Jagdgeschwader 53

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
53-я истребительная эскадра
Jagdgeschwader 53
Jagdgeschwader 53.svg
Эмблема подразделения люфтваффе JG53
Годы существования

1938 - апрель 1945 (II./JG 52.)

Страна

ГерманияFlag of German Reich (1935–1945).svg Германия

Подчинение

Balkenkreuz.svg Luftwaffe

Тип

истребительная авиация

Включает в себя

I./JG53
II./JG53
III./JG53
IV./JG53

Функция

завоевание господства в воздухе
противо-воздушная оборона

Прозвища

Pik-As (пиковый туз)

Снаряжение

Bf 109

Участие в

Вторая мировая война

Командиры
Известные командиры

оберст-лейтенант Вернер Юнк
Ганс Кляйн

Jagdgeschwader 53 «Pik As» (JG 53) (53-я истребительная эскадра «Пиковый туз») — эскадра истребителей люфтваффе. Действовала на многих театрах Европейской части Второй мировой войны, в частности Западный фронт, Восточный фронт, Средиземноморский театр.

Содержание

История эскадры[править | править вики-текст]

Создание и предвоенное реформирование[править | править вики-текст]

История JG53 берет начало 15 марта 1937 года. В этот день были сформированы Штаб и первые две группы новой эскадры JG334, формируемой в районе Рейн — Майн в западной Германии. Командиром нового соединения был выбран оберст Бруно Лёрцер — давний друг Германа Геринга. Они познакомились в начале Первой мировой войны, когда Лёрцер проходил подготовку пилотом, а Герман Геринг служил в пехотном полку. Именно Лёрцер посоветовал Герингу перевестись в ВВС. И именно Лёрцер стал первым пилотом, который вывозил будущего рейхсмаршала на самолете в качестве наблюдателя и фотографа весной и в начале лета 1915 года. Два молодых лейтенанта стали грозной командой. Каждый из них был награждён Железным крестом 1-го класса за их совместные действия по добыванию важных разведывательных данных о французских укреплениях вокруг Вердена. В течение трех дней они низко летали над цепью фортов: Лёрцер в небе управлял двухместным Альбатросом, в то время как Геринг перегнувшись через борт самолета спокойно и методично снимал на камеру. Оба впоследствии переклассифицировались в летчиков истребителей и оба встретили окончание войны командирами эскадр: Геринг JG Nr I и Лёрцер JG Nr III. Но после окончания войны Лёрцер был вынужден вернутся к мирной жизни и пошел в торговлю, став успешным продавцом сигар.

Но дух полетов был у него внутри. И когда в марте 1933 года — спустя всего два месяца после прихода к власти Гитлера, его бывший напарник по экипажу, а теперь министр авиации, Герман Геринг, предложил ему пост председателя Deutsche Luftsportverband (DLV), он ухватился за эту возможность. Разделенная на 16 региональных групп, DLV была головной организацией, созданной партией контролировать по всему Рейху все частные и спортивные летательные аппараты. Награжденный Pour le Mérite и с 41 победой по итогам Первой мировой войны, Бруно Лёрцер был харизматической фигурой, руководство которой должно было оказывать положительное влияние на членов DLV, как молодых, так и старых. Он занимал эту должность до вступления в люфтваффе, где первым его заданием стало формирование в Барнбурге 1 апреля 1936 года истребительной группы I./JG232 (позже I./ZG2). В следующем году он был назначен командиром JG334.

Эскадра Лёрцера была частью амбициозной программы расширения люфтваффе весной 1937 года. Две её группы были созданы в порядке, который был обычным для этого периода бурного роста. Известная как система «мать-дочь» она повлекла за собой отделение части летного и наземного персонала из существующих групп, чтобы обеспечить ядро формирующихся новых групп. I./JG334 гауптмана Hubert Merhart von Bernegg была сформирована на базе персонала I. и II./JG134, тогда как «матерью» II./JG334 майора Hans-Detlev Herhudt von Rhoden стала группа I./JG132 «Richthofen». Обе новые группы первоначально состояли из двух эскадрилий, но должны были быть доведены до стандартного трехэскадрильного состава к 1 июля 1937 года. Эскадра была оснащена истребителями Arado Ar.68E и её первым местом базирования стал аэродром Мангейм-Сандхофен. Для Штаба и первой группы это место базирования было временной мерой, но скорость развития люфтваффе превышала скорость строительства новых авиабаз. Последние также строились быстро, но предназначенный для них новый аэродром на юго-восточной окраине Висбадена, бывший ипподром, ещё не был завершен. Оставив аэродром Мангейм в единоличное пользование второй Группе, Штаб и первая Группа были вынуждены провести несколько недель в Frankfurt-Rebstock, прежде чем их новый аэродром Wiesbaden-Erbenheim был готов в июле 1937 года. Располагаясь примерно в 40 милях друг от друга на восточном берегу Среднего Рейна, Мангейм и Висбаден стали базами эскадры до начала войны и её раннего этапа. Назначенная для противовоздушной обороны этого важного центрального сектора франко-немецкой границы эскадра вела удивительный сидячий образ по сравнению с остальными группами люфтваффе, постоянно менявшими свою дислокацию в предвоенные и первые месяцы войны.

Конечно же были перерывы в этом рутинном базировании. Первый из них произошел осенью 1937 года, когда Арадо из JG334 участвовали в крупномаштабных маневрах, проводимых в северной Германии. Там также для пилотов проводились учебные стрельбы над Северным морем и для наземного персонала комплекс упражнений, специально разработанный для подготовки последних к любым возможным перебазированиям.

В начале 1938 года Арадо в эскадре были заменены на инновационный истребитель Мессершмитта — Bf.109B. И уже в середине марта 1938 года, всего через несколько дней после аншлюса, JG334 получила приказ перелететь на своих «Бертах» транзитом через Бад-Эйблинг (Bad Aibling) в Баварии на аэродром Винер-Нойштадт, где она должна была провести демонстрационные полеты перед местным населением. Однако вскоре эскадра должна была вернутся на защиту Рейха.

В дополнение к различным маневрам, учениям и демонстрациям, люфтваффе также участвовали и в более тайном предприятии. Пилоты покидали расположение своих частей на довольно длительное время. Одним из таких пилотов был некий Вернер Мёльдерс, который был переведен из состава II./JG134, для усиления I./JG334 и служивший в качестве командира её 1-й эскадрильи с самого момента создания. 13 апреля 1938 года Мёльдерс расстался со своей эскадрильей, получив назначение в Испанию. Там он сменил Адольфа Галланда в качестве командира 3./J88 — третьей эскадрильи из состава истребительных сил «Легиона Кондор». Оба пилота были из ряда будущих экспертов Второй мировой войны. Но когда Мёльдерс вернулся в Германию в конце 1938 года с 14 самолетами на своем счету, он оказался самым лучшим из них. Он также переписал руководство по бою истребителей. В самом деле Мёльдерс провел несколько недель в штабе RLM в Берлине, изложив свой опыт на бумаге и подготовив новое руководство по тактике истребителей. Его главным нововведением было замена старого звена в три самолета на звено в две взаимодополняющие пары.

К тому времени, когда ставший уже гауптманом Мельдерс, в середине марта 1939 года вернулся в Мангейм-Эрбенхейм к командованию своей 1-й эскадрильей, многое поменялось. Оберст Бруно Лёрцер покинул эскадру для очередного кадрового повышения за пару недель до отбытия Мельдерса в командировку в Испанию. Его место во главе JG334 занял 1 апреля 1938 года оберст-лейтенант Вернер Юнк. В течение последующих недель стали прибывать первые Bf.109D. 1 июля 1938 года были предприняты действия, чтобы довести эскадру до полного состава в три группы. Изначально III./JG334 состояла только из одной эскадрильи. Её фактически не существовало до 1 августа, когда были созданы штаб группы и две остальные эскадрильи. Командиром был назначен гауптман Walter Schmidt-Coste, бывший командир 4./JG334. Первая эскадрилья была оснащена Ar.68E до августа 1938 года, пока вместе с остальной группой не была перевооружена на Bf.109D. Люфтваффе оснащала свои подразделения последними типами самолетов, но проблема с базированием все ещё не была не разрешена. Программа строительства аэродромов все ещё отставала от создания новых подразделений и их технического оснащения. Первоначально для базирования II./JG334 предназначался Mainz-Finthen, но поскольку он ещё не был отстроен, ей пришлось делить Мангейм-Сандхофен со 2-й группой.

Военные объекты на острове Вангероге в годы Второй мировой войны

Между тем другие подразделения эскадры вновь посетили учебный полигон на острове Вангероге в Северном море. Источники расходятся о действиях эскадры в напряженные дни Мюнхенского кризиса, но большинство указывает, что Юнк и его три группы оставались в Мангейме и Висбадене на защите Рейха. Это имеет смысл, поскольку в Германии тогда реально опасались выступления Франции. Тем не менее один из источников утверждает, что одна из групп повторила маршрут освоенный во время аншлюса и через Бад-Эйблинг перебазировалась в Винер-Нойштадт, где была приведена в боевую готовность.

С задержкой из-за аншлюса и Судетского кризиса, реорганизация структуры командования Люфтваффе, проведенная ещё в апреле — замена 6-го Luftkreiskommando на 3-е Luftwaffengruppenkommando привела к переименованию всех истребительных частей 1 ноября 1938 года. Для JG334 эти изменения вышли далеко за пределы простого переименования.

Во-первых, недолго существующая третья группа была полностью отделена от эскадры. Она была переведена в Габлинген рядом с Аугсбургом и там была переформирована в тяжелую I./JG144 (будущая II./ZG.76 «Sharksmouth»). Более странным был роспуск штаба оберст-лейтенанта Вернера Юнка. Его место занял так называемый «Stab Regensburg», персонал которого прибыл соответственно из Регенсбурга. Его предыдущие обязанности остались неизвестными, но именно он стал именоваться JG133, а две оставшиеся группы эскадры соответственно стали именоваться I./JG133 и II./JG133.

Зимой 1938—1939 годов эскадра начала принимать на вооружение новейшие Bf.109E. 1 февраля 1939 года состоялся очередной этап реструктуризации командования люфтваффе — на этот раз в Luftflotten. Это привело к переименованию спустя два месяца эскадры Юнка, по-прежнему состоящей из двух групп, в JG53. Она стала третьей эскадрой (после JG51 и JG52) вошедшей в состав Luftflotte 3, располагавшегося в юго-западной части Рейха.

Вторая мировая война[править | править вики-текст]

Странная война[править | править вики-текст]

Когда Германия напала на Польшу в первые часы 1 сентября 1939 года, Штаб оберст-лейтенанта Вернера Юнка и две его группы располагались в Висбадене и Мангейме, так же, как они располагались годом ранее во время Судетского кризиса. Гитлер был снова обеспокоен французской реакцией. Польша не собиралась падать на колени в результате ещё одного бескровного переворота и она была захвачена подавляющей силой оружия. Этот шаг слишком далеко завел фюрера, и западные союзники не могли его уже игнорировать. 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии. В один момент пилоты JG53 оказались на переднем крае. И не только на линии фронта, но и в самом стратегически важном секторе общей сухопутной границы между Германией и Францией. Оперативный район эскадры простирался от Саарбрюккена до Трира. В него входил так называемый Dreiländereck — или уголок трех стран — точка, в которой сходились границы Люксембурга, Франции и Германии. Помимо этого, западная граница Германии граничила с нейтральными Люксембургом, Бельгией и Голландией вплоть до Северного моря. В первые месяцы войны, нейтралитет этих стран строго соблюдался, и самолетам воюющих держав запрещался пролёт над их воздушным пространством. Таким образом, хотя после объявления Францией войны не совершались бомбардировки, две группы JG53 вскоре оказались в гуще событий, так как «стык» в Dreiländereck быстро стал основным пунктом вторжения французов, и французских союзников из состава RAF, разведывательные самолеты которых направлялись в Германию. Машинам союзников приходилось сначала достигнуть эту южную оконечность у Люксембурга, прежде чем отправиться на север, вдоль бельгийской и голландской границ, чтобы сфотографировать район промышленного центра Рура и окружающих его оборону.

Но первые две победы эскадры были заявлены у Саарбрюккена, южной, тихой, части своего патрульного сектора. Это было незадолго до полудня 9 сентября, когда пара Bf.109E из 1./JG53 заметила одинокий разведчик-бомбардировщик Bloch MB.131 из состава Armée de l’Air к северо-востоку от Саарбрюккена. Вражеская машина сразу отвернула в противоположную сторону, пытаясь достигнуть безопасной границы. Два мессера быстро догоняли её, ведущий истребитель, пилотируемый обер-фельдфебелем Вальтером Гриммлингом, открыл огонь с близкого расстояния и поджег правый двигатель Блока. Уходя с тонкой струйкой дыма, бомбардировщик пересек границу находясь в крутом пике. Имея приказ не вторгаться во французское воздушное пространство, два «Эмиля» были вынуждены прервать погоню и Гриммлинг потерял из виду свою жертву, которую он идентифицированного — неправильно — как британский Бленхейм. Подтверждение того, что она разбилась, впоследствии было получено от немецких сухопутных войск в этом районе. За эту победу Гриммлинг первым в эскадре был награждён Железным крестом 1-й степени. Около трех часов спустя, лейтенант Вильгельм Гофман из состава 3./JG53 также заявил победу — на этот раз над устаревшим бомбардировщиком Bloch MB.200, в том же районе. На следующий день Гримлинг и унтер-офицер Heinrich Bezner из 1./JG53, все в том же районе, сбили 1 из 3-х перехваченных Mureaux 115.

Командир эскадрильи Гримлинга, гауптман Вернер Мёльдерс, не вылетал 9 сентября. Сутками ранее двигатель его самолета был поврежден в бою с полудюжиной французских Hawk H-75A. Он попытался довести свой поврежденный «Эмиль» до базы в Висбадене, но не пролетел и полпути, когда двигатель стал угрожать остановится полностью, поэтому Мельдерс был вынужден произвести вынужденную посадку на лугу у Биркенфельда. При посадке машина скапотировала и Мельдерс поучил не серьезные, но болезненные повреждения спины. Его состояние было достаточно плохим, чтобы находится в строю в течение последующих 11 дней, в ходе которых I./JG53 увеличила свой счет до 6 побед, в том числе состоялась вторая победа Гримлинга, и понесла первую потерю — унтер-офицер Dill из 3./JG53 погиб при невыясненных обстоятельствах 19 сентября.

20 сентября Мельдерс одержал свою 1-ю победу во Второй мировой войне, когда сбил 1 из 6-и H-75A из состава GCII/5, перехваченных пилотами 1./JG53 в районе между Концем (Contz) и Sierck, в самой вершине Dreiländereck. Вот как он сам описывал данное событие:

Я взлетел со своим звеном в 14:27, после того, как поступило сообщение о приближении с юга к Триру 6 вражеских истребителей. На высоте 4500 метров мы пересекли реку Саар в районе Мерцига. Вскоре над Концем на высоте 5000 метров мы увидели «шестерку» самолетов. Я поднялся выше их и, описав широкую дугу на север, атаковал замыкающий самолет. Я открыл огонь приблизительно с 50 метров. За ним потянулся длинный шлейф дыма и полетели куски обшивки. Самолет начал планировать вниз, и я потерял его из виду.

Успех Мельдерса был подтвержден всеми тремя пилотами его звена, которые также сообщили, что пилот вражеского истребителя выпрыгнул, прежде чем самолет разбился и загорелся к западу от Мерцига.

20 сентября также стало днем, когда и базировавшаяся в Мангейме II./JG53 открыла свой боевой счет. 1-я победа была записана на счет командира 6./JG53 обер-лейтенанта Гейнца Бретнюца, который в 9:55 сбил французский наблюдательный шар. В то же время, штабс-фельдфебель Игнац Прештеле из 2./JG53 уничтожил точно такой же шар двумя часами ранее, ставший первым из трех шаров, потерянных французами южнее Саарбрюккена в этот день. Однако истинные, вторая и третья, жертвы II./JG53, уничтоженные тем днем, остаются загадкой. По докладам пилотов из состава 5./JG53, ими на французской стороне, в течении одной минуты, в районе Bitche, были сбиты два Бленхейма.

До конца месяца пилоты обеих групп продолжали сбивать одиночные самолеты и воздушные шары. На счету 1-й группы было 4 подтвержденные победы, в том числе и ещё один шар Игнаца Прештеле, а на счету 2-й группы — 6 побед. В то же время II./JG53 понесла и первую потерю, когда 22 сентября в бою с французскими Моран-Солнье в районе Bergzabern погиб фельдфебель Hellge из 6./JG53.

30 сентября неожиданная вспышка активности боевых действий в воздухе привела не только к наиболее тяжелым боям на текущий момент, но и принесла эскадре 1-ю подтвержденную победу над самолетами RAF.

День, однако, начался с уничтожения одиночного французского разведчика Potez 63, сбитого поздним утром командиром II./JG53 гауптманом Гюнтером фон Мальтцаном в районе Саарбрюккена. Это была первая победа будущего кавалера Рыцарского креста с дубовыми листьями и командира эскадры.

Вскоре после того, как горящий французский разведчик совершил вынужденную посадку на территории Франции, группа из 5 Fairey Battle из состава 150 sqn. RAF подошла в тот же район, Саарбрюккен — Мерциг, с заданием провести высотную авиационную фоторазведку. Британские машины были перехвачены 8-ю «Эмилями» из состава 2./JG53 и все уничтожены. Первый был сбит пушками командира эскадрильи Рольфа Пингеля, находясь почти над целью. Последний был оставлен над французской территорией в 32 километрах от границы, пораженный множественными пушечно-пулеметными попаданиями унтер-офицера Йозефа Вурмхеллера, до того, как последний прекратил погоню. Вурмхеллер уверенно заявил — Бэттл уничтожен, что и оказалось на самом деле. Хотя его пилоту и удалось посадить поврежденный самолет возле Шалона, тот загорелся во время посадки и был в итоге списан. В ходе двух последовавших тем же днем воздушных сражений пилоты 3./ и 5./JG53 одержали ещё 5 побед, доведя общий итог побед эскадры за день до 13! В то же время другие подразделения эскадры не так успешно бились против французских Hawk H-75A. В тот день, 30 сентября, 4 пилота погибли, а 5-й из 1./JG53, совершил вынужденную посадку около Висбадена.

Эти воздушные бои в конце сентября проводились на фоне такой же активной деятельности на базах в Мангейме и Висбадене. Причиной этого стало очередное увеличение состава эскадры до 3-х групп. Только на этот раз уже не было «материнской» группы для создания ядра новой группы. Новая III./JG53 создавалась используя элементы 1-й и 2-й групп. Группа была официально сформирована в последнюю неделю сентября на аэродроме Висбаден-Эберхайм, вследствие чего I./JG53 была переведена западнее, в Кирхберг, расположенный на Хунсрюке — горной гряде между долинами Рейна и Мозеля. Командиром новой группы был назначен Вернер Мёльдерс, который не теряя времени начал приводить группу в боеготовность к 10 октября.

Примерно в это же время появился знаменитый знак «Туз пик», введенный новым командиром эскадры генерал-майором Гансом Кляйном, сменившим на этом посту Юнка 1 октября. По его собственным словам, Кляйн первым обратился к составу эскадры с вопросом, стоит ли вводит отдельные эмблемы для групп и эскадрилий или ввести одну эмблему для всей эскадры. Было принято последнее решение, поскольку было сочтено, что это будет способствовать «чувству верности и товарищества в эскадре». Ганс Кляйн из многих вариантов принял в качестве официальной эмблему карточного пикового туза, аргументировав:

Противник должен хорошо знать нашу эмблему. Он должен понимать, что если он встретил нас, то это означает для него ничего хорошего. И когда англичане или французы говорят об эскадре «Pik-As», то делать это они должны с уважением.

Поскольку мотив эмблемы был выбран, то по обоим сторонам капота Мессершмитов стали по трафарету наносить «Пиковые тузы», которые оставались на самолетах до момента капитуляции Германии весной 1945 года.

К середине октября 1939 года, противоборствующие наземные войска достигли такой точки застоя, что первые восемь месяцев боевых действий на Западном фронте получили прозвище «странная война» или Sitzkrieg. В воздухе, как только осенняя погода стала уступать зиме 1939—1940 годов — одной из самых жестких в регионе на памяти старожилов — боевая активность также сворачивалась, а порой и подходила к полной остановке.

В Кирхберге, где аэродром имел травяное покрытие, его размыло от постоянных осенних дождей, и I./JG53 Лотара фон Янсона испытала большие трудности. Для доставки топлива и рассредоточения самолетов, пришлось использовать гужевой транспорт. В итоге, за весь октябрь группа не одержала ни одной победы.

II./JG53 в Мангейм-Сандхофене повезло больше, но даже её боевой счет за месяц составили всего 2 Бленхейма. Первый из них, из состава 57 sqn. RAF, пилотируемый винг-командером H. M. A. «Wings» Day, вылетел со своей базы во Франции на разведку северного района Рура 13 октября, в один из немногих дней в перерыве между затяжными дождями. В безоблачном небе Бленхейм достиг Dreiländereck. Едва он начал поворачивать на север, как в районе Биркенфельда был перехвачен 2-мя «Эмилями» из состава 4./JG53 и быстро сбит обер-фельдфебелем Ernst Vollmer. Другим коротким перерывом в плохой погоде воспользовался унтер-офицер Joachim Hinkeldey, который также претендовал на Бленхейм, на этот раз к востоку от Трира — хотя фактически установить личность его жертвы установить не удалось.

Примечательно, что, возможно, в этот же день, и в том же районе, Вернер Мёльдерс открыл счет своей новой III./JG53 уничтожением Бленхейма. Он был в патруле во главе штабного звена, лидируя дюжину «Эмилей» из 9./JG53 в ходе поиска вражеского разведывательного самолета обнаруженного в районе Битбург — Мерциг, когда:

В 11:12 я заметил в районе Трира активность зенитчиков. Вскоре я приблизился к вражеской машине на расстояние около 50 метров и мог ясно различить британские опознавательные знаки. Я открыл огонь с кратчайшей дистанции. Задняя стрелковая установка не отвечала, и вскоре левый двигатель стал извергать густое облако белого дыма, который быстро сменился на чёрный. Самолет вскоре был полностью охвачен огнем. Я заметил, парашют, но кажется он тоже горел. Бленхейм разбился вблизи Klüsserath, на реке Мозель.

Этот Бленхейм — машина из состава 18 sqn. RAF, был сбит примерно в девяти милях к востоку-северо-востоку от Трира — став единственным самолетом RAF, потерянным на центральном участке Западного фронта в этот день.

Пилоты III./JG53 открыв свою охоту, записали в ноябре на счет группы 7 из 11 побед эскадры, одержанных в ноябре, в том числе и квартет французских разведывательных Потезов, сбитых к западу от Саарбрюккена 7 ноября. Один из них был на счету командира 7./JG53 обер-лейтенанта Вольфа-Дитриха Вильке, будущего кавалера Рыцарского креста с мечами.

Единственные две победы эскадры в декабре, стали итогом первого боя в ходе второй мировой войны между немецкими и английскими истребителями, состоявшимся 22 декабря. Самолеты III./JG53 обеспечивали прикрытие пары разведчиков Do.17 и вторглись на 12 миль в воздушное пространство Франции, когда заметили тройку вражеских истребителей значительно ниже себя. Мёльдерс, снова лидируя, спикировал на видимо ничего не подозревающее трио. Он всадил точную очередь в самолет летящий слева и тот, изначально идентифицированный как Моран-Солнье, упал горящим недалеко от деревни. Вскоре после этого, командир 8./JG53 обер-лейтенант Ганс фон Хан сбил вторую машину, которая упала в близлежащем лесу и также загорелась при падении. Оба истребителя, упавшие примерно в 10 милях к северо-востоку от Меца, были Харрикейнами из 73 sqn. RAF.

Помимо этого боя, в декабре практически не было боевых действий. Но месяц принес некоторые изменения в эскадре. I./JG53 была избавлена от своей неравной борьбы с грязью и слякотью и переведена в Дармштадт-Грисхайм, находящийся примерно на одинаковом расстоянии от Висбадена и Мангейма.

19 декабря эскадра, которая до этого момента номинально находилась в подчинении Luftgaukommando XII в чисто оборонительной роли, была передана под командование Luftflotte 3 — одного из 2-х флотов, концентрирующих мощь вдоль западных границ Германии, в рамках планируемого вторжения во Францию в начале следующего года. 21 декабря генерал-майор Ганс Кляйн оставил свой кратковременный пост и был назначен командиром Jafü 3 (командующий истребительными силами 3-го флота). На его место был выбран майор Ганс-Юрген фон Крамон-Таубадель, бывший командир I./JG54, вступивший в командование 1 января 1940 года.

Зима 1940 года окутала все своей ледяной хваткой. Первые два месяца прошли практически в бездействии. Единственной победой стал одиночный Моран-Солнье, сбитый 10 января к югу от Perl, недалеко от Dreiländereck, лейтенантом Walter Radlick из штабного звена III./JG53.

В марте активность эскадры начала набирать обороты. Неутомимой была третья группа, которая ввела практику ротации своих эскадрилий, действуя в районе Трир — Euren, недалеко от границы Люксембурга. Она начала незначительно, но постоянно пополнять свой боевой счет. Группа в течение месяца добавила на свой счет 9 побед, в том числе её командир довел свой личный счет до 6 побед.

Напротив, II./JG53 всех своих успехов за месяц добилась в одном неистовом 10-и минутном бою в последний день месяца. Это произошло в середине дня, когда группа из 20 «Эмилей», ведомая командиром группы Гюнтером фон Мальтцаном случайно наткнулась на несколько дезорганизованных формирований MS.406 к юго-западу от Сааргемюнда. Выбрав момент, мессеры набросились на противника и по их заявлению сбили 6 из 11 французских истребителей. Одну победу (2-ю для себя) одержал командир группы, одну лейтенант Герхард Михальски из штабного звена — будущий кавалер Рыцарского креста с Дубовыми листьями, а командир 6./JG53 обер-лейтенант Гейнц Бретнютц одержал две победы, доведя свой счет до 4-х. Последний, направившись в вечерний патруль, заявил также на свой счет британский бомбардировщик Веллингтон, что однако, не подтверждается британскими данными.

В течение апреля стало ясно, что подготовка к вторжению во Францию близится к завершению. JG53 начала принимать на вооружение новейшие Bf.109E-4, а к ней временно была прикреплена 4-я группа — недавно созданная и ещё не обстрелянная III./JG52 гауптмана Вольфа-Генриха фон Хоувальда, перебазировавшаяся 6 апреля к II./JG53 в Мангейм-Сандхофен.

В воздухе эскадра испытывала нечто вроде затишья. Очередное столкновение с Харрикейнами из 73 sqn. RAF произошло 7 апреля. Одна победа была засчитана командиру 3./JG53 обер-лейтенанту Вольфгангу Липперту, который определил своего противника как Спитфайр, но и 4./JG53 при этом потеряла фельдфебеля Эрвина Вейсса (Erwin Weiss). Таким образом Вейсс получил сомнительную честь стать первым погибшим пилотом эскадры в бою с истребителями RAF. Все 5 погибшие до этого, были потеряны в боях с Armée de l’Air.

Ровно через 2 недели, 21 апреля, JG53 и 73 sqn. RAF встретились снова. На этот раз у обер-лейтенанта Ганса-Карла Майера не возникло проблем с опознаванием и сбитый им к северо-западу от Мерцига самолет был правильно идентифицирован — Харрикейн. Это был второй успех Майера с момента замещения им Мёльдерса в качестве командира 1./JG53.

Между тем сам Мёльдерс записал на свой счет 3 из 4-х побед III./JG53, одержанных группой в апреле. 4-я, одержанная 23 апреля в районе Dreiländereck ведомым Мёльдерса фельдфебелем Franz Gawlick и снова над Харрикейном из 73 sqn. RAF — оказалась последней победой эскадры в период «Странной войны». С начала объявления войны французами и англичанами — 3 сентября 1939 года эскадра одержала 73 победы и потеряла 12 пилотов — 7 из них убитыми или пропавшими без вести и ещё 5 в результате несчастных случаев и других причин.

Французская кампания[править | править вики-текст]

С окончанием 10 мая 1940 года «Странной войны», JG53 приняла активное действие, и хотя она не всегда была в авангарде действий, тем не менее, II./ и I./JG53 удвоили и утроили свое боевые счета, в то время как III./JG53 Мельдерса увеличила свой боевой счет в пять раз. Первые четыре дня наступления для эскадры проходили относительно гладко. В то время как основной фокус внимания был сосредоточен на северном фланге немецкого наступления в Бельгии и Нидерландах, пилоты JG53 уделяли свое внимании патрулированию франко-немецкой границы в районе Саара — то, чем они и занимались на протяжении предыдущих восьми месяцев, и сопровождению немецких бомбардировщиков в налетах на цели за линией Мажино.

Так продолжалось до 14 мая, когда стал ясен истинный план Гитлера. Он стал понятен, когда танковые дивизии Группы армий «A» двинулись через Арденны и Eifel Hills — местности, которая по мнению французских стратегов была непроходима для танков. Доказав ошибочность мнений экспертов, единственной серьезной преградой между танками фон Рунштеда и Ла-Маншем оставалась река Маас. Как только она могла быть преодолена, немецкие танковые силы, воспользовавшись предоставленной им брешью в обороне, могли разделить силы союзников и разбить их по частям. Осознавая угрозу исходящую от немецких плацдармов на берегу Мааса в районе Седана, французское и британское командования бросили на уничтожение немецких переправ все бомбардировщики, которые смогли собрать. Было очень мало времени для организации взаимодействия между двумя ВВС и организации их адекватной защиты истребителями. Таким образом, на протяжении всего дня 14 сентября группы бомбардировщиков, иногда полностью без сопровождения, совершали налеты на немецкие переправы, пытаясь их уничтожить. А мессершмитты их ждали. К закату солнца немецкие летчики на Западном фронте заявили за день 170 побед! Подавляющим большинством из них стали бомбардировщики в районе Седана. Хотя эта цифра является преувеличением, мало кто сомневался, что союзники понесли тяжелейшие потери. И 14 мая более чем заслуживало записи в фольклоре люфтваффе под заглавием: «День истребителей».

Переведенная из Дармштадта обратно в Кирхберг — к началу наступления ВВП на нём высохла, I./JG53 гауптмана фон Янсона стала самой успешной из групп, принимавшей участие в боях вокруг плацдармов у Седана. После нескольких безрезультатных патрулирований ранним утром, счет был открыт незадолго до полудня уничтожением 6 французских истребителей Bloch к югу от Седана. Но большая часть из 35 побед, занесенных на счет группы в «День истребителей», состоялась в середине дня во время основных налетов RAF на пункты сбора. В одном большом 35-минутном бое, когда все небо «казалось заполненным вражескими машинами» — пилоты фон Янсона сбили 20 британских Бэттлов и Бленхеймов плюс парочку Харрикейнов. Львиная доля вражеских жертв пришлась на счет 1./JG53. Этой эскадрильи было приказано вылететь на свободную охоту к западу от Мааса, в то же время обеспечивая при необходимости прикрытие формаций собственных бомбардировщиков и Штук. Командир 1./JG53 обер-лейтенант Ганс-Карл Майер писал:

Эскадрилья летела на высоте 5000 метров, прикрывая группу Штук, летевшую примерно на 1500 метров ниже нас, когда мы подверглись нападению шести Харрикейнов. Верхнее прикрывающее звено немедленно их связало боем. Я повел остальную часть эскадрильи вниз, чтобы защитить пикирующие бомбардировщики, которые оказались под атакой других истребителей противника. Я сбил Hurricane, который разбился и от удара сгорел.

