Азиатский способ производства

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Азиа́тский спо́соб произво́дства (нем. Asiatische Produktionsweise) (АСП) — в марксизме — особый способ производства и соответствующая ему общественно-экономическая формация, выявленная на основе изучения характера общественных отношений прежде всего в Египте, Китае.

В настоящее время данная концепция историками отвергнута[1][2].

Терминология[править | править исходный текст]

Термин азиатский способ производства фигурирует в переписке Маркса с Энгельсом, а также некоторых статьях, например «Британское владычество в Индии». В качестве определяющей черты этой формации Маркс указывал отсутствие частной собственности на землю[3].

Согласно более поздним исследованиям авторов, придерживающихся формационного подхода к истории, через данную формацию прошли многие общества на разных континентах[источник не указан 213 дней]. Некоторые российские историки предложили для данного понятия собственные альтернативные названия: Ю. И. Семёнов в своих работах использует термин политарный способ производства[4], А. Т. Дробан — государственно-общинный строй[5], Л. С. Васильев — государственный способ производства[источник не указан 567 дней].

Характерные черты[править | править исходный текст]

Для азиатского способа производства характерны[3]:

  • Особый вид собственности. Oтсутствие частной собственности на землю; почти полное отсутствие частной собственности как системы отношений.
  • Малая роль торговли. Товарообмен играет второстепенную роль, касаясь лишь дополнительных продуктов питания.
  • Особый способ эксплуатации. Принципиально отличный как от классического рабства, так и от крепостничества в странах Европы — «поголовное рабство». Основные признаки этого способа эксплуатации:
    • Эксплуатация даровой рабочей силы больших масс крестьян
    • Расточительное расходование дешевой рабочей силы на создание грандиозных сооружений (См. Великая китайская стена)
    • Массовое государственное принуждение к тяжелому физическому труду.
    • Эксплуатация через посредство коллективов, образуемых сельскими общинами;
    • Централизованное авторитарное руководство, деспотический государственный строй.
  • государство контролирует основные средства производства


При азиатском способе производства выделяются два основных класса: крестьянство и государственная бюрократия. Крестьянство формально свободно, но невозможность продажи земли и повинности в пользу государства напоминают феодальную зависимость в Европе. Количество рабов очень мало, их используют не в крупном товарном производстве, а в качестве слуг. Ремесленников и купцов также мало, к тому же торговля менее развита по сравнению с рабовладельческим строем. Закрепленного законом или религией жесткого наследственного сословного или кастового деления нет, хотя на деле социальная мобильность низка. Социальная иерархия образуется чиновниками и пополняется через систему отбора[6].


Господствующий класс представлен государством в лице чиновников и функционеров[7]. При этом место в правящей иерархии определяется не собственностью на средства производства, а наоборот, место в иерархии определяло, в том числе, и экономическое положение функционеров. Правящий класс чиновников эксплуатировал крестьян-общинников не на основе собственности на средства производства, а на основе их личной зависимости от системы государственного управления обществом и его экономикой[6].

История изучения[править | править исходный текст]

Маркс и Энгельс об азиатском способе производства[править | править исходный текст]

Согласно принятому в СССР при Сталине трактованию учения Карла Маркса и Фридриха Энгельса, на стадии цивилизации общество поочерёдно проходит рабовладельческую (классическую антическую), феодальную и буржуазную формации с перспективой перехода к социалистической. Однако в труде «Формы, предшествовавшие капиталистическому производству», являющимся разделом «Экономических рукописей 1857—1859 годов», Маркс выделил также азиатские производственные отношения, что позволяло говорить об особой азиатской (архаической) социально-экономической формации, предшествовавшей рабовладельческой у древневосточных обществ.

Впервые понятие азиатского способа производства употребляется в переписке Маркса и Энгельса в 1853 году (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 28, с. 174—267) и в статье Маркса «Британское владычество в Индии» (там же, т. 9, с. 130—36). В предисловии к труду «К критике политической экономии» (1859) (там же, т. 13, с. 1—167) Карл Маркс прямо утверждает, что «…азиатский, античный, феодальный и современный, буржуазный способы производства можно обозначить, как прогрессивные эпохи экономической общественной формации». Характеристика отдельных аспектов азиатского способа производства встречается и в последующих работах основоположников марксизма (в «Капитале» и «Анти-Дюринге»). Новые археологические открытия и исследования, обобщающие представления о первобытно-общинном строе и древности (в первую очередь, Льюиса Генри Моргана) вызвали дальнейшее развитие концепции азиатского способа производства. При этом с течением времени взгляды Маркса несколько трансформировались. В более поздний период своей деятельности (1870—1880 гг.) он перестал упоминать азиатский способ производства в своих работах.

