Mit brennender Sorge

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Mit brennender Sorge Speyer JS.jpg

Mit brennender Sorge (в переводе с немецкого — «С огромной обеспокоенностью») — энциклика папы Пия XI, опубликованная 10 марта 1937 года (датирована Страстным Воскресеньем 14 марта)[1]. В энциклике упоминаются нарушения соглашения с Церковью, и она содержит критику расизма и других аспектов нацистской идеологии.

История и последствия[править | править вики-текст]

Карикатура на католического священника в нацистской газете «Das Schwarze Korps» от 06.05.1937.

Проект энциклики подготовил кардинал Михаэль фон Фаульхабер, предисловие к ней написал кардинал Пачелли (ставший в дальнейшем Папой Пием XII). В предисловии рассматриваются исторические моменты конкордата Римско-Католической Церкви и Третьего рейха. В тексте осуждаются языческие корни идеологии национал-социализма, мифы о расе и крови и ошибочность нацистских представлений о Боге. Документ предупреждал католиков о том, что завоевывавшая все большую популярность нацистская идеология, которая ставила одну из рас над другими, несовместима с католицизмом [2][3]. По словам Мартина Ронхаймера, Пачелли добавил к проекту, написанному в осторожном стиле, следующий абзац:

Если кто-то выделяет расу, этнос, государство или его специфическую форму либо иную фундаментальную ценность человеческого общества — сколь бы необходимыми и уважаемыми ни были их функции — над уровнем их обычной ценности и делает их объектом поклонения, то он искажает и извращает мир, замышленный и сотворённый Богом.[4]

Карло Фалькони настаивает на том, что окончательный текст энциклики был «не столько усилением формулировок, предложенных Фаульхабером, сколько точный и даже дословный их перевод»[3]. Согласно Фрэнку Дж. Коппе, кардинал Пачелли подготовил проект, который Папе показался слабым и недостаточно сфокусированным на сути, и он заменил его анализом с большей долей критики.[5] В свое время Папа заявил о том, что авторство энциклики принадлежит кардиналу Пачелли.[6] Сам Пачелли считал текст энциклики «компромиссом» между дипломатическими соображениями и мнением Святого Престола о том, что он не может молчать о своих «страхах и опасениях».[5] Мартин Ронхаймер пишет, что Mit brennender Sorge полагает расу «фундаментальной ценностью человеческого общества», «необходимой и уважаемой», но возражает против «возвышения расы, этноса, государства или его специфической формы» «над уровнем их обычной ценности» «и делает их объектом поклонения».[7] В связи с этим Фаульхабер предложил во внутрицерковном меморандуме, чтобы епископы оповестили власти о том, что «Церковь, следуя своим правилам заключения браков, которые остаются в силе, делает важный вклад в правительственную политику поддержания чистоты расы; тем самым способствуя осуществлению демографической политики режима». [8]

Энциклика была написана на немецком языке, тогда как обычно официальные документы Римско-Католической Церкви составляются на латыни. Она была зачитана во всех католических приходах Германии. О выходе энциклики не было предварительного уведомления, и ее распространение держалось в секрете, чтобы обеспечить беспрепятственное ее зачитывание во всех католических храмах Германии. Видмар пишет, что за этим последовали преследования против Церкви в Германии, включая «инсценированные процессы над монахами по обвинению в однополом блуде, с максимальной публичностью».[9] Вольфганг Бенц и Томас Данлоп, напротив, утверждают, что «монастырские процессы» имели место в 1935-37 гг. [10] Фрэнк Дж. Коппа утверждает, что нацистские власти усмотрели в папской энциклике «призыв к борьбе против Рейха», и что Гитлер был в ярости и «обещал отомстить Церкви» [5]. По словам католических исследователей Элера и Моралля, первоначально нацисты намеревались отреагировать на папское вмешательство разрывом конкордата («но после раздумий правительство не стало делать этого»), а в дальнейшем в ходе войны отношения двух сторон стабилизировались. Отчасти, это было связано с тем, что после аншлюса Австрии численность католического населения Рейха уравнялась с численностью протестантского. После войны конкордат сохранился и статус церкви был восстановлен до статуса, действовавшего до прихода нацистов к власти).[1]

Оценки[править | править вики-текст]