В течение следующих 30 минут Майер сбил 2 Бэттла и 2 Бленхейма, доведя свой счет за день до 5 побед.

В начале вечера настала очередь обер-лейтенанта Вольфганга Тонне из 3./JG53 оставить свой след в истории этого дня. Один из трио Бленхеймов открыл счет побед будущего кавалера Рыцарского креста с дубовыми листьями. Но 4 Веллингтона занесенные на счет этой эскадрильи, скорее всего были машинами из состава Armée de l’Air. Одним из двух погибших 14 мая в I./JG53 стал обер-фельдфебель Вальтер Гриммлинг — пилот, одержавший первую победу эскадры в войне — он был сбит Харрикейнами RAF и похоронен рядом с обломками своего «Эмиля», который разбился в Бульоне, недалеко от реки Маас, ниже по течению от Седана.

Результативность двух других групп в тот день была значительно ниже, чем у I./JG53. Действуя только на периферии боев, II./JG53 заявила 3 победы над французскими истребителями, ни одна из которых потом не подтвердилась. Три из 7 заявленных побед III./JG53 также не были подтверждены, оставив на её счету только пару Моран-Солнье, сбитых во время утренних вылетов и пару сбитых на высоте Харрикейнов, во время отражения налета бомбардировщиков RAF в середине дня. Один из британских истребителей довел счет Мельдерса до двухзначного числа.

Хотя JG53 сыграла важную роль в прорыве с плацдармов Седана на оперативный простор танковой армады, эскадра не последовала за ней к побережью Канала и Дюнкерку. Вместо этого, на протяжении большей оставшейся части месяца она будет оставаться в районе Люксембург — Седан, выполняя свободную охоту и задания по сопровождению бомбардировщиков. И пока за это время 1-я и 2-я группы добились небольших успехов, III./JG53 предприняла большой отрыв. Ей приписывают почти 50 самолетов противника, сбитых во второй половине мая, преимущественно французских.

Однако не все бои были победными. 18 мая «Эмили» из 7./JG53 столкнулись с восьмеркой Curtiss Hawk-75 западнее Лана. Два французских истребителя были сбиты, но в том же бою был подбит истребитель командира эскадрильи обер-лейтенант Вольфа-Дитриха Вильке, которому пришлось прыгать с парашютом. Командир группы ждал долгих 4 дня в надежде, что Вильке приземлился на контролируемой немцами территории и вернется на базу, прежде чем отрапортовал о пропаже Вильке без вести и сообщил об этом его отчиму — генералу артиллерии. Но Вильке, будущий эксперт и кавалер Рыцарского креста с мечами, выжил. Он был подобран французами и доставлен в лагерь в замок Montferrat, где был присоединен к другим военнопленным из состава люфтваффе.

Через девять дней после потери Вильке, 27 мая, другой короткий бой между III./JG53 и французскими Hawk 75 — на этот раз к северо-западу от Амьена — принес Вернеру Мельдерсу его 20-ю победу с начала войны. Хотя в его летной книжке они правильно определены как истребители Curtiss, по неизвестной причине Мельдерс упомянул своих оппонентов «истребителями Блоха», когда спустя некоторое время составлялась его биография. Летя во главе 8./JG53 Мельдерс разглядел шесть вражеских истребителей, приближающихся к линии фронта и повел своих пилотов вокруг по широкой дуге, чтобы войти им в хвост. Его целью было получение элемента неожиданности, при нападении на французские истребители с тыла.

«Все сомкнутым строем — атакуем!» Как внезапный шторм мы падаем на ничего не подозревающего врага сверху. Я акцентирую свое внимание на правом ведомом задней секции, лейтенант Пантен атакует левого, а лейтенант Мюллер выскакивает впереди нас, и стремится к лидеру секции. Истребители Блоха! Я вижу сине-бело-красные полосы на хвостах вполне очевидно — край близок, метр за метром, тщательно прицеливаюсь, и — точно в цель! Мои пушечные и пулеметные снаряды появляются в виде крошечных вспышек по всему вражескому самолету. Очередной французский истребитель уничтожил!

Вокруг меня все мои мессеры делают свою работу. Второе звено обогнало нас и атакует ведущую секцию противника. Каждый Блох имеет по 109-му приклеившегося к его хвосту. Вражеские истребители не получат шанса на одиночный выстрел. Жертва лейтенанта Кунерта падает в огне. Под собой я насчитываю четыре взрыва, когда машины врезаются в землю. Лидер врага все ещё мечется в замешательстве. Но я следую за ним. Он тоже взрывается при ударе о землю, не далеко от места падения соперника Кунерта. Последний француз подстрелен лейтенантом Пантеном и вынужден совершить аварийную посадку.

Все было закончено чуть более чем за минуту. Отчеты показывают, что пять из шести французских истребителей были уничтожены. «Лейтенант Мюллер» — это будущий кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями Фридрих-Карл «Тутти» Мюллер. Curtiss стал первой победой в его карьере. В тот же день самолеты III./JG53 оказались втянутым с другой бой с различными французскими истребителями вблизи Крей (Creil). И итогом снова стали пять машин Armée de l’Air сбитые без потерь. Двое сбитых, оба истребители MS.406, стали первыми победами пары будущих экспертов — обер-фельдфебеля Франца Гетца и фельдфебеля Герберта Шрамма из 7./JG53.

Это была уже вторая победа Мельдерса в тот день. Он стал первым пилотом достигшим рубежа в 20 побед и первым в люфтваффе, кто был награждён Рыцарским крестом. Престижная награда была вручена ему Герингом 29 мая. До сих пор сравнительно малоизвестный Вернер Мелбдерс стал национальным героем. Тем более шокирующим стало известие, полученное в Германии неделю спустя, о том, что он пропал без вести.

К этому времени «план Гельб» — первый этап вермахта по завоевании Франции, был завершен. Танковые клинья вырвавшиеся из лесов Арденн достигли Ла-Манша. Последние британские войска были эвакуированы из Дюнкерка. Северо-восток Франции оказался в руках немцев. Теперь захватчики могли начать реализовывать «план Красный» — атака оставшихся войск к югу от рек Сомма и Эна. Но прежде чем начать поддержку нового этапа наступления сухопутных войск, люфтваффе предприняло ещё одну стратегическую операцию. Начатая 3 июня 1940 года «операция Паула» была направлена на атаку аэродромов, авиационных заводов и связанных с ними целей в районе Парижа. Все три группы JG53 приняли участие в данной операции сопровождая бомбардировщики Do.17 а также в свободной охоте к югу от Парижа. Этот день принес эскадре 14 побед, в том числе 2 победы Мельдерса (22-23-я). Но стоил эскадре 2-х пилотов — один был сбит зенитками, а другой MS.406. «План Красный» начался 5 июня. Однако в секторе JG53, на левом фланге наступления располагалась танковая группа Гудериана (прежде 19-й танковый корпус), который по плану не должен был пересекать Эну до 9 июня. Поэтому эскадра провела эти 4 дня совершая вылеты на свободную охоту к югу от Эны. И хотя её пилоты не встретили серьезного сопротивления со стороны французов, первый из данных дней стал днем, когда III группа потеряла своего командира. Гауптман Мельдерс уже довел свой счет до 25 побед, одержав незадолго до полудня двойную победу недалеко от Компьена. Позже он снова вылетел в тот же район. Но на этот раз аса люфтваффе застали врасплох. Летя на высоте около 750 метров Мельдерс только смог понять, что хвост его мессершмитта был поражен, но обнаружить Dewoitine D.520, который его атаковал, он не смог. Две коротких очереди вражеского истребителя и «Эмиль» вспыхнул:

Внезапно самолет содрогнулся от попаданий, кабину засыпали искры! Я почти потерял сознание! Рычаг дросселя разлетелся на части, ручка управления до отказа ушла вперед, я начал почти вертикально падать. Надо было немедленно покидать самолет. Я дернул рычаг аварийного сброса фонаря кабины и он улетел назад. Моя верная птица задирает нос вверх в последний раз, давая мне возможность расстегнуть замок привязных ремней я привстать в кресле. Свободен!

Мельдерс приземлился примерно в 40 милях в глубине французской территории недалеко от позиций артиллерийского полка. Несмотря на попытку скрыться в близлежащей ниве он, подобно Вольфу-Дитриху Вильке и ещё полудюжине пилотов эскадры — попал в плен, в котором был вынужден провести оставшуюся часть кампании. В отличие от Вильке и остальных, после окончания компании Мельдерс не вернулся в состав JG53. Он провел первые недели июля в отпуске, в то время как официально числился в составе Ergänzungsgruppe в Мерзебурге, а затем 27 июля 1940 года был назначен командиром эскадры JG51.

Тем временем 9 июня — в день начала наступления танков Гудериана, JG53 были приказано прикрывать наступающие войска, двигающиеся на юг мимо Реймса. I./ и III./ группы заявили на свой счет трио французских истребителей в районе Ретель — Реймс без собственных потерь. II. Группе повезло меньше. Обер-лейтенанту Отто Бёнеру (Otto Böhner) — техническому офицеру группы, пришлось прыгать на парашюте, после того как его «Эмиль» был поврежден в бою. Бёнер стал не только последним членом эскадры, попавшим во французский плен, но и последней боевой потерей эскадры в ходе данной кампании.

В течение следующих двух суток III./JG53 под командованием и. о. гауптмана Рольфа Пингеля записала на свой счет ещё 10 французский истребителей к югу от Эны. Это стали последние победы эскадры в ходе западного блицкрига.

Оставшиеся две недели были малоактивными для пилотов. 20 июня III./JG53 было поручено создать воздушный зонтик над Компьенским лесом, где французские и немецкие представители начали переговоры о перемирии. В день подписания перемирия, 22 июня, подразделения JG53 получили приказ оставить полевые аэродромы, которые они занимали по реке Марна, к востоку от Парижа и перебазироваться на запад, в Бретань. Здесь JG53, на базах Ренн (Штаб, I. и III. группы) и Динан (II. группа), должна была нести ответственность за охрану побережья северо-западной Франции.

С прекращением огня во Франции и вступлением в силу перемирия в 00:35 часов 25 июня, стало ясно, что следующий этап боевых действий переносит войну через воды Ла-Манша в Великобританию. Было столь же очевидно, что любое дальнейшее действие будет сосредоточено вдоль узкого участка канала напротив юго-восточной Англии. Казалось, что находясь на периферийном крайнем левом фланге операций в течение большей части недавних боевых действий во Франции — «Пиковым тузам», которым теперь приказано было защищать западную и широкую часть Ла-Манша, где начинался Атлантический океан — снова предстоит остаться в стороне от предстоящей битвы за Британию.

Битва за Британию[править | править вики-текст]

Начальная фаза Битвы за Британию только подчеркнула изоляцию JG53 от театра боевых действий. Первой целью люфтваффе стало британское судоходство. Было предположено, что наиболее эффективный результат будет достигнут в восточной части Ла-Манша, у Дувра, где ширина пролива составляла 21 милю, против более чем 100 миль открытой воды, отделявшей Бретань от берегов Девона и Корнуолла. Будучи отправленными в Бретань ещё до официального окончания боевых действий с Францией, 120 «Эмилей» эскадры охраняли этот северо-западный угол в течение июля не вступая в бои. В ходе данного месяца Бомбардировочное командование RAF сосредотачивало свои усилия на атаке аэродромов люфтваффе и местах сосредоточения десантных средств, собиравшихся в портах северо-восточной Франции и странах Бенилюкса.

Только на второй неделе августа JG53 вступила в схватку. Так как базы в Ренне и Динане располагались слишком далеко к югу, чтобы обладавшие малой дальность Bf.109 могли эффективно действовать над южной Англией, то эскадра была переведена на аэродромы на Нормандских островах и вокруг Шербура, на оконечности полуострова Котантен. Они использовались в качестве передовых площадок для проведения налетов через пролив. Но даже эти площадки не позволяли вторгаться достаточно далеко в глубь вражеской страны.

Большая часть боев в течение первых двух недель участия в битве JG53 ограничивалась прибрежной полосой Дорсета и водами вокруг острова Уайт. Эскадра уже выполнила несколько разведывательных полетов в этом районе в конце июля, но без результатов. Первая встреча произошла во время попытки люфтваффе полностью уничтожить каботажный конвой CW-9, которая привела к стычке JG53 с защищающими конвой британскими истребителями. Конвой из 20-и судов под кодовым наименованием Peewit отплыл из устья Темзы вечером 7 августа. На следующий день, двигаясь по Каналу на запад, он подвергся серии ожесточенных атак немецких торпедных катеров и Штук. К концу дня уцелевшие суда находились у острова Уайт. И именно здесь они подверглись ещё одному авианалету Ju.87 из II./StG77, часть эскорта которых составляла II./JG53 гауптмана Гюнтера фон Мальтцана, взлетевшая из Villiaze, на острове Гернси. В то время как Штуки набросились на конвой, потопив четыре судна, повредив семь, и рассеяв оставшиеся, II./JG53 связала боем его сильное истребительное прикрытие из четырёх эскадрилий. После десяти минут активного боя к югу от Суониджа (Swanage), «Эмили» были вынуждены прервать бой и возвратиться на Гернси. Пилоты группы заявили 1 Харрикейн и 2 Спитфайра, второй из последних довел счет командира 6./JG53 гауптмана Гейнца Бретнюца до двухзначного числа. Это были первые успехи эскадры в течение почти двух месяцев.

Густая облачность над Каналом ограничила воздушные операции над ним в последующие двое суток. Но 11 августа Люфтваффе совершило свой самый крупный к этому моменту налет на Англию, когда направило смешанное соединение бомбардировщиков Ju.88 и He.111 для атаки морской базы Портленд. Истребительное прикрытие включало все три группы JG53 и — несмотря на противодействие противника, в бою с которым пилоты заявили 8 Спитфайров — эскадра снова вернулась на базу без потерь. Среди 5 побед III./JG53 три было на счету недавно назначенного командира группы гауптмана Харро Хардера, ветерана Легиона Кондор с 11-ю победами над Испанией. Вскоре после возвращения в Динан (через Villiaze), лейтенант Эрих Бодендик (Erich Bodendiek) из 4./JG53 одержал девятую победу эскадры за день, преследуя и сбив у французского побережья, как он доложил: «разведывательный Бленхейм».

Пока эскадра не несла потерь во встречах с английскими истребителями, но это длилось до 12 августа, когда все три группы снова участвовали в боевых действиях у острова Уайт, в серии вылетов на свободную охоту. Хотя и I. и III. группы занесли себе на счет по 4 победы, последняя понесла первую безвозвратную потерю эскадры в этой битве. Ею стал новый командир, гауптман Харро Хардер, который донес по радио о том, что сбил два Харрикейна, что впрочем не было подтверждено, за отсутствием свидетелей, прежде чем он сам был сбит над морем где-то у побережья Дорсета. Командир 7./JG53 гауптман Вольф-Дитрих Вильке был назначен на место Хардера, но уже спустя несколько часов чудом избежал участи своего предшественника. Во время очередного вылета в тот же день, двигатель его «Эмиля» оказался поврежденным. Стало ли это результатом воздействия противника или являлось неисправностью самого двигателя неизвестно, но Вильке пришлось прыгать с парашютом в Канал. Это был его уже второй прыжок, после первого он попал во французский плен. И на этот раз ему снова повезло, поскольку вечер был лунный, его смогли обнаружить с поисковой летающей лодки и подобрать.

13 августа Люфтваффе наконец дали отмашку для начала «Adlertag» — «Дня Орла». Но в связи с сочетанием неблагоприятных погодных условий и плохой коммуникации, эта долгожданная атака — предназначенная для нанесения смертельного удара RAF — превратилась в беспорядок. Для JG53 день начался с полетов на свободную охоту через Ла-Манш. Незадолго до полудня II. и III. группы заявили по 1 Бленхейму, сбитых недалеко от баз последних. Позже, вечером, I. и II. группы снова совершили вылет за Ла-Манш, на этот раз сопровождая Штуки в налете на Портленд. Хотя Ju.87 из II./StG1 так и не достигли цели, повернув обратно из-за плохой погоды, обе группы JG53 поучаствовали в серии «собачьих схваток» с Харрикейнами и Спитфайрами в районе Портленда. После боя обеим группам засчитали 9 сбитых истребителей противника, но в то же время они потеряли четырёх пилотов (1 погиб, 3 попали в плен), все из II./JG53. И эти пленные, в отличие от попавших в плен над Францией, а всего их только в JG53 по итогам битвы было около 30 человек, были потеряны для люфтваффе навсегда. Исключение составили только те, кто был тяжело ранен и позже репатриирован в Германию по программе обмена тяжелораненных пленных, как это случилось с 2 пленными из трех, сбитых в «День Орла».

В течение последующих четырёх дней эскадра действовала в районе Портленда и острова Уайт. При этом её пилоты не могли понять, почему истребители RAF всегда находились в боевой готовности и ждали их. «Они неизменно атаковали сверху со стороны солнца» — докладывали пилоты. Видимо не в последнюю очередь играли роль РЛС и организация служб наземного управления. Пилоты JG53 были убеждены, что действует несколько необнаруженных телефонных линий между Нормандскими островами и Великобританией. «Во всяком случае, англичане всегда были заведомо уведомлены о нашем подходе, даже если мы двигались на высоте волн и начинали набор высоты перед вражеским побережьем» — утверждали они.

18 августа I./JG53 было приказано сопровождать группу Штук в налете на радар Poling на востоке острова Уайт. Хотя пилоты I./JG53 потеряли только 1 своего коллегу, сбив 3 вражеских истребителя, в то же время Штуки понесли тяжелые потери от истребителей RAF. Такие тяжелые потери Штук 18 августа положили конец их летной карьеры в дневное время в небе северо-западной Европы. Вскоре они были переведены в район Па-де-Кале, где оставались в бездействии до конца Битвы за Британию в ожидании поддержки наземной кампании в Южной Англии, которая так и не состоялась.

Исчезновение Штук совпало с новой фазой битвы. До сих пор атаки люфтваффе проводились по всему фронту, почти по всей длине Канала. Это отсутствие концентрации на одной конкретной области доказало свою неэффективность и дороговизну. Поэтому на конференции 19 августа Геринг постановил сконцентрировать усилия на Юго-Восточной Англии и районе вокруг Лондона. Для того чтобы обеспечить максимальное сопровождения истребителями планируемых армад бомбардировщиков, предназначаемых для этого наступления, почти все группы Bf.109, находящиеся в составе Luftflotte 3, базировавшегося в северо-западной Франции, были переведены в Па-де-Кале и подчинены Luftflotte 2. Среди переводимых эскадр была и JG53, чьи группы располагались на цепи аэродромов вдоль побережья Франции, южнее мыса Гри-Не. Первым стал Штаб оберст-лейтенанта фон Крамона, который перебазировался в Этапль 23 августа. III./JG53 получила приказ перебазироваться сутки спустя на аэродром Ле-Туке, но прежде чем выполнить его, группа совершила очередной вылет по сопровождению соединения He.111 на Портсмут, в начале вечера 25 августа, в ходе которого, пилоты 8-й эскадрильи сбили 3 Спитфайра.

Две другие группы также действовали активно до момента своего перевода. 24 августа они тоже заявили 3 Спитфайра у острова Уайт.

Следующий день, 25 августа, для I./JG53 оказался одним из самых успешных за всю битву. Её пилоты записали на свой счет 8 Харрикейнов, сбитых в районе Портленда, при потери 1 пилота, совершившего вынужденную посадку и попавшего в плен. Один из восьми сбитых оказался на счету командира 1./JG53 гауптмана Ганса-Карла Майера, став его 15-й победой. Сам пилот являлся третьим летчиком эскадры, доведшим свой счет до двухзначного значения двумя неделями ранее. Боевой отчет Майера о победе 25 августа был по-обычному краток:

Вылет — свободная охота во время бомбардировочного рейда на Портленд. Эскадрилья перехватила эскадрилью Харрикейнов, которые пытались атаковать Ju.88. Я сел на хвосте Харрикейна, который напал на Ju.88 с большого расстояния. Он прекратил стрельбу и отвернул на северо-запад, к побережью. Я нырнул за ним и поджег его машину с расстояния в 50 метров. После очередного залпа пулеметным огнем с расстояния всего десять метров, пилот выпрыгнул. Машина и пилот упал в воду в 500 метрах от побережья.

Противник Майера, бельгийский доброволец, летавший в составе RAF, не пережил эту встречу. Его тело было выброшено на берег три дня спустя.

II./JG53 в том вылете по прикрытию бомбардировщиков люфтваффе также встретила Спитфайры, что стоило ей 2 пилотов пропавшими без вести и ещё 2 ранеными, сбитых над Каналом и спасенных гидросамолетами.

На следующий день, 26 августа, две группы снова вылетели совместно на свободную охоту, на этот раз в район Портсмута. И снова II./JG53 выступила хуже. Не одержав ни одной победы она потеряла 2-х пилотов, а третьего пришлось вылавливать из моря к северу от Шербура. Напротив, I./JG53 зачислили 4 сбитых Спитфайра, в том числе 2 на счет Ганса-Карла Майера, при потери 1 пилота погибшим, после того как на его «Эмиле» отказал двигатель и он разбился в районе Портсмута.

28 августа I. и II./JG53 покинули Бретань перебазировавшись на свои новые базы в Па-де-Кале, соответственно в Невиль (Neuville) и Sempy.

В течение последующих трех с лишним недель, капоты двигателей самолетов эскадры украсила вертикальная красная полоса, которая была достаточно широкой, чтобы скрыть на них «Туз пик». Официальной причиной для принятия этой маркировки, постановление о которой было выпущено в конце июля, стало то, что она якобы являлась дезинформационной уловкой. «Тузы пик» стали слишком хорошо известны пилотам RAF. И внезапное появление на фронте «красных полос» должно было обмануть врага, полагавшего, что совершенно новая эскадра прибыла в передовые боевые порядки люфтваффе над Каналом. Но, по мнению большинства историков, изменение было введено не оперативной необходимостью, а стало результатом личной неприязни. Не было секретом, что к этому времени командир эскадры оберст-лейтенант Ганс-Юрген фон Крамон-Таубадель, стал персоной нон-грата в иерархии Люфтваффе — не в последнюю очередь потому, что решил жениться на леди, которая была, по его собственным словам, «не полностью арийка». Красная полоса, таким образом, рассматривалась как оскорбление его подчиненных «пиковых тузов». Если это действительно было так, то стало не единственной несправедливостью, понесенной фон Крамоном. В отличие от многих своих коллег по 1-й мировой войне, которые командовали различными истребительными эскадрами в 1940 году — подобно Гарри фон Бюлов-Боткампу, Йоахиму-Фридриху Хуту, Максу Ибелю и Тео Остеркампу — он никогда не был награждён Рыцарским крестом. И он продолжил оставаться в тени в течение остальной части своей карьеры в Люфтваффе, будучи откомандирован в Скандинавию в качестве командующего различными местными командованиями в более поздние годы войны. Возможно, не совсем случайно, что после того как он передал командование JG53 (спустя значительное время после этого, так как на самом деле власть имущие не хотели, чтобы это решение было слишком очевидным!), «Пиковый туз» был восстановлен на истребителях эскадры.

Летчики отреагировали на этот печальный эпизод в истории их соединения по-разному. Одни выразили свое возмущение, нанеся большой вопросительный знак на красной полосе, в том месте, где находился раньше «Туз пик». Другие использовали последующее всеобщее введение желтых капотов — эффективная маркировка самолетов переднего края — как предлог, чтобы закрасить красную полосу. III./JG53 не искала возможных поводов. Под командованием гауптмана Вольфа-Дитриха Вильке, который не являлся ярым сторонником Берлинского режима, его пилоты отреагировали на исчезновение их символа тем, что закрасили свастику на килях своих машин и стали использовать освободившееся пространство для учета своих побед.

Но эти подводные камни не могли препятствовать операциям. Расположенная в Па-де-Кале, JG53 оказалась теперь вовлеченной в несколько иной тип кампании, в отличие от того, что она вела западнее. Остались в прошлом долгие полеты над водой и свободная охота на вражеские самолеты и суда вокруг острова Уайт. Её главной обязанностью отныне, стало сопровождение массированных атак бомбардировщиков на цели в южно-восточной Англии. Несмотря на более жесткую летную дисциплину навязанную пилотам Bf.109E (экипажам бомбардировщиков нравилось видеть свои истребители прикрытия в непосредственной близости и, по прямому распоряжению рейхсмаршала, группы назначаемые в ближний эскорт, должны были находится рядом с ними), JG53 продолжала поддерживать очень похвальное соотношение побед к собственным потерям. В течение первой недели сентября они записали на свой счет около 30 самолетов RAF уничтоженными, ценой потери 11 пилотов, погибших, пропавших без вести или попавших в плен. Но когда люфтваффе обратило свое пристальное внимание на Лондон — начав массированные дневные рейды на столицу 7 сентября — потери «Пиковых тузов» стали расти. К концу месяца погибли 5 из девяти командиров эскадрилий (в том числе все три в составе III./JG53).

Бомбардировочные атаки, однако, не были односторонними. Хотя пилоты истребительного командования RAF несли на себе всю тяжесть оборонительного сражения, усилия бомбардировочного и берегового командования в течение лета и в начале осени 1940 года иногда склонны забывать. Тем не менее, их действия стали не менее героическими, поскольку они стремились, часто, преодолевая огромные трудности, перенести войну обратно через Ла-Манш, в оккупированную немцами Европу, действуя против аэродромов бомбардировщиков люфтваффе и постоянно растущих в числе судов вторжения, все ещё собираемых в портах Канала.

Так, возвращаясь с очередного сопровождения бомбардировщиков на Лондон, в конце дня 11 сентября, III./JG53 гауптмана Вольфа-Дитриха Вильке столкнулась с одним таким набеговым соединением, — видимо смешанным формированием бомбардировщиков бипланов и монопланов, посланных для атаки Кале. Вильке и двое его пилотов заявили по одному из бипланов, которые они просто описали как Doppldecker (их незнание типа, пожалуй было простительно — первые несколько Fairey Albacore состояли на службе Fleet Air Arm только около полугода). Группе также записали два Бленхейма сбитых над Кале, хотя они не являлись бомбардировщиками. Это были истребители Blenheim IVF из состава 235 Sqn. RAF, прикрывавшие самолеты флота.

Настал 15 сентября, день который сейчас ежегодно отмечают как «День битвы за Британию». Он стал свидетелем последних крупных рейдов дневных бомбардировщиков люфтваффе на Лондон. Те совершили в этот день в общей сложности, около 1100 индивидуальных самолето-вылетов, подавляющее большинство из которых в двух главных налетах на английскую столицу. Все три группы JG53 участвовали в обеих операциях, но с заметно разной степенью успешности. Несмотря на ряд боевых столкновений с истребителями RAF II./JG53 гауптмана Гюнтера фон Мальтцана не имела ни побед, ни потерь в этих схватках. В то же время на счет I. группы записали 9 истребителей: 4 Спитфайра, в том числе 2 на счет её командира гауптмана Ганса-Карла Майера, сбитые вскоре после полудня и оставшиеся — Спитфайры и Харрикейны в ходе второго налета на Лондон в этот день. Эти победы не дались дешево, так как не вернулось 6 пилотов. Трое из них погибли, а остальные были сбиты и попали в плен. Но более успешной стала III./JG53 гауптмана Вольф-Дитриха Вильке, которая за день одержала 11 побед, в их числе очередная пара Спитфайров, пошедшая на счет командира. Это было достигнуто потерей всего 2-х «Эмилей» — одного над Каналом, а второго при аварийной посадке во Франции, при этом оба пилота остались невредимыми. Группе было засчитано 6 Спитфайров во время её первого вылета к Лондону в начале дня, плюс ещё 3 — вместе с 1 Hurricane — в ходе последующего рейда. Одиннадцатый, и финальный успех дня — Бленхейм — оказался на счету будущего кавалера Рыцарского креста фельдфебеля Германа Нойхоффа. Сбитый над каналом между мысом Гри-Не и Ле-Туке в 17:00 он остается загадкой. Ни один Бленхейм не погиб в день Битвы за Британию, но спустя 20 минут после заявленной победы Нойхоффа, по неизвестным причинам, недалеко от Биггин-Хилл, разбился Bristol Beaufighter (тип вновь вводимых в эксплуатацию самолетов в 25 Sqn. RAF). Возможно, он стал жертвой Нойхоффа, получив повреждения над Каналом и разбившись при попытке вернуться на свою базу в North Weald.

Несмотря на ряд отдельных частей, в том числе III./JG53 хорошо зарекомендовавшей себя 15 сентября 1940 года, люфтваффе в целом в этот день понесли поражение — то есть выявилась её очевидная неспособность нанести истребительному командованию RAF окончательный нокаутирующий удар, что стало началом конца битвы. Геринг пересмотрел тактику ещё раз, уменьшая размер соединений своих бомбардировщиков, и не предоставляя им максимального эскорта истребителями, в то время как Гитлер отложил операцию Seelöwe (Морской лев) — запланированную высадку в южной Англии.

Во второй половине сентября успехи «Пиковых тузов» составили три десятка истребителей RAF, потеряв при этом только 1 погибшим, 2 пропавшими без вести и 4-х пленными. Среди этих успехов была первая победа Штаба, которую одержал лично командир — Ганс-Юрген фон Крамон-Таубадель. На его счету оказался Харрикейн, сбитый 27 сентября южнее Эшфорда в Кенте. Это была его 2-я личная победа, свой личный счет он открыл ещё в декабре 1939 года, сбив 1 MS.406, будучи командиром I./JG54. Три дня спустя, 30 сентября, оберст-лейтенант Ханс-Юрген фон Крамон-Таубадель — оставил командование эскадрой перед последующим занятием целого ряда командных постов. Офицером выбранным заменить фон Крамона стал майор Гюнтер фон Мальтцан, ранее командовавший второй группой. Он встанет во главе с эскадры на последующие три года. Лучший ас II./JG53 гауптман Хайнц Бретнюц, командир 6./JG53 с 17-ю победами, в свою очередь сменил фон Мальтцана на посту командира группы.

К началу октября бомбардировщики люфтваффе стали все больше и больше прибегать к налетам на Великобританию в ночные часы. А для того, чтобы сохранить некоторое подобие дневного наступления, создаваемого на данном этапе, Геринг приказал треть всех своих истребителей переклассифицировать в Jabo или истребители-бомбардировщики. На эту роль, фон Мальтцан в каждой из трех Групп отобрал по эскадрильи. Ими стали 3./, 4./, и 8./JG53. Таким образом, пилоты JG53 стали использоваться для прикрытия своих собственных истребительно-бомбардировочных эскадрилий и Bf.109E из состава II.(Schl)/LG2.

Пилоты продолжали стабильно заявлять, хотя и уменьшившиеся в числе, победы, составившие около 25 вражеских машин занесенных на общий счет эскадры в октябре, при этом их собственные потери выросли теперь непропорционально. За этот же период 6 пилотов были убиты, 2 числятся пропавшими без вести, и ещё 6 были сбиты и попали в плен. Наибольшее число потерь, как в людях так и в машинах, понесли истребительно-бомбардировочные эскадрильи, включая всех трех их командиров. Это было не удивительно, так как ни одна из эскадрилий не была выведена из боевых действий даже для самых элементарных обучений действиям в своей новой роли. Они должны были учиться специализированным методам истребителей-бомбардировщиков в ходе боевых вылетов и не всегда с положительными результатами. Уже 2 октября первым из 6-и пилотов эскадры, попавших в британский плен в октябре, стал командир 8./JG53 обер-лейтенант Walter Fiel, который сел на вынужденную у Танбриджа.