Исследование Карла Виттфогеля[править | править исходный текст]

В 1957 вышло в свет фундаментальное исследование «Восточный деспотизм: сравнительное исследование тоталитарной власти» (Oriental Despotism: A Comparative Study of Total Power). Его автором был германо-американский историк, в прошлом марксист и активный коммунист — Карл Август Виттфогель. Опираясь на понятие азиатского способа производства, введенное Марксом, Виттфогель проанализировал исторические восточные деспотии и указал на общую для последних особенность — большое значение ирригации для ведения сельского хозяйства. Виттфогель назвал такие общественные системы «ирригационными империями» (англ. hydraulic empire). Все такие системы, согласно Виттфогелю, имеют общие характерные черты[8]:

  • отсутствие частной собственности на землю
  • абсолютная власть государственной бюрократии, управляемой из центра
  • отмена рыночной конкуренции и частной собственности. Отсутствие социальных классов.
  • абсолютная власть правителя, возглавляющего бюрократическую систему.

Переходя к современности, Виттфогель высказывает мнение о сходстве «ирригационных империй» прошлого с политических системами в СССР и нацистской Германии[8]. Виттфогель приходит к выводу, что в СССР был построен не социализм, а современный вариант восточной деспотии, основанной на азиатском способе производства[8].

Дискуссии в Советском Союзе[править | править исходный текст]

Первая дискуссия[править | править исходный текст]

В 20-30-х годах XX века в Советском Союзе разгорелась первая дискуссия относительно АСП: отдельные советские историки, находясь в рамках дихотомии «Восток-Запад»[источник не указан 213 дней], пытались объяснить уникальность азиатского способа производства, существовавшего только у восточных обществ, в противовес установившемуся в Древней Греции и Древнем Риме классическому рабовладельческому, а следовательно, отстаивали нелинейность и поливариантность исторического процесса (Л. И. Мадьяр, В. В. Ломинадзе, Е. С. Варга). Эта дискуссия (1925—1931 гг.) была вызвана как ростом национально-освободительного движения в странах Азии и Африки, так и стремлением советского правительства/ВКП(б) экспортировать пролетарскую революцию на Восток. Интерес к этой теме у марксистских теоретиков был стимулирован ещё и особым отношением Маркса к Востоку[источник не указан 213 дней].

Им противостояли сторонники однолинейной марксистской интерпретации истории, которые расширили первоначальный географический ареал анализа производственных отношений и пришли к выводу о существовании подобного способа производства не только на начальных периодах развития восточных обществ, а и у всего человечества в целом, что давало основание считать его универсальным (например, он наблюдался в крито-микенском обществе, в Риме периода царей и ранней Республики, у цивилизаций Месоамерики); с другой стороны, такие восточные общества, как Древний Египет периода Нового царства или Персидская империя Ахеменидов, вплотную подошли к образованию классических рабовладельческих обществ в период масштабных завоевательных походов. В таком случае, азиатский способ производства представлялся как эволюционное звено между первобытным коммунизмом и рабовладельческим строем.

Характерной особенностью первой дискуссии было то, что среди её участников было мало профессиональных востоковедов[Прим. 1]. Поэтому обсуждения 20-х годов были бедны конкретными историческими фактами и основывались на очень узкой востоковедческой базе[источник не указан 213 дней].

После дискуссии сторонники признания концепции АСП подверглись резкой критике[Прим. 2], и в официальной советской науке утвердилась пятичленная схема формаций, состоявшая в последовательной смене пяти формаций: первобытно-общинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и коммунистической, начальным этапом которой является социализм. По количеству формаций схема получила разговорное название «пятичленка». В этой схеме понятие АСП не использовалось вовсе: все древние восточные общества были отнесены к рабовладельческой стадии, а все средневековые — к феодализму[Прим. 3][9]. «Пятичленка», приписанная советской пропагандой Марксу, продолжала оставаться господствующей схемой советской исторической науки на протяжении всего существования СССР.

