Вредительство

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Вреди́тельство — активно, и в то же время тайно, проводимые действия для нанесения вреда. Либо умышленное неисполнение обязанностей, приводящее к нанесению вреда — саботаж.

Применение термина в судебной практике[править | править код]

Обвинения во вредительстве были широко распространены в СССР во время сталинских репрессий (большого террора 1937—1938 годов). Отдельные доказанные факты вредительства использовались впоследствии для массовой фабрикации уголовных дел по статье «вредительство» и вынесения заведомо неправосудных судебных решений.

Это слово часто употреблялось в публицистике, в художественных произведениях, создавая в советском обществе атмосферу страха и всеобщего доносительства.

В Уголовном кодексе РСФСР 1926 года в редакции 1934 года термин «вредительство» не употреблялся, но действиям, подпадающим под этот ярлык, было посвящено несколько пунктов статьи 58:

58-7. Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях путём соответствующего использования государственных учреждений и предприятий или противодействия их нормальной деятельности, а равно использование государственных учреждений и предприятий или противодействие их деятельности, совершаемое в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций влекут за собой меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса[1].

58-9. Разрушение или повреждение с контрреволюционной целью взрывом, поджогом или другими способами железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопровода, общественных складов и иных сооружений или государственного или общественного имущества влечет за собой меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

58-14. Контрреволюционный саботаж, то есть сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленное небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата влечет за собой лишение свободы на срок не ниже одного года, с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты — расстрела с конфискацией имущества.

Широко известно высказывание И.В.Сталина о теоретической непрерывности борьбы с вредительством. В частности, он заявлял[2], что

«...Вредители есть и будут, пока есть у нас классы, пока имеется капиталистическое окружение.»

Впервые вредительство было выделено в отдельный состав преступления и расценивалось как особо опасное преступление против государства в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года. За «действие или бездействие, направленное к подрыву промышленности, транспорта, сельского хозяйства, денежной системы, торговли… с целью ослабления Советского государства… путём противодействия их нормальной работе» статьёй 69, в отличии от прежнего уголовного законодательства, исключалась смертную казнь, при этом, низший порог наказания формально устанавливался значительно выше  — вредителю грозило лишение свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

Уголовный Кодекс РСФСР от 27.10.1960 г.[править | править код]

Статья 69. Вредительство[3]

Действие или бездействие, направленное к подрыву промышленности, транспорта, сельского хозяйства, денежной системы, торговли или иных отраслей народного хозяйства, а равно деятельности государственных органов или общественных организаций с целью ослабления Советского государства, если это деяние совершено путём использования государственных или общественных учреждений, предприятий, организаций либо путём противодействия их нормальной работе, - наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

Наиболее типичные разоблачения[править | править код]

В ходе разоблачения, выявления и устранения преступного вредительства обвинение часто доходило до абсурда — вредительство, при необходимости, выявляли и там, где признаки негативной деятельности внешне не были заметны (к примеру, речь идет о Шахтинском деле):[2]

Более опытные и осторожные вредители (подобно инженеру Кузьма) проводили вредительство так тонко и осмотрительно, что не только не было заметно его следов, но, наоборот, внешне рудник (Власовский) производил весьма хорошее впечатление.

Деятельность как должностного лица, специалиста, либо рабочего могла иметь характер вредительства. К примеру, далее следует признание агронома Орлова, обвиняемого во вредительстве и создании контрреволюционной организации:[4]

…деятельность к/р организации, участником которой я являюсь, была направлена на срыв реализации директив партии и правительства:.. Директивы эти доводились до низовых органов в искаженном вредительском виде… В то же время… создавали видимость борьбы за генеральную линию партии и требовали… безоговорочного выполнения наших вредительских заданий… Малейшие попытки протеста… пресекались, применялись самые жестокие партийные и юридические санкции…

Из признаний Бурнашова, сотрудника Наркомата земледелия в деле о вредительстве в данном ведомстве:

«Реализация этих вредительских планов снабжения МТС орудиями... производилась через Госплан СССР. Мотивируя недостатком металла, Госплан резко сокращал как раз производство прицепных орудий, создавая этим диспропорцию в снабжении МТС тракторами и прицепными орудиями».

Довольно абсурдным выглядит признательное показание сотрудника Наркомата земледелия Ермакова:

Яковлев мне сказал: в своей практической работе исходить из принципов вредительского препятствования разработке научных актуальных тем, ...проводить вредительские разработки тем, могущих нанести вред делу животноводства.