Но наиболее тяжелой потерей октября стала гибель командира I./JG53 гауптмана Ганса-Карла Майера аса с 22 победами и кавалера недавно полученного им Рыцарского креста, второго в эскадре, вслед за Вернером Мельдерсом. 17 октября он был вынужден прервать боевой вылет и вернутся на базу из-за повреждений двигателя. Вернувшись в Ле-Туке, он немедленно приказал подготовить к вылету другой самолет. Единственным доступным стал недавно доставленный и ещё не вооруженный Bf.109E-7. Его радио не было должным образом настроено и самолет не имел на борту спасательную лодку. Тем не менее Майер вылетел на нём, охарактеризовав свой полет как тестовый, поскольку узнал, что старший из его командиров эскадрилий также вернулся на базу из-за механических повреждений, а его уменьшившаяся Группа практически без командования ведет активный бой с английскими истребителями восточнее Лондона. Больше о Майере ничего не было слышно. Наиболее вероятно, что он стал жертвой Спитфайров над устьем Темзы, так же как и севший на брюхо у Мэнстона и попавший в плен командир 3./JG53 обер-лейтенант Вальтер Рупп (Walter Rupp). Последнего, на посту командира, сменил Вольфганг Тонне, занимавший этот пост до своей гибели весной 1943 года. Тело гауптмана Майера выбросило на берег севернее Даджнесса 10 дней спустя. Тем временем Группу временно возглавил командир 2./JG53 обер-лейтенант Игнац Прештелле, до официальной замены бывшим командиром I./JG51 гауптманом Гансом-Генрихом Бруштеллином (Hans-Heinrich Brustellin).

В то же время эскадра получила свой третий Рыцарский крест с начала войны. Неопознанный (и, по правде говоря, несколько сомнительный) Харрикейн был заявлен гауптманом Хайнцом Бретнюцом во второй половине дня 20 октября, который довел его счет до 20 побед. Недавно назначенный командиром II./JG53, Бретнюц был награждён этой наградой двое суток спустя.

В течение оставшейся части месяца, если позволяла погода, JG53 совершала два, а иногда и три боевых вылета в день — в основном на сопровождение истребителей-бомбардировщиков в их налетах на территорию Большого Лондона. Такая активность нарушила и без того шаткое техническое обслуживание эскадры, и к началу ноября она задействовала не более половины своих самолетов.

Ситуация ещё более ухудшилась в ноябре. К тому же, с наступлением зимы, количество дневных сражений в целом быстро снижалось, и JG53 была не одинока в резком снижении операционной деятельности. I./JG53, например, не удалось достичь не единой победы после Спитфайра, заявленного 17 октября лейтенантом Вольфгангом Тонне к юго-востоку от Лондона — в день, когда гауптман Ганс-Карл Майер пропал без вести. III./JG53 было зачислено три машины RAF, сбитых в ходе ноября, но это было нивелировано равным количеством потерь. Только II./JG53 завершила свое участие в битве с большим количеством побед, чем потерь. Её 18 ноябрьских побед (достигнутые ценой потери 5 пилотов) включали как полудюжину побед командира гауптмана Хайнца Бретнюца — доведя его счет до 26 побед — так и единичные успехи будущих экспертов Курта Брёндле, Штефана Литьенса и Герхарда Михальски. При этом победа одержанная фельдфебелем Литьенсом 15 ноября, была объявлена 500-й победы эскадры с начала войны, хотя послевоенная проверка подвергла сомнению и точность счета и дату самой победы.

Последней победой эскадры в 1940 году стал Харрикейн, сбитый самим командиром майором фон Мальтцаном 1 декабря — его вторая победа с момента вступления в должность, доведшая его личный счет до 12 побед. А следующий день, 2 декабря, стал днем последней боевой потерей в том году, когда после боя со Спитфайрами у Данджнесса пропал без вести лейтенант Зигфрид Фишер (Siegfried Fischer) из 1./JG53. Его Bf.109E-4 «Белая 8» упал в Chichester Harbour. В том же бою фенрих Wolfgang Hauffe из 1./JG53 был вынужден приводнить свою машину в Канале, но впоследствии был спасен.

Роль «Пиковых тузов» в Битве за Британию, как и в Битве за Францию, можно охарактеризовать как полезную, но не решающую. Её участие в боях подошло к концу недели предшествующей рождеству 1940 года, когда эскадра была выведена в Германию на отдых и восстановление. 30 декабря командир эскадры майор фон Мальтцан был награждён Рыцарским крестом, четвёртым в эскадре.

В течение последующих трех месяцев эскадра базируясь в районе Кельна восполнила свои потери и была перевооружена на новейшие истребители Bf.109F. После перевооружения, она вернулась обратно на побережье Франции и в течение марта и начала апреля 1941 года, все три группы JG53 возобновили наступление против RAF. Но уже не было никаких признаков к подготовке к морскому вторжению, перенесенного с прошлой осени. Вместо этого, новые «Фридрихи» эскадры использовались, в первую очередь, в серии бессистемных вылетов на свободную охоту и в прикрытии ограниченного числа вылетов истребителей-бомбардировщиков, атакующих цели вдоль южного побережья Англии. Эти операции не принесли значительных успехов. Командир эскадры фон Мальтцан записал на свой счет 3 Спитфайра, сбитых в марте и апреле, тогда как I./JG53, в ходе своего второго пребывания в зоне Канала, одержала только одну победу. Снова отличился Вольфганг Тонне, сбивший 26 апреля к югу от Булони Спитфайр. III./JG53 повезло чуть больше, с 5 подтвержденными победами, набранными в течение мая над проливом в районе Дувра. Только II./JG53 отметила свое возвращение на Канал с коллективным счетом в двузначных числах. Среди 16 машин RAF сбитых её пилотами с марта по май 1941 года, 5 было на счету командира Группы гауптмана Хайнца Бретнюца и 5 на счету будущего кавалера Рыцарского креста с мечами и эксперта Западного фронта, фельдфебеля Йозефа Вурмхеллера.

Общий счет JG53 в 25 вражеских самолетов, уничтожены в течение весны 1941 года, возможно, не был впечатляющим, но его с лихвой окупили малые собственные потери из 1 пилота пропавшего, 1 попавшего в плен и 4 раненых. Большинство жертв и материальный ущерб, в течение этого времени, эскадра понесла в результате несчастных случаев, а не в бою. Кроме того, её оппоненты не были больше прижаты спиной к стене, и уже не сопротивлялись так ожесточенно, как они делали на протяжении большей части второй половины 1940 года. Знаменитые британские «Налеты на Францию» ещё не начались всерьез, но Бленхеймы Бомбардировочного командования уже наносили удары по береговым целям, в том числе и по аэродромам люфтваффе. Например, 16 апреля 1941 года 7 «Фридрихов», из состава III./JG53, в различной степени были повреждены одним из ранних «Цирков» против Берк-сюр-Мера, южнее Ле-Туке. Хотя пара Спитфайров, которые лейтенант Герберт Шрамм из 7./JG53 заявил над проливом в этот день, остались неподтвержденным — предположительно из-за отсутствия свидетелей — они, возможно, являлись двумя машинами из 303 sqn. RAF, пилотируемыми поляками, составляющей часть эскорта Бленхеймов и потерявшей их сбитыми в районе Данджнеса.

Сутками ранее в II./JG53 также оказались раненые, когда её база в Сент-Омере была обстреляна мессершмиттами из JG52, чьи пилоты были убеждены, что они пролетали над южной Англией! Два пилота из 4./JG53 в результате нападения получили ранения, в том числе и командир, обер-лейтенант Курт Лидке (Kurt Liedke) — ровно половина из «раненых в бою» весной 1941 года.

К концу мая по событиям стало очевидно, что вторжение через Канал не последует. Фюрер был нацелен на нового врага. Не обращая внимания на советы своих генералов, которые были слишком хорошо осведомлены о рисках, связанных с ведением войны на два фронта, Гитлер был намерен теперь напасть на Советский Союз.

4 июня состоялась последняя боевая операция JG53 над каналом, когда в конце дня 4./JG53 вступила в бой со вторгшемися Спитфайрами, один из которых был сбит обер-фельдфебелем Штефаном Литьенсом. Войдя в состав сил люфтваффе, планирующихся к участию в нападении на Россию, JG53 вернулась в начале июня 1941 года с побережья Канала в Германию, где соединение провело несколько дней на своих основных местах базирования в Мангейм-Сандхофене и Висбаден-Эрбенхайме, совершая последние приготовления к войне на востоке.

Операция Барбаросса[править | править вики-текст]

В свое время на Восточном фронте, все три Группы JG53 действовали полностью независимо друг от друга. Поэтому для ясности, хронику деятельности каждой из Групп в России лучше вести последовательно и индивидуально.

Операция Барбаросса — вторжение в Советский Союз, была начата по трем основным направлениям, или секторам — Север, Центр и Юг. Каждый сектор имел свой собственный прикрепленный Luftflotte (или воздушный флот), для поддержки наземных операций.

Stab и I./JG53[править | править вики-текст]

Штаб JG53 майора фон Мальтцана, вместе с I./JG53, сменившей 31 мая своего командира, гауптмана Бруштеллина, на обер-лейтенанта Вильфрида Бальфанца — были направлены в состав Luftflotte 2 в центральном секторе. Они отбыли из Мангейм-Сандхофена 14 июня 1941 года, прибыв на Krzewica — посадочную площадку в оккупированной Польше, недалеко от советской границы к западу от Брест-Литовска. Это поставило соединение фон Мальтцана (которому также была прикомандирована IV./JG51) на правом фланге группы армий Центр. Его главной задачей стала поддержка танковых дивизий 2-й танковой группы, когда те двинулись вдоль северного края Припятских болот в сторону города Бобруйска.

Но как и любая другая кампания Блицкрига, операция Барабаросса началась с упреждающих авиационных ударов по прифронтовым аэродромам противника. Для I./JG53 война на востоке началась в 03:40 утра 22 июня 1941 года, когда её пилоты взлетели в полутьме перед рассветом, чтобы сопроводить первый из серии рейдов Штук в район Брест-Литовска. Застигнутые врасплох ВВС РККА не оказали противодействия этому первому удару. Однако в тот же день, все стало по-другому, как только ВВС Красной Армии медленно начали реагировать на немецкое нападение. Сначала пилоты обер-лейтенанта Бальфанца просто сталкивались со случайными истребителями советских ВВС, которые избежали уничтожения во время утренней бомбардировки Люфтваффе пограничных аэродромов. Один из таких И-16, сбитый в районе полудня, стал первой победой будущего кавалера Рыцарского креста лейтенанта Вальтера Целлота. Но ещё до того, утром, первые волны советских бомбардировщиков прилетающих из тыла, были направлены против немецких колонн вторжения. Лишенные сопровождения они стали легкой добычей для поджидавших их мессершмиттов. Первыми тремя из 18 побед, одержанных I./JG53 к концу дня, являлись именно двухмоторные бомбардировщики.

Между тем, Штаб майора фон Мальтцана совершил несколько последовательных вылетов на свободную охоту и штурмовку наземных целей в тех же районах к северу и востоку от Брест-Литовска. Сам командир сбил первый из трио сбитых утром истребителей И-153, а затем также заявил один из трех бомбардировщиков, сбитых во второй половине дня. По сравнению с воздушной активностью ВВС Красной армии в первый день, бросалось в глаза её отсутствие на протяжении 23 июня. Фон Мальтцан и его Штабное звено не одержали в этот день ни одной победы, сосредоточившись вместо этого на штурмовке советских наземных колонн, которые уже начали отход на восток с приграничных территорий.

I./JG53 на второй день кампании удалось сбить одиночный бомбардировщик. Победу зачислили на счет командира Группы. Она стала первой победой обер-лейтенант Бальфанца с момента вступления в должность, но она также стала и его последней победой. Сутки спустя он был убит огнем стрелков при атаке соединения бомбардировщиков Туполева к северо-востоку от Брест-Литовска. Командиру 2./JG53 обер-лейтенанту Игнацу Прештеле, ещё раз пришлось исполнять обязанности командира Группы, до назначения приемника Бальфанца. Им стал гауптман Франц фон Верра, который находясь в составе JG3, был сбит над Кентом в разгар Битвы за Британию и захвачен в плен. С этого момента он стал своего рода знаменитостью, поскольку смог совершить побег из лагеря военнопленных в Канаде и успешно возвратится в Германию через тогда ещё нейтральные США. Фон Верра не смог вступить в должность до 1 июля 1941 года, и к этому времени Stab и I./JG53 переместились на 145 километров вперед, внутрь советской территории, в результате наступления 2-й танковой группы на Бобруйск. В это время соединение продолжает защищать танковые клинья от ударов ВВС Красной Армии, заявив себе на счет 30 бомбардировщиков (и пару истребителей И-153) до конца июня. 30 июня, подразделениям фон Мальтцана было приказано перебазироваться из Барановичей на юго-запад, в Hostynne в оккупированной Польше. Теперь они начали действовать на южном участке фронта, под контролем Luftflotte 4, но их главная задача осталась прежней — обеспечение чистого небо над наступающими передовыми танковыми колоннами. Единственным отличием стало то, что танки под ними, огибая южные края Припятских болот принадлежал 1-й танковой группе, и их целью был не Бобруйск на пути к Москве, а Киев, столица Украинской ССР. Этот район действий должен был стать их, в течение последующих 5 или 6 недель проведения операции Барбаросса. Пока они оставались в Hostynne, обстановка была довольно спокойной, но как только началось их продвижение вглубь Советского Союза, вслед за наступающими танками, индивидуальные и общий счет начали быстро расти.

7 июля отличилось Штабное звено. Командир эскадры и лейтенант Франц Шисс одержали по победе, сбив в утреннем вылете по одному СБ каждый. В то же время лейтенант Karl-Heinz Preu ни только не одержал побед, но и был ранен ответным огнем в левую руку и отправлен в Германию на лечение.

Пожалуй не удивительно, что львиная доля успехов Штаба эскадры продолжала идти на счет командира майора Гюнтера фон Мальтцана, который был награждён Рыцарским Крестом ещё в декабре 1940 года имея необычно низкий счет в 13 сбитых самолетов. В то время как критерием награждения являлись 20 побед, фон Мальтцан, возможно, был также удостоен этой награды за его умелое руководство группой, а потом эскадрой (а не в качестве, как предложили некоторые недоброжелательно, ещё одного оскорбления вслед недавно ушедшему — и до сих пор не имевшему Рыцарского Креста — фон Крамон-Таубаделю). Какой бы ни была истина, фактом является то, что «Генри» фон Мальтцан прибыл на восточный фронт с 15 победами за плечами. Менее чем за месяц он добавил к ним ещё 24. И 42-я — Пе-2 заявленный 24 июля — принесла ему особое место среди «Пиковых тузов», он стал первым награжденным дубовыми листьями к Рыцарскому кресту.

К тому времени Stab и I./JG53 базировались на Белую Церковь, в 80 километрах к югу от Киева. Этот центр важных сообщений был занят танками 1-й танковой группы восемью днями ранее, в начале образования гигантских бронированных клещей, направленных на окружение и захват Киева. Хотя пилоты фон Мальтцана выполняли по три и более ежедневных вылетов на поддержку танковых дивизий группы армий Юг, они не стали свидетелями падения украинской столицы. В начале августа им было приказано сдать свои оставшиеся исправные «Фридрихи» пилотам JG3, с которыми они делили аэродром Белой Церкви, а затем отправились в Мангейм-Сандхофен, где должны были получить новые Bf.109F-4s. За время своего первого действия против Советского Союза, на счет I./JG53 было зачислено более 130 уничтоженных советских машин. Это стоило соединению 1 пилота погибшим, 2 пропавших без вести и 1 попавшего в плен, плюс ещё несколько раненых и травмированных.

II./JG53[править | править вики-текст]

После убытия 8 июня с побережья Ла-Манша, II./JG53 также была развернута на восточном фронте. Но Группа гауптмана Гейнца Бретнюца прибыла в Восточную Пруссию только с двумя эскадрильями. 6./JG53 была откреплена от родной Группы для проведения оборонительных мероприятий на маршруте вдоль побережья Северного моря.

Базируясь на Neusiedel (совр. Маломожайское), недалеко от границы Литовской ССР, Группа была подчинена JG54 и являлась частью Luftflotte 1 — воздушного флота, назначенного для поддержки наземных операций на северном участке фронта. Для II./JG53 участие в операции Барбаросса началось незадолго до 03:00 22 июня, когда её пилоты вылетели на свободную охоту в приграничный район Литвы. Менее чем через три часа они снова были в воздухе получив сообщение о вторгнувшихся бомбардировщиках Туполева СБ-2. Нападавшие были уже на обратном пути к Литве, когда Бретнюц и его пилоты догнали их. Это была роковая встреча. Хотя 6 из двухмоторных Туполевых были сбиты за несколько минут, ответный огонь атакованных серьезно повредил машину командира. Раненый Бретнюц был вынужден сесть в тылу врага. Он был найден местными крестьянами и укрывался ими до прибытия первых немецких войск в район через четыре дня. Однако к тому времени его раны были поражены гангреной. И хотя его немедленно переправили в больницу, там он умер 27 июня. Таким образом, он стал вторым командиром Групп из состава JG53, потерянных во время первых недель операции Барбаросса — оба погибли в результате нападения на бомбардировщики Туполева. Гауптман Вальтер Шпис, из состава штабного звена, сразу же взял на себя командование II. Группой. Его первыми победами в войне стали два из шести СБ-2, сбитых в ходе боя, в котором «Питч» Бретнюц был ранен. К вечеру 22 июня на счет 4. и 5./JG53 добавили ещё пять советских бомбардировщиков, в дополнение к полудюжине утренних.

В последующие дни две эскадрильи были заняты в основном свободной охотой вдоль Балтийского побережья. В конце июня они перебазировались в Кройцберг, примерно в 75 км к востоку от столицы Латвийской ССР — Риги, где объединили свои силы с подразделениями JG54 в непосредственной поддержке наземной кампании.

В северном секторе кампании, усилия были сосредоточены вокруг быстрого продвижения 4-й танковой группы на Ленинград. Танковые дивизии промчались по Эстонии и прорвали оборону «Линии Сталина» к югу от Чудского озера, две эскадрильи гауптмана Шписса едва поспевали за ними. В течение большей части первых трех недель июля они не только прикрывали сухопутные войска от атак вражеских бомбардировщиков, но и вылетел на сопровождение собственных бомбардировщиков и Штук из состава Luftflotte 1. Эти операции повысили их общий счет на девять или десять побед за несколько дней. Успехи были равномерно распределены по обеим эскадрильям. С момента потери гауптмана Хайнца Бретнюца, имевшего на своем счету 32 победы, Группа не могла похвастаться ни одной выдающейся личностью. Только четыре пилота, смогли повысить свои личные счета до двузначных чисел. Другим неизбежным результатом всей этой деятельности стало соответствующее сокращение числа их боевых вылетов. Эскадрильи действовали вполсилы или даже меньше, когда 19 июля им было приказано вернуться в Эстонию, а оттуда в Восточную Пруссию для переоснащения новыми Bf.109F-4.

К тому времени, когда 4. и 5./JG53 вернулись в середине августа на восточный фронт, немецкие сухопутные войска уже подходили к внешним оборонительным рубежам Ленинграда. Эскадрильи расположились на полевых аэродромах к югу от города, действуя в течение следующих семи недель вдоль реки Волхов, протекающей на север, в Ладожское озере. Суицидальные атаки двухмоторных бомбардировщиков, летящих волнами в основном без сопровождения, которыми характеризовались начальные этапы операции Барбаросса, теперь ушли в прошлое. Этот факт особенно красноречив тем, что из 83 побед зачисленных на счет II./JG53 на востоке в июне и июле, менее десяти являлись истребителями.

Вместо этого, Люфтваффе начали сталкиваться с новыми и более современными видами вражеских бомбардировщиков — пилоты 5./JG53 заявили 8 сентября первое трио штурмовиков Ил-2 — в то время как истребители Поликарпова довоенного производства постепенно уступали место современным истребителям с двигателем водяного охлаждения. Но Bf.109F-4 оказались более чем достойными противниками для этих новичков. Пилоты на своих истребителях Messerschmitt продолжали наносить удары ВВС РККА, иногда одерживая по десять побед в день в течение августа и сентября — при минимальных потерях для себя.

Во время своего нахождения на Ленинградском фронте II./JG53 потеряла 3 пилотов — один погиб в воздушном бою, один был сбит зенитным огнем и третий погиб в аварии на взлете. Четвёртый был тяжело ранен. Обер-фельдфебель Штефан Литьенс из 4./JG53 заявил две победы 11 сентября — доведя свой счет до 23 побед — когда во время вылета по сопровождению Штук, его «Фридрих» был сбит русскими истребителями. Хотя ему удалось выпрыгнуть на своей стороне фронта и его немедленно доставили в больницу в Риге, хирурги не смогли спасти зрение его правого глаза.

Два других пилота Группы довели количество своих побед до 20, во время пребывания на северном секторе. Ими стали адъютант Группы обер-лейтенант Герхард Михальски, счет которого достиг 22 побед, и командир 5./JG53 обер-лейтенант Курт Брёндл, который одержал 29 побед. Годом ранее 20 уничтоженных самолетов противника стали бы гарантией получения Рыцарского креста, но огромное число побед многих летчиков-истребителей Люфтваффе в течение первых трех месяцев операции Барбаросса показало, что этот произвольный критерий стал бессмысленным. В итоге, когда II./JG53 6 октября 1941 года была отозвана из России во второй и последний раз, среди её пилотов не было ни одного кавалера Рыцарского креста.

III./JG53[править | править вики-текст]

Совершенно другая история сложилась для III./JG53. Когда Группа гауптмана Вольфа-Дитриха Вильке покинула Висбаден-Эрбенхайм 12 июня 1941 года, она также был направлена на центральный участок Восточного фронта. Однако, в отличие от Штаба эскадры и I./JG53, её перебросили на крайний левый фланг группы армий Центр, недалеко от границы с группой армий Север. Для этой Группы базой стало Соболево — ранее располагавшееся на севере Польши, а теперь включенное в состав Восточной Пруссии. Вместе с II./JG52 Группа к началу операции Барбаросса была подчинена JG27.

Для Группы операция началась в 03:20 22 июня, когда пилоты гауптмана Вильке взлетели в первый раз, открыв серию почти 18-и часовых атак на советские приграничные аэродромы. Включая несколько вылетов по сопровождению Штук, они стали настолько успешными, что к концу дня на счет III./JG53 были зачислены ошеломляющие 36 побед — наибольшее количество среди любых других истребительных Групп из участвующих в первый день кампании на востоке — плюс ещё 28 самолетов было уничтожено на земле. Воздушные победы включали 5 для «Фюрста» Вильке, который таким образом стал первым асом Восточного фронта, и 4 для лейтенанта Эриха Шмидта из состава 9./JG53. Счета обоих пилотов достигли соответственно 18 и 21 победы. Это стоило Группе всего 2 Bf.109, списанных при вынужденных посадках.

Хотя при проведении аналогичных операций в течение последующих двух дней, пилоты III./JG53 столкнулись с серьезным сопротивлением в воздухе, они не заявили ни одной победы. Их не было до 25 июня, когда Группа перебазировалась вперед, в Вильнюс, столицу Литовской ССР, захваченную всего лишь сутками ранее. К этому времени, в дополнение к штурмовым ударам и сопровождению бомбардировщиков, Группа вылетала на прикрытие бронированных подразделений 3-й танковой группы, после того, как те начали поворачивать на Минск, столицу Белорусской ССР. В течение трех дней до 27 июня (даты завершения окружения Минска), III./JG53 добавила на свой общий счет 56 советских самолетов. Семь из них были сбиты Эрихом Шмидтом, который, таким образом, продолжал поддерживать свои лидирующие позиции в качестве самого результативного пилота Группы.

Окруженный, сперва с севера 3-й танковой группой, а затем с юга 2-й танковой группой, Минск превратился в один из первых больших «котлов» на русском фронте. После его разгрома 9 июля, немецкая армия взяла в плен почти треть миллиона советских военнопленных и уничтожила или захватила более 3000 советских танков.

На начальных этапах битвы Группа патрулировала севернее и восточнее белорусской столицы. Её главная задача заключалась в защите наземных войск от советских бомбардировщиков, пытающихся пробить путь к отступлению для окруженных частей Красной Армии. Чтобы увеличить свою боеспособность, III./JG53 с 1 июля временно объединили свои силы с II./JG52, сформировав Gefechtsverband «Wilcke». В первые три дня своего существования на счет этого специального боевого соединения пришлось не менее чем 36 бомбардировщиков ДБ-3, плюс десяток истребителей и других самолетов. 4 июля лейтенант Эрих Шмидт из 9./JG53 сбил истребитель И-16. Это была его 30-я победа с начала войны, и она принесла ему Рыцарский крест 19 дней спустя. Он стал всего лишь второй подобной наградой для Группы, после полученной Вернером Мёльдерсом ещё в мае 1940 года.

Оставив пехотным соединениям группы армий Центр проводить окончательное уничтожение Минского котла, танки 3-й танковой группы продолжили наступление на восток. Они взяли 9 июля Витебск, а затем покатились к Смоленску, их следующей цели на пути к Москве. Находясь примерно в 300 км от советской столицы, Смоленск был захвачен передовыми частями 2-й танковой группой подошедшей с юга 16 июля.

III./JG53 двигалась вперед, в ногу с неистовыми танками — сначала был Лепель, юго-западнее Витебска, куда Группа прибыла 6 июля — полевой аэродром который вырвали из рук противника только несколькими часами ранее. Позже, к концу месяца, перебазировалась в Mozhna, к северо-востоку от Смоленска. Советское сопротивление в воздухе, под этим постоянным натиском, увеличилось во второй половине июля 1941 года, так же как и список побед Группы, с более чем тремя десятками побед, одержанных 26 и 27 июля — все, кроме четырёх из них, были двухмоторными бомбардировщиками.

2 августа, III./JG53 рассталась со Stab JG27. В то время как последний (вместе со все ещё приданной II./JG52) был переведен на север, на Ленинградский фронт, Группа гауптмана Вильке осталась на центральном участке, где было сформировано Gefechtsverband «Hagen». Это было ударное соединение Ju.87, названное по имени его командира — майора Вальтера Хагена, командира StG1 и специально созданное для поддержки предстоящего нападения 9-й армии на город Великие Луки — советский оплот на северном подходе к Москве.

За три дня до присоединения его подразделения к Gefechtsverband «Hagen», гауптман Вольф-Дитрих Вильке одержал свою 25-ю победу. А через три дня после вхождения в Gefechtsverband, второй из пары Пе-2, зачисленных на счет 8./JG53, был сбит лейтенантом Гербертом Шраммом, доведя его личный счет также до четверти сотни. За этим последовало награждение 6 августа обоих пилотов Рыцарским крестом. 9 августа для их непосредственного награждения в расположение части прилетел фельдмаршал Альберт Кессельринг.

Хотя III./JG53 провела большую часть августа в непосредственной поддержке боевых действий вокруг Великих Лук, её вклад был не таким большим, как мог бы быть. Интенсивность операций за последние шесть недель серьезно снизила её численность, и это, в сочетании с почти полным отсутствием поставок запасных частей, означало, что к середине месяца в Группе в эксплуатационном состоянии была только одна машина. Далее ситуация начала медленно улучшаться, однако, и в последнюю неделю августа — несмотря на действие все ещё менее чем половиной сил — пилотам Вильке удалось сбить более 50 самолетов. 27 августа пилотам Группы удалось одержать 19 побед — её 496—515 победы с начала войны. В последний день месяца, их успехи включали соединение из 6 бомбардировщиков, которое было уничтожено звеном из 9./JG53 во главе с будущим кавалером Рыцарского креста обер-лейтенантом Францем Гётцем (его личное количество побед достигло 25). Но это событие было омрачено потерей в тот же день, 31 августа, Эриха Шмидта. Тот вылетел на свободную охоту к востоку от Великих Лук в сопровождении своего ведомого, обер-лейтенанта Йозефа Кроншнабеля. Последний вспоминал:

Поскольку мы не могли найти врага в воздухе, то спустились, чтобы обстрелять несколько машин на русском аэродроме. В то время как мы это делали, самолет Шмидта подбили огнем с земли и тот загорелся. Шмидту удалось вытянуть самолет, перевернуть на спину и выпрыгнуть.

Кроншнабель увидел, что лейтенант Шмидт благополучно приземлился недалеко от аэродрома, который они атаковали, но после этого его следы затерялись. С 47-ю победами на своем счету, «Schmidtchen» («Маленький кузнец») являлся лучшим экспертом Группы к моменту своего исчезновения.

Менее чем через неделю после потери Эриха Шмидт, III./JG53 снова перебазировалась. 5 сентября ей было приказано пересечь границу группы армий и лететь в Ossiyaki, в южном секторе. Gefechtsverband «Hagen» был расформирован, а Группа подчинена 5-ому воздушному корпусу (V.Fliegerkorps). Хотя этот корпус был в основном смешанным, с бомбардировочной авиацией, III./JG53 изначально действовала в роли свободных охотников на поддержку танковых клиньев 1-й танковой группы, когда последняя повернула в юго-восточном направлении на Киев. Это направление останется оперативной зоной III./JG53 в течение сентября. В то время как сам город пал 19 сентября, другой массивный котел образовался к востоку от столицы Украины. Здесь бои бушевали ещё в течение семи дней, закончившиеся 26 сентября пленением примерно 665 000 солдат Красной Армии.

Пилоты гауптмана Вильке активно участвовали в киевских операциях. Вылеты на свободную охоту остались в прошлом, теперь они стали вылетать на сопровождение бомбардировщиков и Штук, атакующих танки и концентрацию войск в котле, а также совершали собственные штурмовые вылеты против конвоев грузовиков и колонн войск. В дополнение к своим значительным наземным успехам, они наносили постоянный урон воздушному противнику. Хотя его нельзя было сравнить с начальными днями и неделями операции Барбаросса, пилоты, тем не менее, заявили 60 побед в течение трех недель боевых действий вокруг Киева.

14 сентября, как бы наверстывая упущенное, Группа получила своего четвёртого кавалера Рыцарского креста менее чем за две недели. Награжденным стал летчик штабного звена обер-лейтенант Фридрих-Карл Мюллер. Неизвестно как и почему именно ему была оказана данная честь. Количество его побед на момент награждения составляло ровно 20 — контрольный показатель давно устаревших событий. По крайней мере пять других членов Группы имели текущие итоги, превышающие достижения Мюллера — некоторые на целых восемь побед. Из этих пяти пилотов, трое позже доведут свои счета до 40 побед, и каждому придется ждать ещё до года, прежде чем он получит свой Рыцарский крест. Двое остальных были удостоены Немецкого креста в золоте в начале 1942 года.

Последним местом базирования III./JG53 в России стал Конотоп, куда Группа прибыла 16 сентября. Вылетая именно отсюда, в 50 километрах от северо-восточного края Киевского котла, соединение будет претендовать на последние 20 из своих 375 (или 373) побед против ВВС Красной Армии. С учетом 214 побед, одержанных до 22 июня 1941 года, общей счет составил 587 сбитых самолетов. Таким образом, к своему последнему успеху на Востоке (2 октября 1941 года) группа стала лучшим истребительным подразделением Люфтваффе[1]. Этот успех был достигнут малой ценой. Безвозвратные потери составили 5 пилотов (1 убит, 3 пропали без вести, 1 попал в плен) и 12 раненых — перед тем, как группа 4 октября 1941 года получила приказ вернуться в Рейх.