Важным шагом в замалчивании АСП стала позиция одного из самых видных советских востоковедов — египтолога и ассириолога Василия Васильевича Струве. Существует мнение, что именно Струве принадлежит авторство «пятичленки» (1933).

Вторая дискуссия[править | править исходный текст]

Вторая дискуссия об АСП (1957—1971 гг.) была вызвана ростом антиколониального движения после Второй мировой войны, публикацией некоторых неизвестных работ Маркса и оживлением общественной и культурной жизни после XX съезда КПСС (См. Хрущевская оттепель). В ходе дискуссии было выдвинуто несколько обоснований концепции АСП. В конечном счете, дискуссия вылилась в обсуждение актуальных проблем теории исторического процесса, таких как концепции западных авторов, в которых подчеркивалось сходство АСП и социализма советского образца (Карл Виттфогель, Роже Гароди), точки зрения А. Я. Гуревича о «личностном» характере докапиталистических обществ и др. В этот период проблема АСП обсуждалась на Московской дискуссии (1965), в которой приняли участие видные историки СССР, Франции, Венгрии и Германии.

После свержения Хрущева (и в особенности после «Пражской весны» 1968 г.) дискуссия постепенно была свернута. Однако обсуждение поднятых вопросов не прекращалось и поэтому можно говорить, что третья дискуссия (1971—1991 гг.) состояла из «полуподпольного» периода в годы «застоя»[10] и периода активного обмена мнениями в годы «перестройки»[11][12][13]. Было высказано много разных точек зрения об особенностях эволюции обществ Востока[14]. Пик дискуссии пришёлся на 1987—1991 гг[источник не указан 213 дней].

Завершающий этап[править | править исходный текст]

В начале 90-х, с ослаблением цензуры и устранинем идеологического диктата КПСС, многие авторы в СССР стали открыто высказываться о большом значении концепции АСП для понимания природы социализма и истории России в целом (Шафаревич 1977; Афанасьев 1989; Васильев 1989; Нуреев 1990 и др.). Существует мнение, что дискуссия об азиатском способе производства в СССР привела к новым интерпретациям истории первобытности и становления цивилизации[источник не указан 213 дней].

Взгляды российских историков до и после перестройки[править | править исходный текст]

В ходе дискуссии об азиатском способе производства сформировались новые формационные схемы, отличные от схемы пяти формаций. В одних концепциях формаций шесть: между первобытностью и рабовладением исследователи располагают «азиатский (политарный) способ производства» (Ю. И. Семенов и др.). В других, более популярных схемах, формаций четыре: вместо рабовладения и феодализма — «большая феодальная формация» (Ю. М. Кобищанов)[15], единая докапиталистическая формация — «сословно-классовое общество» (В. П. Илюшечкин) или «вторая формация» (Л. Е. Гринин). Кроме однолинейных формационных схем, появились многолинейные, фиксирующие, например, отличия развития западной цивилизации и незападных обществ. Многолинейный подход к всемирной истории наиболее последовательно отстаивают Л. С. Васильев, А. В. Коротаев и Н. Н. Крадин[16]. Правда при этом они, как и А. И. Фурсов, уже выходят за рамки собственно марксистской теории.

К середине 1990-х гг. можно говорить о научной смерти пятичленной схемы формаций. Даже её главные защитники в последние десятилетия XX в. признали её несостоятельность. В. Н. Никифоров в октябре 1990 г., незадолго до своей кончины, на конференции, посвященной особенностям исторического развития Востока, публично признался, что четырёхстадийные концепции Ю. М. Кобищанова или В. П. Илюшечкина более адекватно отражают ход исторического процесса.

Вместе с тем, отход от традиционной «пятичленки» не повлёк за собой автоматическое признание азиатского способа производства, реальность существования которого и по настоящее время остаётся предметом спора историков[источник не указан 567 дней].

