Выстрелил и забыл

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
66 kertasinko 75.JPG
Magnify-clip.png
Фрагмент пусковой трубы финского ручного противотанкового гранатомёта 66 KES 75 с иллюстрированной инструкцией по эксплуатации в шесть пунктов

«Выстрелил и забыл» (англ. fire-and-forget) — разработанный американскими военными теоретиками принцип боевого применения пехотных и авиационных вооружений, одно из требований тактико-технического задания одновременно в части эргономичности и надёжности, предъявляемое к разрабатываемым перспективным образцам вооружения, призванное увеличить их простоту и безотказность в эксплуатации с целью предельной минимизации такой группы факторов риска, как человеческие. Выражение вошло в оборот в начале 1970-х годов, по мере нарастания тенденций к усложнению устройства вооружения и военной техники с одновременным упрощением их эксплуатации. Иногда также называется третьим поколением управляемого вооружения (подразумевается, что первое поколение управлялось по проводам, второе — беспроводным способом, а третье вообще не нуждается в управлении после пуска).[1] Образцы самонаводящегося вооружения, реализующие принцип «выстрелил и забыл», относятся к классу запрограммированных машин (pre-programmed machines).[2] Применительно к пехотным вооружениям одноразового использования типа M72 и аналогов употребляется формулировка «выстрелил и выбросил» (fire-and-discard).[3]

Возможности[править | править код]

Наличие вооружения класса «выстрелил и забыл» позволяет оператору оснащённого им образца военной техники не отвлекаться от выполнения основной боевой задачи

Если на этапе зарождения технологии «выстрелил и забыл» речь велась об образцах вооружения с весьма ограниченными возможностями, изначально создававшихся с целью разгрузить военнослужащего от одновременного выполнения нескольких задач, требующих предельной концентрации внимания и напряжения ресурсов организма (например, пилота боевого самолёта от необходимости наведения ракеты на цель с одновременным выполнением противоракетного манёвра и фигур пилотажа для уклонения от встречного ракетного или пулемётно-пушечного обстрела противником), то современные самонаводящиеся ракеты обладают расширенным набором функций, позволяющих им идентифицировать цели непосредственно в полёте, безошибочно отличать гражданские объекты от военных (например, единицы бронетехники от автотранспортных средств), распознавать среди обнаруженных целей противника, исключая или существенно снижая возможность поражения дружественных и нейтральных объектов, и самостоятельно определять приоритетность нанесения удара по одной из нескольких разнообразных целей. При этом быстрота обработки бортовым процессором поступающих на него вводных данных такова, что человек-оператор физиолигически просто не справился бы с таким количеством информации в столь сжатые временные рамки[2].

Преимущества[править | править код]

  • Независимость оружия от оператора после пуска, как следствие бесполезность ответного огня противника (по сравнению с тактическим ракетным вооружением первого и второго поколения, для борьбы с которым лётчики и танкисты обучались поражению или ослеплению засечённых позиций ПЗРК и ПТРК противника при помощи бортового вооружения, что гарантировало промах ранее пущенной ракеты; при обстреле же ракетами с ГСН уже бесполезно обстреливать оператора, необходимо применение против самих ракет активных помех)
  • Предельно сжатый по времени и затрачиваемым ресурсам курс подготовки операторов
  • Возможность размещения примитивных инструкций по эксплуатации и боевому применению образца ВВТ непосредственно на его корпусе («направить этим концом в сторону цели и нажать сюда»)
  • Возможность оснащения неподготовленных или вообще безграмотных членов национально-освободительных движений, партизанско-повстанческих формирований в третьих странах
  • Полная заменяемость операторов (в отличие от тех военных специальностей, где на подготовку квалифицированных специалистов уходит большое количество времени и ресурсов, а их потеря чревата необходимостью восполнения ценных кадров)
  • Поставка заказчику в виде, готовом к боевому применению
  • Дешевизна в эксплуатации и отсутствие необходимости регулярного технического обслуживания

Недостатки[править | править код]

Представитель предприятия-изготовителя проводит инструктаж на огневой позиции
  • Уязвимость к различным средствам пассивного и активного противодействия, таким как тепловые ловушки
  • Весьма упрощённое понимание операторами устройства и принципов функционирования вверенных образцов ВВТ, как следствие, смутное представление об их боевых возможностях
  • Необходимость отправки ВВТ на завод-изготовитель для регламентного обслуживания, либо наличия прикомандированных специалистов от предприятия-изготовителя в войсках для поддержания её в исправном и работоспособном состоянии
  • Невозможность самостоятельной разборки на детали силами военных техников подразделений для проведения текущего ремонта на месте
  • Дороговизна в производстве

Двойное назначение[править | править код]

Достижения научно-технического прогресса в немалой степени послужили толчком для появления и повсеместного внедрения такого рода вооружения, — самонаводящихся и других «умных» боеприпасов, — обратной стороной чего стало появление технологий двойного назначения и одновременная интенсификация научно-исследовательских работ в направлении создания интегральных схем, а затем микросхем и микропроцессоров, удешевления их стоимости за счёт крупносерийного производства[4].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Krotz, Ulrich. Flying Tiger: International Relations Theory and the Politics of Advanced Weapons. — Oxford and New York: Oxford University Press, 2011. — P. 25 — 272 p. — ISBN 978-0-19-975993-4.
  2. 1 2 Kalmanovitz, Pablo. Judgement, liability and the risks of riskless warfare. // Autonomous Weapons Systems: Law, Ethics, Policy. / Edited by Nehal Bhuta, Claus Kreβ. — Cambridge: Cambridge University Press, 2016. — P. 147, 155 — 420 p. — ISBN 978-1-316-60765-7.
  3. Chant, Christopher. A Compendium of Armaments and Military Hardware. — N.Y.: Routledge, 2013. — P. 130 — 578 p. — (Routledge Revivals) — ISBN 978-0-415-71068-8.
  4. Bernhardt, Ute ; Ruhmann, Ingo. On Facts and Fiction of “Information Warfare”. // Mathematics and War. / Edited by Bernhelm Booß-Bavnbek, Jens Høyrup. — Basel: Springer, 2003. — P. 261 — 420 p. — ISBN 978-3-7643-1634-1.

Литература[править | править код]

  • Вооруженные силы основных капиталистических государств. / С. И. Анжерский, С. И. Семенов, Н. Ф. Скридлевский и др. / Под ред. С. Н. Беркутова. — М.: Воениздат, 1988. — С. 63 — 319 с. — (Библиотека офицера) — ISBN 5-203-00522-2.