Действия на Западе[править | править вики-текст]

На протяжении всего своего 16-недельного участия на начальных этапах кампании на востоке, JG53 также сохраняла свое присутствие в зачаточной организации обороны рейха. На первый взгляд это присутствие состояло исключительно из 6./JG53, которая была отделена от своей II./JG53, за пять дней до отбытия последней 8 июня 1941 года из Франции в Мангейм-Сандхофен. В то время как основная часть II./JG53 начала подготовку к перебазированию на восточный фронт, 6./JG53 обер-лейтенанта Отто Бёнера уже расположилась в Евере (Jever), вблизи от побережья Северного моря Германии. Здесь, находясь в подчинении Stab JG1, её задачей стала защита Немецкой бухты.

Однако летом 1941 года этот район был в не операционной зоны, в течение дневного времени (хотя Бомбардировочное командование RAF уже давно атаковало порты вдоль северного побережья Германии под покровом темноты). Возможно, в результате этого недостатка активности, 6./JG53 в течение третьей недели июня была переведена в Дёбериц, вблизи Берлина, только для того, чтобы потом вернуться в начале следующего месяца в район Северного моря. Теперь она располагалась в Вестерланде, на острове Зильт, где оставалась до конца августа, осваивая свои новые Bf.109F-4.

Ergänzungsstaffel[править | править вики-текст]

В начале войны в практику каждой истребительной эскадры вошло правило формировать свою собственную Ergänzungsstaffel, или «запасную эскадрилью». Это, в сущности, были подразделения якобы-оперативной подготовки, в которые недавно подготовленные летчики-истребители направлялись для приобретения практического опыта перед оперативным размещением в одной из фронтовой Групп эскадры. Являясь неотъемлемой административной частью эскадры, Ergänzungsstaffel часто географически были далеки от Штаба, как правило, размещаясь в некотором тихом уголке оккупированной Западной Европы. Ergänzungsstaffel в JG53 стал одним из первых созданных подобных отрядов. Под командованием гауптмана Хуберта Кроека (Hubert Kroeck), бывшего командира 4./JG53, он был сформирован в конце сентября 1940 года в Фонтенете (Fontenet), во Франции. Двумя месяцами позже были сформированы Gruppenstab и другой Staffel. Последний, несколько странно, затем был назван 1.(Einsatz) — то есть оперативным — Ergänzungsstaffel/JG53, в то время как оригинальный отряд стал 2.(Schul) Ergänzungsstaffel/JG53.

Процедура поступления пилотов на службу начиналась с 2.(Schul) — школьного — Staffel, переходя затем последовательно к 1 Staffel для получения опыта боевых действий. Для того чтобы иметь возможность предоставить такой опыт, 1 Einsatzstaffel занимал последовательно, на протяжении большей части 1941 года, полевые аэродромы вдоль Французского побережья Канала и Бискайского залива, в то время как 2 Staffel оставался по большей части как можно дальше от любого возможного воздействия противника.

16 февраля Ergänzungsgruppe заявила свою первую победу — бомбардировщик Бленхейм сбитый над Каналом недалеко от устья реки Сомма (хотя записи RAF не подтверждают это). Прошло более пяти месяцев, прежде чем Gruppe достигла следующих, гораздо более решительных, и окончательных успехов, против бомбардировочной авиации RAF.

Англичане в течение некоторого времени планировали крупный дневной налет — с участием около 150 самолетов — против немецких линкоров Шарнхорст и Гнейзенау, которые скрывались в Брестской гавани. Однако, в последнюю минуту было обнаружено, что Шарнхорст ушел из Бреста в Ла-Паллис, более чем в 150 милях южнее, на побережье Бискайского залива. Поэтому атака, осуществленная 24 июля, была вынужденно разделена на две части. В то время как почти 100 двухмоторных бомбардировщиков были посланы против Гнейзенау в Бресте, соединение из 15 тяжелых бомбардировщиков Галифакс совершило большой налет на Ла-Паллис. Здесь оно столкнулось с Bf.109E из состава 2 Schulstaffel, взлетевшими с соседней Ла-Рошели. Их лидировали более опытные инструкторы унтер-офицерского состава. В последующем бою продолжительностью более получаса, Staffel заявил уничтожение 6 Halifax (на самом деле, 5 погибли, и все остальные повреждены) ценой потери только одного «Эмиля», пилот которого выпрыгнул на парашюте и спасся.

Во второй половине октября 1941 года, Ergänzungsgruppe была выведена из Франции обратно в Рейх. В течение последующих трех месяцев два отряда продолжали свои учебные мероприятия в Дюссельдорф-Лохаузене. Конец Gruppe пришел с реструктуризацией учебной организации в начале 1942 года. Только 2 Schulstaffel остался на учебной роли, включенный в новообразованную Ergänzungsjagdgruppe Jud (где продолжил подготовку пилотов, предназначенных для фронтовой службы в составе JG53). Более непосредственное практическое применение операционного опыта, уже накопленного в Gruppenstab и 1 Einsatzstaffel, использовали при их переименовании в Stab IV./JG1 и 1./JG3 соответственно.

Между тем, спокойная идиллия 6./JG53 обер-лейтенанта Бёнера была грубо нарушена 21 августа 1941 года, когда эскадрильи было приказано перебазироваться в Katwijk, на голландском побережье. Это было вызвано расширением боевого диапазона бомбардировочного командования RAF, который в течение летних месяцев медленно расширялся на восток, в Нидерланды. Ровно через неделю после прибытия в Katwijk, 6./JG53 участвовала в отражении низковысотного налета Бленхеймов на Роттердамские доки. Лейтенант Ханс Мёллер (Hans Möller) претендовал на 2 из 7 бомбардировщиков сбитых в районе цели. Эскадрилья также заявила 2 Спитфайра, сопровождавших бомбардировщики.

4 сентября 6./JG53 совершила короткий перелет на север, вдоль голландского побережья, из Katwijk в Берген-ан-Зее. И до конца месяца добавила ещё две машины RAF в свою общую копилку — Харрикейн, сбитый 15 сентября и Веллингтон, сбитый спустя две недели. Именно в этот момент, к 6./JG53, в Нидерландах, присоединились первые вернувшиеся из России части. Штаб и I./JG53 были сняты с Восточного фронта в первую неделю августа. После перевооружения в Мангейм-Сандхофене на Bf.109F-4, они прибыли в Katwijk (2./JG53 располагалась сперва в Haastede а затем во Флашинге, охраняя лиманы Мааса и Шельды).

В начале октября также прибыли Stab, 4./ и 5./JG53, которые перебазировались сразу с Ленинградского фронта, с 48-и часовой остановкой по пути в Инстербурге, в Восточной Пруссии. Вместо того, чтобы сразу воссоединиться с 6./JG53 в Берген-ан-Зее, они проведут свой первый месяц в Леувардене, в северной Голландии. Пять октябрьских побед были разделены между I. и II. Группами. Опытная 6./JG53 отличилась первой — их успехом стал Уитли возвращавшийся из ночного налета на Эссен и сбитый у голландского побережья вскоре после рассвета 11 октября. После настала очередь 4./JG53. Ей был засчитана пара Бленхеймов, пойманных во время атаки на прибрежный конвой у острова Тексель 27 октября. В то же время на I./JG53 также приходились 1 атакующий суда Бленхейм, сбитый у Katwijk 21 октября, плюс 1 Spitfire (возможно только повреждённый) спустя три дня.

Но 25 октября I./JG53 получила двойной удар, который стал наиболее фатальным за время проведённое эскадрой в Голландии. В бою против Спитфайров возле Флашинга (Flushing) погиб пилот из состава 2./JG53. Но главное, группа потеряла своего командира, гауптмана Франца фон Верру. «Фридрих» последнего спикировал в море у Katwijk, предположительно в результате отказа двигателя. Свидетель сообщил, что машина фон Верры — без явных причин, и без признаков пожара или других повреждений на борту вдруг клюнула носом и почти сразу же ударилась о поверхность моря. Заменил погибшего фон Верру другой кавалер Рыцарского креста, гауптман Герберт Камински, бывший пилот тяжелых истребителей последнее время служивший в штабе инспектора истребительной авиации. Он прибыл в Katwijk 1 ноября.

Также в начале ноября, прибыла последняя из трех Групп. Будучи выведенной из района Киева 4 октября, III./JG53 также использовала свободное время в Мангейм-Сандхофене, переоснастившись полным комплектом Bf.109F-4. Затем, 8 ноября, она перебазировалась в Хузум, в Шлезвиг-Гольштейне, чтобы действовать под управлением Stab JG1. Но пребывание Группы в северной провинции Германии было крайне кратким. После всего шести дней, она была отозван в Мангейм, для совершения поспешных приготовлений к своему очередному шагу. Будучи последний Группой, вернувшейся на запад из России, III./JG53 теперь собиралась стать первой отправленной на следующий крупный театр — Средиземноморье.

Средиземноморье. Круг первый[править | править вики-текст]

Мальту можно охарактеризовать как центр Средиземноморья. Расположенный всего в 60 милях к югу от Сицилии остров контролирует не только главную судоходную трассу восток — запад: Александрия — Гибралтар, но он также находится на маршруте север — юг, имея возможность контролировать поставки из Италии в Триполи, портовой столице итальянской колонии — Ливии. Географическое положение острова, таким образом, оказало большое влияние на способность сил «Оси» вести войну в Северной Африке. Сильно зависящие от морских поставок для своих операций в пустыне, итальянцы и немцы уже пытались разбомбить Мальту, или по крайней мере нейтрализовать её — но безуспешно. Однако бедственное положение их сил, сложившееся из-за ударов британских сил с острова заставило Люфтваффе запланировать начало нового наступления, и соединением, предназначенным для обеспечения прикрытия бомбардировщиков II.Fliegerkorps, стала JG53 майора Гюнтера фон Мальтцана.

Первой частью эскадры, прибывшей на Сицилию, стала III./JG53, которая прилетела в Катанию 3 декабря 1941 года. Но к этой дате на противоположной стороне Средиземного моря, развивалась британская операция Crusader (второе широкомасштабное наступление Великобритании в пустыне) уже идущая в течение двух недель. Африканский корпус генерала Роммеля находился под сильным давлением и, хотя ещё стратегически не начал отступать, отчаянно нуждался в помощи. Соответственно, через три дня после прибытия в Катанию, III./JG53 снова была в движении, следуя кружным путем через Италию, Грецию и Крит, в Тмими, в Ливии, куда приземлилась 8 декабря. Почти сразу же, 8./JG53 была откомандирована в Бенину, в 155 милях к западу, чтобы обеспечить защиту района порта Бенгази. Учитывая их внезапное оставление Сицилии, не было времени, чтобы обучить пилотов Группы суровым пустынных условиями и подготовить их Bf.109F. Их положение не улучшилась, когда были сбиты 2 транспортных Ju.52/3m, перевозящие наземный персонал и оборудование с Крита. Причем оба самолета сбил неистовый итальянский пилот.

Тем не менее, на второй день действия Группы — во время сопровождения формирования Ju.88 атакующих Бир-Хакейм — её пилоты заявили 4 Харрикейна сбитые без собственных потерь. Первый из самолетов был зачислен на счет командира Группы гауптмана Вольфа-Дитриха Вильке, доведя его общий счет до 35 побед. Но вечером того же 11 декабря III./JG53 была вынуждена покинуть Тмими, поскольку к нему приблизились наземные бои. Пилоты перед эвакуацией взорвали три свои непригодные машины и эти потери добавились к четырём уже списанным от вражеской бомбардировки и аварий в Тмими — что составило треть эффективной силы Группы.

Отступив с Тмими на соседний аэродром Дерна-Западный, Группа совершила 12 декабря серию вылетов на свободную охоту, в которых сбила 5 Харрикейнов и 1 Tomahawk в ходе вылета в середине дня — снова без потерь. На следующий день, действуя над горячо оспариваемой линией Эль-Газала, в III./JG53 появился первый пострадавший в боях, когда пилот из 7./JG53 был сбит Р-40 и получили тяжелые ожоги.

13 декабря принес Группе всего 2 победы. Сутки спустя очередные 3 — также над полем боя у Газалы — но стоил потери 2 пилотов из состава 7./JG53, ставших жертвами Р-40. На этот раз один был убит, а другой объявлен пропавшим без вести.

Но на этом несчастья 7./JG53 не закончились. 16 декабря Группе было приказано совершить ряд разведывательных полетов в пустыню, чтобы попытаться обнаружить британские бронетанковые части, которые могли совершить попытку обойти и отрезать войска Роммеля, отступающие вдоль прибрежной равнины. Первый вылет совершили командир 7./JG53 обер-лейтенант Гейнц Альтендорф и его ведомый. Они обнаружили вражеские танки рядом с Мекели, однако оба были сбиты зенитным огнем. В то время как ефрейтор Хартмут Клотцер (Hartmut Klötzer) смог избежать пленения и совершить переход пешком назад к немецким позициям (чтобы пропасть без вести в Тунисе почти ровно год спустя), имеющему 24 победы Гейнцу Альтендорфу суждено было провести оставшуюся часть войны в плену.

На следующий день Группа передала свои оставшиеся машины JG27 и была отправлена обратно на Сицилию. Только отделенная 8./JG53, располагавшаяся в 135 милях к западу, в Бенине, оставалась ещё на африканской земле. Она задержалась здесь ещё на пять дней, в течение которых понесла свою единственную потерю — пилот унтер-офицерского состава был ранен огнем стрелков с Южноафриканских бомбардировщиков Мэриленд, совершавших налет на Бенгази. После этого она также передала свои «Фридрихи» JG27, прежде чем покинула Ливию. Первая краткая экспедиция в Африку для «Пиковых тузов» закончилась. Но эскадра вернется сюда спустя полгода.

Действия над Мальтой[править | править вики-текст]

К тому времени, когда члены III./JG53 вернулись на Сицилию в конце декабря 1941 года, остальная часть эскадры уже прибыла. Stab майора фон Мальтцана и II./JG53 занимали Комизо, в юго-восточной части острова, а I./JG53 чуть более чем в 20 милях от побережья в Джела. По ряду причин, не в последнюю очередь из-за неблагоприятных погодных условий и сильного дождя в конце года, планируемое авиационное наступление на Мальту ещё не началось всерьез. Но истребители JG53 начались использоваться практически с момента прибытия на Сицилию.

Первыми, кто начал боевые действия, стали четыре самолета из Штабного звена эскадры, которые были посланы на свободную охоту над Мальтой 19 декабря, всего через четыре дня после перелета в Комизо. Несмотря на очень плохую погоду в районе цели, они столкнулись с несколькими Харрикейнами, один из которых стал 50-й победой командира эскадры. В течение оставшейся части месяца, которая была отмечена дальнейшим шквалистым дождем и порой ураганными ветрами, штабное звено продолжало совершать индивидуальные вылеты на свободную охоту над Мальтой. Они добились ещё 5 побед (все Харрикейны), 3 из которых также пошли на счет майора фон Мальтцана.

В отличие от вылетов на свободную охоту Штабного звена, пилоты I./ и II./JG53 свои первые вылеты против Мальты совершали в качестве сопровождения соединений бомбардировщиков Ju.88. Первой такой миссией, стал вылет 11 Bf.109F из I./JG53 утром 20 декабря на сопровождение 4 Ju.88, отправленных атаковать грузовые суда в Гранд-Харбор — гавани Ла-Валетты, столицы Мальты. Они были перехвачены дюжиной Харрикейнов. В сумбурном ближнем бою, который последовал за этим (присутствовали также и другие самолеты — немецкие и итальянские — находившиеся над Гранд-Харбором в тот момент), пилоты I./JG53 заявили три из британских истребителей, без собственных потерь. По одной победе было на счету командира группы гауптмана Герберта Камински и, ставшего командиром 1./JG53, обер-лейтенанта Фридриха-Карла Мюллера.

Боевой дебют над Мальтой для II./JG53, состоялся 23 декабря при похожем задании по сопровождению бомбардировщиков на Ла-Валетту, на этот раз всего 2-х Ju.88. В этом вылете они также были встречены Харрикейнами и пилоты Группы претендуют на 1 истребитель, сбитый у мальтийского побережья (в архивах RAF нет ни одного упоминания о такой потере, но 2 истребителя совершили вынужденную посадку после перенесенных боевых повреждений). На следующий день ещё один Харрикейн стал победой номер 30 для командира 5./JG53 обер-лейтенанта Курта Брёндле.

К концу года на счет эскадры было записано 20 Харрикейнов, плюс 1 Бленхейм, сбитый во время патрулирования над морем. Собственные боевые потери составили всего 2 пилота ранеными.

Неблагоприятные погодные условия продолжались на протяжении большей части января 1942 года, что привело к заметному снижению активности JG53 в операциях против Мальты. Только II./JG53 гауптмана Вальтера Шписа удалось повысить свой общий счет за этот период, пополняя его Харрикейнами — 13 штук за месяц. Первыми успехами Группы в новом году стала пара Харрикейнов, заявленных 3 января во время сопровождения Ju.88 в налете на аэродром Лука. Но этот налет также привел к первой потери эскадры над Мальтой, когда машина из 4./JG53 взорвалась в воздухе, после попадания в неё зенитного снаряда. Второе нападение на Лука спустя сутки привело к победе над очередными 4 Харрикейнами. Но затем II./JG53 пришлось ждать девять дней до своего следующего успеха — 1 Бленхейм был сбит над Средиземным морем.

На земле, в это время, происходил ряд событий. 18 января эскадра была усилена временно прикрепленной к ней II./JG3. Примерно в то же время, I./JG53 — которая не участвовала в операциях над Мальтой в январе — была разделена, переведя часть своих сил из Джела в Сан-Пьетро. Здесь, во второй половине месяца, она сыграла важную роль в создании новой истребительно-бомбардировочной эскадрильи. Ей стала 10.(Jabo)/JG53, под командованием обер-лейтенанта Вернера Лангеманна (Werner Langemann), представляющая собой сочетание новых и старых пилотов. При её создании предпочтение отдавалось пилотам с опытом истребителей-бомбардировщиков, например, унтер-офицеру Феликсу Зауэру (Felix Sauer), прошедшим вместе с 3./JG53 Битву за Британию. Также здесь были пилоты из других Групп, по большей части те, от кого хотело избавиться командование, используя представившуюся возможность. Наконец, была и третья категория пилотов составивших новую эскадрилью — кадровые унтер-офицеры, пришедшие прямо из училищ. Несмотря на эти различия, командиру удалось спаять целостную команду. В то время как I./JG53 занималась созданием Jabostaffel в Сан-Пьетро, 1./JG53 была на некоторое время откомандирована для самостоятельных действий на аэродромы в Греции и Крите, с задачей сопровождения транспортных авиачастей, совершающих доставку в Северную Африку в восточной части Средиземного моря. В третью неделю января погода над Сицилией наконец начала показывать различные признаки улучшения, позволив заболоченным аэродромам острова начать высыхать. Будучи оснащенной новыми «Фридрихами» после возвращения из Ливии в предыдущем месяце, III./JG53 совершила свой первый вылет над Мальтой 19 января — неизбежное сопровождение Ju.88. Он произошел без должного боевого взаимодействия, в отличие от аналогичного вылета, совершенного Штабом эскадры шестью днями спустя, и ставшего наиболее ожесточенным боем эскадры над Мальтой.

Предполагаемой мишенью для четырёх Ju.88, которых сопровождал Stab./JG53 в составе 5 истребителей 25 января 1942 года, был аэродром Хал Фар. Когда небольшой отряд подошел к юго-восточной оконечности Мальты, они случайно наткнулись на два транспортных судна, уходящих от острова под воздушным прикрытием пары десятков Харрикейнов. Первый из британских истребителей едва успел открыть огонь по Юнкерсам, как Bf.109 атаковали их. Военный корреспондент, который посещал Комизо в это время, взял интервью у майора фон Мальтцан после его возвращения на базу, которое впоследствии появились в газетах по всему Рейху:

Заинтересованный в первую очередь остаться незамеченным, я повел свои пять машин кругом, заходя противнику в тыл, чтобы совершить первую атаку на пять Харрикейнов со стороны солнца. Этот шаг оправдал себя. Мы пристроились незамеченными и я сосредоточился на крайнем левом Харрикейне. Он был поражён, начал снижаться и упал горящим в море. Я собрал снова вместе свое звено и мы подготовились для второй атаки. Харрикейны повернули к берегу и попытались набрать высоту. Я немного подождал, чтобы мои машины смогли предпринять согласованную атаку.

В этот момент я увидел, что два из двенадцати Харрикейнов, летевших выше нас, начали разворачиваться, с очевидным намерением сесть на наш хвост. Но они этого не сделали, а полетели в сторону берега. Это позволило мне провести вторую атаку спокойно. Ещё раз я атаковал левую крайнюю машину так, чтобы мои товарищи смогли также занять боевое положение. Опять Харрикейн получил прямое попадание. Пилот выпрыгнул. Я видел, как он пролетел пугающе близко от фонаря моей кабины. В то же время два других Мессершмитта атаковали другую пару вражеских машин, которые также были поражены и врезались горящими в воду. Это принесло нам ещё три победы.

Остальные машины противника начали пикировать в попытке уйти от нас, и им это удалось, но не посчастливилось столкнуться с истребителями сопровождения другого отряда бомбардировщиков, после чего ещё два Харрикейна упали горящими в море. Ещё одна пара уходила с хвостами чёрного дыма позади, но их падения не было зафиксировано. Лейтенант P (лейтенант Karl-Heinz Preu), в свою очередь, преследовал Харрикейн почти до побережья, где он догнал и сбил его на высоте 600 метров. Это была 8-я победа.

В целом, Штабной эскадрильи зачислили 6 побед, первые 2 пошли на счет командира, которые довели его до 55, что подтверждается его фотопулеметами. Оставшаяся пара были заявлена пилотами 6./JG53, которые сопровождали другую группу Ju.88. Соединение не понесло никаких потерь, и этот день стал одним из самых успешных дней эскадры в кампании против Мальты.

2 дня спустя, 27 января, другой пилот 6./JG53 — обер-лейтенант Гельмут Бельзер заявил, что весьма сомнительно, «Gloster Gladiator» (скорее всего это был Суордфиш или Альбакор из состава FAA). Ранее 19 января, он заявил с ещё более маловероятной степенью Бэттл. Скорее всего, Бельзер не правильно идентифицировал вражеские машины, и последней, возможно, был другой морской самолет — внешне похожий Fairey Fulmar.

6./JG53, казалось, имела склонность к добавлению экзотических типов на свой счет. Веллингтон, сбитый у Мальты утром 5 февраля в конце своего долгого перелета из Гибралтара, точно не был редкостью (реально не был сбит, а лишь поврежден). Лейтенант Ханс Меллер (Hans Möller), возможно, был заинтересован узнать, что двухмоторный гидросамолет, который он уничтожил у причалах в Калафрана позже в тот же день, и который он определил как голландский Fokker T.VIII, фактически был машиной германской постройки. Это был один из трех бывших норвежских He.115, которые RAF использовала для тайных операций в Средиземном море.

Февраль принес ясное синие небо и над Мальтой соответственно увеличилась активность Люфтваффе. И хотя вылеты стали более частыми, каждый оставался маломасштабным. Считалось, что постоянная череда мелких рейдов и атак — днем и ночью — будет гораздо более эффективна в изматывании защитников острова, чем серия мощных крупномасштабных атак, которые смогут проводится только с интервалом, оставляя RAF ценную передышку между ними. Сопровождение дневных бомбардировщиков на Мальту и обратно стало для JG53 главнейшей задачей. Вперемешку со случайным вылетами на сопровождение истребителей-бомбардировщиков и свободную охоту, пилоты эскадры могли совершать от двух до пяти вылетов в день. Они превратились почти в рутину — рандеву с Юнкерсами около аэродрома, сопровождение их в течение 15-20 минут полета на Мальту, защита их над районом цели, сопровождение домой. И эта работа, как казалось руководству Люфтваффе, по сообщениям пилотов и экипажей, заметно снизила воздушную оборону острова.

В феврале пилоты JG53 заявили 25 самолетов уничтоженными, при потери только 2 пилотов, пропавших без вести. Но успехи были отнюдь не равномерно распределены по всей эскадры. В то время как Штабное звено добавило на свой общий счет 7 побед, в том числе 4 одержанных командиром эскадры, I./JG53 после своего январского отсутствия удалось сбить только 1 Beaufort, зачисленный 15 февраля на счет командира 2./JG53 обер-лейтенанта Клауса Квает-Фаслема. II./JG53 одна одержала почти половину февральских побед (12 из 25), но также потеряла в этом месяце первого пропавшего, когда 7 февраля пилот из 6./JG53 стал жертвой зенитного огня близ аэродрома Лука. III./JG53 одержала свои первые 5 побед после возвращения из своей африканской кампании, открыв счет Бленхеймом сбитым 11 февраля командиром 8./JG53 обер-лейтенантом Гансом-Иоахимом Хайнеке. Вторую потерю эскадры за месяц понесла 10.(Jabo)/JG53, 23 февраля — через два дня после оперативного дебюта эскадрильи — когда один из её пилотов, из вновь прибывших унтер-офицеров, был объявлен пропавшим без вести после того, как его сбили Харрикейны над морем у Мальты. Немецкие записи утверждают, что самолет разбился к северо-востоку от острова, в то время как боевые отчеты RAF повествуют, что пилот выпрыгнул с парашютом.

Начало марта оказалось во многом очень похожим на закончившийся февраль. Эскадра заявила 10 Харрикейнов в течение первых нескольких дней при единственной потери второй машины из состава Jabostaffel (её пилот попал в плен, после того как был сбит огнем с земли). В том числе, 9 марта, пилоты III./JG53 сбили 4 Харрикейна.

Военно-воздушные силы Оси были теперь, казалось, в течение нескольких часов от достижения своей цели по нейтрализации Мальты. Оборона острова находились в отчаянном состоянии, с менее чем двумя десятками боеспособных Харрикейнов. Но 10 марта эскадру ожидал сюрприз. Тремя днями ранее, по-видимому, незамеченный немецкой разведкой, небольшой отряд из 15 Спитфайров перелетел на остров с палубы авианосца HMS Eagle. Первыми пилотами JG53, столкнувшимися с новыми английскими истребителями, стали члены 8./JG53, сопровождавшие трио Ju.88 атаковавших Лука. Итогом боя стала потеря 1 «Фридриха» и уничтожение 1 Spitfire. Но начало было положено. Если была получена первая партия Спитфайров, то несомненно англичане попытаются доставить и последующие (на самом деле, ещё 16 Спитфайров перелетят с «Игла» на Мальту до конца месяца).

Возможно, не случайно, что генерал-фельдмаршал Альберт Кессельринг, командующий Luftflotte 2, созвал 12 марта совещание своих командиров в Катании, чтобы обсудить будущую тактику в наступлении против Мальты. В целях устранения угрозы, исходящей от острова, раз и навсегда, были запланированы масштабные бомбардировки — направленные, в частности, на аэродромы противника, прежде чем RAF смогли восстановить свои силы. В течение следующей недели план был приведен в исполнение, а пилоты эскадры заявили на свой счет 6 Спитфайров.

Первая крупная дневная бомбардировка, в этой последней фазе весенней борьбы за Мальту, была начата утром 21 марта, когда более 100 Ju.88 атаковали аэродром Такали. JG53, которая в последнее время все больше и больше вылетала на свободную охоты, приложила максимум усилий, чтобы обеспечить Юнкерсы максимальной защитой. Но на этот раз они не встретили сопротивления над островом и день прошел без побед и потерь. Это, однако, охарактеризовало вид деятельности на предстоящий месяц. В течение следующих четырёх недель вся эскадра — с очевидным исключением в виде Jabostaffel — занималась почти исключительно сопровождением большого количества бомбардировщиков, когда они курсировали взад и вперед между Сицилией и Мальтой. Немного восстановившаяся (с прибытием Спитфайров), воздушная защита острова была ещё далеко не достаточной. Используя все преимущества, эскадра за этот период подняла боевое отношение побед к потерям почти до 10 к 1. Ей было зачислено 39 вражеских самолетов ценой потери 1 пилота погибшим, 2 пропавшими без вести и 1 пленным. Ещё 2 пилота из Jabostaffel были объявлены пропавшими без вести после столкновения над морем.

Более половины, из общего количества побед, пришлось на II./JG53 гауптмана Вальтера Шписа. Её самым успешным днем стало 10 апреля, когда Группа заявила 6 Харрикейнов во время вылета на сопровождение, во второй половине дня. Из этих шести один пошел на счет командира, а три на счет будущего кавалера Рыцарского креста обер-фельдфебеля Рудольфа Эренберга из 6./JG53 (доведя его текущий счет до 23 побед). Но тот же самый бой привел к потере командира эскадрильи Эренберга.

Сутками ранее, в Комизо, лейтенант Герман Нойхофф был переведен из состава III./JG53, чтобы принять командование 6./JG53. С 39 победами на своем счету (40-я была одержана в день его назначения), Нойхофф являлся лучшим пилотом III./JG53. Разночтения окружают точные обстоятельства его сбития. Хотя двое пилотов RAF заявили о сбитом Bf.109 восточнее Мальтой — по обоим докладам вражеский истребитель падал горящим, а его пилот выпрыгнул с парашютом — по немецкой версии Герман Нойхофф по сути, стал жертвой «дружественного огня» — сбит другим Мессершмиттом.

Я вел свое звено над Мальтой, когда появились три Спитфайра. Я открыл огонь по машине передо мной. В то же время почувствовал мощный взрыв. Лейтенант Шёв (Schöw) одержал свою первую победу — к сожалению это был я. Он принял меня за Харрикейн.

Я остался в своей машине. Но когда она начала гореть ещё более яростно, я освободил купол парашюта. Вскоре после этого 109-й взорвался. Мне повезло, что я расстегнул свои ремни и откинул фонарь кабины. Я был выброшен из самолета на высоте 2500 метров, раскрыл свой парашют на 400 метрах и приземлился недалеко от Луки.

Взятый в плен, лейтенант Герман Нойхофф был награждён Рыцарским крестом — девятым в эскадре, о чём будет объявлено 16 июня. Менее чем через два месяца, 11 августа 1942 года, незадачливый лейтенант Вернер Шёв из 1./JG53, который сразу же признался в стрельбе по мессершмитту «в пылу битвы», будет объявлен пропавшим без вести на Сталинградском фронте с окончательным счетом в 15 побед (без учета «Желтой единички» Нойхоффа).

Через четыре дня после того как Герман Нойхофф приземлился на Мальте, II./JG53 потеряла второго командира эскадрильи с большим количеством побед, хотя и гораздо менее скандальным образом. Командир 5./JG53 гауптман Курт Брёндле, имевший 34 победы, был назначен командиром II./JG3.

Во второй половине апреля бомбардировочное наступление на Мальту достигло своего апогея. 20 апреля 46 Спитфайров перелетели на осажденный остров с авианосцев HMS Eagle и USS Wasp. Однако на этот раз, немцы знали о намерениях союзников. Почти сразу же после того, как подкрепление приземлилось, аэродромы Хал Фар и Такали подверглись мощным бомбардировкам. На следующее утро только чуть больше половины, из вновь прибывших Спитфайров, были пригодны для полетов.