Исследователи расходятся в оценках степени оппозиционности энциклики нацистскому режиму. В ней содержится упоминание «безумного и наглого пророка», и по мнению исследователей Бокенкоттера и Видмара оно относится к Гитлеру, и как было написано этими авторами, опиравшимися на изданный в 1967 г. труд Фалькони, «энциклика стала первым крупным официальным документом, авторы которого осмелились критиковать нацизм и осуждать его». [11][12][13][14] Фалькони также утверждает, что предложение Гитлеру «оливковой ветви мира» в обмен на восстановление «спокойного процветания» лишило документ его «образцовой и благородной непримиримости» [15]. Католический исследователь холокоста Михаэль Файер полагает, что энциклика «осудила расизм (но не Гитлера и национал-социализм, как считают многие)». [16] Другие католические исследователи рассматривают энциклику как документ, которому «недостает боевитости», поскольку немецкий епископат надеялся установить некий modus vivendi с нацистами. В результате энциклика вышла «недостаточно полемичной», а «дипломатически умеренной», в отличие от посвященной итальянскому фашизму энциклики Non Abbiamo Bisogno.[1]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 «Church and state through the centuries» (Церковь и государство на протяжении веков), Sidney Z. Ehler & John B Morrall, p. 518—519, org pub 1954, reissued 1988, Biblo & Tannen, 1988, ISBN 0-8196-0189-6
  2. Vidmar, pp. 327-33l
  3. 1 2 Falconi 1967, p. 229
  4. «The Holocaust: What Was Not Said» (Что не было сказано о холокосте), First Thing Magazine, November 2003, retrieved 30 June 2009[1]
  5. 1 2 3 «The papacy, the Jews, and the Holocaust» (Папство, евреи и холокост), Frank J. Coppa, p. 162—163, CUA Press, 2006, ISBN 0-8132-1449-1
  6. Pham, «Heirs of the Fisherman: Behind the Scenes of Papal Death and Succession» (Потомки рыбака: за кулисами смерти пап и престолонаследия) (2005), стр. 45: «Когда Пию XI возносили хвалу за публикацию в 1937 г. энциклики с осуждением нацизма, Mit Brennender Sorge, он указывал на своего государственного секретаря и говорил, что в этом его заслуга»
  7. В оригинальном проекте Фаульхабера говорилось: "Опасайтесь того, чтобы обожествлять расу, или государство, или ценности общества, которые могут претендовать на почетное место в мировом порядке вещей.»
  8. «The Holocaust: What Was Not Said» (Что не было сказано о холокосте), First Thing Magazine, November 2003, [2] (проверено 30 June 2009)
  9. Vidmar, p. 254.
  10. «A concise history of the Third Reich» (Краткая история Третьего рейха), Wolfgang Benz, Thomas Dunlap", p. 125—126, University of California Press, 2006, ISBN 0-520-23489-8
  11. Bokenkotter, стр. 389—392: "Когда Гитлер стал все более враждебно относиться к Церкви, Пий достойно принял вызов, чем вызвал восхищение всего мира. Его энциклика Mit Brennender Sorge была первым "официальным публичным документом, осуждавшим нацизм" и "одним из самых крупных осуждающих документов в истории Ватикана". Будучи тайно ввезенной в Германию, она была зачитана с кафедр католических храмов в Вербное воскресенье в марте 1937 года. Она разоблачала заблуждения и ложь нацистского мифа крови и почвы; она отвергала его нео-язычество, его войну не на жизнь, а на смерть с Церковью и даже называла самого фюрера "сумасшедшим пророком, охваченным омерзительной гордыней". Нацисты пришли в ярость и в порядке возмездия закрыли все типографии, где печатался текст энциклики и приняли ряд ограничительных мер против Церкви, включая целый ряд процессов по обвинению католических священников в аморальном поведении"
  12. Rhodes, стр. 205, «Mit brennender Sorge не кривила душой. Хотя ее начало имело смягченные формулировки с учетом множественности целей Церкви, она стала одним из самых резких осуждений политического режима суверенного государства из числа когда-либо высказанных Ватиканом. Её энергичный стиль существенно отличался от обычного стиля энциклик. Подробном анализу подвергся вопрос воспитания, и большой ее раздел был посвящен опровержению нацистской теории "Крови и почвы" и приравниванию веры в Германию вере в Бога. Там были недвусмысленные ссылки на "Миф ХХ века" Розенберга и нео-языческий характер этого труда. Осуждалось давление, оказываемое нацистами на католических руководителей с требованием отказа от убеждений, как "низкое, незаконное и антигуманное". В документе говорилось о духовном гнете в Германии, подобного которому никогда ранее не было в ее истории и об открытой борьбе против религиозных школ и отрицании права на выбор тех, кто хотел получить католическое образование. В энциклике говорилось об открытом и скрытом давлении, он нарушении экономических, профессиональных и гражданских прав католиков, особенно на государственной службе, вследствие их верности собственному вероисповеданию. "Голгофа Церкви", "Война на уничтожение Католической Церкви", "Культ идолов" – все это формулировки из энциклики. Обвинения произносились с кафедр перед сочувствующей аудиторией. Досталось и самому Гитлеру, за его "самообожествление", "попытки заменить собой Христа", его называли " сумасшедшим пророком, охваченным омерзительной гордыней (widerliche Hochmut)". Степень ярости нацистов продемонстрировали немедленные меры против распространения документа. Ни одна фраза из энциклики не была опубликована в газетах, на следующий день гестапо нанесло визит в канцелярии диоцезов и конфисковало все попавшие в их руки экземпляры. Журналы католических диоцезов были запрещены, лимит бумаги на церковные нужды резко ограничен. Кроме того, были приняты иные меры, такие как снижение размеров пособий нуждающимся священникам и студентам, изучавшим теологию, размер которых был оговорен в договоре конкордата. И все эти бесполезные репрессивные меры не смогли причинить Церкви значительного ущерба…»
  13. Falconi, стр. 230: «Письмо Понтифика до сих пор является первым значительным публичным документом, осуждающим нацизм, и мужество Папы поразило мир.»
  14. Vidmar, стр. 327 "Значительнейшим поступком Пия XI было составление энциклики Mit Brennender Sorge в 1936 году и тайное ее распространение с использованием целой армии мотоциклистов для того, чтобы она была зачитана с кафедр в Вербное воскресенье раньше, чем в руки нацистов попадёт хоть один экземпляр. Она была написана не на обычной для таких документов латыни, а на немецком языке и разоблачала представления о честности нацистов. Она осуждала преследования Церкви, нео-язычество нацистской идеологии – особенно в части расовых теорий - и самого Гитлера, называя его сумасшедшим пророком, одержимым омерзительной гордыней».
  15. Falconi 1967 p. 230
  16. Phayer 2000, p. 2