Цитаты из признательных показаний подтверждали тезисы идеологов борьбы с вредительством о неизбежном наличии экономической контрреволюции и вредительства среди специалистов. К примеру, речь идет о разоблачении вредителей в Планово-финансовом отделе Наркомата земледелия:

В 1937 г. …был очищен от вредителей. Но на смену старым вредителям Чернов подобрал новых… Эти новые вредители… так усложнили решение вопросов в Наркомземе, что одно это уже обеспечило им срыв мероприятий правительства.

— «Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы в пяти томах. 1927-1939»

Доказывание вредительства[править | править код]

Обязательным признаком данного состава преступления является наличие контрреволюционного умысла, т.е. обвиняемый должен прямо желать наступления определенных последствий, а именно восстановления в СССР капитализма и действовать исключительно с этой целью. Обычная халатность, некомпетентность и даже экономические (хозяйственные ) либо должностные преступления состава вредительства не образуют. Умысел всегда подлежит доказыванию. Доказать наличие у обвиняемого такого умысла и тем самым вредительства на практике было крайне проблематично, так как действия обвиняемого почти всегда невозможно отграничить от непреднамеренной ошибки, ошибок в планировании, проявления бюрократизма. Обвиняемый всегда может сослаться на заблуждение, неправильное понимание данных ему указаний и др. Для поддержания обвинений во вредительстве и получения признания у обвиняемых органы ОГПУНКВДМГБКГБ широко использовали:

Вот как писал известный в 1920-1930 годах адвокат Н.В. Полибин о подмене доказывания контрреволюционного умысла объективным вменением:

За всю свою многолетнюю практику я знал лишь два дела, когда обвиняемый действительно ставил своей целью „свержение власти трудящихся"; но в каждом так называемом политическом деле обвиняемому эти мотивы „пришивались". Например, юрисконсульт пропустил срок для предъявления иска. Ему ставятся в вину контрреволюционные мотивы, т.е. желание подорвать экономическое состояние предприятия с целью восстановления власти буржуазии, а вовсе не халатное отношение к своим обязанностям. Падеж телят в колхозе: пришивается также контрреволюционный умысел подрыва советской экономики с целью восстановления власти буржуазии и свержения власти трудящихся. Амбарный клещ в зерне - то же самое. И везде обвиняемому предъявляется один из пунктов 58-й статьи Уголовного кодекса. Как только человека сажают, начинает собираться „материал". Первое - это социальное положение. Оказывается, в эпоху НЭПа он торговал на базаре иголками, камушками для зажигалок, таблетками сахарина, т.е. выбирал патент на нетрудовое занятие. Второе - связь с заграницей: оказывается, и тут неблагополучно: какой-нибудь племянник во Франции. Третье - на производстве не выполнял норм выработки, не посещал профсоюзных собраний. Имеет выговор за опоздание на две минуты на работу. Подписался на заем в меньшем размере, чем постановлено на общем собрании коллективом рабочих и служащих. Соблюдает религиозные праздники: Рождество, Пасху. Не имеет в своем жилище портретов вождей. А тут еще какой-нибудь сексот из сослуживцев подкинет "материал" - вот вам и личность контрреволюционера, вполне установленная» [5].

Настоящее время[править | править код]

Депутат Государственной думы от фракции КПРФ В. Ф. Рашкин, обратившись с этим предложением к руководству Генеральной прокуратуры России, Следственного комитета России, МВД России, ФСБ России, предложил вернуть из УК РСФСР в Уголовный кодекс Российской Федерации одноимённую статью. В качестве определения «вредительства» Рашкин предложил следующее: «действие или бездействие, направленное к подрыву промышленности, транспорта, сельского хозяйства, денежной системы, торговли или иных отраслей народного хозяйства».[6]

В произведениях искусства[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. То есть «высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и тем самым гражданства СССР и изгнанием из пределов Союза навсегда, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества».
  2. 1 2 Минаев В. Н. «Подрывная работа иностранных разведок в СССР». — М.: Воениздат НКО СССР, 1940.
  3. Уголовный Кодекс РСФСР от 27.10.1960 г.
  4. Докладная записка НКВД СССР о вредительстве в сельском хозяйстве по следственным материалам за 1936—1938 гг. 29 января 1939 г. (РГАСПИ. Ф. 477. Оп. 1. Д. 72. Л. 28-79.) // Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание Документы и материалы Т. 5. 1937-1939. Кн. 1. 1937. / Отв. ред. В. П. Данилов и Р. Маннинг (нем.). — М. РОССПЭН 2004. — С. 550-571. — 648 с. ISBN 5-8243-0006-2, ISBN 5-8243-0540-4
  5. Полибин Н.В. Записки советского адвоката (20-е – 30-е годы). — Paris, YMCA-press, 1988.
  6. Депутат от КПРФ предложил вернуть из УК СССР статью "Вредительство" // Радио Свобода, 20.07.2015

Литература[править | править код]