Таким образом, не стабильная струйка свежих людей и машин, которые принесли временное облегчение защитникам Мальты, в конце апреля 1942 года стала реальной причиной ослабления воздушной бомбардировки, а собственные оперативные потребности вермахта в другом месте. Гитлер готовился начать свое летнее наступление на восточном фронте, и в Северной Африке Роммель снова атаковал. После возвращения к линии Газала (место убытия III./JG53 в декабре 1941 года), он планировал вернуть Тобрук и перейти в Египет. К этой точке в середине войны, ресурсы люфтваффе уже стали опасно перегружены. Существовала трудность в удовлетворении многих оперативных требований, предъявляемых им. Штатные соединения были разделены и их составные элементы отправлены на совершенно разные фронты. И нигде это не было столь очевидным, как в рядах JG53. И если Штаб майора фон Мальтцана и II./JG53 остались вместе на Комизо, на Сицилии, чтобы создавать некое подобие давления на Мальту, I./JG53 гауптмана Герберта Камински вскоре стала сопровождать 6-ю армию в марше на Сталинград, в то время как III./JG53 будет отправлена обратно через Средиземное море в свои старые капониры в Дерне, в Ливии, став частью авиационных сил Африканского корпуса, сопровождая его в наступлении на Каир.

Группа I./JG53 на восточном фронте летом-осенью 1942 года[править | править вики-текст]

Когда бомбежка Мальты уменьшилась в конце апреля 1942 года, I./JG53 майора Герберта Камински было приказано передать свои самолеты другой группе, базирующейся на Сицилии и вернуться в Рейх для отдыха и пополнения. Она располагалась в Швабишь-Халь (Schwäbisch-Hall), северо-восточнее Штутгарта, большую часть месяца перед отправкой на восточный фронт. Следуя через Прагу и Житомир, часть прибыла 29 мая в Курск, в центральном секторе фронта. Отсюда она приняла участие в операции Блау (синий), на начальной стадии летнего наступления 1942 года, направленного на завоевание всей южной части России. Первоначальной задачей пилотов стало прикрытие танковых дивизий 4-й танковой армии, которые составляли левую часть клещей гигантского окружения планировавшего взять в ловушку части Красной Армии, защищающие Воронеж на реке Дон.

Наступление было запланировано на 28 июня. До этого времени Группа адаптировалась к жизни на восточном фронте, набирая опыт, который даже среди пилотов с большим стажем не пополнялся с августа 1941 года. Одним из противодействий противника, с которым им пришлось столкнуться, стали ночные беспокоящие налеты на собственные аэродромы, советских легких бипланов — «швейных машинок» на жаргоне люфтваффе. Именно во время одного из таких налетов 2 июня, Группа понесла первую жертву, когда обер-лейтенант Удо Падиор (Udo Padior) из 1./JG53 был смертельно ранен бомбовыми осколками.

Однако в воздухе пилоты вскоре достигли успеха беспрецедентного масштаба, даже превышая результаты их действия во время бурных первых дней операции Барбаросса. Группа вернулась в Россию в упадке, одержав за четыре месяца пребывания на Сицилии только 19 побед. Обер-лейтенант Вольфганг Тонне, 3-я эскадрилья которого одержала только одну из этих побед, был на грани смещения со своего поста.

Все изменилось, когда I./JG53 совершила свои первые боевые вылеты рано утром 31 мая, сбив 9 вражеских самолетов, все на счету 3./JG53, из них 6 обер-лейтенант Тонне одержал в одиночку. Это стало началом удивительной череды успехов последнего, который всего за четыре месяца (того же отрезка времени, что Группа провела на Сицилии), увеличил свой счет с 14 до 100 побед. За это он будет награждён Рыцарским крестом с дубовыми листьями. Но он не был единственным, кто получил награды за этот период.

К тому времени, когда 24 июня I./JG53 была переведена в Колпну, в 50 км к северо-востоку от Курска, её пилоты уже добавили к ним ещё 42 общие победы. Четыре дня спустя, с началом операции Блау, они заявили 14 побед в течение шести боевых вылетов от рассвета до сумерек. Адъютант Группы лейтенант Йоахим Лоуис, записал на свой счет 4 из них — все ЛаГГ-3. Лоуис затем одержал единственную победу 29 июня и ещё две днем позже. Эти последние довели его общий счет до 22, но в то же время его машина также пострадала в том же воздушном бою примерно в 25 километрах в тылу врага. Йоахим Лоуис выпрыгнул с парашютом и провел шесть долгих лет в советском плену.

10 июля I./JG53 отвели в Умань на Украину, чтобы перевооружить Bf.109G-2 — таким образом, Группа стала первой в эскадре, получившей «Густавы», и до перелета в Харьков получила 9 дней для ознакомления с новой техникой. Эти перемещения привели их на южный сектор фронта, а 24 июля они направились ещё дальше на юг, в Таганрог, на берегу Азовского моря.

На подлете к Таганрогу, командир Группы который сообщал о проблемах двигателя выявленные во время полета, вдруг заявил, что он должен совершить аварийную посадку. Необъяснимо выбрав небольшой аэродром на северной окраине, а не главную городскую авиабазу (действительный пункт назначения Группы), майор Герберт Камински вошел слишком быстро в крутой левый вираж. Новый «Густав» распался от перегрузок, потеряв двигатель и крылья, в то время как фюзеляж проскользил ещё более 90 метров. Пострадавший Камински, который был награждён Рыцарским крестом за время службы пилотом тяжелого истребителя — был доставлен в больницу, где остался на лечении. Но инцидент подтвердил правдоподобность первоначальной оценки командира эскадры майора «Анри» Мальтцана в части Камински, когда тот впервые прибыл, чтобы принять командование I./JG53 восемью месяцами ранее:

Славный малый, но не лучший летчик-истребитель в мире.

Гауптман Вальтер Шпис, бывший длительное время командиром II./JG53, прилетел c Сицилии чтобы заменить Камински. И именно под его руководством I./JG53, перебазировавшаяся 26 июля на летное поле возле Тацинской, вступила, в возможно наиболее успешные восемь недель за всю свою историю, когда она сопровождала роковой поход 6-й армии на Сталинград.

I./JG53 были зачислены 19 побед в день её прибытия в Тацинскую, но быстро увеличивавшийся список побед не был достигнут без жертв. 1 августа — к этому времени Группа продвинулась вперед ещё раз, через Фролов — наспех подготовленной посадочной полосы на реке Чир, на юго-восток от Сталинграда — она потеряла свои первые «Густавы» в бою, когда 2 машины из 1./JG53 были сбиты в воздушном бою с полу-дюжиной ЛаГГ-3 к востоку от Дона.

На самом деле, не все был довольны Bf.109G. Более мощный двигатель новой модели в значительной степени нивелировался увеличением полетного веса «Густава». Его вооружение не было достаточным. Была предпринята попытка улучшить огневую мощь путем добавления двух дополнительных 20-мм пушек в подкрыльевых гондолах. Но, опять же, несколько машин, преобразованных так, не нашли всеобщую поддержку. Были, однако, и исключения. В частности, Вольфганг Тонне, использовал так называемую «канонерку», чтобы оказывать разрушительное воздействие на противника, как в воздухе, так и на земле.

4 августа Группа перебазировалась в Bereska, на реке Дон. К этому моменту стало нормой для каждого пилота совершать три или четыре вылета в день — в некоторых случаях они совершали даже шесть или семь. Но многие недавние перемещения выявили проблемы со снабжением. Еда и топливо доставлялись крайне редко, и это, в сочетании с природными условиями на юге России — степной духоты под летним солнцем, жары, пыли и комаров — увеличивало их эксплуатационную нагрузку. Но они продолжали сбивать большое количество врагов. Все, кроме четырёх из 18 побед, заявленных 5 августа, пошли на счет 3./JG53 обер-лейтенанта Тонне.

8 августа воздушная деятельность стала ещё более интенсивной, когда части Красной Армии, защищавшие Дон, последний естественный речной барьер перед Сталинградом, были окружены в последнем «великом котле» кампании на Восточном фронте. За четыре дня пилоты I./JG53 записали на свой счет ещё 60 машин уничтоженными. Но это стоило им 4 собственных, в том числе лейтенанта Вернера Шева из 1./JG53, который подбил Нойхоффа над Мальтой. Его «Белая 4» пропала без вести после того, как получила попадание в радиатор и разбилась во время воздушного боя вблизи Сталинграда 11 августа.

Следующий день стал своего рода вехой, потому что среди 27 успехов, одержанных Группой 12 августа, были 60-я победа Вольфганга Тонне и 50-е победы Фридриха-Карла Мюллера и Вальтера Целлота. В то время как эти трое стали бесспорными лидирующими экспертами I./JG53, в ней также было много других пилотов, значительно увеличивших свой счет на пути к Сталинграду. Среди них были как «Alte Hasen» — «старые зайцы», или ветераны — так и новички. Командир 2./JG53 обер-лейтенант Клаус Квает-Фаслем, например (2 победы которого 12 августа подняли его счет до 33) заявил свою первую побед над Польшей в сентябре 1939 года, а унтер-офицер Вильгельм Криниус из 3./JG53, из числа последних, сбивший 3 МиГ-3 12 августа, доведшие его счет 28, одержал свои первые две победы (пара тяжело бронированных штурмовиков Ил-2) немногим более восьми недель назад, вскоре после прибытия Группы под Курск.

19 августа «Quat» Квает-Фаслем был назначен командиром I./JG3, Группы, которая прибыла к I./JG53 на базу в Тусове — аэродром в излучине Дона примерно в 65 милях западнее Сталинграда. Во главе 2./JG53 его сменил лейтенант Вальтер Целлот. Таким образом, трое самых успешных пилотов Группы стали также командирами её эскадрилий. И в этом качестве, они получили широкие возможности, чтобы увеличивать собственные победные счета. Что они и продолжили делать в течение последующих нескольких дней в районах к югу и востоку от Сталинграда, когда наземные силы готовились начать окончательный штурм города. К концу месяца немецкие войска достигли пригородов, но Красная Армия сопротивлялась отчаянно. Пилоты I./JG53 действовали на износ, обеспечивая сопровождение вылетов бомбардировщиков и Штук, атакующих советские позиции, выполняя вылеты по штурмовке и прикрытия передовых подразделений. Эти усилия не остались без наград, и сентябрь принес с собой их целый шквал.

Первым стал лейтенант Вальтер Целлот, недавно назначенный командиром 2./JG53. Ему был вручен Рыцарский крест 3 сентября, официально за 84 победы (хотя его фактический счет на эту дату составлял только 78). Три дня спустя обер-лейтенант Вольфганг Тонне так же был удостоен этой награды со своим счетом на тот момент в 73 победы.

Но была и другая сторона медали. 9 сентября — в день когда «Тутти» Мюллер убедительно продемонстрировал свое мастерство управления «канонеркой» сбив в одном бою 6 штурмовиков, 2./JG53 потеряла обер-фельдфебеля Альфреда Франке, пропавшего без вести в бою (также против штурмовиков). С 59-ю победами Франке получит посмертно Рыцарский крест, в конце следующего месяца. Сутки спустя после пропажи Франке, погиб Вальтер Целлот, сбитый зенитным огнем во время низковысотного облета советских войск к северо-западу от Сталинграда (некоторые источники предполагают, что Целлот, возможно, стал жертвой немецкой зенитной артиллерии). Несмотря на впечатляющие успехи своих лучших экспертов, которым были зачислены большинство из 85 побед, заявленных Группой в течение трех дней предшествующих 10 сентября (день, когда она перебазировалась в Питомник, менее чем в 12 милях от центра Сталинграда), I./JG53 неизбежно начала страдать от тяжести такой активной и длительной операционной деятельности. Вальтер Целлот не был немедленно заменен, его 2./JG53 была временно объединена с 1./JG53 под командованием гауптмана Фридриха-Карла Мюллера.

Две победы «Тутти» Мюллера 19 сентября довели его счет до 101 и принесли ему в награду Дубовые листья, одни из трех присужденных Группе за эту кампанию. На пятках у Мюллера сидели командир 3./JG53 обер-лейтенант Вольфганг Тонне и его подчиненный, фельдфебель Вильгельм Криниус, оба имевшие к тому дню по 96 побед. Отложив свое дружеское соперничество, командир и подчиненный решились вылететь вместе и попытаться одержать свои 100-е победы в тот же день — что они и сделали в итоге 22 сентября. Таким образом, 23 сентября награжденным дубовыми листьями стал не только гауптман Фридрих-Карл Мюллер, но и фельдфебель Криниус, получивший в этот день и Рыцарский крест и дубовые к нему. По неизвестной причине, обер-лейтенант Тонне получил свои Дубовые листья только сутки спустя.

К этому времени погода стала заметно холоднее, и Красная Армия уже начала предпринимать удары на участке фронта севернее Сталинграда, против союзников стран Оси. Это были зловещие признаки — температура стала около нуля, и в это время советские войска начали свою массивную контратаку против румын, которая в конечном счете привела к окружению под Сталинградом и уничтожению 6 Армии.

Но I./JG53 не суждено было стать частью разворачивающейся трагедии. 25 сентября Группа заявила свои последние 7 побед над Сталинградом (в том числе 4 Як-1, сбитых унтер-офицером Гейнцом Голински из 3./JG53). В тот же день I./JG3 прилетела в Питомник, чтобы заменить её. Группа оставила вновь прибывшим свои «Густавы» 27 сентября, прежде чем начать долгое путешествие автомобильным, железнодорожным и воздушным транспортом в Комизо на Сицилии.

Итогом четырёх месяцев восточной кампании 1942 года для I./JG53 стали 918 заявленных сбитыми самолетов противника. Самой результативной стала 3-я эскадрилья обер-лейтенанта Вольфганга Тонне — 391 победа. Лучшим снайпером за этот период стал пилот этой эскадрильи — Вильгельм Криниус, добившийся 100 побед, сам Тонне шел на втором месте, одержав 88 побед. Командир 1-й эскадрильи обер-лейтенант Фридрих-Карл Мюллер одержал 80 побед, лейтенант Вальтер Целлот одержал 71 победу, оберфельдфебель Альфред Франке — 59 побед (оба из 2-й эскадрильи), лейтенант Ганс Рёриг 55 побед, унтер-офицер Гейнц Голински — 46 побед (оба из 3-й эскадрильи). В то же время, за тот же период, группа потеряла 19 убитых и 8 раненых пилотов — почти сорок процентов летного состава. Для сравнения: с июня по октябрь 1941 года потери I./JG53 на Восточном фронте составили 4 пилота убитыми, 6 — ранеными, ещё 6 были зачислены пропавшими без вести, но впоследствии вернулись в свою часть. При потере менее 20 пилотов, погибших, пропавших без вести или захваченных в плен, I./JG53 в ходе своей второй кампании на Востоке достигла более 900 побед — соотношении побед к потерям более чем 45 к 1.

III./JG53 в Северной Африке[править | править вики-текст]

I./JG53 покинула Сицилию в начале мая 1942 года, оставив свои самолеты и улетев на север, в Германию для перевооружения, перед походом в Советский Союз. В то же время III./JG53 покинула Комизо спустя три недели, но направила свои «Фридрихи» на юг, обратно через Средиземное море в Ливию, где Группа уже провела короткое время в декабре 1941 года. Обе группы, однако, характеризовала общая черта. Обе поддерживали крупные наступления сухопутных войск — поход 6-й Армии для захвата Сталинграда и наступление Африканского корпуса на Египет с целью достичь Суэцкий канал. В то время они не могли знать, что ни одна из целей не будет достигнута. Два наступления оказались последними значительными территориальными приобретениями, достигнутые вермахтом. Оба очень скоро будут утрачены снова. После этого война для JG53 стала почти непрерывной чередой поражений и отступлений, и её единственной целью стало отсрочивание неизбежного краха Третьего рейха как можно дольше.

Перед тем как оставить Сицилию, III./JG53 покинул её командир, бывший им на протяжении почти 2-х лет. Гауптман Вольф-Дитрих Вильке был назначен командиром эскадры JG3, а нового командира Группа получила 25 мая по прибытии в Мартубу, Ливия. Им стал майор Эрих Герлиц, ранее командовавший II./JG27. В рядах JG27 — знаменитой эскадры «Африка», «Пиковые тузы» будут действовать в ближайшие недели. За эти недели III./JG53 меняла свои базы около десятка раз, следуя за Африканским корпусом, который сначала прорвался через линию Газала, взял Тобрук, а затем ворвался в Египет.

27 мая, на следующий день после того, как генерал Роммель начал свою атаку на линию Газала, Группа добилась здесь своего первого успеха, когда его нынешний лучший эксперт обер-фельдфебель Вернер Штумпф из 9./JG53, заявил одиночный P-40 юго-восточнее Эль-Адема. Спустя 3 суток она чуть не понесла первую потерю, когда командир 7./JG53 обер-лейтенант Вильфрид Пуфаль был случайно сбит огнем с Ju.88. Ему удалось совершить аварийную посадку недалеко от базы, и уже на следующий день он снова был в воздухе, заявив один из 6 Р-40, которые сбили летчики Группы 31 мая.

В первой половине июня, воздушные бои продолжали бушевать над полем боя над Газалой, а на счет III./JG53 пришлось ещё 18 союзных истребителей. 12 июня к ней присоединились в Мартубе «Фридрихи» обер-лейтенанта Лангеманна из 10.(Jabo)/JG53. Новички были подчинены Группе для проведения своих будущих истребительно-бомбардировочных операций по непосредственной поддержке наступающих сухопутных войск Роммеля, когда 14 июня силы Содружества наконец стали отступать от Газалы.

Но в этот день пилоты III./JG53 были заняты в другом месте — они сопровождали бомбардировщики и Штуки над Средиземным морем, которые атаковали конвой «Вигорес» из Александрии, пытавшийся пробиться к Мальте. Немцы заявили 5 из истребителей сопровождения конвоя, позже добавив Хадсон и Бофайтер, доведя свой общий счет до 7 побед.

Конвой из Египта был одной половиной союзной операции по доставки снабжения на Мальту. В то же время другие корабли шли на восток от Гибралтарского пролива. Два конвоя должны были достичь Мальты в последующие дни. Казалось, что немецкая разведка снова пронюхала планы своих противников. 15 июня, в рамках ответных действий Оси, III./JG53 было приказано срочно вернуться, через Грецию, к Мальте.

На первом этапе этого перелета через восточную часть Средиземного моря, Группа случайно наткнулась на большое соединение двухмоторных самолетов, которое её пилоты изначально приняли за часть эскорта конвоя. На самом деле, вражеские машины являлись ударным соединением торпедоносцев Бофорт в сопровождении Бофайтеров, охотившиеся на корабли итальянского флота, которые по данным британской разведки находились в непосредственной близости. В запутанной серии боев на расстоянии чуть более 80 миль северо-северо-восточнее Дерны — почти на полпути между побережьем Африки и Критом — пилоты Герлица заявили 8 Бофортов и пару Бофайтеров, что стало для них наиболее успешным вылетом за всю их войну в пустыне!

После этой встречи, имея недостаточно топлива, чтобы достичь своего пункта назначения в Греции, часть Группы направилась в Малеме, на острове Крит, где оставалась в течение следующих нескольких дней.

В то же время, наземная кампания в Северной Африке набирала обороты. Двигаясь вперед от Газалы, войска Роммеля 20 июня атаковали Тобрук. Крепость-порт, которая выдержала восемь месяцев осады в 1941 году, пала в один день. Силы Содружества после этого отступили назад к Эль-Аламейну, уединенному полустанку на прибрежной железной дороге, к западу от Александрии, где они готовы быль дать последний отчаянный бой. После пересечения египетской границы генерал-фельдмаршал Роммель попытался занять позицию Эль-Аламейна «с хода», но это вылилось в серию фронтальных атак, которые длились на протяжении первой недели июля. III./JG53 следовала за Африканским корпусом в Египет, через Гамбут, восточнее Тобрука, сначала в Сиди-Баррани, а затем в Quotaifiya, всего в 43 милях от Эль-Аламейна. Прибыв 1 июля на эту базу, Группа оставалась на ней почти все из четырёх следующих месяцев, в ходе которых измученные сухопутные войска — и Оси и Содружества, восстанавливали свои силы в финальной и решительной битве за Северную Африку.

На протяжении всего этого периода, с середины июня до начала октября, наибольшее количество вражеских машин, заявленных Группой за один день, не превышало трех. И даже этот результат был достигнут только один раз. Чаще всего достигалась лишь одна победа, и то, как правило, с интервалом в несколько дней, или даже неделю, между результатами. К счастью, собственные потери также находились в приемлемых пределах. Но они включали 2-х командиров эскадрилий.

19 июня командир 8./JG53 гауптман Гельмут Бельзер погиб в аварии при взлете с Кастель-Бенито во время перегоночного полета. Бельзер, с 36-ю победами, посмертно был удостоен Рыцарского креста 6 сентября. К этому времени эскадрилья потеряла и заместившего Бельзера обер-лейтенанта Эрнста Клагера (Ernst Klager), который 3 июля, после боя с Р-40, во время свободной охоты над Эль-Аламейном, был сбит и попал в плен.

В августе III./JG53 распрощалась со своими истребителями-бомбардировщиками, когда 10.(Jabo)/JG53 обер-лейтенанта Вернера Лангеманна была объединена с 10.(Jabo)/JG27, чтобы сформировать Jabogruppe Afrika силой в две эскадрильи. За время своих действий в пустыне, эскадрилья одержала одну победу — Харрикейн, сбитый самим командиром 5 июля. Часть также понесла одну потерю, когда пилот выпрыгнул и попал в плен после того как его машина была сбита зенитным огнем к югу от Эль-Аламейна 15 августа.

Хотя лучшие эксперты III./JG53 не могли конкурировать в плане численности уничтоженных вражеских самолетов с невероятными итогами летчиков I./JG53 на пути к Сталинграду, их достижения в пустыне не остались незамеченными. Два ведущих эксперта, оба из 9./JG53, получили по Рыцарскому кресту, после достижения 40 побед. Первый был присужден обер-фельдфебелю Вернеру Штумпфу 13 августа (к этому времени его счет возрос до 42 побед). Вторым был награждён 4 сентября командир эскадрильи обер-лейтенант Франц Гетц. Его 40-й победой стал Spitfire, сбитый во время сопровождения Штук 22 июля.

Несмотря на то, что Группа достигла 10 побед в сентябре — в том числе Бостон сбитый 27 сентября во время дальнего полета по сопровождению к Каиру — при потери только одного из пилотов (вынужденная посадка и пленение в том же вылете на Каир), стало ясно, что англичане одержали победу в гонке по снабжению. И когда проливные дожди затопили большую часть передовых площадок истребителей Люфтваффе, 9 октября союзники развернули все усилия, чтобы попытаться уничтожить военно-воздушные силы Оси на земле. В ужасных условиях, и под постоянной бомбардировкой с воздуха в течение всего дня, пилоты III./JG53 смогли совершить, по крайней мере, четыре отдельных боевых вылета в этот день, в ходе которых они заявили сбитыми 9 Р-40 — первый такой суточный успех со времен «Избиения Бофортов» над Средиземным морем 15 июня. Тем не менее, они не смогли предотвратить разрушение своей штабной комнаты и 13 «Фридрихов» на стояночных местах в Quotaifiya. К счастью, группа понесла только одну потерю в летном составе — пилот из 7./JG53 был легко ранен во время этой атаки.

Более серьезной потерей стал, четыре дня спустя, 13 октября, обер-фельдфебель Вернер Штумпф, который получил свой Рыцарский крест ровно за два месяца до этого. Он стал последней жертвой ПВО Эль-Аламейна. Именно Штумпф одержал первую победу Группы в текущем африканском «турне» — одиночный P-40 сбитый 27 мая. После его гибели лучшим пилотом Группы стал обер-лейтенант Франц Гётц (40 побед). Будущий кавалер Рыцарского креста, лейтенант Юрген Хардер записал 107-ю и последнюю победу Группы, сбив другой P-40, единственный успех 26 октября. За прошедшие пять месяцев Группа потеряла 8 пилотов погибшими или пропавшими без вести, ещё 3 попали в плен.

В ночь на 23 октября генерал Монтгомери начал Битву за Эль-Аламейн наиболее концентрированной артподготовкой в ходе войны до настоящего времени. Силы Оси сопротивлялись отчаянно до 4 ноября, когда Роммель наконец отдал приказ отступать. Однако к этому времени, III./JG53 была уже снова на Сицилии. После завершения последних вылетов 27 октября, летчики сдали оставшиеся «Фридрихи» другим частям и удалились по дороге в Тобрук, где сели на летающие лодки, доставившие их в Италию. Отсюда они совершили короткий перелет к Сан-Пьетро, на Сицилии. Но они не долго оставались на острове.

II./JG53 на Сицилии[править | править вики-текст]

Хотя I./ и III./JG53 действовали в России и Египте, штаб эскадры майора Гюнтера фон Мальтцана, наряду с II./JG53, остались на Сицилии, чтобы продолжить операции против Мальты, хотя и в гораздо меньших масштабах. Но, без победных сухопутных войск под их крыльями, и не имея отступающего перед ними врага не удивительно, что части на Сицилии не достигли того же уровня успеха, что и другие Группы эскадры во второй половине 1942 года. 93 самолета противника заявили пилоты II./JG53 с мая по октябрь, при потере 15 собственных пилотов. И тот факт, что все, кроме семи из жертв были Спитфайрами, является ярким свидетельством улучшения состояния защиты Мальты к середине 1942 года — судьба острова больше не зависела полностью от горстки устаревших Харрикейнов.

Однако, как и другие Группы, II./JG53 имела своих признанных экспертов. Два пилота одержали более трети всех побед. Командир 4./JG53 обер-лейтенант Герхард Михальски (который будет назначен командиром Группы в августе, когда гауптман Вальтер Шпис был переведен в Россию, чтобы принять командование I./JG53), добавил на свой счет 18 самолетов союзников в течение этого периода, доведя его до 46 побед. Обер-фельдфебель Герберт Рольваге из 5./JG53 был недалеко позади с 16 победами — все Спитфайры — но его общий счет составлял только 31 победу. Это означало, что, в то время как Герхард Михальски получил Рыцарский крест во время нахождения на Сицилии (4 сентября за 40 побед, хотя его общий счет к тому времени составлял уже 44 победы), Герберту Рольваге потребуется одержать дополнительные 22 победы, чтобы удостоится аналогичного награждения в апреле 1944 года.

8 из 12 побед, зачисленных на счет штабной эскадрильи в этот период на Сицилии, пошли лейтенанту Францу Шиссу. Сам командир заявил только одну (его 64-я), но «Анри» фон Мальтцан был болеше занят административной работой в своем кабинете, поскольку он руководил не только собственными II./JG53 и 10.(Jabo)./JG53 (до отправления последней в Африку в августе), но и приданной ему I./JG77. Кроме того, его зона ответственности часто выходила далеко за пределы операций своих частей против Мальты. Он должен был организовать и контролировать временные отряды на других различных аэродромах по всей восточной части Средиземного моря, чтобы помочь защитить воздушные и морские пути снабжения Оси в Северную Африку, которые становились все более уязвимыми перед возрастающими ударными силами союзников в Египте. В двух случаях фон Мальтцан даже спешно направлял часть II./JG53 на фронт к Эль-Аламейну, на несколько дней, чтобы снизить давление на III./JG53 в Quotaifiya.

Между тем Stab и II./JG53 начали заменять свои «Фридрихи» на новые Bf.109G-2. Усиленные в конце сентября, с возвращением из России I./JG53, вооруженные смесью из G-2 и отремонтированных F-4, части фон Мальтцана были готовы принять участие в заключительном Блитце против Мальты. Он был начат утром 11 октября, но, как и все предыдущие попытки подчинить остров с воздуха — возможно, даже больше, учитывая обновленное состояние обороны — он был обречен на провал. JG53 проиллюстрировала невозможность задачи. Хотя ей и записали 23 Спитфайра, сбитых в многодневных операциях как над, так и вокруг Мальты, к концу этого времени эскадра потеряла 6 собственных пилотов.

Штабная эскадрилья под руководством лейтенанта Франца Шисса одержала единственный успех во второй половине начального дня операции, но это было нивелировано потерей пилота из II./JG53, пропавшего без вести. 12 октября лейтенант Ганс Рериг из 3./JG53, награждённый Рыцарским Крестом десятью днями ранее, в момент возвращения I./JG53 на Сицилию с Восточного фронта, сбил пару Спитфайров доведя свой счет до 60 побед. Но в этот день снова не вернулись 2 пилота унтер-офицерского состава из II./JG53. И так будет продолжаться до конца месяца.

Единственной потерей I./JG53, в течение этого времени, стал унтер-офицер Гейнц Голински, который сам был сбит сразу после заявки о победе над Спитфайром, в хаотичном бою к югу от Хал Фар 16 октября. Одержав свои первые 46 побед за период менее чем в два месяца, в ходе недавнего наступления на Сталинград, Гейнц Голински будет посмертно награждён Рыцарским крестом 30 декабря.

Любые слабые надежды Оси подавить защищающие Мальту Спитфайры, которые атакующие возможно до сих пор питали, были наконец отброшены 29 октября, с прибытием на остров очередного подкрепления. Майор фон Мальтцан также получил подкрепление три дня спустя, когда III./JG53 приземлилась в Сан-Пьетро. С момента прилета в Италию из Северной Африки, Группу спешно перевооружили новыми Bf.109G-4. Однако конечным результатом всех этих усилий, стала лишь победа командира 9./JG53 обер-лейтенанта Франца Гётца, заявившего одиночный Спитфайр у острова Гоцо 1 ноября. Это был последний успех JG53 в сражении над Мальтой. Но теперь, в ближайшем будущем, ожидалась совершенно новая угроза. Лидеры Оси были полностью осведомлены, что крупные конвои с войсками союзников должны встретиться у западного входа в Средиземное море. Опасаясь, что их враги, возможно, готовятся к вторжению на Сардинию, III./JG53 была спешно отправлена 7 ноября в Элмас на южном побережье этого острова.

Сутки спустя, более чем 100 000 американских и британских войск начали высадку на пляжах Марокко и Алжира. Высадка четко показала реальные намерения союзников — уничтожить все силы Оси в Северной Африке сходящимися ударами с запада и востока. Немецкий ответ был быстрым. Гитлер приказал немедленно отправить войска в контролируемый Вишистами Тунис. Среди первых, кто был туда направлен, стали истребители JG53 — Штаб фон Мальтцана, II./ и III./JG53, прилетевшие в Тунис 9 ноября. Основная часть I./JG53 последовала за ними спустя две недели.

Этот шаг ознаменовал начало конца для «Пиковых тузов». Хотя конец был, по общему признанию, ещё далек, но для JG53 оставшиеся месяцы войны стали месяцами беспрерывных выводов войск и отступлений. Она будет изгнана из Туниса и Сицилии, через Италию, из Нормандии и из Восточной Европы, прежде чем, наконец, сдастся американским войскам в Австрии и Южной Германии.

Средиземноморье. Круг второй[править | править вики-текст]

Ни Сталинград, ни Эль-Аламейн, а Тунис, должен быль стать поворотным моментом для JG53 в войне.

Тунисская кампания[править | править вики-текст]

Когда эскадра прибыла, ситуация в Северной Африке вызывала тревогу, но ещё не была критической. Её первоначальной задачей стало охранение всех важных морских и воздушных маршрутов снабжения через проливы с Сицилии и Италии. На самом деле, защита этих жизненных артерий сформировала фон для деятельности JG53 в течение всей шестимесячной кампании в Тунисе. Но, как только союзные войска начали приближаться к тунисскому плацдарму Оси — высаженная в Алжире 1-я армия с запада и ветераны 8-й армии из Ливии с востока — пилоты фон Мальтцана были призваны сыграть все большее участие в воздушной и наземной обороне самого Туниса. Чтобы облегчить оперативную нагрузку, командиру эскадры также передали временное командование над II./JG51 и 11./JG2 (последняя была специальной высотной эскадрильей, впоследствии включенной в состав JG53).

