Власть-собственность

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Феномен власти-собственности — термин социальной антропологии и социальной философии, обозначающий право верховного правителя надобщинного коллектива распоряжаться всем его достоянием от его имени и в его интересах. Общество, где функционирует этот институт, не знает собственности, оно основано лишь на власти правителя. В этом случае высшая власть нередко сакрализована.

Первым на отсутствие частной собственности в восточных обществах обратил внимание Карл Маркс, выдвинувший идею об азиатском способе производства. Проблема соотношения «власти» и «собственности» активно изучалась на материале европейского средневековья медиевистом А. Я. Гуревичем, однако сам термин «власть-собственность» применяется к истории Востока, в частности его создателем[прим. 1] — Леонидом Васильевым, который считает, что это феномен есть «имманентная специфическая сущность, квинтэссенция всех неевропейских (незападных по происхождению) обществ в истории»[1].

Смысл концепции заключался в том, что тысячелетиями вне антично-буржуазного Запада формировалась власть старших в управляемыми ими коллективах от патриархальной семейно-клановой группы до деревенской общины, а затем и племени, что привело к возникновению урбанистической цивилизации и государственности.

Принцип устоявшейся тысячелетиями власти старших привёл к оформлению всевластия правителя при отсутствии представления о собственности, а затем и к всеобщему признанию бесправными подданными верховной собственности носителя власти. Иными словами, не частная собственность привела усложнявшиеся общества вне Запада к классам и государствам, не отношения производства сыграли при этом, на чём настаивал марксизм, решающую роль. Главным был социполитический процесс, происходивший безо всяких частных собственников. Он создал отношения власти, привёл к самоорганизации усложнившегося и численно разросшегося общества и к появлению государства как института, основанного на чётком расслоении общества на управителей и управляемых. Общество, в котором существует этот институт, не знает никакой собственности, основанной на праве, оно стоит на абсолютной власти правителя. Феномен власти-собственности Васильев считает имманентной специфической сущностью, квинтэссенцией всех неевропейских обществ в истории. Несмотря на то, что со временем в развивавшихся государственных образованиях Востока, вплоть до великих его империй, в результате процесса приватизации появлялась и порой играла даже важную роль частная собственность, эта собственность там всегда была искусственно оскоплена, то есть ограничена в своих возможностях и строго контролировалась государством. Естественно, это препятствовало возникновению буржуазии как самодеятельного слоя.

Также этот термин употреблял для средневековой российской истории академик Леонид Милов [2].

Комментарии[править | править код]

  1. Часто авторство термина совершенно ошибочно приписывают Гуревичу, который, хотя и занимался проблематикой, сам этот термин никогда не употреблял

Примечания[править | править код]

  1. Васильев Л. С. Восток и Запад в истории (основные параметры проблематики) // Альтернативные пути к цивилизации: Кол. Монография. -М.,2000. С. 96-114
  2. Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М. 2001. С. 558.

Литература[править | править код]

  • Васильев Л. С. Феномен власти-собственности. К проблеме типологии докапиталистических структур. / В кн.: Типы общественных отношений на Востоке в средние века. М., 1982.