Мнение Восленского[править | править исходный текст]

Видный исследователь советской политической системы М. С. Восленский указывал, что основная черта АСП, — тотальное государство, — является характерной частью всех социалистических учений[17]. Восленский полагает, что уже Маркс подметил связь между АСП и социализмом. Этот вывод автор основывает на высказанной Марксом мысли о возможности прихода к социализму в России на основе сельской общины[17]. По мнению Восленского, Ленин замалчивал мнение Маркса об азиатской форме производства, не желая признавать существование в глубокой древности общественного строя, основанного на тотальной власти бюрократии[18].

По мнению Восленского, именно сходство политической системы СССР с азиатским способом производства послужило причиной того, что последний был вычеркнут в СССР из числа общественных формаций[19].

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Среди участников дискуссий 20-х годов только А. А. Ивин, В. В. Гурко-Кряжин, В. В. Струве и немногие другие успели получить историческое образование до революции
  2. В советской печати по традиции тех лет для сторонников АСП был придуман специальный ярлык: «азиатчики»
  3. По мнению М. С. Восленского, концепция АСП плохо вписывалась в упрощенную версию марксизма, принятую в СССР и вызывало нежелательные аналогии с нараставшим засилием партийной бюрократии. Именно необходимость удаления самого понятия АСП из исторического дискурса в СССР послужило, по мнению Восленского, причиной для начала «дискуссии» 20-х годов, в результате которой АСП вычекнут из числа общественно-экономических формаций.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Ричард Лахман. Капиталисты поневоле. Конфликт элит и экономические преобразования в Европе раннего Нового времени. С. 83
  2. Хобсбаум. «Масштаб посткоммунистической катастрофы не понят за пределами России»
  3. 1 2 Шафаревич, с. 241
  4. Юрий Семёнов «Введение во всемирную историю», глава 1.2. Категориальный аппарат
  5. Дробан Александр Терентьевич. Два фронта фельдмаршала Кутузова (статья). Проверено 18 августа 2013. Архивировано из первоисточника 19 августа 2013.
  6. 1 2 Шафаревич, с. 245
  7. Шафаревич, с. 244
  8. 1 2 3 Арон, 1993, с. 250
  9. Существует мнение, что «пятичленка» была вульгарным вариантом учения Маркса, но её распространение в советской официальной идеологии способствовало утверждению в массовом сознании основных понятий марксизма: историзм, детерминизм, исторический материализм).
  10. См., например: Семенов Ю. И. Об одном из типов традиционных социальных структур Африки и Азии: прагосударство и аграрные отношения // Государство и аграрная эволюция в развивающихся странах Азии и Африки / Ред. В. Г. Растянников. М.: Наука, 1980. С.126-164; Коротаев А. В. Категория `bd/’dm в сабейских надписях из Махрам Билкис // Вопросы истории стран Азии и Африки. T. 3. 1981. С.60-82; Васильев Л. С. Феномен власти собственности // Типы общественных отношений на Востоке в средние века / Отв. ред. Л. Б. Алаев. М.: Наука, 1982. С.60-99.
  11. Илюшечкин В. П. Сословно-классовое общество в истории Китая. М.: Наука, 1986
  12. Васильев Л. С. Что такое «азиатский» способ производства? // Народы Азии и Африки 3 (1988): 65-75.
  13. Нуреев Р. М. Азиатский способ производства и социализм // Вопросы экономики 3 (1990): 47-58.
  14. См., например: Фурсов А. И. Восточный феодализм и история Запада // Народы Азии и Африки 4 (1987): 93-109; Седов Л. А. К типологии средневековых общественных систем Востока // Народы Азии и Африки 5 (1987): 52-61; Павленко Ю. В. Раннеклассовые общества (генезис и пути развития). Киев: Наукова Думка, 1989; Кузьминов Я. И., Коротаев А. В. Некоторые проблемы моделирования социально-экономической структуры раннеклассовых и феодальных обществ // Народы Азии и Африки. — 1989, № 3. — С. 67—77.
  15. Кобищанов Ю. М. Теория большой феодальной формации // Вопросы истории 4-5 (1992): 57-72.
  16. Альтернативные пути к цивилизации. М.: Логос, 2000
  17. 1 2 Восленский, Глава 9, п. 7: Азиатский способ производства, с. 575
  18. Восленский, Глава 9, п. 7: Азиатский способ производства, с. 576
  19. Восленский, Глава 9, п. 8: Гипотеза Виттфогеля, с. 579

Литература[править | править исходный текст]