1-я армия в соседнем Алжире представляла собой наибольшую угрозу. И именно здесь пилоты JG53 одержали свой первый успех в кампании — 1 Спитфайр был сбит над портом Бон 12 ноября. Двое суток спустя, в другом столкновение между 7./JG53 и Спитфайрами над Боном, эскадра потеряла лейтенанта Дитриха Хирша (Dietrich Hirsch). На следующий день, 15 ноября, авангардные части 1-й армии вышли к тунисской границе. Но для JG53, более зловещим предзнаменованием грядущих событий стало уничтожение на земле 4 «Густавов», в Tunis-el-Aouina, во время бомбардировки союзников.

К 17 ноября передовые части 1-й Армии были примерно в 30 милях от самого Туниса. Учитывая скорость наступления союзников, пожалуй, было неразумно перебазировать III./JG53 вперед из Туниса в Djedeida 21 ноября, где к ней присоединилась большая часть I./JG53, которая после краткого размещения в Ливии прибыла четыре дня спустя. Обе Группы недавно поменяли командиров. Гауптман Фридрих-Карл «Тутти» Мюллер, бывший командир 1./JG53, cменил во главе I./JG53 гауптмана Вальтера Шписа, назначенного командиром III./JG1. Гауптман Франц Гетц, до сих пор командовавший 9./JG53 принял на себя командование III./JG53 от убывшего майора Эриха Герлица.

Два новых командира Групп чуть было не потеряли свои части, прежде чем успели вступить в должность. 25 ноября (некоторые источники датируют его днем позже), 17 американских танков внезапно появился в Djedeida. Открыв огонь с расстояния в 875 метров, они сначала обошли поле, разведывая противотанковые оборону. Не найдя её, они быстро развернулись в атаку, стреляя во все на своем пути. К счастью, истребителям, не находящимся в воздухе удалось взлететь, избежав безумной схватки. Не успевшим вовремя взлететь, Штукам из II./StG3 повезло меньше. Группа потеряла от 15 до 24 машин, расстрелянных либо раздавленных под гусеницами 28-тонных танков Grant. Две, несколько наказанные, истребительные Группы ушли из района непосредственной близости боевого фронта — I./JG53 расположилась на побережье, в Бизерте, а III./JG53 вернулась в Тунис.

К этому времени все, кроме трех из 16 побед эскадры, составляли Спитфайры. Но 28 ноября, I./ и II./JG53 сбили вместе 5 P-38 (плюс ещё 1 Spitfire). Тогда, в последний день месяца, III./JG53 гауптмана Гётца было приказано вернуться на Сицилию. Базируясь на Комизо и Сан-Пьетро, она будет не только прикрывать средиземноморские конвои на северных концах их маршрутов, но и защищать транспортные аэродромы и грузовые порты на юге Италии от союзных бомбардировок, а также сопровождать случайные разведывательные машины в опасных вылетах в осиное гнездо Спитфайров, которым теперь стала Мальта.

Но не так сложилась судьба Групп, оставшихся в Тунисе. 3 декабря, I. и II./JG53, в сопровождении 11./JG2 обер-лейтенанта Юлиуса Меймберга, двинулись вперед, на этот раз в Mateur. Наступление союзников уже потеряло импульс, и к концу года оно полностью увязло в зимних горах к западу от Бизерты и Туниса. В дополнение к своей текущей обязанности защиты конвоев, тунисские части начали выполнять вылеты по эскортированию бомбардировщиков и пикирующих бомбардировщиков атакующих позиции союзников, а также совершать боевые вылеты на штурмовку в поддержку передвижения войск Оси и на свободную охоту в целях защиты своего собственного воздушного пространства.

4 декабря стал для них самым успешным днем кампании к текущему моменту, когда они были подняты на перехват группы Bisley (которые ошибочно идентифицировали как Бостоны) пролетающую рядом с Mateur. Им было зачислено уничтожение всех 12 летящих без сопровождения британских бомбардировщиков, в том числе 3 пошли на личный счет «Жуля» Меймберга. Среди других отличившихся пилотов были два члена 4./JG53. Первым являлся командир эскадрильи — лейтенант Фриц Дингер, который уже сбил 1 P-38 в начале дня, ставший его 50-й победой. На этот раз он добавил парочку Bisley. Вторым был обер-фельдфебель Штефан Литиенс, который потерял глаз в России ещё в сентябре 1941 года и только недавно вернулся в эскадрилью после долгого выздоровления. Он заявил один из бомбардировщиков, плюс Spitfire в том же районе к юго-западу от Mateur, несколько минут спустя. Окончательным счетом за 4 декабря стало 18 уничтоженных самолетов. Согласно (по общему признанию неполным) записям эскадры, это был последний для JG53 столь результативный день, успех которого она уже никогда не сможет повторить на протяжении оставшихся месяцев войны.

Основной причиной снижения их результативности стал неумолимый рост воздушных сил союзников. 18 декабря оберст-лейтенант Гюнтер фон Мальтцан заявил первый для эскадры сбитый B-17 — один из соединения, насчитывавшего почти 40 тяжелых бомбардировщиков, осуществляющих налет на гавань Бизерты. Американские четырёхмоторные бомбардировщики стали новым и грозным противником. В дополнение к этому, неизбежное поступление улучшенной версии Spitfire IX на Средиземноморский театр, и появление несравненного Р-51, с которым столкнулись в небе Италии в конце следующего лета, ставило JG53 в воздухе в оборонительное состояние, подобно армейским подразделениям, отступающим к тому времени на земле.

Тем не менее, пилоты фон Мальтцан по-прежнему считали, что они держали ситуацию, сложившуюся к этому моменту, в своих руках. 23 декабря Фриц Дингер был награждён Рыцарским крестом (официально за 49 побед, хотя его общий счет на эту дату уже достиг 53). Настоящими звездами в составе JG53, однако, по-прежнему был триумвират из I./JG53: Вильгельм Криниус, Фридрих-Карл Мюллер и Вольфганг Тонне, чьи счета на конец года, стояли из 107, 103 и 102 побед соответственно. Но даже такие звездные лица как они не могли повлиять на общий ход наземной кампании. 23 января 1943 года «Desert Rats» 8-й армии вошли в Триполи, примерно в 100 милях от границы Ливии с южным Тунисом. И к тому времени, лейтенант Вильгельм Криниус со 114-ю победами, уже 10 дней был в плену у Союзников, сбитый американским Спитфайром во время вылета на прикрытие истребительно-бомбардировочной миссии к гавани Бон (Bone).

Несмотря на высокий уровень операционной деятельности, последняя неделя января принесла всего только несколько успехов — хотя в последний день месяца «Tutti» Мюллер, сбив B-17 и Р-38, повысил свой счет до 106 побед. Установление плохой погоды на больший период первой половины февраля сократил количество самолето-вылетов JG53. Именно в этот период немцы контратаковали через перевал Кассерин, отбросив американские войска назад из широкой долины, которую они заняли всего несколько дней назад. Это был первый раз, после того, как генерал Монтгомери начал наступать от Эль-Аламейна, когда союзники были вынуждены отступить. Но Роммель не смог выдержать даже это ограниченное наступление, и к 25 февраля американцы вернули всю временно потерянную территорию.

В течение следующего месяца, несмотря на то, что редко одновременно имелось более 50 боеспособных «Густавов», пилоты JG53 наносили небольшой, но стабильный урон союзным истребителям — 10 Спитфайров и 11 P-38. Урон, который они стремились наносить в условиях тяжелых и разнообразных оперативных потребностей лежащих на них. В марте обязанности по защите конвоев приобретают ещё большее значение для всей эскадры, в том числе и для III./JG53 на Сицилии, так как державы Оси доставляли дополнительные войска в Тунис, в рамках подготовки к предстоящей борьбе в Северной Африке.

А борьба там, несомненно, должна была состоятся. 21 марта 8-я армия начала наступление на линию Марет. Она представляла собой пограничные укрепления, прикрывающие Gabes Gap, проход на юге Туниса. В течение недели британцы пытались пробиться через неё. В последующие десять дней, кампания в Тунисе шла, по сути, на двух отдельных фронтах, в северном и южном секторах. Но 7 апреля первая и восьмая армии соединились и начали зажимать войска Оси, в условиях сокращения периметра, в северо-восточной части страны — районе, который вскоре будут известен как «тунисский плацдарма».

Оберст-лейтенант фон Мальтцан разделил свои подразделения (которые до сих пор действовали почти исключительно на северном фронте против 1-й армии) и послал часть II./JG53 майора Михальски в южный сектор, в то время как 8-я армия все ещё сдерживалась обороной линии Марет. Но когда сам командир эскадры вскоре посетил район Габеса, ему сразу стало очевидно, что удержать Тунис не возможно. Справедливо опасаясь нового Сталинграда, и, не желая, чтобы его эскадра напрасно погибла, из-за приказа свыше «держать любой ценой» «Анри» Мальтцан начал постепенно отсылать отряды вспомогательного персонала на относительно безопасную Сицилию. Первый подразделение покинуло Тунис до того, как линия Марет была прорвана.

III./JG53 гауптмана Франц Гетца базировалась на Сицилии в течение последних трех месяцев, где была полностью занята сопровождением конвоев и обороной острова от бомбардировок союзников и групп истребителей охотников. С прошлого года ситуация кардинально изменилась и Спитфайры, базирующиеся на Мальте стали теперь появляется над Сицилией в постоянно возрастающем количестве. Несмотря на это, успехи Группы были минимальны. Среди них меньше десятка Спитфайров и всего два B-17, последний был сбит во время рейда на Палермо 22 марта.

1 апреля силы III./JG53 были разделены. В то время как Штаб группы и 7./JG53 остались на Сицилии, 8./JG53 была переведена в Tindja, в Тунисе, а 9./JG53 отправлена на Сардинию, второй по величине остров Италии, который был всего только в 120 милях к северу от Бизерты, и уже привлек внимание бомбардировщиков союзников.

Но в Тунисе наземная битва была в полном разгаре и развязка наступила чуть позже, чем через месяц. 2 апреля I./JG53 перелетела из Бизерты в Protville, севернее Туниса. Три дня спустя, военно-воздушные силы союзников начали систематическое разрушение коммуникаций Оси. Люфтваффе отвечали как могли, но атаки Штук и истребителей-бомбардировщиков были слабыми и дорогостоящими, не в последнюю очередь, из-за необходимости своего сопровождения истребителями. В марте, в бою, JG53 потеряла семь пилотов. Апрельские потери были в три раза больше.

В третью неделю апреля непривычно, хотя и очень кратко, добились успехов. Первой, из побед 18 апреля, стал очередной B-17 сбитый над Палермо пилотами 7./JG53. Позже действие перенеслось на побережье Туниса. К вечеру, большое соединение транспортных Ju.52/3m сделало ещё один крайне опасный рейс по снабжению в Тунис. После этого, спешно разгрузившись, они вновь быстро поднялись в воздух. Летя над вершинами деревьев и почти касаясь волн, они едва потеряли из вида мыс Бон (северо-восточная оконечность Туниса), как были обнаружены истребителями союзников. Одна эскадрилья из состава JG53 находилась к тому моменту в рамках смешанного эскорта Ju.52/3, другие прибыли к месту боя и заявили 7 уничтоженных Р-40, ценой потери одного мессершмитта. Окончательный итог эскадры за день составил 10 побед. Но 18 апреля 1943 года войдет в историю авиации избиением несчастных транспортных самолетов как «Резня вербного воскресенья», в результате которой 24 Юнкерса были сбиты, а ещё 35 повреждены.

На следующий день JG53 ждал ещё больший успех — 11 побед, большинство из которых составляли Спитфайры (включая пару сбитую командиром II./JG53 гауптманом Герхардом Михальски), обеспечивающие прикрытие средних бомбардировщиков, осуществлявших серию атак на аэродромы люфтваффе. Сутки спустя Группа Михальски ощутила на себе полный вес силы воздушных атак союзников, когда её 12 «Густавов» — большинство из них новые G-6 — были уничтожены или повреждены во время бомбардировки базы La Marsa.

20 апреля 1943 года эскадра одержала только 6 побед, все из которых были зачислены на счет I./JG53. Но этот день был омрачен потерей гауптмана Вольфганга Тонне. После того, как командир 3./JG53 сбил 3 Спитфайра (его 120—122 победы), он вернулся в Protville и готовился сделать свою обычную яркую «скольжением на крыло» посадку. Однако, на этот раз, Тонне должно быть ошибся в высоте по неизвестной причине. Его «Желтая 1» разбилась недалеко от кромки поля и сразу же загорелась.

Гибель Вольфганга Тонне означала, что в эскадре остался только один пилот с сотней побед на своем счету — командир I./JG53 гауптман Фридрих-Карл Мюллер и он закончил кампанию своей 115-й победой (один из трио P-40, сбитых 30 апреля), что ознаменовало собой «официальный» конец участия I./JG53 в тунисской кампании. Передав свои оставшиеся машины II./JG53 в Ла-Марса, Группа была выведена на Сицилию. Командир эскадры оберст-лейтенант фон Мальтцан также перебрался из Туниса в Комизо.

II./JG53 продержалась ещё неделю, в течение которой к ней на некоторое время присоединились части III./JG53, прилетевшие с Сицилии и Сардинии. Последние дни эскадры в Тунисе были не совсем ясны. Ещё несколько вылетов были проведены с Сицилии, либо как часть ещё продолжавшихся рейсов по снабжению и эвакуации, либо с конкретной целью проведения поддержки наземных операций над фронтом в Тунисе. Но с потерей Бизерты и Туниса 7 мая, конец был явно виден.

С посадочных площадок на полуострове мыса Бон, пилоты JG53 использовали последние часы африканской кампании, летая непрерывно между Тунисом и Сицилией с членами наземного персонала на борту, размещавшимся неловко, но безропотно, в хвостовой части фюзеляжа каждого из «Густавов». Среди последних, кто покинул Африку были оберст-лейтенант фон Мальтцан и машины его штабной эскадрильи, специально прибывшие обратно с Сицилии для завершения процесса, тайком начатого шестью неделями ранее — избавление персонала JG53 от почти неизбежного плена. Когда генерал-полковник фон Арним капитулировал в Тунисе 12 мая, около четверти миллиона немецких и итальянских солдат повезло не так.

За время тунисской кампании эскадра потеряла 75 пилотов, последний из которых был сбит Р-40 у мыса Бон 8 мая. И хотя она заявила около 300 побед за тот же период, в JG53 было 159 уничтоженных или списанных самолетов и почти столько же повреждённых. Тунис склонил чашу весов войны против эскадры, загнав впервые «Тузы пик» в глухую оборону.

Сицилийская кампания[править | править вики-текст]

Вернувшись на Сицилию, Штаб эскадры и II./JG53 стали базироваться в Комизо, I./JG53 оказалась в Катании, а III./JG53 вернулась в Sciacca (площадка на юго-западном побережье острова, которую она занимала большую часть недавней тунисской кампании). Оберст-лейтенант фон Мальтцан попытался восстановить материальные потери, понесенные в Африке. В то же время, он подготовил свежие наборы новых и неопытных пилотов для следующего раунда боя против воздушных сил союзников. Те не дали много времени, 21 мая соединение B-17 бомбило Sciacca, уничтожив или повредив 7 «Густавов» из III./JG53. Люфтваффе, которые начинали все свои кампании Блицкрига ранних военных лет, пытаясь уничтожить военно-воздушные силы своего противника на земле, готовились получить горький вкус её собственной пилюли. 26 мая союзники начали систематическую бомбардировку, специально направленную на выведение из строя истребительных аэродромов Оси на Сицилии. Отныне, к трудностям и опасности, присущие их обычным обязанностям по сопровождению — истребителей-бомбардировщиков и разведывательных машин на Мальту, а также транспортных самолетов ко многим отдаленным площадкам в центральной части Средиземного моря, защите множества военных целей на Сицилии и южной Италия, частям фон Мальтцана прибавилась оборона собственных баз.

Несмотря на случайные успехи против четырёхмоторных бомбардировщиков, над Тунисом и Сицилией, эскадра в действительности никогда не могла эффективного сбивать американские «тяжеловесы». Отсутствие успехов у летчиков-истребителей привело к появлению приказа переоборудования 2-х эскадрилий в качестве «противобомбордировочных». За ним последовало оснащение тех самолетов центральными бомбодержателями, с последующим приказом взбираться выше соединений противника и, оказавшись над ними, сбрасывать 250-килограммовую бомбу в середину строя! Данную тактику впервые применила истребительная группа в северной Германии несколькими неделями ранее. Но она не была особенно успешной над Немецкой бухтой, и оказалась ещё менее успешной над Средиземным морем. Не в последнюю очередь потому, что в отличие от ранних вылетов бомбардировщиков ещё не такой «Могучей Восьмой» против Рейха, бомбардировщики, направляемые на Сицилию, неизменно сопровождались истребителями. Не известно смогли ли 5./ или 8./JG53 сбить хоть один четырёхмоторный «тяжеловес» путем сброса на него сверху бомб. Тем не менее, в одном случае «Густавы» сбросили свои бомбы, непосредственно над собственной базой Комизо, набрав всего только около 3000 метров высоты и использовали против убегающих B-24 одни пушки!

Однако что-то надо было делать с бомбардировщиками США. Этим что-то стала замена командира локального Jafü, или истребительного командования, которому была поручена воздушная оборона Сицилии. Её командир, приветливый и всеми любимый ас-ветеран 1-й мировой войны генерал-майор «Onkel Тео» Остеркамп, был заменен решительным и менее добродушным командующим истребителями Адольфом Галландом. Верховное командование было при мнении, что сицилийские истребительные группы ещё не отошли от последствий недавних событий в Тунисе, и было решено, что Галланд смог бы стать тем человеком, который восстановит уверенность летчиков в себе и поднимет в них агрессивность. Но его назначение привело лишь к дальнейшим проблемам.

В то же время, союзники увеличивали свое давление. К середине июня они атаковали четыре маленьких итальянских острова, которые лежали примерно посередине между побережьем Туниса и Сицилией. В течение недели, активность JG53 была сосредоточена на крупнейшем и северном из этих островов, Пантеллерии. Совершая вылеты на свободную охоту, истребители пытались держать бомбардировщики противника в страхе, но безрезультатно. 11 июня Пантеллерия стала первым островом в истории, сдавшимся от одних авиационных бомбардировок и выбросивший белый флаг ещё до того, как первые британские войска вступили на берег. После этого эскадра осуществляла ряд, в конечном счете бесплодных, истребительно-бомбардировочных вылетов против оккупантов острова.

Но не только на прибрежных островах концентрировались союзники. 15 июня III./JG53 доложила о 6 «Густавах», разрушенных или поврежденных во время атаки на Sciacca. Двое суток спустя II./JG53 на Комизо таким же образом потеряла 7 своих истребителей. Но 21 июня стал поводом для праздника на обоих аэродромах, когда одновременно «Steff» Литьенс из 4./JG53 и обер-лейтенант Франц Шисс — давний ведомый командира эскадры в Штабной эскадрильи, а теперь командир 8./JG53 — получил по Рыцарскому кресту.

К этому моменту, примерно через шесть недель после возвращения на Сицилию, пилоты фон Мальтцана сбили более 50 самолетов союзников. Подавляющим большинством из них были истребители, однако, имелось несколько двухмоторных и четырёхмоторных бомбардировщиков. И это конечно же были бомбардировщики, которые наносили ущерб. С захватом четырёх небольших островов в проливах и очищением таким образом морских путей в Сицилию, союзники начали выполнение задач по изоляции острова от материковой Италии, атакуя порты и паромное сообщение в Мессинском проливе, разделявшим их.

Это дало Адольфу Галланду шанс нанести свой «большой удар». Его план (который он воспроизведет в следующем году при защите Рейха) заключался в поднятии всех имеющихся истребителей в воздух, для нанесения сокрушительного, и, как ожидалось, решающего удара по бомбардировочной авиации противника. Данная возможность появилась 25 июня, когда американцы совершили свой единственный крупный рейд за месяц против порта самой Мессины.

Хотя Мессина находилась в области оперативной ответственности JG53 (эскадра Мальтцана отвечала за защиту южных и восточных частей Сицилии, а JG77 за западный сектор), Галланд приказал поднять в воздух оба соединения — всего около 80 истребителей. Миссия потерпела крах. Сначала, истребительные группы не смогли сохранить строй в условиях плохой видимости и растянулись. Затем наземные посты контроля Оси потеряли бомбардировщики. В итоге, уровень топлива в баках самолётов достиг опасно низкого уровня, прежде чем «Густавы» заметили группу B-17, летящих курсом на Африку низко над водой почти в 100 милях от северо-западной оконечности Сицилии. 80 истребителей смогли добиться всего пяти побед.

В тот же вечер была получена телеграмма от разъяренного Германа Геринга, командующего люфтваффе.

Летчики-истребители, принимавшие участие в отражении налета бомбардировщиков на Мессину, виновны в нарушении приказа. По одному пилоту от каждой группы должно быть отдано под суд военного трибунала по обвинению в трусости перед лицом врага.

В действительности, было выбрано несколько пилотов, но до суда дело так и не дошло из-за полной несостоятельности обвинения в трусости. В тот же день, немного спустя, пришел ещё один приказ Геринга. Согласно ему каждое звено истребителей обязано было за вылет сбить, по крайней мере, один самолет противника. Если этого не происходило, то каждый пилот должен предъявить боевые повреждения истребителя как доказательство своего участия в бою. И снова была угроза судом трибунала в случае нарушения. Командир JG53 оберст-лейтенант Гюнтер фон Мальтцан был откровенным противником подобного стиля руководства и совершенно не скрывал этого. Прочитав по громкой связи этот приказ своим пилотам, он добавил:

Господа, я думаю, что никакие комментарии не нужны. Я стыжусь, что должен сделать это.

Поэтому последним можно оправдать то, что пилоты не были в хорошем расположении духа, когда 3 июля союзники начали в последнюю неделю, перед вторжением на Сицилию, серию атак. Тем не менее, последующие дни стали самыми успешными за три месяца пребывания эскадры на острове. К сожалению, они также стали свидетелями самых высоких потерь эскадры, в том числе четырёх из 9 командиров эскадрилий фон Мальтцана — тех самых людей, которых он не мог позволить себе потерять.

Первым погибшим стал лейтенант Герберт Бреннле, недавно назначенный командиром 2./JG53. Он был награждён Рыцарским крестом за 57 побед, служа в JG54 на Восточном фронте (где он также был тяжело ранен). С момента вступления в командование 2./JG53 Бреннле смог одержать только 1 победу — B-24. 4 июля во время низковысотного воздушного боя со Спитфайрами к югу от Катании, его «Черная 8» была подбита и спикировала вертикально вниз с высоты менее 1000 футов. Потеряв Герберта Бреннле и двух пилотов ранеными, JG53 заявила 9 самолетов союзников сбитых в ходе 4 июня. Он стал самым успешным днем для эскадры над Сицилией на данный момент. Столько же побед было зачислено на счет пилотов сутки спустя — и на этот раз туда вошли 6 B-17.

5 июня стало днем разнообразных налетов американской 'тяжелых' и средних бомбардировщиков на аэродромы и другие военные объекты по всей Сицилии. Но на «летающие крепости», атакующие аэродромный комплекс к западу от Катании, легла вся тяжесть другого «большого удар» Галланда — примерно 100 истребителей из JG53 и JG77. Каждой эскадре было засчитано по 6 бомбардировщиков Боинга, но при этом бомбардировочные группы США, на которые было совершено нападение, признали потерю только трех!

«Густавы» JG53 также были вовлечены в бой с сопровождающими бомбардировщики истребителями. И хотя 1 Spitfire сбил гауптман Фридрих-Карл Мюллер, который стал его последней победой в составе эскадры (117-я или 118-я по различным источникам), другая группа из 35-40 Спитфайров набросилась на командира 1./JG53 обер-лейтенант Вилли Кляйна (Willi Klein) и его ведомого. Оба были сбиты и упали море где-то у мыса Пассеро (юго-восточная оконечность Сицилии).

Пилоты оберст-лейтенанта фон Мальтцана заявили по восемь побед в каждый из двух последующих дней, 8 и 9 июля, без потерь для себя. А перед рассветом 10 июля, первые союзные войска начали штурмовать берег с более чем 2000 судов и десантных кораблей, на 90-мильном участке побережья Сицилии между Ликатой и Сиракузами. В течение следующих 12 часов, с восьми утра до восьми вечера, JG53 совершила, по крайней мере, девять отдельных вылетов — на разведку, свободную охоту и сопровождения истребителей-бомбардировщиков — во время которых пилоты заявили 17 побед (более половины из них Спитфайры), при этом только 2 унтер-офицера из 5./JG53 получили ранения.

На следующий день произошло заметное снижение числа побед. Но среди заявленных 6 истребителей (и 1 B-26 Marauder), пара P-38 пошла на счет командиру 9./JG53 обер-лейтенанту Гансу Реригу, доведшему его до 75 побед, и ставшего вторым по результативности экспертом эскадры после 'Tutti' Мюллера. Но результативность эскадры не могла удовлетворить беснующегося Германа Геринга, который ещё вечером 11 июля направил телеграмму:

Вместе с пилотами истребителей во Франции, Норвегии и России, я смотрю с презрением на пилотов на юге. Я хочу видеть немедленное улучшение, и ожидаю, что все пилоты проявят дополнительный боевой дух. Если этого улучшение не произойдет, всех пилотов — от командиров и ниже — ожидает разжалование в рядовые и отправка служить пехотинцами на восточный фронт.

Но для тех, кому грозила ежедневная реальность подавляющего превосходства противника в воздухе, и постоянные бомбардировки на земле, пустые, и по-хорошему иррациональные угрозы рейхсмаршала, теперь утратили свое былое значение. К этому времени эскадра уже готовилась к эвакуации поврежденных, но ещё готовых к полетам «Густавов» через Мессинский пролив на материковую часть Италии. Одновременно, II./JG53 майора Михальски полностью вывели с Сицилии и целиком отправили на север, для поспешного переоснащения новым комплектом Bf.109G-6.

13 июля командир 9./JG53 обер-лейтенант Ганс Рериг погиб в бою против Спитфайров к югу от Катании. И после того, как 4 пришедшие в негодность машины 9./JG53 были взорваны в Torrazzo (II./ и III.JG53 перебазировались из прибрежных районов на взлетно-посадочные площадки комплекса Гербени, западнее Катании, во второй половине июня), остальная часть III./JG53 перелетела в Лечче, расположенный на каблуке Италии. Два дня спустя 4 истребителя из II./JG53, оставленные в Rammacca также были уничтожены, чтобы не достались наступавшему противнику.

Конец участия JG53 в сицилийской кампании быстро приближался. Но, как и в последние дни в Тунисе, это не было, ни в коем случае, простым процессом. За прошедший месяц I./JG53 регулярно латала взад-вперед с площадок на Сицилии через пролив, на юг Италии. Судьба наконец догнала Группу «Tutti» Мюллера в Вибо Валентия — аэродроме на носке Италии, к северу от Мессинский пролива, где она 16 июля была атакована соединением из более чем 100 средних бомбардировщиков. Не менее 21 истребителя подразделения были разрушены или списаны. I./JG53 выбудет из строя на большую часть последующих трех недель.

Более 80 истребителей было уничтожено в ходе этого налета (включая другие истребительные группы, в том числе I./JG77, с которой делили Вибо-Валентию), транспортные средства, ангары и топливные склады, все оказались в огне. Штаб Адольфа Галланд также оказался расположен в Вибо. По сообщениям, как только бомбардировщики ушли, генерал сел в машину и направился в Неаполь «чтобы выяснить, что происходит». Ему по-видимому не понравилось то, что он услышал. Вскоре после этого оборону южной части вернули в руки «Дядюшки Тео» Остеркампа.

I./JG53, в небоеспособном состоянии и III./JG53, были разбросаны по площадкам во всей южной Италии. В то же время основная тяжесть легла на вновь вернувшуюся и переоснащённую II./JG53, осуществляющую заключительные операции эскадры над Сицилией. Изначально, летая с баз в районе Лечче, Группа майора Михальски действовала в основном в вылетах на свободную охоту, каждый из которых почти всегда приводил к контакту с истребителями союзников, теперь уже занимавших Комизо и другие бывшие аэродромы люфтваффе я южной части острова. Однако эти встречи, в основном, были безрезультатными. За десять дней, врлоть до 26 июля, II./JG53 потеряла только 1 погибшим (пилот из 4./JG53 был убит в бою против B-17 над заливом Таранто 23 июля) и одержала пять побед — два истребителя и 3 B-26 Мародер (последние все 24 июля).

27 июля, перелетев на Скалея (посадочную площадку на западном побережье Италии примерно на полпути между Вибо Валентия и Неаполем), II./JG53 потеряла 9 своих «Густавов», уничтоженных или поврежденых в ходе рейда смешанного соединения средних бомбардировщиков B-25 и B-26. Также эскадра потеряла своего четвёртого командира эскадрильи в течение месяца. Командир 4./JG53 обер-лейтенант Фриц Дингер, сбил свою 67-ю жертву (Р-40), лидируя звено над Сицилией раним утром того же дня. Вернувшись в Скалею, четыре машины снова были заправлены и перевооружены к следующему вылету, когда атаковала первая волна бомбардировщиков ВВС США. Фриц Дингер стал единственным погибшим, убитым в щели траншеи осколком бомбы.

Действия над Италией[править | править вики-текст]

JG53 неактивно участвовала в заключительных двух неделях сицилийской кампании. К началу августа — I./JG53 в Сан-Северо (части аэродромного комплекса Фоджа, недалеко от итальянского Адриатического побережья) до сих пор восстанавливала свои недавние потери — II./ и III./JG53 перебазировались на две посадочные площадки к северу и востоку от Неаполя.

III./JG53 гауптмана Франца Гётца одержала первый значительный успех эскадры над материковой частью Италии, записав на свой счет 6 В-24, сбитых во время рейда на Фоджу 16 августа. Трое суток спустя, самолеты всех трех Групп участвовали в бою против сильных соединений B-17 и B-24, снова атакующих данную цель. Пилотами эскадры было заявлено 10 'тяжелых' машин (и 1 P-38), но на этот раз они заплатили цену — 1 пилот погиб и по меньшей мере 2 получили ранения.

Несмотря на это довольно благоприятное начало, оно стало последним успехом JG53 до конца года, который она смогла одержать против «тяжеловесов» США. Большую часть своего времени в Италии, пилоты эскадры задействовали в более тактических ролях. Большинство их противников и жертв — составляли либо истребители, либо средние бомбардировщики. На этом поприще они также выдали хороший старт, на который пришлись 14 P-38 в огромном воздушном бою 20 августа, над побережьем вблизи Неаполя (Лайтнинги, со своей стороны, заявляли 13 истребителей Оси уничтоженными и множество других поврежденными). В ходе следующих двух дней, II./ и III./JG53 были засчитаны 18 B-26 Мародер, сбитых во время атаки последними грузовых станций в районе Неаполя. 30 августа они добавили ещё 11 Р-38 на счет эскадры, при потери 1 пилота из 4./JG53.

Но численное превосходство союзников продолжало сказываться. 26 августа II./JG53 майора Михальски потеряла 11 «Густавов» уничтоженными или поврежденными во время налета средних бомбардировщиков на аэродром в Cancello, близ Неаполя. JG53 сильно страдала от множества подобных атак на свои итальянские базы, потеряв до окончательного вывода эскадры из страны, в результате бомбардировок и обстрела, в общей сложности почти 80 истребителей — свыше 50 % собственного официального состава.

