernd Krysmanski. Hogarth's Enthusiasm Delineated: Borrowing from the Old Masters as a Weapon in the War between an English Artist and self-styled Connoisseurs. — New York: Georg Olms, 1996. — ISBN 3-487-10233-1
  24. Ronald Paulson. Hogarth. — James Clarke & Co., 1992. — P. 35. — ISBN 0-7188-2875-5
  25. Criminal Punishment at the Old Bailey. The Old Bailey Proceedings Online (2003). Проверено 12 января 2007. Архивировано из первоисточника 12 декабря 2006.
  26. 1 2 Fiona Haslam. From Hogarth to Rowlandson: Medicine in Art in Eighteenth-century Britain. — Liverpool: Liverpool University Press, 1996. — P. 264—5. — ISBN 0-85323-630-5
  27. 1 2 Finlay Foster. William Hogarth and the Doctors // Bulletin of the Medical Library Association. — 1 июля 1944. — В. 3. — Vol. 32. — P. 356—68. — PMID 16016656.
  28. Lawrence Gowing. Hogarth. — The Tate Gallery, 1972. — ISBN 8435-6035-5
  29. Charles Lamb. On the genius and character of Hogarth: with some remarks on a passage in the writings of the late Mr. Barry // The Reflector. — 1811. — В. 3. — Vol. 2. — P. 61—77.
  30. Allan Cunningham. William Hogarth // The Lives of the Most Eminent British Painters and Sculptors. — J and J Harper, 1831. — P. 57.
  31. Jenny Uglow. The Lunar Men. — London: Faber and Faber, 2002. — P. 123. — ISBN 0-571-19647-0
  32. John Casell. Art Treasures Exhibition. — W. Kent and Co., 1858.
  33. National Fund for Acquisitions Grants Paid 2005—2006. National Museums of Scotland (2006). Проверено 25 января 2007. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  34. George Taylor Triumphing over Death. Tate Collection (2004). Проверено 25 января 2007. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.