В воздухе, также начали неуклонно расти потери, и это неизбежно привело к соответствующему снижению количества достигнутых побед. Высокий уровень августовского успеха не смогли сохранить и за сентябрь было сбито только 18 вражеских самолетов. Никогда больше в Италии ежедневный коллективный счет эскадры не достигнет двузначных цифр.

В течение этого периода произошли два основных события: высадки союзников в Салерно и Анцио в сентябре 1943 года и январе 1944 года соответственно. За несколько недель до и во время этих операций JG53 потеряла — в дополнение к десяткам молодых и неопытных пилотов — 6 своих командиров эскадрилий.

Первым стал ещё один из исчезающих в эскадре высоко результативных Экспертов. Два Lightning’а, сбитых 30 августа, довели счет Франца Шисса до 67 побед. 2 сентября гауптмана Шисс повел свою 8./JG53 в бой против большого соединения В-26, которые атаковали железнодорожные станции к северо-востоку от Неаполя, в рамках подготовки к высадке в Салерно. Не имея возможность проникнуть сквозь сильное сопровождение истребителей, Шисс преследовал вражеский отряд обратно до залива Салерно, только чтобы быть сбитым парой P-38.

Два дня спустя, командир 5./JG53 обер-лейтенант Мартин Лаубе, был среди тех, кто взлетел из Cancello, согласно донесению о приближении американских тяжелых бомбардировщиков. На самом деле, B-17 были вынуждены прервать свой налет на аэродромы в южной Италии, в связи с погодными условиями. Считается, что последние стали причиной потери Лаубе. Он был объявлен пропавшим без вести. Последние, видевшие его, сообщили, что он продолжал вылет в плохую погоду. 10 сентября командир другой эскадрильи, 2/JG53, обер-лейтенант Дитрих Кастен (Dietrich Kasten), также будет объявлен пропавшими без вести после исчезновения в ходе рутинного перегоночного полета.

Италия капитулировала 8 сентября, позволив англо-американским войскам, на следующий день, высадится на берегу в Салерно, почти не встретив сопротивления. В течение следующей недели эскадра действовала против плацдарма, совершая вылеты на свободную охоту и сопровождение бомбардировщиков и истребителей-бомбардировщиков. Также использовались, поставленные в II./JG53, оборудованные ракетами «Густавы», которые атаковали транспортные и десантные суда, находившиеся в районах высадки. Потери, и победы, в ходе этих операций, оставались минимальными, но высокий материальный ущерб был понесен от ещё двух тяжелых бомбардировочных налетов на аэродромы в окрестностях Рима, на которые JG53 только что отошла. 16 сентября 15 Bf.109G-6 из II./JG53 были уничтожены или повреждены в Littoria, спустя сутки, в Чампино, такая же участь постигла 14 самолетов из III./JG53 (1 пилот погиб и 7 получили ранения).

В тот же день, 17 сентября, союзные войска двинулись на север, с носка Италии, от плацдарма Салерно, и начали мучительно медленное, но упорное наступление по всей длине Италии, через Альпы в Австрию. Для немцев, к началу октября, аэродромы Неаполь и Фоджа были потеряны, а Сардиния и Корсика эвакуированы. В следующие дни и недели произошли некоторые фундаментальные изменения внутри эскадры. Все три Группы выполнили дальнейший отход: II./ и III./JG53 удалились в северную Италии для очередного переоснащения. К северу от Рима осталась действовать только I./JG53 'Tutti' Мюллера.

3 октября, ставший оберстом, Гюнтер фон Мальтцан сдал командование эскадрой, находясь на этом посту без пяти дней 3 года — самый длинный период пребывания в должности любого из командиров эскадры в годы войны. Фридрих-Карл Мюллер и майор Курт Уббен (командир III./JG77) поочередно исполняли обязанности, пока не был назначен шестой и последний командир эскадры, майор Гельмут Бенеман, имевший на тот момент 88 побед и ранее командовавший I./JG52 на Восточном фронте. Он прибыл взять на себя командование в начале ноября. Как это ни парадоксально, но «Анри» фон Мальтцан, который был одной из целей гнева Геринга и получателем позорных телеграмм от рейхсмаршала во время сицилийской кампании, был теперь выбран, чтобы заменить генерал-лейтенанта Тео Остеркампа в качестве нового командующего Jafü Oberitalien, или командования в Верхней Италии.

Кроме того, в начале октября, II./JG53 покинула Италию навсегда. Передав свои «Густавы» I./JG53, Группа перебралась севернее, на аэродром Vienna-Seyring, где её пилоты были переквалифицированы в обособленное подразделение по борьбе с бомбардировщиками. Их противники остались прежними — «тяжелые» бомбардировщики США прилетавшие из Средиземноморья. Но отныне II./JG53 будет действовать в рамках обороны Рейха. Её первый вылет 2 ноября — который также оказался вторым для вновь образованной 15-й воздушной армии ВВС США — привел к уничтожению 4 B-17, сбитых во время налета на авиазавод в Винер Нойштадт. Одна из четырёх летающих крепостей стала 60-й победой командира Группы майора Герхарда Михальски.

Свои следующие успехи II./JG53 одержала только 7 января 1944 года. В этот день ей были засчитаны 15 P-38 сбитых в ходе «собачей свалки» — боя, который начался на высоте 26 000 футов к югу от Винер-Нойштадта и закончился у земли в северной Югославии. В течение следующих пяти месяцев — базируясь сначала в Австрии, а затем, с марта 1944 года, на аэродромах в юго-западной Германии — Группа заявила около 70 тяжелых бомбардировщиков (и около одного десятка сопровождающих их истребителей). Но заплаченная цена была высокой. II./JG53 потеряла более 60 собственных пилотов погибшими, пропавшими или ранеными. Битва за Рейх уже превращалась в простую войну на истощение.

Вскоре после убытия II./JG53 из Италии произошло разделение обязанностей между двумя оставшимися Группами. Пока I./JG53 продолжала действовать в тактической роли по поддержке боевых фронтов к югу от Рима, III./JG53 майора Франца Гётца перебазировалась в Реджо-Эмилию, чтобы быть преобразованной в «тяжелую» истребительную группу — термин Люфтваффе, которым теперь обозначались специализированные подразделения по борьбе с бомбардировщиками. Оснащенная «канонерками», вооруженными 20-мм или 30-мм пушками в подкрыльевых гондолах (7./JG53 позже была оборудована подкрыльевыми гранатометами), она должна была стать частью воздушной обороной промышленности северной Италии. Со своих баз в предгорье Альп, группа по сути также, обеспечивала первую линию обороны против «тяжеловесов» 15-й воздушной армии, которые в ближайшее время достигнут тыловых районов в Австрии и других частях южных территорий Гитлера. Но, как и многие из последних военных планов Люфтваффе, которые на бумаге выглядели хорошо, они не всегда так аккуратно получались на практике. Роли частей, чаще всего, диктовались обстоятельствами, а не чиновниками. И — пока они не были отменены полностью — III./JG53 будет продолжать сбивать истребители и средние бомбардировщики, в то время как на счет I./JG53 будет зачислен ряд уничтоженных четырёхмоторных бомбардировщиков.

Тем не менее, III./JG53 заявила 2 B-17 из состава сил атакующих железнодорожные станции в Больцано 11 ноября и после длительного перерыва из-за плохой погоды, добилась ещё лучшего результата 28 декабря, когда на её долю пришлось 7 В-24, сбитых во время налета на станцию в Виченце. На самом деле, 10 Либерейторов не вернулось из этого вылета, став крупнейшими потерями понесенными новообразованной 15-й воздушной армии. Также, командир 7./JG53 гауптман Юрген Хардер, 5 декабря был удостоен первого Рыцарского креста эскадры за шесть месяцев — официально за 40 побед, хотя считается, что его фактический счет на тот момент был меньше на 1 победу.

Все это время пилоты I./JG53 на износ совершали по три или четыре вылета в день на поддержку обороны 10-й армии на Gothic Line, проходящей через горы к югу от Рима. В попытке сломить тупиковую ситуацию наземной кампании, союзники 22 января 1944 года высадились в Анцио, за пределами Gothic Line, примерно в 30 милях от итальянской столицы. И в связи с этим, I./ и III./JG53 невольно поменялись ролями.

Недавние низковысотные операции первой на прибрежных равнинах и в горах вокруг Монте-Кассино привело к повреждению многих машин. Этот процесс был завершен двумя бомбардировками аэродрома Centocelle 13 и 14 января, в ходе которого осколочные бомбы продырявили оставшиеся «Густавы» группы, не оставив ни одной машины в боеспособном состоянии. Через неделю, накануне высадки в Анцио, I./JG53 была переведена в Maniago, рядом с Удине, на северо-востоке Италии. В то же время, III./JG53 большую часть месяца базировалась на Villa Orba, также рядом с Удине. Плохая погода свернула её деятельность в первой половине января. Когда же её пилоты снова взлетели 16 января против соединения B-17, атакующего завод авиационных компонентов в Клагенфурте, в Австрии, результаты были далеки от удовлетворительных. Их единственной победой стал один из сопровождавших бомбардировщики Р-38, за который они заплатили 4 своими пилотами (один погиб в результате столкновения в воздухе со сбитым Lightning’ом). Результативность оснащенных ракетами Bf.109G из 7./JG53 была сочтена особенно разочаровывающей.

Вывод I./JG53 из района Рима всего за 24 часа до высадки в Анцио образовал разрыв на Южном фронте. Близость плацдарма союзников к итальянской столице являлась угрозой, которую нельзя было игнорировать. III./JG53, которая не имела множество целей на северо-востоке Италии, получила приказ 24 января перебазироваться в Орвието, около 60 миль к северу от Рима. Четыре дня спустя, пилоты Франца Гётца, специально обученные для борьбы с высотными тяжелыми бомбардировщиками, начал выполнять штурмовые вылеты против плацдармов Анцио. Не удивительно, что их потери начали стремительно расти.

Но ещё были и победы. 7 февраля гауптман Юрген Хардер, чья 7./JG53 применяла свои ракеты против портовых сооружений Анцио — Неттуно и прибрежного судоходства — одержал единственную победу дня. Spitfire, который он снял с хвоста своего ведомого, довел его счет до 40 побед. Неделю спустя Хардер был назначен командиром группы I./JG53, в то время как «Tutti» Мюллер принял командование IV./JG3, занятой в обороне рейха. Гауптман, позже майор, Хардер останется на этой должности до января 1945 года, в то время как преемник во главе 7./JG53, обер-лейтенант Рольф Клиппген (Rolf Klippgen), спустя всего четыре дня, 19 февраля, станет жертвой Spitfire.

20 февраля III./JG53 совершила короткий перелет из Орвието в Arlena, в 25 милях к юго-западу. Но плохая погода до середины марта удерживала Группу на земле. Когда погодные условия наконец улучшились, третья Битва за Кассино уже шла. Последующие дни и недели, Группа сконцентрировала свои действия над горами, а не против плацдарма в Анцио. Именно в этот период, лейтенант Гюнтер Зеегер из 7./JG53, получил Рыцарский крест. Награжденный 26 марта за свои 46 побед, Зеегер фактически достиг этой цифры почти двумя месяцами ранее, сбив B-26 29 января, будучи ещё обер-фельдфебелем.

К концу апреля пилоты III./JG53 добавили на общий счет группы 15 побед. P-47, заявленный 14 апреля, стал 50-й победой обер-лейтенант Франца Бартена, который был назначен командиром 9./JG53 после потери Ганса Рерига над Сицилией. Однако большее беспокойство вызывало то, что впервые собственные потери группы превысили число заявленных побед. За тот же период она доложила о потери 9 пилотов погибшими, 2 захваченными в плен и 9 ранеными.

Тем временем, севернее, I./JG53 адаптировалась к своей новой роли уничтожителей бомбардировщиков. Немногочисленные поначалу бои позволили первую половину февраля потратить в Maniago на обучение новых пилотов. После нескольких неудачных попыток, группа добилась первого крупного успеха 25 февраля, сбив 7 B-24 и 1 B-17 во время рейда 15-й воздушной армии на Регенсбург (это было скоординированное нападение 8-й и 15-й воздушных армий, предпринятое ВВС США в рамках «Большой недели» — наступления на авиационные заводы Германии.

18 марта мишенью для бомбардировщиков 15-й воздушной армии стали аэродромы люфтваффе в районе Удине. На этот раз I./JG53 были зачислены 6 B-17 и 3 P-47. Но в отличие от предыдущего рейда на Регенсбург, когда группа потеряла 1 пилота пропавшего без вести и 1 раненым, защита собственных баз части принесла большие потери — 6 убитых или пропавших без вести, а также 4 раненых. Двое погибших были потеряны в воздушном бою с P-38 над самой Maniago.

Дальнейшие потери — всего около 20 — группа понесла в течение следующего месяца. К концу этого времени I./JG53, вместе со штабом эскадры, перебазировались из района Удине в Болонью. Именно отсюда, они вылетели 25 апреля, когда пришло сообщение о соединении В-24 приближающемся с юга. В бою, длившемся около 40 минут, они заявили 8 Либерейторов. Первый пришелся на майора Гельмута Бенеманна, доведя счет командира эскадры до 90 побед. Второй на гауптмана Юргена Хардера, став для командира I./JG53 50-й победой. Однако и Бенеманну и Хардеру пришлось ранеными выпрыгивать с парашютами, поскольку первый был сбит огнем стрелков В-24, а второй после столкновения (некоторые источники утверждают, что тарана) со своей второй жертвой.

Это боестолкновение стало последним значительным противостоянием Группы с «тяжеловесами» США над Италией. 9 мая I./JG53 была направлена в Румынию, для защиты важных нефтяных объектов этой страны. Она уже больше никогда не окажется под командованием Бенеманна.

Штаб и III./JG53 продолжали сражаться над Италией в течение ещё нескольких недель. В середине мая началась четвёртая битва за Кассино, которая, наконец, привела к объединению с плацдармом Анцио 25 мая. На следующий день, майор Франц Гетц, командир III./JG53, стал последним из экспертов эскадры с полусотней побед, когда он сбил второй из пары Спитфайров. Затем, после ещё нескольких встреч с Спитфайрами вблизи от итальянской столицы, III./JG53 получила приказ вернуться в Maniago 2 июня. Здесь она провела неделю, подготавливая пилотов и самолеты, для возобновления противо-бомбардировочных операций. Первая из них состоялась 9 июня, когда были заявлены 3 B-24, при потери унтер-офицера, сбитого сопровождающими «тяжеловесы» Р-38.

Пять дней спустя, III./JG53 были зачислены ещё 2 В-24 и 1 Р-47. Достигнутые за счет ещё 2 унтер-офицеров погибших в бою, они оказались последними успехами длительной Средиземноморской карьеры эскадры. Прежде чем закончился июнь, группа передала свои оставшиеся «Густавы» частям Национальных республиканских ВВС — той части воздушных сил Италии, которые продолжили воевать вместе с Германией, после капитуляции Италии в сентябре 1943 года, и железной дорогой отправилась на Родину для переоснащения и последующего участия в обороне рейха.

Конец на востоке и западе[править | править вики-текст]

Конец длительного участия JG53 в Средиземноморской войне, который начался над Мальтой ещё в декабре 1941 года, в сущности возвестил о конце истории эскадры в качестве отдельного и индивидуального соединения. Большинство из оставшихся месяцев боевых действий, её группы были разделены между восточным и западным фронтами, став частью большой команды, ведущей заключительные бои дневных истребителей Люфтваффе — против американских и советских военно-воздушных сил, в скором времени оказавшихся в небе над самим Рейхом. И как любое другое соединение, ввергнутое в эту неравную борьбу, её история стала повторяющейся чередой уменьшения успехов и растущего числа жертв. Постоянное истощение её состава не раз восстанавливалось, по крайней мере численно, свежими пополнениями молодых и все более недостаточно подготовленных пилотов. В сочетании с растущей нехваткой авиатоплива, она стала двигаться по неустанно нисходящей спирали, чтобы остановится только после капитуляции Германии в мае 1945 года.


II./JG53 в обороне Рейха[править | править вики-текст]

Первой группой, испытавшей суровую реальность обороны Рейха, стала II./JG53 майора Герхарда Михальски, которая была переведена из Италии в Vienna-Seyring в середине октября 1943 года. Изначально базируясь в Австрии и противостоя неоперившейся 15-й воздушной армии, прилетавшей через Альпы из Средиземноморья, она сумела приобрести положительный опыт. В самом деле, её пилотам были зачислены около 40 бомбардировщиков и истребителей США, с потерей примерно половины от этого числа собственных убитых, пропавших или раненых.

Но когда группа перебазировалась в район Франкфурта, в западной Германии, в начале марта 1944 года, она встретила более мощную и опытную 8-ю воздушную армию, показавшую совсем другое положение действительности. Её первые успехи — 3 B-17 сбитые к северу от Кобленца 4 марта — стоили группе 3 убитых и 1 раненого. Претендент на одну из летающих крепостей, обер-фельдфебель Рудольф Эренберг сам был четыре дня спустя убит в бою, во время следующего столкновения II./JG53 с «тежеловесами» 8-й армии северо-западнее Берлина. Имевший 29 побед Эренберг, 6 апреля посмертно будет удостоен Рыцарского креста.

Также в марте группа потеряла другого обер-фельдфебеля, уже награжденного Рыцарским крестом. Одноглазый Штефан Литьенс только отчитался о 2-х B-17 сбитых в районе Брауншвейга 23 марта, когда фонарь его собственной «Белой 5» был поврежден огнем стрелков и летящие осколки повредил оставшийся хороший глаз. Практически ослепленный, он смог совершить аварийную посадку на живот, но боевая карьера для «Штеффа» Литьенса закончились.

Ровно месяц спустя, 23 апреля, майор Герхард Михальски был назначен командиром эскадры JGz.bV (специализированный вновь созданный Штаб, задачей которого стала координация действий пяти истребительных групп участвующих в обороне Рейха, изъятых из состава различных эскадр). Место Михальски во главе II./JG53 — одной из пяти групп, ставших под новым общим командованием — занял гауптман Юлиус Меймберг, чья 11./JG2 была включена в состав JG53 в начале тунисской кампании. Уход Герхарда Михальски означал, что лучшим экспертом II./JG53 теперь стал обер-фельдфебель Герберт Рольваге, получивший Рыцарский Крест менее чем тремя неделями ранее, за 53 победы. Он увеличит свой счет до 60 побед, сбив P-51 над восточной Францией 27 мая. Жертвой Рольваге стал один из первых истребителей Мустанг пошедших на счет JG53 — считается, что предыдущие сбитые — один или два P-51-х над Италией, были либо разведчиками F-6 либо штурмовыми вариантами A-36.

К этому времени группа была переведена из Франкфурт-Эшборн сначала в Biblis, недалеко от Рейна, а затем в Эттинген (Öttingen), в 62 милях северо-восточнее Штутгарта. Именно из Эттингена 30 мая II./JG53 заявила трио летающих крепостей из соединения, атакующего авиационные заводы в центральной Германии. Последний из этих трех, стал 36-й победой для «Жюля» Меймберга. Победа Меймберга стала также последней победой над более чем 50 машинами США, которые II./JG53 сбила с момента перебазирования во Франкфурт. Но, что свидетельствует о собственных возрастающих потерях, группа потеряла более 40 пилотов убитыми или ранеными для достижения этого результата.

Небо над Рейхом было неестественно тихим в течение последующей недели, поскольку Восьмая воздушная армия обратила свое внимание на объекты в северной Франции, в рамках подготовки к высадке в день Д. Германскому Верховному Командованию было известно, что вторжение становилось неизбежным, но уверенности в том, где именно вдоль побережья Французского Канала союзники готовятся нанести удар — не было. В отличие от танковых дивизий расположенных в Северо-Западной Европе, которые могли быть перемещены только с письменного разрешения фюрера, люфтваффе уже по заранее подготовленным планам на случаи непредвиденных обстоятельств, поспешило перебросить почти все истребительные части из состава обороны Рейха во Францию, в момент, как только первые вражеские войска ступили на берег.

II./JG53 в соответствии с секретными пакетами, вскрытыми утром 6 июня 1944 года, начала следовать через Ле-Ман, в Ван, на побережье Бискайского залива. Но в Ле-Мане она получила возможность узнать, что ждет её впереди, когда 2 пилота погибли и 4 транспортных Ju.52/3m с частью оборудования Группы, были сбиты при посадке патрулировавшими истребителями США.

После прибытия в Ванн 7 июня, II./JG53 тем не менее удалось совершить ряд вылетов на свободную охоту. Но в течение недели, за которую группа пострадала от двух тяжелых бомбардировок, она была вынуждена искать менее подверженное бомбардировкам место базирования. Её эскадрильи были рассредоточены по трем небольшим посадочным площадкам к северу от реки Луары. Здесь, хотя и в относительной безопасности от высотных налетов, они попадали под удар, возможно ещё более опасных орд низко высотных истребителей-бомбардировщиков, летающих в поисках малейших признаков деятельности Люфтваффе. Поэтому менее чем через неделю, её 9 (!) «Густовов», сохранивших боеспособность, были от греха подальше переведены в Шампфлери (Champfleury), к востоку от Сены. II./JG53 теперь была поручена задача поддерживать немецкие сухопутные войска вокруг района Кан, за который шли горячие бои. 2 июля, примерно в шести милях к юго-юго-востоку от самого города Кан, командир 4./JG53 обер-лейтенант Гюнтер Зеегер сбил Spitfire, возможно пилотируемый канадским пилотом, который стал его 50-й победой.

Но собственные потери Группы стали непомерными. И 12 июля, потеряв 20 пилотов убитыми или пропавшими, плюс ещё 16 ранеными — эквивалент почти полного состава группы — оставшиеся в живых были выведены в Hustedt, к северу от Ганновера, для отдыха и переоснащения. Однако не «отдых и переоснащение» являлись процессом восстановления, который происходил в более ранние военные годы. Теперь это был просто вопрос восстановления численности. Правда, II./JG53 действительно получила партию новеньких истребителей Bf.109G-14, но новые пилоты, подготовленные для их пилотирования, почти все были молоды и безнадежно неопытны. В стремлении облегчить ситуацию, в её ряды были добавлены один или два ветерана унтер-офицерского состава. Среди них был обер-фельдфебель Александр Прейнфальк, кавалер Рыцарского креста и эксперт с 74-мя победами из состава JG77, который в последнее время служил в качестве инструктора истребителей.

Увеличившись за время переоснащения до 4-х эскадрилий, II./JG53 гауптмана Меймберга была возвращена во Францию в третью неделю августа. Сразу стало ясно, что одного увеличения численности было не достаточно. 22 августа группа понесла самые тяжелые потери за весь период Нормандской кампании, когда она потеряла 7 Bf.109G-14 в жестоком воздушном бою с P-38 над собственной базой в Ла Фер, к югу от Санкт-Квентина. 5 человек погибли и 2 получили ранения, что было высокой ценой, заплаченной за уничтожение 9 американских истребителей заявленных в ходе трех боевых вылетов за день.

Битва в Нормандии была уже проиграна не только в воздухе, но и на земле. 28 августа американские танки, по сообщениям, приблизились к Ла Фер. Сутки спустя и всего через десять дней после возвращения во Францию, II./JG53 подняла сохранившиеся «Густавы» под огнем головных вражеских танков. И на этот раз они покидали Францию навсегда, направившись сначала в Chievres, в Бельгии, а затем в Эйндховен, в Нидерландах. Крупный бомбардировочный налет 3 сентября, нанесенный по Эйндховену, сделал последний почти непригодным, что наконец привело к возвращению группы обратно в Германию.


I./JG53 в Румынии[править | править вики-текст]

В то время как II./JG53 была изгнана из Франции, другая группа из JG53 была вынуждена эвакуироваться из Румынии, более чем в 1200 милях восточнее. I./JG53 гауптмана Юргена Хардера была переведена из Италии в Румынию в начале мая 1944 года, расположившись в Targsorul-Nou, для укрепления обороны нефтеперерабатывающих заводов в соседнем Плоешти. Первоначальной её деятельностью — как и у II./JG53, когда та впервые была размещена в Австрии — стало продолжение кампании, которую они вели против 15-й воздушной армии, совершавшей налеты из Средиземноморья.

После короткой стычки 18 мая, с формированием B-17 в условиях плохой погоды, первое крупное столкновение I./JG53 с 15-й воздушной армией на этом новом театре, произошло в последний день месяца. Оно закончилось заявками на 7 B-24 и 1 Р-51, без потерь со своей стороны. Дальнейшие успехи были зафиксированы уже в июне. 6 числа — в день Д на западе — группа записала ещё 7 Либерейторов в районе Плоешти, но на этот раз потеряв пилота из состава 1./JG53, сбитого Мустангами, сопровождавшими бомбардировщики.

10 июня пилоты I./JG53 перехватили Р-38 из Италии, предпринявших рейд на бомбометание с пикирования, по одному из заводов Плоешти. Этот малоизвестный рейд, который считается самым длительный из подобных, предпринятых в Средиземноморье, оказался дорогостоящим для двух участвующих в нём групп Lightning’ов. Они потеряли в общей сложности 22 своих самолета, по крайней мере 6 из которых, стали жертвами пилотов I./JG53.

Наиболее удачным для группы днем в Румынии стало 28 июня, когда она заявила 8 B-24 и 2 P-51, вблизи от столицы страны, Бухареста. Но эти победы были оплачены потерей 2 собственных пилотов, пропавших без вести и 4 раненых. 28 июня 1944 года также окажется последним днем в истории группы, когда число побед за сутки достигло двузначной цифры.

В попытке улучшить оборонительные возможности Люфтваффе, несколько подразделений, защищавших жизненно важные объекты нефтяной промышленности Румынии (в том числе II./JG51, III./JG77 и элементы JG301), были вместе с I./JG53 майора Юргена Хардера объединены, чтобы сформировать боевое командование Gefechtsverband «Harder». Но такие меры утратили свое былое значение против растущей мощи 15-й воздушной армии.

Потери люфтваффе резко выросли в июле, кульминацией стал последний день месяца, который майор Хардер охарактеризовал: «критический день — 23 из моих 32 машин были сбиты. Это было ужасно. Мы противостояли примерно 150 истребителям противника». Эти цифры, очевидно, относятся ко всему Gefechtsverband (всего 32 истребителя на всех!). Для I./JG53 потери в этом диком воздушном бою с P-51 над румынско-болгарской границей 31 июля, составили 4 убитых или пропавших без вести, и 2 раненых.

Но, как и для II./JG53 в Нормандии, события на земле, а не потери в воздухе, определяли ближайшее будущее Группы — хотя в Румынии, события вызывали беспокойство не столько с реальным положением на фронте, сколько резким изменением отношения принимающей страны. Красная Армия достигла довоенной границы между СССР и Румынией ещё в начале апреля. Но новое наступление советских войск, начатое 22 августа, наконец нарушило баланс. Военные действия между Румынией и союзниками прекратились двое суток спустя, и 25 августа румыны объявили Германии войну. I./JG53 почти в одночасье получила множество новых противников. После заявки 1 P-51, из сопровождавших налет на Плоешти 18 августа, майор Хардер привел свою Группу в северную Румынию, где начал действия против ВВС Красной Армии. В ходе вылета на свободную охоту 20 августа, ему записали 2 Як-9 и 1 штурмовик Ил-2 (59-61 победы на его личном счету). Но неожиданный переход Румынии в стан врага сделал положение I./JG53 в стране непригодным для обороны. Вернувшись 25 августа в Targsorul-Nou, вблизи Плоешти, группа снялась оттуда следующим днем — подвергнувшись артиллерийскому обстрелу со стороны их бывших товарищей по оружию — и взяла курс на Будак, в южной Венгрии.


III./JG53 в обороне Рейха[править | править вики-текст]

Примерно за два месяца до этого, в конце июня 1944 года, последние две части JG53 — Штаб эскадры майора Бенеманна и II./JG53 майора Гетца — были окончательно выведены из Италии. В то время как первый был отправлен в краткий, но в конечном счете неэффективный, вояж на восточный фронт (чтобы попытаться помочь организовать воздушную оборону северной части Польши от Красной Армии, предпринявшей массивное летнее наступление 1944 года), III./JG53 вернулась в Германию. Расположенная на базе Bad Lippspringe, рядом с Падерборном, она должна была провести за несколько недель очередную подготовку новых, и в основном зеленых, молодых пилотов для их предстоящего участия в операциях по обороне Рейха.

В отличие от ранних операций других двух групп в Австрии и Румынии, III./JG53 не получила выгоды от «обкатки» в период противодействия знакомым врагам из 15-й воздушной армии, так как была послана против «Могучей восьмой» сразу после завершения своей подготовки. И возрастание несчастных случаев с пилотами в полной мере отражает этот факт: 29 июля — 1 пилот ранен, 3 августа — 2 погибли и 1 ранен, 4 августа — 10 погибли или пропали без вести и 2 получили ранения. Среди пятерых погибших на последнюю дату, был командир 9./JG53 обер-лейтенант Франц Бартен с 50-ю победами, которого расстреляли в воздухе, когда он спускался на парашюте, после боя с группой P-47 в районе Зольтау. Награждение Бартена Рыцарским крестом и присвоение ему звание гауптмана было осуществлено посмертно 24 октября.

Хотя III./JG53 и заявила 4 B-17 и 2 из сопровождавших их истребителей во время боев 3 и 4 августа, собственные потери группы определили её судьбу на следующие шесть недель. 6 августа она перебазировалась в Sachau, где вместе с другими истребительными группами, участвующими в обороне Рейха, она должна была быть доведена до 4-х эскадрильного состава (в случае с новой 12./JG53, эскадрилья была сформирована только в начале сентября, в Mörtitz).

22 августа стал исключительно насыщенным днем. Утром группа сначала отправилась со всей срочностью к Штубендорфу, недалеко от Вены, где разведка люфтваффе получила сведения о надвигающемся рейде со стороны 15-й воздушной армии. После довольно неубедительных двух часов проведенных в воздухе — и 1 P-51 записанного на счет командира группы Франца Гетца (его 53-я победа) — её пилоты затем приземлились в районе полудня в Брюнне (Брно), в Чехословакии, в 65 милях к северу от австрийской столицы. Несколько часов спустя, части было приказано снова возвращаться на север, через Mörtitz, в Леуварден, на голландском побережье Северного моря. К этому времени, в дополнение к своим обязанностям по обороне Рейха, III./JG53 была также поставлена задача выделения на ротационной основе эскадрилий, для защиты каботажных конвоев, которые продолжали курсировать между Нидерландами и портами северной Германии. Эти вспомогательные обязанности, выполнялись редко. В противоположность противостоянию все возрастающему количеству «тяжеловесов» — и несмотря ни на что — группа одержала последние успехи в конце лета 1944 года.

24 августа, в 35-ти минутном высотном бою над Lüneburg Heath, майор Гетц и его пилоты сбили 8 B-17 при потере 1 пилота и 3 раненых. Пять дней спустя они заявили ещё полудюжину летающих крепостей — на этот раз из состава 15-й воздушной армии — к востоку от Вены. И в то время как они были сбиты без потерь, следующее столкновение группы с 8-й воздушной армией над центральной и южной Германией 11 сентября, привело к уничтожению всего 3 B-24 и 1 P-47, ценой в 3 погибших и 2 раненых.

После гибели Франца Бартена месяцем ранее, лучшим экспертом в III./JG53 стал её командир Франц Гетц, чей личный счет составлял теперь 54 победы. Но приход кавалера Дубовых листьев гауптмана Альфреда Гриславски из JG1, занявшего должность командира 11./JG53, означал, что «Пиковые тузы» получили наконец в своих рядах ещё одного эксперта разменявшего сотню побед — первого со времен базирования эскадры на Сицилии. И именно Гриславски сбил 2 из четырёх «тяжеловесов» сбитых III./JG53 недалеко от Берлина 12 сентября.

Но один выдающийся эксперт, даже имеющий теперь 132 победы, не мог повернуть судьбу Группы. Основную часть пилотов майора Гетца, к этому времени, составляла молодежь с налетом на Bf.109 от 3 до 5 часов. Возможно убежденные и мужественные, они просто не имели шансов против хорошо обученных боевых ветеранов 8-й воздушной армии. 13 сентября III./JG53 совершила свой заключительный боевой вылет в рамках обороны Рейха, не достигнув успеха и потеряв 1 пилота в районе Касселя. После этого группа воссоединилась с II./JG53 и обе стали выполнять тактические роли, обороняясь на юго-западе Германии против наступающих 7-й армии США и 1-й французской армии.


Череда поражений[править | править вики-текст]

После восполнения больших потерь, понесенных в Нормандии, II./JG53 «Жуля» Меймберга была размещена в течение короткого времени в южной Голландии. Но в начале сентября она была переведена обратно в Германию, сначала в Дармштадт-Грисхайм а затем в Lorsch, к северу от Мангейма. Это был район, где эскадра провела годы своего становления, и на где она совершала вылеты на протяжении большей части 'странной войны'. Но не было ничего странного в этом секторе Рейна к осени 1944 года.

В своем первом вылете из Lorsch — над восточной Францией 12 сентября — группа врезалась в смешанное соединение P-47 и P-51 в районе Меца и ей посчастливилось выйти из боя с потерей только 1 пилота. Пять дней спустя, неожиданная опасность вдруг пришла с севера, когда союзные воздушно-десантные войска попытались захватить мост через Нижний Рейн в Арнеме. II./ и III./JG53 были использованы против воздушного моста, простирающегося через три крупных природных водных пути Голландии из Эйндховена в Арнем. Но в то время как II./JG53 осталась к югу от Франкфурта, и продолжила патрулировать район Мец — Нанси во Франции, совершая вылеты до Арнема, III./JG53 Франц Гётца после перебазирования из Mörtitz в Падерборн, чуть более 100 км от мест боев за Арнем — стала частью состоящего из четырёх групп Gefechtsverband «Michalski». Данное соединение во главе с майором Герхардом Михальски, бывшим командиром II./JG53, являвшимся теперь командиром JG4, стало одним из трех боевых командований, созданных специально, чтобы противостоять воздушным десантам союзников. Но группы, однако, не добились большого успеха. Одной из немногих известных потерь стал пилот из 9./JG53, сбитый 24 сентября зенитным огнем во время низковысотной атаки в районе Неймегена. Так совпало, что эта дата также принесла II./JG53 первый успех после вывода из Нормандии. «Дакота» RAF, сбитая гауптманом Меймбергом вблизи Людвигсхафена не совершала полет со снабжением в Арнем — это был транспортный самолет, который катастрофически сбился с курса в ходе первого этапа планируемого полета в Индию!

26 сентября III./JG53 поднялась из Падерборна для совершения другого маловысотного вылета в район Арнема, но не достигнув голландской границы столкнулась с соединением P-38. Хотя группа претендовала на 3 «Лайтнинга», она потеряла 3 собственных пилотов погибшими и 4 ранеными в вспыхнувшем краткосрочном, но интенсивном воздушном бою. Среди раненых был гауптман Альфред Гриславски, который, после того как сбил 1 из P-38 — его 133-я, и последняя победа в войне — был вынужден прыгать из своей «Черной 6» около Мюнстера. Через два дня II./JG53 несколько возместила баланс, когда заявила 5 Р-47 без потерь, во время одного из своих регулярных вылетов на свободную охоту в районе Мец — Нанси в юго-восточной Франции.

После провала предприятия союзников в Арнеме (последние оставшиеся в живых из 1-й британской воздушно-десантной дивизии отступили обратно через Нижний Рейн 27 сентября), II./ и III./JG53 были окончательно объединены Штабом оберст-лейтенанта Бенеманна, давно вернувшимся из своей неудачной командировки на восточный фронт. В оставшиеся месяцы войны их деятельность будет сосредоточена почти исключительно на поддержку немецких сухопутных войск, защищающих юго-западную часть Германии. Их операции, в главном, будут состоять из маловысотных атак вражеских войск и танков, занимающих лесистые холмы и долины Вогезов и Шварцвальда по ту сторону Рейна. Атака маленьких, но потенциально смертельно опасных корректировщиков союзников и — прежде всего — попытка защитить свои войска от внимания вездесущих истребителей-бомбардировщиков P-47 и P-51, патрулирующих небо над головой. И чтобы помочь им в решении этих задач в третью неделю октября под командование Бенеманна была подчинена дополнительная группа.

IV./JG53 была образована путем реорганизации III./JG76, которая сама по себе была создана на базе несуществующей группы тяжелых истребителей только тремя месяцами ранее. К этому времени подразделение понесло тяжелые потери на западном фронте и уже почти полностью состояло из неопытного и плохо обученного персонала. Поэтому её добавление в ряды JG53 служило немного большей цели, чем использование пушечного мяса для истребления истребителями США. В течение следующих десяти недель, вместе с неизбежными жертвами среди взрослеющего рядового состава, 2 её командира группы и 4 командира эскадрилий погибли в бою.

29 октября, через пять дней после награждения гауптмана Юлиуса Меймберга Рыцарским крестом (имевшего на тот момент 45 побед), впервые все три группы поднялись вместе в воздух. Они вылетели на свободную охоту вдоль Рейнского фронта между Мангеймом и Карлсруэ. Но как было всегда, на данном этапе боевых действий, они столкнулись по пути с большим числом истребителей. После серии длинных и коротких боев к востоку от Рейна, пилоты эскадры заявили не менее чем 7 Р-51 и 1 Р-47 (один из первых пошел на счет оберст-лейтенанта Гельмута Бенеманна, став его 92-й, и последней победой в войне). Но это стоило им 10 погибших и 4 раненых. Наверное, не удивительно, что особенно сильно пострадала IV./JG53, потеряв командира группы гауптмана Ганса Морра и командира 13./JG53. Оба были сбиты Мустангами в районе Карлсруэ.

В ноябре, в хорошую погоду, JG53 продолжал совершать вылеты на свободную охоту и перехват истребителей-бомбардировщиков в секторе Страсбург — Кольмар, к западу от Рейна. Но успехов почти не было — только три, в том числе 25 ноября Piper Cub, сбитый лейтенантом Гербертом Рольваге из 6./JG53 (его 70-я победа). За этот же месяц эскадра потеряла более 20 пострадавших от всех причин, в том числе 3 убитых и 5 раненых 18 ноября.

Декабрь 1944 года преподнёс сюрприз от Гитлера в виде контрнаступления через Арденны. Базируясь к югу от «Дуги», три группы JG53 не принимали непосредственного участия в сражении в Арденнах. Но их результативность была, возможно, даже хуже, чем тех частей, которые учувствовали. Будучи единственными истребителями Люфтваффе на Рейнском фронте от района Майнца вплоть до швейцарской границы, они, как было подсчитано, к концу года имели шансы на столкновения в воздухе примерно 100 к 1!

Одной из 37 декабрьских потерь стал обер-фельдфебель «Алекс» Прейнфальк, эксперт переведенный из JG77, чтобы добавить опыта и веса II./JG53. В ходе боя 12 декабря на малой высоте с P-47 на встречных курсах, к северо-западу от Карлсруэ, огонь Прейнфалька поразил его противника — 80-я победа — но его собственный Bf.109G-14 был также поврежден. Хотя Прейнфальк и выпрыгнул, высота оказалась недостаточной для раскрытия его парашюта.

Тем не менее, несмотря ни на что, успехи достигались, даже на этой поздней стадии. 24 декабря пилотам Бенеманна были засчитаны 5 B-26. А сбитый двое суток спустя третий из 3 P-47, заявленных пилотами майора Меймберга, стал 50-й победой командира II./JG53. К сожалению, обломки этой последней победы повредил машину Меймберга, и он был ранен другим Тандерболтом, когда выпрыгнул с парашютом. После посадки на открытой местности к западу от Штутгарта, «Жуль» Меймберг был доставлен в ближайший дом, одновременно послали гонца за местным врачом. Прибыв на велосипеде, этот врач оказался отцом гауптмана Эриха «Буби» Хартманна, результативнейшего летчика-истребителя Люфтваффе.

Три Тандерболта Меймберга стали последними из примерно 80 побед — в подавляющем большинстве из них P-47 и P-51, которые были заявлены JG53 с началом в сентябре операции в юго-западной части Рейха. Это впечатляющее количество, однако, стоило эскадре почти 100 самолетов из собственного числа. И самая дорогостоящая операция была ещё впереди.

Операция Боденплятте[править | править вики-текст]

Операция Bodenplatte — непродуманная атака истребительной авиации Люфтваффе, предпринятая на новый год на аэродромы союзников в континентальной Европе, привели к концу единой воздушной обороны Рейха. Каждой из десяти истребительных эскадр была выделена конкретная задача. Все, кроме одной из них, были расположены в Нидерландах. Единственным исключением стала JG53, географически отделенная от основных соединений, составляющих воздушную оборону Рейха, расположенных дальше к северу. Три группы оберст-лейтенаната Бенеманна должны были атаковать аэродромы в районе Меца, на востоке Франции — место действия большинства из их недавних операций, где в настоящее время размещались американские Р-47.

Желая нанести ответный удар вражеским истребителям-бомбардировщикам, которые наносили им такие потери, эскадра была полна решимости поднять в воздух столько самолетов, сколько было возможно. Утром 1 января 1945 года, в районе 8:30, около двух десятков Bf.109G-14 из III./JG53, совершили первый взлет из Kirrlach, на восточном берегу Рейна. Пилоты, управлявшие этими самолетами, должны были атаковать наиболее удаленную цель — аэродром в Этейне, примерно в 28 км к северо-западу от Меца. Но, ещё до того, как сформировать строй и покинуть воздушное пространство Германии, они столкнулись со множеством Тандерболтов и не смогли достичь своей цели. Вместо этого, они оказались вовлеченными в беспорядочный воздушный бой над Pirmasens. И хотя они заявили 2 из P-47, 8 их собственных «Густавов» были сбиты, а 2 других совершили вынужденные посадки (восторженные американцы подали заявки на 15 сбитых и 10 поврежденных). К счастью, жертвы ограничились только 2 ранеными.

Спустя 15 минут, за III./JG53 взлетели II./ и IV./JG53, вылетевшие, соответственно, из Malmsheim и Stuttgart-Echterdingen. Во главе со Штабом эскадры под руководством Гельмута Бенеманна, соединение из 54 самолетов направилось к главному аэродрому Metz-Frescaty, который они достигли практически без потерь и где они нанесли существенный материальный урон (в том числе полностью уничтожив 22 P-47). Хотя они избегали контакта с истребителями союзников во время своего захода на штурмовку, они сильно пострадали от огня ПВО Metz-Frescaty.

Среди 3 раненых был командир эскадры, которому все же удалось благополучно приземлиться обратно в Штутгарте. 5 других были захвачены в плен после посадки на территории союзников — четыре из них в районе цели, один из которых скончался от полученных травм на следующий день. И ещё 9 погибли, либо пропали без вести. В обмен на эти 17 жертв, каждая группа заявила только по одной воздушной победе. Лейтенант Карл Броо, командир 8./JG53, который вел II.JG53 вместо раненого «Жуля» Мкймберга — сбил Spitfire, возможно, пилотируемый французом. Обер-фельдфебель Эдуард Искен из 13./JG53 (другой бывший пилот из состава JG77 и один из немногих опытных пилотов IV./JG53) сбил неосмотрительный Auster AOP, на который он наткнулся по пути к Мецу, ставший его 50-й победой.


Последние бои[править | править вики-текст]

После фиаско операции Bodenplatte, в ходе которой многие из расположенных севернее истребительных эскадр достигли гораздо меньшего и понесли гораздо большие потери, чем JG53, большая часть соединений из состава сил обороны Рейха были отправлены на восточный фронт, в отчаянной попытке остановить надвигающуюся волну Красной Армии. Но JG53 осталась на месте, на юго-западе Германии, прекратив попытки оберст-лейтенанта Бенеманна вернуть его странствующую I./JG53 в лоно эскадры.

Вынужденная ещё в сентябре эвакуироваться из Румынии, I./JG53 майора Юргена Хардера была выведена в Венгрию. Её действия стали зеркальным отражением тех, что совершали расположенные западнее группы Бенеманна — вылеты на свободную охоту и сопровождение вылетов штурмовиков, с одновременной попыткой защитить свои наземные силы от абсолютного превосходства противника в воздухе. Единственными отличиями стали: местность — плоские равнины Венгрии вместо Рейнских холмов — и противник, которым являлись тяжело бронированные штурмовики вместо вездесущих P-47 и P-51.

Но I./JG53 также отличалась от других групп и размером боевого счета. Перед окончательным расформированием, он увеличится почти на 130 уничтоженных вражеских самолетов. Собственные потери составили менее двух десятков ото всех причин, в том числе только 5 были убиты или пропали без вести в бою. Однако как всегда, отдельные успехи в воздухе не оказали особого влияния на события, разворачивающиеся на земле. Красную Армия было не остановить, и её следующей целью стал Будапешт. Наступление началось 8 декабря, и к 26-му венгерская столица была окружена. Город был в осаде в течение следующих семи недель, прежде чем, наконец, сдался советским войскам 11 февраля 1945 года. Он стал центром действия для большинства операций группы в течение этого времени. Её истребители не только патрулировали над районом столицы, занятым немецкими войсками, но и сопровождали пикирующие бомбардировщики Ju.87, пытаясь снизить хватку Красной Армии на город и — когда это не удалось — прикрывали транспортные хейнкели, доставляющие припасы осажденным защитникам.

К концу января 1945 года, майор Юрген Хардер был назначен командиром JG11. Он являлся последним из первоначальных экспертов группы (его 65-я победа — Ла-5, сбитый 4 января). Но число побед имеющихся на счету второго из двух и. о. командира, замещавших его, затмили его достижения более чем в пять раз, потому что их владельцем являлся не кто иной, как гауптман Эрих Хартманн, самый результативный эксперт Люфтваффе. К сожалению, он не долго оставался во главе I./JG53. После того, как он отдал приказ перекрасить все «Густавы» группы из серого цвета в серо-белый (чтобы лучше гармонировать с зимними пейзажами под крыльями самолетов) и взял паузу только, чтобы сбить 4 февраля Як-9 (его 337-я победа), «Буби» Хартманн вернулся туда, откуда он пришел — в JG52.

Официальный преемник Юргена Хардера, гауптман Гельмут Липферт, прибыл 15 февраля. Как и Хартманн, имеющий 179 побед Липферт, ранее служил исключительно с JG52. Группа Хардера I./JG53 действовала вместе с подразделениями JG52 в последние месяцы, но, что не удивительно, производительность новоприбывших не могла сравниться с ветеранами восточного фронта. Гельмут Липферт, был не слишком доволен новым назначением:

Я должен был принять от Хартманна командование I./JG53, группу эскадры, которая давно утратила свою былую славу.

Липферт пойдет так далеко, что предложит распустить I./JG53 с возможностью самому вернутся обратно в JG52 в качестве командира эскадрильи. Но нравилось ему это или нет, он должен был оставаться на свой должности в течение последних двух месяцев существования группы — и ему даже удалось поднять свой окончательный счет до 203 побед.

Со взятием Будапешта, следующей целью советских войск явно стала Вена. Таким образом, в начале марта I./JG53 перебазировалась в Веспрем, рядом с венгерским озером Балатон, прикрывая юго-восточные подступы к столице Австрии. Но ничто не могло теперь остановить наступление Красной Армии и к концу месяца, группа была отведена к венгерско-австрийской границе. 2 апреля силы I./JG53 были разделены, частично базируясь на Vienna-Seyring, частично на Fels am Wagram, в 30 милях западнее.

Заключительные вылеты группы совершались в районе Вены. 8 апреля гауптман Липферт сбил истребитель Лавочкина, который его 200-й победой. Но другой подвиг, совершенный в этот самый день — если он был реальностью — стал ещё более замечательным. Лейтенант из 2./JG53 вылетел на свободную охоту, выпив изрядное количество вина, которое ему предложили знаменитые винные погреба Fels,. На окраине Вены «Густавы» столкнулись с большой группой советских истребителей и, согласно свидетельствам очевидцев, лейтенант «бросился на русских, как сумасшедший», расстреляв все, что имел. После неуверенной посадки после боя в Fels, его машина остановилась на середине поля, а сам он был замечен упавшим вперед в своем кресле. Опасаясь худшего, остальные члены группы бросился к нему на помощь — только, чтобы найти его крепко спящим. Проснувшись, он даже не смог вспомнить свой вылет, не говоря уже о том, что сбил 3 Як-3.

Два дня спустя I./JG53 потеряла свой последний самолет, когда командир 1./JG53 обер-лейтенант Ганс Корнац, в бою с Ил-2 над Веной, вынужден был спикировать на своей «Белой 5» вниз, с последующей впечатляющей посадкой на живот среди обломков одной из основных магистралей города. Корнац, 36-я и окончательная победа которого была одержана над румынским Bf.109, сбитым 25 февраля, являлся последним членом I./JG53, который оставался с ней, с момента её образования в 1937 году. Пикирование его Bf.109G-10 в руины Вены было почти символическим. Всего шесть дней спустя, 16 апреля, гауптман Липферт заявил последнюю победу I./JG53 — Як-9. Сутки спустя после этого, он получил в награду дубовые листья и, по-видимому, произошло его заветное желание — группа была расформирована.

Пока I./JG53 отступала через Венгрию в Австрию, три другие группы Гельмута Бенеманна также были отброшены в южную Германию. И их потери были гораздо крупнее, чем в предыдущих отступлениях. На следующий день после операции Bodenplatte, они потеряли ещё 5 пилотов, сбитых истребителями союзников, в том числе гауптмана Фридриха Мюера, (Müer) командира IV./JG53, сбитого Р-51 при заходе на посадку в Штутгарте. В последующие четыре месяца, до окончательной капитуляции, эскадра потеряет ещё 47 погибших или пропавших без вести. И это вместе с 40 попавшими в плен или ранеными. Данные цифры потерь очень близко подошли к числу сбитых вражеских самолетов — в основном P-47 и P-51 — которые были заявлены пилотами эскадры, за тот же период.

Хотя JG53 не принимала непосредственного участия в кампании в Арденнах, она была призвана на поддержку операции Nordwind — последующего, но гораздо менее амбициозного немецкого контрнаступления на севере Эльзаса, которое было начато 31 декабря 1944 года. Но как и «дуга», Nordwind также быстро застопорилась в условиях ужесточения сопротивления союзников. Тем не менее, если позволяла погода — январь 1945 года стал снежным месяцем с очень плохими погодными условиями — эскадра продолжала поддерживать немецкие войска, закрепившиеся на западном берегу Рейна.

За этот период JG53 была удостоена своего последнего награждения Рыцарским крестом, который получил ветеран, обер-фельдфебель Эдуард Искен, переведенный из JG77 добавить свой опыт IV./JG53. Он получил награду 14 января при личном счете в 50 побед (50-й стал незадачливый Остер вывалившийся из облаков в ходе операции Bodenplatte). Через три дня после этого, эскадра потеряла командира группы с большим стажем, когда командир III./JG53 майор Франц Гётц убыл, чтобы принять командование JG26. Его место во главе III./JG53 занял гауптман Зигфрид Люкенбах (Siegfried Luckenbach), являвшийся командиром 12./JG53.

Когда наконец, в середине февраля 1945 года, начала улучшаться погода, она принесла с собой немедленное увеличение потерь среди пилотов и самолетов. 22 февраля группы Бенеманна потеряли 5 погибших или пропавших без вести, 4 раненых и 17 Bf.109G/K уничтоженных или повреждённых. Сутки спустя были понесены точно такие же потери в пилотах — опять же в основном в бою с американскими истребителями — в то время как общее количество потерянных и поврежденных машин выросло до 20.

Потери такого масштаба не могли продолжаться долго. В начале марта каждая группа вернулась обратно к трех эскадрильному составу, с расформированием 8./ 12./ и 16./JG53. К этому времени они действовали над собственными городами к востоку от Рейна. Война была безвозвратно проиграна, но руководство Люфтваффе отказалось признавать этот факт. 8 марта Герман Геринг направил сверхсекретную телеграмму призывавшую добровольцев на самоубийственные вылеты в составе Rammkommando Elbe. III./JG53 гауптмана Лукенбаха отметилась массовым согласием добровольцев, хотя в их случае, этот очевидный пыл никогда не был испытан. «Жуль» Меймберг отговорил пилотов своей II./JG53 от данного участия.

Вместо этого, JG53 была переведена ближе к сектору среднего Рейна, где американские войска неожиданно захватили мост через реку в Ремагене. Но после нескольких дней действий в этом районе с большими потерями, группы вернулись в район Штутгарта. Абсолютное превосходство союзников в воздухе, на данном этапе, означало, что пилоты Бенеманна могли теперь действовать только в часы рассвета и заката. И все же они были вынуждены отступить. 27 марта II./JG53 начала движение к Ульм-Risstissen (Ulm-Risstissen). На следующей неделе III./ и IV./JG53 отступили далее на восток в верхнюю Баварию. Но нигде они теперь не были в безопасности от высотных бомбардировок и бреющих атак союзников. 17 апреля — в день, когда I./JG53 была расформирована в Австрии — все три западные группы совершили серию вылетов на свободную охоту и штурмовку по широкому фронту в Верхней Баварии, но с небольшими ощутимыми результатами.

Три дня спустя II./JG53 на аэродроме Ульма пережила сокрушительный рейд бомбардировщиков B-26, которые оставили в группе всего три исправных Bf.109G-14. В отличие от III./ и IV./JG53, которые с начала года постепенно заменяли свои G-14 новыми Bf.109K-4, группа майора Меймберга похоже действовала исключительно с последними моделями «Густавов». Теперь, чтобы добавить соли на рану, II./JG53 было приказано возместить свои потери в Ульме, взяв партию изношенных войной учебных Bf.109G-4/G-6.

Группа не долго страдала от этого унижения. Ровно через неделю в Ваале, примерно посередине между Меммингеном и Мюнхеном, II./JG53 стала первой расформированной из западных групп. В двенадцати милях в Erbenschwang, располагался штаб эскадры Гельмута Бенеманна, расформированный так же 27 апреля. Последний приказ Бенеманна по эскадре датируется 24 апреля.

IV./JG53 — после предпринятой неудачной атаки на мост через Дунай в Диллинджере с горсткой K-4, вооруженных специальными светочувствительными торпедо-бомбами, предназначенными взрываться во время входа в тень моста — закончила свое существование в Holzkirchen близ Мюнхена 29 апреля.

После этого осталась только III./JG53, проводившая заключительные операции JG53 в войне, на Дунае между Регенсбургом и Пассау. Последний вылет эскадры состоялся против колонны грузовиков и танков США к юго-западу от Мюнхена, выполненный 2 мая 1945 года. После возвращения в Прин (их аэродром к северу от автобана Мюнхен — Зальцбург), оставшиеся истребители JG53 были затем бесцеремонно облиты тем немногим топливом, что осталось и взорваны.

Всего за годы войны эскадра потеряла около 600 пилотов и 241 человека наземного персонала погибшими.

Состав эскадры[править | править вики-текст]

Geschwaderkommodoren (командиры эскадры)[править | править вики-текст]

командующий период примечания
оберст-лейтенант Вёрнер Юнк 1 мая 1939 — 30 сентября 1939
генерал-майор Ганс Кляйн 1 октября 1939 — 31 декабря 1939 назначен командиром Jafü 3
оберст-лейтенант Ганс-Юрген фон Крамон-Таубадель 1 января 1940 — 30 сентября 1940
оберст-лейтенант Гюнтер фон Мальтцан 9 октября 1940 — 4 октября 1943 назначен командиром Jafü Oberitalien
и. о. майор Фридрих-Карл Мюллер октябрь 1943
и. о. майор Курт Уббен октябрь — ноябрь 1943 являлся командиром III./JG77
оберст-лейтенант Гельмут Беннеман 9 ноября 1943 — 27 апреля 1945

Gruppenkommandeure I./JG53 (командиры группы I./JG53)[править | править вики-текст]

командующий период примечания
гауптман Лотар фон Янсон 1 мая 1939 — 30 июня 1940 года
гауптман Альберт Блуменсаат 1 июля — 25 августа 1940 года
гауптман Ганс-Карл Майер 1 сентября — 17 октября 1940 года погиб
гауптман Ганс-Генрих Бруштеллин октябрь 1940 — 31 мая 1941 года
Обер-лейтенант Вильфрид Бальфанц 1 — 24 июня 1941 года погиб
гауптман Франц фон Верра июль — 25 октября 1941 года погиб при аварии
и. о. гауптман Игнац Прештеле август — сентябрь 1941 года
майор Герберт Камински 1 ноября 1941 — 24 июля 1942 года ранен при аварийной посадке
гауптман Вальтер Шпис август — октябрь 1942 года назначен командиром III./JG1
гауптман Фридрих-Карл Мюллер ноябрь 1942 — 14 февраля 1944 года позже назначен командиром IV./JG3
майор Юрген Хардер 15 февраля 1944 — январь 1945 года назначен командиром JG11
и. о. гауптман Вольфганг Эрнст январь — февраль 1945 года
и. о. гауптман Эрих Хартман февраль — 14 февраля 1945 года
гауптман Гельмут Липферт 15 февраля — 17 апреля 1945 года

Gruppenkommandeure II./JG53 (командиры группы II./JG53)[править | править вики-текст]

командующий период примечания
майор Хуберт Мерхарт фон Бернег 1 мая 1939 — 18 августа 1939
майор Гюнтер фон Мальтцан 19 августа 1939 — 8 октября 1940 назначен командиром эскадры
гауптман Гейнц Бретнютц 9 октября 1940 — 27 июня 1941 погиб
гауптман Вальтер Шпис июнь 1941 — июль 1942 назначен командиром I./JG53
гауптман Герхард Михальски июль 1942 — 23 апреля 1944 назначен командиром JG z.b.V
и. о. гауптман Ганс-Юрген Вестпал 19 июня 1943 — июль 1943
и. о. майор Карл-Гейнц Шнель 9 июля 1943 — 28 сентября 1943 являлся командиром учебно-боевой I./JG106
майор Юлиус Меймберг 24 апреля 1944 — 30 апреля 1945

Gruppenkommandeure III./JG53 (командиры группы III./JG53)[править | править вики-текст]

командующий период примечания
гауптман Вернер Мёльдерс 1 ноября 1939 — 5 июня 1940 года попал в плен, позже освобожден
и. о. гауптман Рольф Пингель июнь — 20 июня 1940 года позже назначен командиром I./JG26
гауптман Харро Хардер 13 июля — 12 августа 1940 года погиб
гауптман Вольф-Дитрих Вильке 13 августа 1940 — 18 мая 1942 года позже назначен командиром JG3
майор Эрих Гёрлитц май — октябрь 1942 года
гауптман Франц Гётц октябрь 1942 — 17 января 1945 года назначен командиром JG26
гауптман Зигфрид Луккенбах 18 января — 2 мая 1945 года
и. о. гауптман Вольфганг Эрнст апрель — 2 мая 1945 года

Gruppenkommandeure IV./JG53 (командиры группы IV./JG53)[править | править вики-текст]

командующий период примечания
гауптман Ганс Морр 25 — 29 октября 1944 года погиб
гауптман Фридрих Мюер октябрь 1944 — 2 января 1945 года погиб
гауптман Альфред Хаммер 9 января — 30 апреля 1945 года

Кавалеры Рыцарского креста награжденные в JG 53[править | править вики-текст]

дата звание имя часть кол-во примечания
29 мая 1940 гауптманн Вернер Мельдерс III./JG53 РК 20
3 сентября 1940 гауптманн Ганс-Карл Майер I./JG53 РК 20
22 октября 1940 гауптманн Гейнц Бретнютц II./JG53 РК 20
30 декабря 1940 майор Гюнтер фон Мальтцан JG53 РК 13
23 июля 1941 лейтенант Эрих Шмидт 9./JG53 РК 30
24 июля 1941 майор Гюнтер фон Мальтцан JG53 ДРК 42
6 августа 1941 лейтенант Герберт Шрамм 8./JG53 РК 24
6 августа 1941 гауптманн Вольф-Дитрих Вильке III./JG53 РК 25
14 сентября 1941 обер-лейтенант Фридрих-Карл Мюллер III./JG53 РК 22
16 июня 1942 лейтенант Герман Нойхофф 7./JG53 РК 40
13 августа 1942 обер-фельдфебель Вернер Штумпф 9./JG53 РК 40
3 сентября 1942 лейтенант Вальтер Целлот 2./JG53 РК 84
4 сентября 1942 обер-лейтенант Франц Гётц 9./JG53 РК 40
4 сентября 1942 обер-лейтенант Герхард Михальски II./JG53 РК 41
6 сентября 1942 гауптманн Гельмут Бельзер 8./JG53 РК 36 посмертно
6 сентября 1942 обер-лейтенант Вольфганг Тонне 2./JG53 РК 73
23 сентября 1942 фельдфебель Вильгельм Криниус 3./JG53 РК 100
23 сентября 1942 фельдфебель Вильгельм Криниус 3./JG53 ДРК 100
23 сентября 1942 обер-лейтенант Фридрих-Карл Мюллер 1./JG53 ДРК 100
24 сентября 1942 обер-лейтенант Вольфганг Тонне 2./JG53 ДРК 101
2 октября 1942 лейтенант Ганс Рериг 3./JG53 РК 51
29 октября 1942 обер-фельдфебель Альфред Франке 2./JG53 РК 59 посмертно
23 декабря 1942 лейтенант Фриц Дингер 4./JG53 РК 49
30 декабря 1942 обер-фельдфебель Гейнц Голински 3./JG53 РК 47 посмертно
21 июня 1943 обер-фельдфебель Штефан Литиенс 4./JG53 РК 31
21 июня 1943 обер-лейтенант Франц Шисс 8./JG53 РК 54
5 декабря 1943 гауптманн Юрген Хардер 7./JG53 РК 40
26 марта 1944 лейтенант Гюнтер Зеегер 7./JG53 РК 46
6 апреля 1944 обер-фельдфебель Рудольф Эренберг 6./JG53 РК 49 посмертно
6 апреля 1944 обер-фельдфебель Герберт Ролльваге 5./JG53 РК 53
24 октября 1944 обер-лейтенант Франц Бартен 9./JG53 РК 52 посмертно
24 октября 1944 гауптманн Юлиус Меймберг II./JG53 РК 45
14 января 1945 обер-фельдфебель Эдуард Искен 13./JG53 РК 50
17 апреля 1945 гауптманн Гельмут Липферт I./JG53 ДРК 203

Легенда:

  • дата — дата награждения
  • звание — звание награждаемого
  • имя — имя награждаемого
  • часть — подразделение, где служил
  • кол-во — количество побед на момент награждения
  • РК — рыцарский крест
  • ДРК — рыцарский крест с дубовыми листьями

Примечания[править | править вики-текст]

  1. с небольшим отрывом шли две другие Группы — IV./JG51 и II./JG54 — обе с 576 победами на ту же дату

Литература[править | править вики-текст]

  • John Weal = Jagdgeschwader 53 ‘Pik-As’ / Tony Holmes. — Oxford: Osprey Publishing, 2007. — P. 130. — ISBN 978 1 84603 204 2.

Ссылки[править | править вики-текст]